21:57 18 мая 2015 | Фигурное катание

Мао Асада: возвращение

Сегодня. Токио. Мао АСАДА объявила о своем возвращении. Фото REUTERS
Сегодня. Токио. Мао АСАДА объявила о своем возвращении. Фото REUTERS
В понедельник трехкратная чемпионка мира Мао Асада объявила на специально организованной пресс-конференции в Японии, что возобновляет любительскую карьеру и будет готовиться к Олимпийским играм в Пхенчхане

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

Она все-таки вернулась.

То, что Мао Асада возвращается, или, как минимум, приложит к этому все усилия, было понятно еще в марте, когда трехкратная чемпионка мира возобновила серьезные тренировки после почти годичного перерыва. Вслух о возможном возвращении не говорилось ни слова, но это было очень по-японски: фигуристка точно знала, что хочет продолжать кататься у единственного человека в мире – Нобуо Сато. Но прийти к легендарному тренеру неподготовленной Асада не могла.

С Сато фигуристка начала работать только в сентябре 2010-го – после целой череды наставников, в том числе и российских, среди которых были Рафаэль Арутюнян, Татьяна Тарасова. На пресс-конференции, которая прошла в Японии в понедельник, Мао подтвердила: она не считала возможным требовать тренерского внимания до тех пор, пока полностью не приведет себя в рабочее состояние. Поэтому и приступила к тренировкам полтора месяца назад. О годичном перерыве после чемпионата мира-2014 сказала:

– Ни для кого не было большой тайны в том, что олимпийский сезон получился слишком сложным – прежде всего в психологическим плане. Я была опустошена и в какой-то мере разочарована в себе и в своих результатах. В процессе подготовки к Олимпийским играм нам приходилось работать по 16 часов в день. Другими словами, почти полтора года я не видела ничего, кроме льда и постоянных тренировок. Вся моя жизнь была подчинена одной цели. А когда все закончилось, меня стали одолевать мысли о том, что мир не вращается только вокруг катка. Что фигурное катание – это всего лишь часть моей жизни. Что вокруг очень много интересного, красивого, незнакомого. И что все это может пройти мимо меня, если я не остановлюсь.

* * *

Фото - AFP

Отдыхая от соревнований, Асада не теряла времени даром. Она закончила магистратуру и получила университетский диплом, много занималась хореографией, слушала новую музыку, расширяя собственный музыкальный диапазон, и все чаще приходила к мысли, что, несмотря на достаточно длительную и богатую на титулы карьеру, не сказала на льду чего-то самого главного. А значит, нужно вернуться – раз уж до такой степени сознание не отпускает лед.

И снова с пресс-конференции:

– Уже зимой я как-то поймала себя на мысли, что тоскую по тому чувству удовольствия, которое получаешь от хорошо выполненной на льду работы. И тогда, наверное, я впервые подумала, что еще не все сделала на катке. Большую роль сыграло и общение с болельщиками. Я получила очень много писем за это время, в которых люди благодарят меня и просят вернуться на лед. Читать эти письма было приятно до слез.

Мои выступления на Играх в Сочи и на чемпионате мира в Саитаме не были идеальными в техническом плане. Сейчас, оборачиваясь назад, мне кажется, что я понимаю, в чем именно заключались ошибки. И у меня есть силы, желание и возможность исправить их и добиться лучшего результата.

Я считаю, что мое возвращение должно иметь новый смысл, но для этого необходимо нечто новое, связанное и с новациями в постановке программ, и с усложнением технического контента. Я пока к этому не готова – для избегания травм мне необходима более мощная физическая подготовка. Но пропускать еще один сезон не собираюсь.

Сейчас пока идет черновая подготовка программ. Думаю, что оставлю прежний лирический стиль. Но ломать жизненный распорядок ради того, чтобы побыстрее дойти до максимальных нагрузок просто неразумно. Да и тренер со мной согласен.

Понятно, что нельзя сказать, как быстро я смогу восстановить прыжки и достичь своего прежнего уровня, но не думаю, что годичный перерыв может пагубно сказаться на технике. Мне кажется, что я помню каждое свое движение на льду. С другой стороны, любое действие должно быть последовательным. Нельзя после годичного отдыха выйти на лед и сразу прыгнуть прыжок в четыре оборота. Нужны тренировки, ежедневная работа, накопление ледовой практики, нового опыта, и я приложу все усилия, чтобы люди во мне не разочаровались.

Фото - AFP

К перспективе собственных результатов Асада относится крайне трезво. В последние несколько лет своих выступлений японка была единственной фигуристкой в мире, выполняющей в двух соревновательных программах три тройных акселя, но в понедельник она сказала:

– Женское катание движется в направлении постоянного усложнения техники и элементов. С каждым годом все сложнее находить баланс между техникой и хореографией. Но думаю, что тройной аксель станет обычным элементом в женском катании достаточно скоро.

Уровень женского одиночного катания и без этого сейчас настолько высок, что не знаю, как скоро окажусь в состоянии конкурировать с лидерами. Для меня пока рано говорить даже о лидирующих позициях в японской сборной. Лидер – это, прежде всего, результат, а для результата нужны соревнования. На текущем этапе я не ставлю перед собой суперзадач, но это не означает, что таких задач нет: без высоких целей не было никакого смысла возвращаться.

* * *

Сумеет ли Асада снова занять место примы в женском катании? Никаких видимых препятствий к этому нет: в ближайшее время должна быть официально обнародована информация о новых спонсорах спортсменки и составе ее "команды". По слухам, японская федерация поначалу активно настаивала на том, чтобы тренером выдающейся спортсменки стал не Нобуо Сато, а более молодой и, возможно, западный наставник, но Асада выставила в этом отношении достаточно жесткие условия.

Решение, безусловно, выглядит разумным: адаптация под любого нового специалиста неизбежно отнимет время, которого у Асады не так много. К тому же патриарх японского одиночного катания – выдающийся в своем деле специалист. Многие его коллеги до сих пор, кстати, убеждены: если бы Асада не отправилась в свое время в США, а потом – в Россию в поисках лучшей жизни, а осталась бы в Японии у Сато, ее олимпийские результаты могли бы оказаться более впечатляющими.

Что касается самого Сато, то он подчеркнул, что целый год ждал решения своей подопечной, намеренно не желая это решение форсировать. И что сейчас у него всего одна ученица – Мао.

Напомню, что после ряда неудачных выступлений в минувшем сезоне своего подопечного Такахико Кодзуки Сато всерьез намеревался уйти на покой и даже успел объявить об этом вслух. Формально Кодзука еще может вернуться в любительский спорт (он взял паузу до июля, чтобы принять окончательное решение), но вряд ли это произойдет. По словам Сато, сейчас его ученик – самый преданный его соратник в тренерской работе: Такахико с большим удовольствием работает над постановками для других спортсменов и серьезно занят разработкой техники каскадов для Асады.

За стиль программ, костюмы и агентскую работу в команде Асады будет отвечать ее родная сестра Маи. Она же будет координировать всевозможную организационную работу.

Что до соревновательных планов – они всецело зависят от решения японской федерации фигурного катания. В каком-то смысле Асада оказывается сейчас в таком же положении, как год назад Елизавета Туктамышева: для полноценного возвращения в соревновательную обойму фигуристке нужно как можно быстрее набирать рейтинг. Если же говорить о соперничестве с действующей чемпионкой мира, вполне возможно, что у японки окажутся в нем свои козыри: баланс между техникой и хореографией (а в просторечии – умение органично вписывать свои три тройных акселя в канву постановок, не нарушая их танцевальной цельности) Асада уже освоила достаточно хорошо. В то время как Туктамышевой только предстоит решить эту задачку.

 

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...