«Тутберидзе прекрасно работает. Но появляются и другие». Прогноз легенды тренерского цеха Тамары Москвиной

23 октября 2020, 11:30
Этери Тутберидзе. Тамара Москвина. Фото "СЭ" Алексей Мишин, Этери Тутберидзе. Алена Косторная и Евгений Плющенко. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II Такую стойку на предплечьях демонстрировала Тамара Москвина в разговоре с «СЭ» на открытии своего катка три года назад. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Легендарная Тамара Москвина — о том, как избегать напряженности внутри групп, с которой столкнулись Тутберидзе и Плющенко.

Принято думать, что в Петербурге люди немного меланхоличные и не такие быстрые, как в Москве — но это точно не про Тамару Москвину. Уже через 45 минут после звонка с мемориала Панина-Коломенкина я оказался в машине заслуженного тренера России и СССР — «майбахе», как в шутку она называет свой Volkswagen. Тамара Николаевна, которой в июне следующего года исполнится 80, по дороге в Лисий Нос бойко перестраивалась, отвечала на звонки и мои надоедливые вопросы одновременно. И отвечала, как всегда, мудро.

События между Плющенко и Тутберидзе в Instagram уже скучно видеть

— Тамара Николаевна, не сочтите за невежливость, но как у вас со здоровьем? Лидеры группы болеют или переболели коронавирусом, но к вам он, видимо, не рискует приближаться.

— У меня все нормально. Я вообще в нынешней ситуации не вижу трагедии, это не война. Событие нестандартное и даже экстраординарное, но переживали и не такое. Дмитрий переносит болезнь в легкой форме, этап в Сочи пришлось пропустить, но к следующим, думаю, он восстановится. Уже приступил к тренировкам.

— Когда шел к вам, были моральные терзания: статистика показывает, что спрашивать надо про Плющенко и Тутберидзе. Но вряд ли вы сильно увлекаетесь происходящим в Instagram.

— Знаете, а мне не кажется, что зрителям это так интересно. Мне вот уже скучно это всё видеть, за время карьеры я чего только не насмотрелась. Так и читателям не нужны перепевы одного и того же, там же сюжет похожий. Нужно придумывать что-то другое. Я стараюсь, чтобы вокруг моих пар были новостные поводы, насколько это возможно. Но достигаю это новыми элементами, разными фишками, интересными платьями.

— Но ведь женское одиночное катание явно популярнее остальных видов. Это не проблема?

— Проблемы никакой. У нас действительно сейчас великие девочки-фигуристки и сильные одиночники-мальчики. Но когда-то было же по-другому! Вспомните, как всё начиналось — парное катание было наверху, на всех Олимпиадах мы выигрывали. Сейчас да, девочки создают заслуженный интерес и подтягивают другие виды. Ваша задача, журналистов, использовать этот интерес и повернуть людей к другим видам. Ведь наши пары собираются на Олимпиаде выступать очень успешно, у нас вообще-то тоже победы есть.

— Мы с вами в Петербурге, только что закончился мемориал Панина-Коломенкина. Девушек полно, а у пар не смогли соревнования закончиться из-за снятия всех пар. Это не кризис?

— Ой, выучили слово — кризис! Нет кризиса. Пары — очень сложный вид, в нем катаются две единицы. Очень сложно подобрать партнеров, нужно правильное соотношение по многим показателям — психологическим, весовым, возрастным. Плюс пара — она, извините, на льду как трамвай, который не обгонишь по рельсам. Ей для поддержки нужно разогнаться из угла в угол катка, они не будут уступать дорогу другим. Значит — нужен, отдельный лед, время. Бывало, что на чемпионате мира было по шесть пар. Но не умер же вид.

Team??

Публикация от Дмитрий Козловский (@dimakozlovski)

Если внутренняя конкуренция превращается в деструктив — значит, коллективом неразумно управляют

— У вас с этого сезона две топ-пары. Как вы организуете внутреннюю конкуренцию? У нас же явные проблемы на фоне этого процесса — у Тутберидзе переходы, у Плющенко разведение по времени.

— Прежде всего скажу, что у меня нет информации о проблемах в указанных вами группах. Но когда я работала, начиная с прошлого века старалась, наоборот, сделать внутреннюю конкуренцию доброжелательной и конструктивной, направленной на совершенствование техники и артистического содержания программ. Нужен положительный климат с шутками-прибаутками и хорошим психологическим настроем. Деструктивную конкуренцию не нужно создавать! Если это происходит — значит, коллективом руководят неразумно.

— Бойкова/Козловский и Мишина/Галлямов могут друг над другом подшутить?

— Да, почему нет. Мои усилия, нашей команды с Артуром Минчуком направлены на то, чтобы они смотрели, как катаются другие, но помогали друг другу. Не указывали на недостатки, а перенимали что-то хорошее. Вот был бы у нас в стране один автопроизводитель. Скучно было бы, никто не подстегивает, не критикует. Для этого люди и объединяются в компании, страны.

Мне удавалось сохранять положительную конкуренцию на протяжении многих лет — были, конечно, проблемки вроде произошедшей между Васильевым и Макаровым (драка на сборах в Казахстане в 1982-м. — Прим. «СЭ»), но ее удалось решить. В 1992-м на Олимпиаде мои ученики Мишкутенок и Дмитриев были первыми, Бечке и Петров — вторыми. И они конкурировали между собой и в группе. То же самое в 1998-м — Казакова/Дмитриев и Бережная/Сихарулидзе заняли первое и второе места, несмотря на совместные тренировки. Так что внутренняя конкуренция может быть успешной.

— Вот и вопрос — как удается?

— А я просто хочу ее сделать такой. Чтобы она не выходила за рамки добрососедских отношений.

Такую стойку на предплечьях демонстрировала Тамара Москвина в разговоре с «СЭ» на открытии своего катка три года назад. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Такую стойку на предплечьях демонстрировала Тамара Москвина в разговоре с «СЭ» на открытии своего катка три года назад. Фото Дарья Исаева, «СЭ»

— Разрешите, я зацеплюсь за отсутствие у вас информации о проблемах в других группах. А уход от Тутберидзе двух топ-фигуристок — это не свидетельство проблем?

— Но вы же тоже наверняка меняли место работы. Почему?

— В спорте интереснее, чем в других сферах.

— А кому-то думается, что в новой группе будет интереснее. В чем тут криминал? Я его не вижу. Каждый волен распоряжаться своей судьбой. Людям свойственно искать лучшие условия, зарплату, двигаться по карьерной лестнице. Фигуристки тоже могут решить, что результат будет выше у другого тренера. Это нормально. Когда ко мне приходит новая пара, я им сразу говорю: «Вы вправе хоть завтра уйти в другую школу — это ваше право. Единственное что — давайте расстанемся нормально, цветы, шампанское». Надо благодарить друг друга, не просто так же вас приглашают в другую группу. Наверное, это действующие тренеры вас так научили.

— Но всё же у вас нет такого противостояния, как в женском одиночном. Хоть и Нина Мозер довольно жестко о вас высказывалась недавно, подозреваю, вы читали.

— Если время есть — я читаю новости. Но я вообще уважаю специалистов, которые дают интервью. У плохих мнение не спрашивают. Я сужу людей не по тому, что они говорят, а что делают. А результаты у Нины Михайловны очень даже положительные. И как тренера я ее уважаю.

Говорить о нечестном судействе надо, но оно существует с зарождения фигурного катания

— Когда вы сказали про единственного автопроизводителя — это не аллегория на «Хрустальный»? Два года группа в одном из видов доминировала и была монополией, теперь появилась другая — «Ангелы Плющенко». Это хорошо, что есть конкуренция?

— Ну неправда, вы выцепили две группы и мусолите происходящее между ними. А их несколько. Есть такой тренер Мишин, который уже лет сто воспитывает прекрасных одиночников, есть Буянова, Давыдов, Рукавицын, Соколовская.

— Но Тутберидзе два года вообще не проигрывала.

— Она молодец, не спорю. Вы же не считаете факт ее побед плохим? Это всё равно что считать плохой работу Apple, которая сейчас первая компания в мире. Вот и я не считаю, она прекрасно работала и работает, раз была такая победная серия. Равно как я считаю прекрасным и то, что появляются другие тренеры и группы, которые тоже хотят добиться результата.

— Вы следили за последним этапом Кубка России по фигурному катанию, где эти группы встретились? И возникло много вопросов вокруг судейства.

— В фигурном катании говорят о судействе с момента зарождения вида спорта, когда в нем появились судьи.

— Но у нас сейчас присутствует необъективное судейство, есть такая проблема?

— Смотря что значит «проблема». Если вы откроете новости о прошлых Олимпиадах — то там на каждом соревновании, у каждого вида вопросы. Нет объективных критериев оценки, и это нормально. Это как с девушками — кому-то нравятся блондинки, кому-то с чувством юмора, а другим — очень умные. И как распределить веса между этими критериями? Да, фактор более именитого тренера в судействе играет роль. Может собраться бригада из одного города. Но это мелочи. Сильнейший, если он действительно сильнейший, победит.

— Но реакция публики, даже временами свист — это не звонок? Это что-то новенькое все-таки.

— Раньше не было и барабанов, баннеров, трещоток. Вообще шума. Может, это был свист одобрения? Говорить о нечестном судействе надо, может, провести расследование какое-нибудь. Вот вы и снимите фильм. Но я говорю так: чтобы выигрывать, надо быть на голову выше, вопреки пристрастиям судей. Чтобы они не могли ничего сделать, даже если хотят. Правила ISU это позволяют, в них довольно многое все-таки прописано математически.

Алексей Мишин, Этери Тутберидзе. Алена Косторная и Евгений Плющенко. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Алексей Мишин, Этери Тутберидзе. Алена Косторная и Евгений Плющенко. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II

Пожелание проводить больше соревнований логично, но из разряда теории

— Последнее — в этом сезоне не раз слышал от тренеров, мол, мало соревнований, хотя спортсмены больше не хотят. Можно говорить, что в фигурном катании есть перекос в сторону тренировок? Фигурист появляется на стартах семь раз в год, а 300 дней тренируется, редко где такое есть.

— Когда не было ситуации с коронавирусом, проблем не было никогда. Если спортсменам не хватало стартов, они могли участвовать в питерских соревнованиях. В этом сезоне федерация очень разумно повысила статус российской серии «Гран-при» — национального Кубка, чтобы люди могли соревноваться. Да и каждый город старается организовать что-то свое.

Что касается вашего пожелания — оно логично, но из разряда теории. Потому что когда дойдет до разработки конкретных моментов, то окажется, что нужны финансы, дворцы со свободным временем. А если мы спросим тренеров — они вообще скажут, нам достаточно.

— Но виден же запрос на фигурное катание, чтобы его было больше. Тренировки же у нас зрителям не открывают.

— Ну вот у нас в Петербурге недавно прошел юношеский турнир, целый Кубок. Как же он назывался...

— Кубок Москвиной, кажется.

— Вот, точно! Федерация обратилась с просьбой — есть потребность ребятам с юношескими, спортивными разрядами соревноваться, и было бы хорошо, если турнир пройдет под вашим именем. Есть еще турнир имени Алексея Николаевича Мишина. А нам не жалко, это наша благотворительная помощь детскому катанию. Так что не так уж и мало соревнований проводится. Не всё так плохо, как вы думаете.

Фигурное катание: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
49
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир