Крейг Риди: "Скоро сможем назвать имена грязных спортсменов в Сочи"

Вчера. Рио-де-Жанейро. Глава ВАДА Крейг РИДИ. Фото AFP
Вчера. Рио-де-Жанейро. Глава ВАДА Крейг РИДИ. Фото AFP

Глава ВАДА Крейг Риди на 129-й сессии МОК рассказал о расследованиях организации в отношении допинга в российском спорте.

Дмитрий ЗЕЛЕНОВ
из Рио-де-Жанейро

Выступление главы ВАДА завершило долгий день сессии МОК. День, который начался для нас оптимистично (члены МОК раскритиковали ВАДА), а закончился все равно на тревожной ноте. Сэр Риди выступил с корректной речью перед делегатами, но в ходе пресс-конференции разошелся и заявил, что знает имена "грязных" олимпийцев из России, участвовавших в сочинских Играх. К сожалению, возможности задать Риди вопрос российским журналистам не дали. Конференция превратилась в беседу с представителями англоязычных СМИ.

– Мы столкнулись с целым рядом вызовов, которые касаются России, – начал Риди. – Все последние 19 месяцев я занимался расследованиями. Многие критиковали ВАДА за то, что мы не сразу использовали данные, получаемые с 2010 по 2014 год. Но если вы начинаете большое расследование, важно, чтобы у вас были надежные данные. Без них трудно проводить расследования. Мы имели дело с двумя людьми, которые в 2010 году дали сигнал. Затем в 2013 году Виталий Степанов признался нам, что он должен потратить время на сбор фактов и доказательств. Это также касалось его жены, применявшей допинг в прошлом. Когда они предоставили доказательства немецкому телевидению, и мы показали фильм на нашей сессии в Монако, мы созвали комиссию довольно быстро. 1 августа 2015 года комиссия начала работу – в первый день, когда ВАДА получило соответствующие полномочия. Комиссия затем подключила и других людей, давших нам сигналы.

Первая комиссия не нашла никаких конкретных доказательств участия государства. Но в мае появились другие доказательства – на канале CBS и в статье New York Times. Я говорю о показаниях Григория Родченкова. Мы начали независимое расследование под руководством Ричарда Макларена. Для того, чтобы выявить тех, кто занимался организацией манипуляций с допинг-пробами, для того, чтобы назвать конкретных спортсменов. 19 мая началось расследование Макларена, и 18 июля, 57 дней спустя мы опубликовали доклад, который доказывает без всякого сомнения, что Московская лаборатория участвовала в государственной программе сокрытия положительных проб и защиты спортсменов. Все это происходило при помощи ФСБ, центра подготовки спортсменов, лабораторий в Сочи.

Коллеги, это очень серьезные нарушения. Президент (МОК Томас Бах. – Прим. "СЭ") охарактеризовал это как атаку на честность и неподкупность спорта. Все эти дни ВАДА предоставляло федерациям и антидопинговым организациям информацию, которая у нас есть. Понятно, что нехватка времени создает проблемы и вызовы всем участникам процесса. Когда я оглядываюсь назад, то понимаю, что невозможно не сказать: трудности возникли, когда доклад Макларена сделал свои серьезнейшие выводы. Прозвучал тезис, что система сломана. Но я поправлю: сломана часть системы. Значит, нужно работать с этими частями, которые требуют нашего внимания. Жизненно важно определить пути дальнейшей работы с Россией. Я радостно сообщаю, что Россия признала, что оба доклада имеют значение.

Что касается программы тестирования. Лаборатория в Великобритании завершила анализ 50 процентов взятых тестов. Есть существенное количество неправильно проведенных тестов. Тренеры и врачи не проявляли рвение в сотрудничестве с антидопинговыми службами. Таможенные службы вскрывали пакеты и сумки. Сотрудников не пускали в закрытые города. У РУСАДА еще долгий путь. Необходимо изменить многое. При этом я рад, что в России создана комиссия под руководством Виталия Смирнова. Мы уже переговорили об этом, и проведем встречу.

Очень печально, если крупнейшая страна в мире не соответствует олимпийским ценностям.

Мы хотели бы полностью пересмотреть антидопинговую систему. Мы собрали целые аналитические группы. Будем пересматривать систему управления ВАДА. Пытаемся усилить антидопинговую систему. Работаем с нашими партнерами. Мы услышали ваши предложения. Возможно, мы слишком много концентрировались на том, чтобы все соответствовали правилам. Надо двигаться вперед.

Расследование Макларена практически завершено, и это огромный вклад в защиту чистого спорта. Мы – не полицейские и не правоохранительные органы, но мы стараемся защищать тех, кто помогает нам, в частности – супругов Степановых. Люди не должны бояться информировать нас.

Коротенький итог. Есть проблема, и ее надо решить. Все признают, что проблема есть, и это уже хорошо. Профессор Макларен выполнил свою цель. Он нашел конкретные свидетельства. Ему осталось выявить некоторые имена, имена атлетов, и он это сделает. Прозвучал тезис, что система разрушена. Я не согласен. Она пострадала частично. Я рад, что господин Бах тоже это признает.

– Как вы умудряетесь быть и в ВАДА, и в МОК?

– Могу вас заверить, что у меня нет никакого конфликта интересов. Я отсутствовал на заседании исполкома. Система не так уж и плоха, но ее нужно улучшать. Доклад Макларена выявил серьезные нарушения, которые влияют на спорт. Я не могу ответить на вопрос о присутствии российских спортсменов в Рио. Исполком МОК создал специальную панель, которая все решит.

– С утра вы и ваша организация подверглись серьезной критике. В частности кто-то сказал, что ВАДА сегодня больше заботится о себе в публичном пространстве, чем о реальных делах.

– Во время обеденного перерыва я сказал автору тезиса, что нахожу это оскорбительным.

– ВАДА выступало за тотальное отстранение сборной России. МОК решил иначе. Вы себя чувствуете плохими ребятами?

– ВАДА не имеет права решать, кто участвует в спортивных соревнованиях. Мы можем лишь выносить рекомендации. Мы осторожно посоветовали лишить аккредитации Олимпийский комитет России. МОК поступил по-своему, и он имел на это полное право. Не думаю, что наш авторитет после этого упал. Мы сделали огромный вклад в процесс.

– Но ваше мнение проигнорировали...

– Когда вы сталкиваетесь с таким докладом, какой сделал Макларен – очень серьезным документом, вы обязаны реагировать. И МОК отреагировал, он принял это решение, очень сложное и продуманное. МОК пытается сейчас найти чистых атлетов в скомпрометированной системе. Это непростая задача. Выработаны определенные критерии.

– Вас обвиняют в политизированности.

– ВАДА никогда не занималось политикой. Мы занимаемся делом защиты чистых атлетов. Политикой здесь и не пахнет.

– Какая часть антидопинговой системы дала сбой?

– Московская лаборатория. Это серьезное дело. Сбой дала система надзора, система не выполнила своих полицейских функций. Может, нам нужно больше полномочий? Если люди дадут нам больше власти, будет хорошо. Мы скоро сможем назвать имена грязных спортсменов в Сочи. МОК заинтересует эта информация. Россия хотела реабилитироваться за ужасающие Игры в Ванкувере.

 

Томас БАХ, президент МОК:
– Еще раз повторю: есть необходимость усовершенствования системы. Не нужно ее уничтожать, ее нужно улучшать. Антидопинговая система должна быть надежной – надежнее, чем сейчас. Будет встреча в сентябре, будет олимпийский саммит в октябре. Давайте соберем все идеи и созовем внеочередную комиссию ВАДА. В конечном итоге ВАДА нужно принимать все решения.

Результаты опроса

42967 чел.

Интересны ли вам Олимпийские игры в Рио-де-Жанейро?
24.0%
Да, безусловно
42.7%
Да, но только с участием России
5.2%
Нет, интересны только скандалы
28.2%
Нет, совершенно
Материалы других СМИ