«Меньше, чем за 20 миллионов, Миранчука не отдадим». Кикнадзе о Миранчуке, Фарфане, Хеведесе, Николиче, Семине и целях на будущее

Севастиан Терлецкий
Корреспондент
13 июля 2020, 02:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Василий Кикнадзе: «Меньше, чем за 20 миллионов евро, Миранчука не отдадим»»

№ 8236, от 14.07.2020

Василий Кикнадзе. Фото "СЭ"
Генеральный директор «Локомотива» ответил на вопросы болельщиков, объяснил им свой неприличный жест на матче с «Уфой», назвал цену Миранчука и задачи Николича на следующий сезон.

После матча с «Уфой» генеральный директор «Локомотива» Василий Кикнадзе провел стихийную встречу с болельщиками. Приводим ответы функционера на самые жесткие вопросы от фанатов. Началось все с разговора об абонементах.

Не рисковал бы делать сейчас абонементную программу

— С абонементами очень большие вопросы, я бы их не делал, — заявил Кикнадзе.

— Вообще? — спросил один из болельщиков.

— Вообще. Нынешняя история, связанная с возвратом абонементов, — это большой геморрой. Не понимая, как будет складываться следующий сезон, какие матчи будут или не будут сыграны, сколько болельщиков будет допущено, я не рисковал бы делать сейчас абонементную программу. Но мы провели с нашими коллегами из московских клубов переговоры, по крайней мере, два из них собираются делать абонементную программу. Значит, наши болельщики не будут себя чувствовать хуже, чем болельщики других команд. Но это принесет нам много головной боли.

— Надо, чтобы люди хотя бы сохранили за собой места, которые выкупают годами.

— Не получится. Даже при допуске 50% от вместимости. Если делать все, как требуется, у нас в реальности получается 23-процентная заполняемость стадиона. Либо мы должны идти на нарушения регламента, либо его нужно менять.

— Людям важно потом получить свое место...

— Потом — не вопрос, а сейчас не получится. Есть регламентированная рассадка.

— Цены на абонементы повысятся?

— Еще до коронавируса мы встречались с активом болельщиков и говорили, что повышения цен на абонементы в этом году не планируем. Соответственно, какое мы решение не приняли бы, все равно будем исходить из прошлого года.

— Говорят, что когда люди выходили на 20-й минуте, у них проверяли абонементы, составлялись списки...

— Это вы Кикнадзе еще не знаете (улыбается).

— Задержки на выходе во время коронавируса?

— Ничего подобного. Каждый интерпретирует, как хочет. Начинается обман и версии не в ту калитку. На той же встрече с активом ко меня попросили сделать что-то с туалетами. Туда невозможно зайти из-за того, что там накурено. Посмотрите, как в Краснодаре устроено. Там можно выйти спокойно за территорию стадиона и вернуться. Для этого нужно, чтобы система СКУД (распознавание лиц) работала безупречно. У нас она работает с серьезными замечаниями. Сейчас мы хотели воспользоваться тем, что на матчах только 10% от вместимости.

— Но на Восточной трибуне такого нет...

— Есть. По крайней мере было на первых играх.

Для меня Палыч точно не враг

— Витает вопрос про Семина.

— Я на все вопросы про Юрия Павловича ответил в интервью. Если вы хотите бесконечно возвращаться к этому, ходить по своим и моим мозолям — я против. Не хочу эскалаций и разжигания. Для меня Палыч точно не враг. А дальше покажет игра.

— Есть план выхода команды из кризиса? — начали наперебой спрашивать несколько болельщиков.

— О чем вы говорите? Результаты не устраивают, а что сейчас мог сделать тренер? Он вошел с тем составом, который есть, то, что может, делает. Он же не волшебник, не может щелчком пальцев взять и изменить игру. Он всего три с половиной недели в команде. А то, что я у него прошу, то получаю. Вижу много новых молодых ребят, вижу, как он с ними работает. По меньшей мере, десять человек он просмотрел. Они хорошо себя зарекомендовали, есть надежды на будущий сезон, кто-то в аренду пойдет.

— То есть молодых вы просите ставить?

— Ну, и он сам их смотрит.

— Эту молодежь раскрыл Юрий Павлович.

— Если так, то хорошо. Я же сказал, что не нахожусь с вами в режиме дискуссии.

— Практика использования трансферного комитета сохранится?

— Да

— Кто в него входит?

— Мещеряков, Бокарев, Нагорных, Кикнадзе. На заседаниях всегда присутствует главный тренер, который формально в него не входит.

— Мнение тренера имеет значение?

— Конечно.

— Вы говорили, что не взяли форварда зимой, потому что Семин всех заблокировал.

— Так и есть.

— Как он мог тогда на это влиять, если формально туда даже не входил?

— Ну, мы же уважаем мнение тренера.

— А если сейчас возникнет подобная ситуация с Николичем?

— Если возникнет, посмотрим, что будем делать.

— Останемся без форварда еще на год?

— Давайте дождемся трансферного окна.

— Будет ли новый форвард? С «Уфой» впервые за год вышел Фарфан, и сразу было видно, что команда играет с нападающим...

— Абсолютно согласен.

— Вы сказали, что Николич поставит атакующий футбол, а у нас один Миранчук голы с трудом рожает. Футбол такой же, как был.

— Что вы хотели за 3,5 недели? Как можно за такой срок изменить игру?

— Был вариант закончить чемпионат без перестановок?

— Никаких вариантов не было. У нас интервал между этим чемпионатом и следующим — полторы недели.

— То есть ради этого решили пожертвовать вторым местом в чемпионате?

— Почему пожертвовать?

— При Семине у нас было больше шансов на второе место.

— А я считаю по-другому. Причем кардинально.

Евсеев был в списке претендентов, разговаривали с Венгером

— В планах есть покупка нападающего? Он успеет прийти перед следующим сезоном?

— Я никогда не комментирую трансферы, но скажу, что планируем пригласить хороших ребят. Нужно сформировать бюджет.

— И какой он?

— А из чего он формируется?

— Он зависит от попадания в Лигу чемпионов.

— Правильно, а еще нам нужно понимать, кто уходит, а кто остается.

— У вас есть такое понимание?

— На 80%.

— С Эдером будет продлен контракт?

— Он у Эдера автоматически продлился.

— А почему не продлевают соглашение Рыбуса?

— Вы не хотите подождать конца трансферного окна и уже потом обсуждать?

— В прошлом сезоне Тарасов рубился до последнего матча, а с ним в итоге не продлили контракт. Зачем тогда Мачею сейчас выкладываться?

— Слава Богу, Мачей другой человек и у него другое отношение к команде.

— А все эти истории с судами, как с Геркусом и Тарасовым будут продолжаться?

— Так и будет. Кто нарушит правила внутренней жизни клуба, с тем будем разбираться от начала и до конца.

— Но суд с Тарасовым проигран.

— Да, но свою позицию мы заявили.

— Смолов вернется в «Локомотив»?

— Вопрос. Он сейчас дернул заднюю поверхность бедра — вроде бы несерьезно. Вариант возвращения рассматривается.

— «Локомотив» может вернуть Кокорина?

— Считаю его одним из лучших, если не лучшим футболистом этого сезона. Учитывая его локомотивское прошлое, конечно, было бы интересно его вернуть... Но есть целый ряд обстоятельств, не только конфликтных, которые оставляют вопросы. Посмотрим...

— Почему не рассматривали на должность главного тренера российских специалистов: Карпина, Евсеева?

— Евсеев был в списке.

— Слуцкий?

— Слуцкого — не было, а Евсеев был.

— С Евсеевым не получилось из-за его контракта с «Уфой»?

— Нет, в силу разных обстоятельств. Я не исключаю, что в дальнейшем Вадик может появиться.

Задача Николича на следующий сезон попасть в Лигу чемпионов

— Как появилась кандидатура Николича? Кто вам его посоветовал? Кто вам сказал, что он ставит атакующий футбол и наигрывает молодых?

— Давайте посмотрим, что будет через год?

— Откуда он вообще появился?

— Я встречался с 12 специалистами из списка претендентов. То, что вы ничего не знаете про Николича — это не грех. А люди из Испании, Англии, Сербии и России дали мне весьма положительные отзывы. Я доверяю их мнению.

— Среди этих людей был агент Набиль Мерабтен?

— Нет, но у него были очень хорошие кандидаты.

— Правда, что шли переговоры с Венгером?

— Разговоры с Венгером были. Не могу назвать это переговорами. Мог быть вариант с его приходом в «Локомотив», но он требовал решения многих вопросов. В нынешней ситуации мы не могли это сделать.

— Какая задача ставится перед Николичем на следующий сезон?

— Попадание в Лигу чемпионов.

— Но вы говорите, что с Николича ничего нельзя требовать, так как он всего 3 недели в команде. Если в следующем сезоне у него тоже не будет получаться, вы скажете, что опять было мало времени?

— Я разве так сказал? Знаете, когда цыплят считают?

— Когда начнете спрашивать с Николича?

— С Николича мы спрашиваем с самой первой игры.

— Когда можно будет поставить вопрос об его отставке?

— Я отказываюсь обсуждать, потому что мы поддерживаем тренера и команду, в отличие от многих. Поведение многих коллег выглядит странно. Если уже так произвольно образовалась встреча, я хотел бы твердого понимания. Клубу нужны те, кто поддерживает команду. Мне не нужна личная поддержка. Я справлюсь и обойдусь — и не такое проходили. Но «болельщики», которые позволяют себе 20 минут скандировать то, что не имеет ничего общего с поддержкой команды, а затем встают и уходят со стадиона в принципиальных матчах сезона... На мой взгляд, это странные болельщики для клуба. Отдельный вопрос, кто кому нужен: я им не нужен, или они мне не нужны.

— Появилась информация, что сегодня вам с трибун что-то крикнули, и вы показали нецензурный жест.

— Что значит нецензурный?

— Ну, неприличный жест (средний палец). Это правда?

— Правда.

— Вам не нравится, что болельщики уходят с 20-й минуты, а сами показываете такие жесты.

— Я погорячился.

— Это неправильно.

— Согласен с вами, но хочу сказать, что я не допущу мата на трибунах.

— Там не было мата.

— Значит, вы просто не услышали.

— Кстати, болельщики против Николича ничего не имеют...

— Это хорошо.

— У нас тоже много претензий к клубу. Например, то, что зимой команда осталась без форварда.

— Вы читайте то, что я говорю в интервью.

— Там просто запутаться можно. Вы чуть ли не противоречите сами себе. Но вопрос в другом. Команда уже не соблюдает карантин? Почему сегодня все поехали на своих машинах?

— Сегодня у них выходной. Следующий сбор на базе начнется с анализов.

«Казанка» окажется в ФНЛ только по спортивному принципу

— Вопрос по «Казанке». Почему она не заявляется в ФНЛ, хотя там пограничная ситуация?

— Вы в курсе, на каком она месте идет?

— А вы в курсе, как «Краснодар» попал в РПЛ?

— Вы хотите, чтобы мы так попали в ФНЛ? А я хочу через спортивный результат.

— Вы говорите, что хотите усиления из молодежки уже сейчас. Ваши слова?

— Мои.

— Но ПФЛ и ФНЛ — это совершенно разные уровни.

— Неправда, вы, как всегда поверхностно смотрите. Объясняю. ФНЛ никогда в жизни не подстроит календарь под нас. ПФЛ позволяет мне координировать расписание и ребят из молодежки задействовать в играх «Казанки». Это большое преимущество.

— Они должны завоевывать право...

— Не «они», а мы. Это принципиальный момент. Если вы говорите «они», то это ваша позиция, и мне не очень хочется с вами дальше с вами (конкретное обращение к человеку) разговаривать.

— Я хожу на все матчи «Казанки», которые могу посетить. Там вас нечасто можно увидеть.

— Какая разница? Все игры показываются.

— Болельщикам не нравится, как попрощались с Семиным. Был ли диалог с Юрием Павловичем перед его уходом?

— Диалог с Юрием Павловичем был на совете директоров, на котором я не присутствовал. Разговор продлился 4 минуты. Семину было озвучено предложение, он от него отказался.

— Какое предложение?

— Финансовое, условия сотрудничества, академия имени Палыча, ложа, машина, телефон, социальный пакет и так далее.

— Был ли вариант как-то красиво с ним попрощаться?

— Каким образом?

— Например, прощальный матч.

— Какой прощальный матч у главного тренера? Ребята о чем вы?

— То есть условия продления контракта вообще не было?

— Нет.

— Семин не подходит под стратегию клуба?

— Нет.

— Результатами?

— Целым комплексом вопросов.

— Вы в интервью сказали, что у вас 4-летний план. Почему именно на этот срок?

— Исходя из моего контракта с клубом.

— Если мы не попадем в Лигу чемпионов, то будут куплены те же игроки, что планируются сейчас?

— Я не рассматриваю такой вариант. В начале разговора мы сказали, что нужно сформировать бюджет. Если Лиги чемпионов не будет, то это серьезно его скорректирует. Одна из моих задач, чтобы мы жили по средствам, а не залезали в долги.

— Какой долг у «Локомотива»?

— Закрытая информация, но он есть.

— Команде надо выйти на прибыль?

— Хотя бы на самоокупаемость. С учетом бюджета, который мы имеем от нашего главного партнера.

— Из-за чего возникли долги?

— Ряд моментов. В том числе, наши последние трансферные.

— До вас?

— Да.

Реконструкция стадиона будет, но от крыши отказались

— А что с реконструкцией стадиона?

— Обсуждаем очень активно. На прошлой неделе было совещание у главы РЖД Олега Валентиновича Белозерова. Они настроены оказать поддержку, но надо понимать, в каком объеме. Сейчас не самое простое время. Приняли решение по Баковке и Перово — то, что мы там хотели сделать. Готовится проект реконструкции стадиона и всей территории.

— От крыши отказались?

— Да, те, кто отвечают за поле, категорически против крыши.

— Следующий сезон будет в Черкизове?

— Да.

— Арену снесут под ноль или проведете реконструкцию?

— Реконструкция: удлинение козырьков, обогрев, туалеты наверху, зоны питания, более удобный подъезд к ВИП, убрать ров, улучшить спортивный отсек.

— Трибуны будут близко к полю?

— Да, получим еще две тысячи дополнительных мест. Посещаемость будет под 30. И хотим сделать экраны поменьше — они съедают много мест. Это чувствовалось на Лиги чемпионов.

12 июля. Москва. «Локомотив» — «Уфа» — 1:1. Джефферсон Фарфан празднует ответный гол и «набирает» кому-то в вип-ложу.

Цена Алексея Миранчука — 25 миллионов евро

— С защитной линией будут изменения? Идову и Живоглядов — это уровень первой лиги...

— Не согласен.

— Ну, как? Идову и Живоглядов даже в «Уфе» не должны играть...

— Давайте так (Кикнадзе и один из болельщиков начинают перебивать друг друга). Вам кажется, вы так считаете. Наши взгляды не совпадают.

— То есть Идову и Живоглядов — уровень Лиги чемпионов? И Игнатьев? И Борис Ротенберг? (всеобщий смех)

— Сейчас он выйдет на поле и посмотрим.

— Нам бы очень хотелось с ним поговорить.

— Давайте я попробую Бориса пригласить на нашу следующую встречу.

— Кто точно покинет команду?

— Саша Коломейцев — точно. Будем провожать его, скорее всего, после игры с ЦСКА.

— И Жоау Мариу?

— По нему есть возможность зацепить, но нужна позиция тренера. «Интер» готов к снижению своих запросов. К игре с ЦСКА, думаю, будет ясность.

— Контракт Фарфана будет продлен?

— Не знаю, посмотрим. Если так будет играть, как не продлить? Вышел после годичного перерыва и через пять минут забил.

— Василий Саныч, давай теперь о тех, кто из молодых у нас ушел, — один из самых активных болельщиков неожиданно перешел на ты. — Ушли Щетинин, Гайнов, Основ.

— Основ ушел в аренду.

— Хорошо, но Щетинин и Гайнов ушли с концами. Как у нас будут подписываться контракты с молодыми игроками?

— Те, кто хотят играть за «Локомотив», остались.

— Ну они же не могут играть просто за эмблему.

— Если они не хотят играть за эмблему, то они здесь не нужны. Рынок открыт, никого удерживать не буду. Есть ребята, у которых были более сладкие предложения от других клубов, но они остались.

— Это звучит наивно для клуба, который хочет играть в Лиге чемпионов.

— Я же не оцениваю, как вы со мной разговариваете: наивно или нет.

— Вы видите логику в том, что мы делаем ставку на молодежь, а при этом есть задача попасть в Лигу чемпионов. Вы говорите, что футболисты должны играть за эмблему, а с деньгами все придет в будущем.

— Вы немного не так интерпретируете мои слова. Я не говорил никогда, что у нас люди играют бесплатно. Для меня базовая история — как человек относится к клубу. Если для него буква «Л» на груди что-то значит, то мы можем с ним разговаривать.

— Почему ушли Гайнов и Щетинин?

— Почему Гайнов — не могу сказать, потому что не помню. А Щетинин захотел играть в другой команде. Он считал, что у него в «Зените» получится. Не знаю, чем он был доволен и нет, но захотел играть в другой команде. Имеет полное право.

—У вас есть видение, как выйти из конфликта с болельщиками?

— У меня нет конфликта с болельщиками, у болельщиков есть конфликт со мной.

— Что-то будете делать для того, чтобы конфликт пропал?

— А что я должен делать для того, чтобы он пропал?

— Не знаю. Вы скажите.

— Я считаю, что игра покажет. Если игра покажет, что я был прав, тогда разумные люди поймут: я все правильно сделал. Уже конец следующего сезона позволит о чем-то говорить.

— Что с Рыбусом?

— Он очень неплох.

— И ему не предлагают контракт!

—Еще раз говорю: не лезьте. По трансферам я не готов говорить. Вот когда закроется трансферное окно, тогда поговорим.

—Как вы будете оценивать выполнение своей стратегии?

—В план заложены совершенно определенные параметры — как финансовые, так и спортивные. Я каждый год в апреле отчитываюсь перед советом директоров.

—Николич понимает, куда он попал?

— Если вы считаете, что Николич просто так сюда залетел, то вы ошибаетесь.

—Такое ощущение, что он находится в прострации.

— Посмотрите в интернете повнимательнее. Николич много в своей жизни повидал. И гораздо более яростные трибуны, чем у нас сейчас. Жизнь покажет. Надо, чтобы команда заиграла. У нас уже четыре ничьи — кому это может понравиться? Ходить и радоваться, что мы не проигрываем? Не с чего. Но камнями я точно бросаться не буду. Я со своей стороны сделаю все, чтобы помочь ребятам, тренеру. Я вижу, как они работают — по-честному.

—Будет ли презентован четырехлетний план развития?

—Это можно сделать. Если у нас будет реконструкция стадиона, то эту идею с планом мы обсудим. Думаю, в этом году. Планы подразумевают, что на восточную трибуну переедет музей. Это техзадание на реконструкцию. Но я не могу вам все пообещать — сложность заключается в том кризисе, в котором мы находимся.

— Леша Миранчук будет играть дальше в «Локомотиве»?

—У нас есть предложения от нескольких хороших клубов, в которых ему будет интересно. Считаю, что Леша очень талантлив.

—За какую цену вы готовы его отдать?

— 25 миллионов евро — было бы хорошо. Меньше, чем за 20 миллионов, мы его не отдадим. Речь об этом трансферном окне.

— Это первоочередная задача — продать его?

— Нет. Причинно-следственной связи между подписанием нового контракта и оформлением трансфера нет.

—Но есть связь с суммой трансфера.

— Ничего подобного.

— Сумма не уменьшится, если он не подпишет новое соглашение.

— За год до истечения срока? Если мы летом оформим трансфер? Какая разница? Даже наоборот. Я не понимаю, как сумма трансфера зависит от зарплаты игрока. Очень странные аргументы. Нелогичные.

— Но Хеведес же ушел бесплатно.

— Да. Потому что он сказал, что не приедет сюда. Дальше есть вариант, например, судиться с ним.

— Хорошо, что с ним не судились!

— А я объясню причину: Хеведес — человек, игравший за буковку «Л». Он честно работал.

— А Тарасов — нечестно?

— На мой взгляд, история с восстановлением Тарасова — нечестная. Я на эту тему уже говорил. В клубе есть определенные правила. Тарасов их нарушил. Суд решил иначе. Но ровно потому, что он десять лет играл за клуб, мы не пошли дальше — апелляцию не подавали. Но позицию по отношению к Тарасову показали.

— И это стоило репутационных потерь?

— Я не вижу их. Наоборот: клуб твердо показывает, что есть правила. Мы им будем следовать.

— Когда будет презентация новой формы?

— Она готова. Закончится чемпионат, и форма появится. Всем понравилась форма. Болейте за команду: сегодня очень не хватало поддержки. Я готов с вами встретиться после матча с ЦСКА. Я тогда запланирую время. Могу пообещать и то, что до начала следующего сезона у нас состоится встреча. До 9 августа.

Чемпионат России: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Результаты опроса

проголосовало: 8610
Все опросы
Кто станет вторым в РПЛ-2019/20?
Локомотив
28.8%
Краснодар
56.7%
ЦСКА
14.5%

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
395
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир