Допинг

6 декабря 2022, 07:00

«Чувствовал, как энергия наполняет ягодичную мышцу». В прошлом Родченков сам сидел на допинге

Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Ученый-разоблачитель в юности употреблял стероиды, а потом стал крупнейший дилером допинга в отечественном спорте.

Имя Григория Родченкова в российском спорте что-то вроде Волан-де-Морта во вселенной Гарри Поттера — говорить о нем не принято, но все знают, что он — центральная фигура самого крупного скандала за всю историю отечественного спорта. До 2015 года химик-аналитик был директором Антидопингового центра, а также являлся членом медицинского комитета Международной федерации лыжных видов спорта. На весь мир Родченков стал известен в 2016 году, после того как заявил, что в России якобы существует государственная программа поддержки допинга. В США, куда он бежал, даже приняли «Закон Родченкова», предусматривающий уголовную ответственность за массовые допинговые случаи.

Однако мало кто знает, что Родченков в прошлом был неплохим легкоатлетом, входил в сборную МГУ по бегу и даже выполнил норматив мастера спорта. Более того, в своей автобиографии «Дело Родченкова» ученый признается, что тема допинга увлекла его еще в юношестве. И во время спортивной карьеры он на постоянной основе употреблял запрещенку, успешно экспериментируя с запрещенными веществами.

Ниже несколько откровений из той самой книги.

Григорий Родченков. Фото Кадр из фильма "Икар"
Григорий Родченков.
Кадр из фильма «Икар»

Первый угол получил от матери

«Мама работала в Центральной клинической больнице, более известной как Кремлевская больница, что давало ей доступ к лекарствам иностранного производства», — пришет Родченков. Ученый рассказывает, что первый укол перед зарубежными соревнованиями ему сделала мать. Это был венгерский стероид ретаболил, который она согревала в кипяченной воде, прежде чем ввести препарат внутримышечно.

«Для меня, элитного бегуна, препарат был опьяняющим — я чувствовал, как энергия наполняет мою большую ягодичную мышцу, самую мощную мышцу в теле бегуна. Будучи выпускником химического факультета МГУ, я приобщился к миру спортивного допинга».

Когда Родченков учился на втором курсе, в Москве проходили совместные соревнования между МГУ и студентами из Берлинского университета Гумбольдта, а также Братиславского университета Коменского. На том турнире Родченков выиграл забег на 1500 метров. Он признается, что после его забега к нему подошли иностранные атлеты и попросили продать анаболики:

«Иностранцы предложили продать нам кроссовки Adidas, которых в СССР не было. Но рубли, которые не имели ценности за пределами России, их не интересовали. Им нужны были анаболики. Препараты для увеличения мышечной массы и силы, которые были доступны почти в любой московской аптеке. Я никогда не слышал об этих лекарствах и ничего в этом не понимал. Сами они предпочитали вкалывать ретаболил. Они делали себе инъекции ретаболила поздней осенью, а когда начинались серьезные соревнования, заменяли его другим стероидом, предпочтительно орал-туринаболом».

Также в своей книге Родченков признается, что долгое время промышлял продажей орал-туринабола, который его друг привез из ГДР. Считается, что именно этот знаменитый стероид лежал в основе побед спортсменов из Восточной Германии в 1970-е и 1980-е годы. Препарат будущий ученый продавал в большом количестве — как и своему тренеру, так и своим товарищам по команде — по восемь рублей за таблетку (немалые по тем временам деньги). Также борец за чистый спорт говорит, что пять упаковок препарата он оставил себе для личного пользования.

Григорий Родченков. Фото The New York Times
Григорий Родченков.
The New York Times

Взлетал в гору как на мотоцикле

В своей книге Родченков ярко описывает, как он готовился к двум турнирам по легкой атлетике, которые проходили в Чехословакии. За три недели до старта соревнований он чувствовал себя разбитым и перетренированным, постоянно был в упадке и падал в обморок практически каждый день, а однажды даже обнаружил кровь в своей моче.

«Для юного члена советской спортивной машины отказ от соревнований за границей был немыслимым. Что же делать? Мои опытные друзья объяснили, что трех недель хватит, чтобы пройти легкий курс стероидов: нужны были три инъекции ретаболила в течение двух недель, еще неделя нужна для работы с мышцами и техникой. Я решился, взвесив две крайности: снова обнаружить кровь в моче или безопасно тренироваться и чувствовать себя здоровым».

Автор книги детально описывает изменения, которые с ним происходили. За три недели он набрал почти семь килограммов мышечной массы, а кросс 21 км он пробежал всего лишь за 76 минут. «Было так легко, будто я взлетал в гору на мотоцикле. Когда я завершил тренировку, то чувствовал себя достаточно бодрым, чтобы заново пробежать эту дистанцию. В поезде в Чехословакию мои ноги чесались и затекали. Я волновался насчет судорог, но беспокоиться не стоило: я провел первую тренировку в Братиславе, а на следующий день легко выиграл забег на 5000 м, пробежав всего за 14 минут — отличное время. В Нитре я победил на 1500 м, выдав спринт на последнем круге — оставил всех далеко позади».

Звучит иронично, но основная мысль автобиографии Григория Родченкова заключается в том, что допинг — не такое уж и зло и что люди всегда будут его принимать, так как это заложено в их природе, ведь они привыкли врать и обманывать всю свою жизнь. С одной стороны, все выглядит так, словно будущий ученый проводил «эксперименты на себе» в условиях, когда стероидами увлекались очень многие его коллеги — и в СССР, и за рубежом. Но с другой — последующее раскаяние не снимает с разоблачителя ответственности.

Получается, что главный борец с русским допингом не только лично занимался манипуляциями в московской лаборатории (по крайней мере, Родченков очень много о них рассказывает). Еще до работы в антидопинговой структуре Григорий Михайлович много и с удовольствием употреблял запрещенку, а также являлся одним из крупнейших дилеров стероидов в отечественном спорте. Как такой человек потом мог быть назначен на ключевой пост в нашем спорте — вопрос риторический.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости