«Он первый пригласил на тренировку хореографа». Игорю Москвину — 90

30 августа 2019, 08:00
Игорь Москвин. Фото Александр Вильф / РИА Новости
30 августа исполняется 90 лет Игорю Москвину — одному из самых знаменитых и уважаемых тренеров в отечественном фигурном катании

Игорь Москвин
Родился 30 августа 1929 года в г. Бежецы Брянской области. Заслуженный тренер СССР по фигурному катанию. Первый советский фигурист, который принял участие в чемпионате Европы (1956 год, партнерша — Майя Беленькая). Трехкратный чемпион СССР в парном катании (1952 — 1954). Знаменосец олимпийской команды на церемонии закрытия Игр-1964 в Инсбруке.
Личный тренер первых советских олимпийских чемпионов Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова (1964). Также его учениками были: Юрий Овчинников, Игорь Бобрин, Игорь Лисовский, Владимир Котин (одиночное катание). Тамара Москвина/Александр Гаврилов, вице-чемпионы мира и Европы (1968, 1969) Тамара Москвина/Алексей Мишин, Ирина Воробьева/Александр Власов, Ирина Воробьева/Игорь Лисовский, Людмила Смирнова/Андрей Сурайкин, двукратные чемпионы Европы (1993, 1997) и чемпионы мира (1996) Марина Ельцова/Андрей Бушков, бронзовые призеры Сараево-1984 Лариса Селезнева/Олег Макаров (парное катание).
Живет в Санкт-Петербурге. Жена — заслуженный тренер СССР Тамара Москвина (Братусь). Имеет двух дочерей.

Если начать разговор с любым учеником Игоря Москвина, то обязательно в какой-то момент услышишь уважительное «Шеф», хотя в глобальном смысле Москвин в фигурном катании имеет гораздо более весомый статус — патриарх. А может ли иначе именоваться человек, которого учил и наставлял первый олимпийский чемпион в отечественной истории Николай Панин-Коломенкин? Причем не только наставлял, но и основал с ним в Санкт-Петербурге кафедру фигурного катания и однажды сказал Москвину: «Теперь я верю, что российское фигурное катание в опытных руках».

Едва ли получится назвать по-другому специалиста, подарившего миру уникальных Людмилу Белоусову и Олега Протопопова, а еще одинаково успешно растившего одиночников и спортивные пары. Причем в числе последних был дуэт Тамара Москвина и Алексей Мишин, спортсмены, которые впоследствии сами стали успешными тренерами и научились воспитывать олимпийских чемпионов. В самом начале своей деятельности за его работой подсматривали будущие корифеи тренерского цеха Татьяна Тарасова и Виктор Кудрявцев.

Особенный Бобрин

Особняком из учеников мэтра стоит Игорь Бобрин, тренировавшийся у него на протяжении 15 лет — с 1965 по 1980 год, ставший чемпионом Европы-1981 уже после ухода от специалиста, но сформировавшийся как один из самых оригинальных и артистичных фигуристов именно у Москвина.

— Я понимал, что иду к тренеру, который уже успел многого достигнуть, — рассказал «СЭ» Бобрин о начале работы с Москвиным. — Достаточно было того, что он был тренером Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова. На первой тренировке сделал все, что мог и чего не мог. Игорь Борисович, увидев это, только обреченно кивнул, что означало — я принят.

— Чему самому главному он научил вас?

— Я признателен ему за то, что он всегда очень точно улавливал настроение спортсмена. Он выстраивал тренировку исходя не из cвоих желаний, а из твоего психологического и физического состояния. Он не ломал спортсмена, а заинтересовывал его и делал из тренировки не просто работу, а творческую совместную деятельность, предоставляя возможность для импровизации. А это на молодого спортсмена влияет очень положительно. «Самая главная тренерская задача — организовать все так, чтобы спортсмен думал, что сам к этому пришел», — говорил Игорь Борисович.

Бывало, в ходе постановки программы думаешь: какой я гениальный, что все это придумал! А на самом деле все это происходило под чутким и хитрым руководством тренера, который направлял тебя. Я до сих пор пользуюсь этим в тренерской практике.

Войлочные ботики и велосипед

— Что в Москвине оказалось для вас самым неожиданным?

— Удивлял он очень часто. К примеру, у Игоря Борисовича была привязанность к обуви, в которой он выходил на лед. Так, у него были войлочные ботики на резиновой подошве, очень старые и уже дырявые, но, видимо, приносившие какую-то удачу. В итоге он все же выбросил их в Череповце. А мы решили их вытащить из урны и вернуть, но когда подъезжая к Питеру, он проснулся и увидел их перед собой, очень удивился. «Я никогда не прощу вам этого поступка», — сказал он нам тогда.

Еще я не припомню такого случая, чтобы он опаздывал на тренировку, даже когда приезжал в «Юбилейный» на велосипеде. А у велосипедов ведь иногда прокалывались шины. И вот Москвин, бывало, вбегает в восемь утра на тренировку взмыленный весь, а мы понимаем: он не ехал, а вез его на себе и бежал! Тогда мы просто смеялись, а потом поняли: он бежал к нам, для него самым дорогим были ученики! Это вызывало восторг, уважение, поэтому собственно у него и было прозвище «Шеф».

— В приметы в его команде верили?

— У каждого было свое, мы тогда не крестились и не целовали лед. Но одно то, что он был за бортом имело особое значение. Знаете, ведь есть выражение о спортсмене «плюс старт», когда он на соревнованиях может сделать больше, чем на тренировках. А Игорь Борисович был «плюс тренер». Тогда ведь еще питерские спортсмены очень жестко конкурировали с московскими. А присутствие рядом человека с фамилией Москвин давало надежду, что москвичей все-таки удастся победить (смеется).

Душевные беседы и хоккей

— Секрет тренерского успеха Москвина удалось разгадать?

— Колоссальный опыт. У него ведь выросла целая плеяда спортсменов: Куренбин, Овчинников, Саша Яблоков, Володя Котин начинал у него кататься. И это я не говорю про пару Тамара Москвина — Алексей Мишин. Наташа Стрелкова у него была еще. Когда мы высказывали свои какие-то суждения, он понимал, к чему это все ведет. Поэтому он, хоть и предпочитал дело лирике, устраивал душевные беседы, а мы верили ему как Богу.

— Могли его чем-нибудь разозлить?

— Обычно нет. Когда тренировки заканчивались хорошо, нам разрешали пять минут играть в хоккей, уж больно хотелось пошалить. А его могло разозлить, когда ближе к концу тренировки все наши мысли были о хоккее. Причем он всегда предупреждал нас: «Ребята, берегите, пожалуйста, ноги, они — ваш хлеб».

Самая главная ученица

Другой, даже более важной для самого Москвина ученицей стала Тамара Братусь, которая стала его супругой и под руководством специалиста каталась в паре с Мишиным. Позже она выросла в конкурента — во времена когда у Москвина тренировалась пара Макаров/Селезнева, а у Москвиной — Валова/Васильев. Супруги пережили даже острый конфликтный момент — когда Макаров и Васильев столкнулись на тренировке, из-за чего пара Москвина пропустила почти весь важнейший предолимпийский 1983 год и в Сараево-1984 стала лишь третьей. И это при том, что Валова и Васильев стали там олимпийскими чемпионами.

Впрочем, это не помешало Москвину помогать супруге с дуэтами, которые она вела к золотым олимпийским медалям: Артуром Дмитриевым сначала в паре с Натальей Мишкутенок, а затем Оксаной Казаковой, и после с парой Елена Бережная/Антон Сихарулидзе. Тамара Николаевна до сих пор воспринимает Москвина двояко: и как супруга, и как своего тренера.

— Какой самый главный профессиональный урок вы получили от Москвина? - вопрос Москвиной.

— Тщательно изучать работу специалистов до того, как начинаешь что-то делать сам. Понять, что уже сделано до тебя, чтобы не изобретать велосипед.

— Неожиданный факт биографии Игоря Борисовича, о котором не каждый знает, назовете?

— Во время войны в эвакуации в 1942 году его забирали из школы в Йошкар-Оле и привозили на эвакуированный оптический завод, чтобы он выдувал химические колбы. Вся школа удивлялась.

— Секрет его тренерского успеха со временем разгадали?

— Его секрет был в том, что он привнес в фигурное катание хореографию. Первым пригласил хореографа Дмитрия Кузнецова. Он рассматривал соревновательные программы как маленькие художественные миниатюры. А еще Игорь Борисович тренировал спортсменов так, чтобы они вырастали умными и порядочными людьми.

— Как ученица чем могли его разозлить?

— Тем, что настырно не выполняла то, что он говорил, считая, что предложенное мной гораздо лучше. Почему? Проявлялась подростковая противоречивость.

Незастегнутая пуговица и медовый месяц

— А вы как супруга за что на него злились?

— Очень злило, когда он не застегивал верхнюю пуговицу на рубашке и не носил галстук. А потом я спросила у себя: кто тебе важнее? Пуговица, галстук или хороший муж? Я же могу быть невнимательной к мелочам. Если что-то потеряла или сломала, отношусь философски: ну и черт с ним! А Игорь обязательно скажет: «Вот! Надо было смотреть!»

— А в вашей тренерской работе было что-то такое, что ему не нравилось?

— Так он и сейчас мне говорит: «Твои ребята катаются очень далеко друг от друга!». Но это правда, и я не могу найти нужных слов, чтобы они катались ближе.

— Самые яркие по эмоциям моменты вашей совместной жизни?

— Первые романтические чувства, свадьба, рождение детей. Был у нас и очень яркий медовый месяц. В городе Бетте на черноморском побережье в мае. Пустой пляж, хорошая погода, мы тогда жили в каком-то пансионате, ловили крабов, купались, кругом розы — красота! Отдельная история, когда Игорь приглашал меня в яхт-клуб, поскольку сам этим очень увлекался. Бывало, выйдет в море на своей яхте для одного рулевого, а я в это время сижу на берегу и жду его, читаю. Если хорошая погода — отлично, плохая — приходилось прятаться в помещении клуба, а это было скучно.

— Каким мог бы быть фильм о вашей паре?

— А наш сюжет неинтересен: свадьба, дети, внуки, долгая совместная жизнь, профессиональные успехи. Сейчас интересуют больше скандалы и разводы.

— Что бы вы пожелали Игорю Борисовичу в юбилей?

— А мы ничего ему не желаем, просто делаем все, чтобы жизнь Игоря продолжалась без проблем, наполненная нашей заботой и вниманием. Если у него возникает просьба — поехать прямо сейчас и купить какую-то особенную зубную пасту, несмотря на то что мне нужно ехать на работу или куда-то еще, это будет обязательно выполнено!

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир