00:02 20 октября 2012 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Игорь Шпильбанд: "К тому, что случилось
у нас с Зуевой, я готов не был"

  • Апрель 2011 года. Москва. Чемпионат мира. (Слева направо): Мэрил ДЭВИС, Игорь ШПИЛЬБАНД, Скотт МОИР, Майя ШИБУТАНИ, Тесса ВИРТУ. Со своими бывшими подопечными тренер, по его словам, до сих пор сохраняет теплые отношения.
    Апрель 2011 года. Москва. Чемпионат мира. (Слева направо): Мэрил ДЭВИС, Игорь ШПИЛЬБАНД, Скотт МОИР, Майя ШИБУТАНИ, Тесса ВИРТУ. Со своими бывшими подопечными тренер, по его словам, до сих пор сохраняет теплые отношения. Фото AFP
Екатерина<br />КУЛИНИЧЕВА
Екатерина
КУЛИНИЧЕВА

Сенсация прогремела в июне: информационные агентства сообщили, что распался самый успешный тренерский дуэт последнего времени в танцах на льду. Представители российской тренерской школы Марина Зуева и Игорь Шпильбанд, много лет работающие за океаном, прекратили сотрудничество.

Три ведущих дуэта группы - олимпийские чемпионы Ванкувера канадцы Тесса Вирту и Скотт Моир, чемпионы мира-2011 американцы Мэрил Дэвис и Чарли Уайт и их соотечественники, бронзовые призеры того же мирового первенства Майя и Алекс Шибутани - остались с Зуевой в Кэнтоне (штат Мичиган). Причем с тех пор все стороны были более чем скупы на комментарии по поводу случившегося.

За Шпильбандом, сумевшим в кратчайшие сроки найти новую тренировочную базу неподалеку - в Нови, все тот же Мичиган, ушли американцы Мэдисон Чок и Эван Бейтс, а также литовцы Изабелла Тобиас и Дэйвидас Стагнюнас. Вскоре к ним присоединились россияне Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко вместе с итальянцами Анной Каппеллини и Лукой Ланотте.

СМОТРЮ В БУДУЩЕЕ

- Игорь, сколько танцевальных дуэтов входят в вашу группу?

- Этим летом у меня работало около десяти пар. Помимо Чок и Бейтса, Каппеллини и Ланотте, Рязановой и Ткаченко, Тобиас и Стагнюнаса это поляки Юстина Плутовска и Петер Гербер, несколько юниорских дуэтов из Канады, Америки, Франции и Италии. Также я помогал еще одной итальянской паре Шарлен Гийяр и Марко Фаббри. И буквально несколько недель у меня тренировались Евгения Косыгина и Николай Морошкин - спортсмены Алексея Горшкова.

- Был ли кто-то еще, кто хотел поработать с вами, но кому пришлось отказать - к примеру, из-за нехватки времени? Ведь вы вынуждены были заниматься обустройством на новом месте...

- Нет, никому не отказывал. На катке в Нови, где теперь работаю, две "поляны" - и одна из них в моем распоряжении фактически весь день. Безусловно, организационная часть отняла много времени. Но ничего, я справился.

- Насколько быстро удалось все устроить?

- Было сложно, потому что я не ожидал того, что случилось, и не был готов к вынужденному переезду. Многие арены к тому моменту уже распродали лед или закрылись на лето. Но в итоге нам повезло: в Нови оказалось достаточное количество льда, поэтому рабочий процесс не остановился. Чисто по-человечески пережить случившееся было, конечно, куда тяжелее.

- Можно сказать, что уже пережили?

- (После паузы.) Я считаю, что смотрю в будущее (улыбается).

- Вы вообще отходчивый человек?

- Отходчивый. Но не забывчивый.

ЗВОНИЛИ ОТОВСЮДУ

- У вас наверняка много предложений...

- Было очень приятно, когда стали звонить отовсюду. Из Флориды, из Калифорнии, из Нью-Йорка. Но мне не хотелось переезжать далеко, потому что было бы трудно перевезти всех фигуристов. Кто-то, к примеру, учится в университете. Да и я привык к Мичигану, где живу уже больше двух десятилетий. Там и мои друзья, и специалисты, с которыми работаю многие годы. Всю эту структуру можно перенести с одного катка на другой, а вот из штата в штат - уже намного сложнее.

- Вас ведь звали и в Россию?

- Мне действительно позвонили из российской федерации фигурного катания. Предложили поддержку. Никаких конкретных разговоров мы не вели, но мне было очень приятно.

- Это вообще было возможно - убедить вас переехать из США?

- Я бы не стал говорить таких слов, как "возможно" или "невозможно". Сейчас в нашем мире возможно все. Просто это крайне сложно. В Нови мне удалось все организовать в короткий срок. Помогло наличие широких профессиональных контактов в Мичигане со специалистами и по балету, и по акробатике, и по ОФП. А если бы решил куда-то срываться, то пришлось бы искать всех заново.

- Кто из тренеров работает сейчас с вами в Нови? Летом, знаю, к вам приезжали Барбара Фузар-Поли и Марина Климова, но, если правильно понимаю, не на постоянной основе.

- Да, Барбара и Марина приезжали несколько раз и оказали мне огромную помощь. Это очень грамотные специалисты. Но расписание сложилось так, что в их постоянном присутствии не было необходимости.

- То есть теперь, после десяти лет тренерского партнерства, вы предпочитаете справляться сами?

- Я ведь так работал и до Марины (Зуевой. - Прим. Е.К.) - практически 15 лет. Причем у моей группы был достаточно серьезный уровень.

МЭРИЛ МНЕ ПИШЕТ

- Общаетесь ли вы со спортсменами, оставшимися в Кэнтоне?

- Сказать, что мы общаемся, нельзя - нет времени. Работа на новом месте занимает меня полностью. Но мы по-прежнему в хороших отношениях. Скажем, Мэрил (Дэвис. - Прим. Е.К.) постоянно пишет мне по электронной почте, поздравляет с успехами Мэдисон и Эвана (Чок и Бейтса. - Прим. Е.К.). К спортсменам у меня нет никаких претензий. Они в этой ситуации - жертвы.

- Получается, официальная версия, озвученная клубом Arctic Edge, - о том, что три ведущих дуэта отказались работать с вами из-за неких разногласий, не соответствует действительности?

- Да, это неправда.

- Вам интересно, что происходит у ваших бывших учеников, какими получились их новые программы?

- Безусловно. Зачем я буду врать (улыбается)? Я вообще с интересом смотрю программы всех пар мира, а тем более - такого уровня, как они. Каждая их программа может привнести в танцы что-то новое.

- А вы уже видели кого-то из них? Во время контрольных прокатов сборной США, например?

- Нет. В Америке прокаты организованы так, что каждый дуэт могут видеть только специалисты и тренеры данных фигуристов.

- Всех интересует, насколько распад вашего с Зуевой тандема способен изменить положение дел в танцах на льду. И сказаться на недосягаемом положении тех же Вирту и Моира, Дэвис и Уайта... Каково ваше мнение на этот счет?

- (Улыбается.) Мне трудно комментировать это, поскольку в нынешнем сезоне я еще не видел ни тех, ни других. Но считаю, что потенциал у обоих дуэтов достаточно сильный. Остальным будет не так просто их достать. До Олимпиады полтора года, и мне кажется это… (делает небольшую паузу) достаточно сложно, скажем так.

РЯЗАНОВА И ТКАЧЕНКО ЕЩЕ УДИВЯТ

- Еще весной о сотрудничестве с вами договорились Екатерина Рязанова и Илья Ткаченко, а также их тренер Алексей Горшков. Чего они хотели получить от работы с вами?

- Наверное, искали некое новое дыхание в творчестве, в постановках, в технике катания. Мы с Алексеем знаем друг друга очень много лет, так что найти общий язык было несложно. Пока мы проработали всего три месяца, но впечатления у меня очень положительные. Чувствую в этой паре громадный потенциал и получил огромное удовольствие от работы с ней.

- Чего, на ваш взгляд, им недоставало в предыдущие годы, чтобы на равных бороться за звание первого или, скажем, второго номера российской сборной?

- Считаю, они смогут побороться за это звание и в этом сезоне, и в следующий, олимпийский год. У них есть для этого все - просто нужно немножко времени. Оба очень хорошо катаются. Илья - просто изумительный партнер, Катя - очень выразительная, эмоциональная, сильная партнерша. Для них необходимо найти правильные программы и музыку. И тогда эта пара засверкает и удивит болельщиков.

- Вы сразу согласились с идеей Татьяны Тарасовой заменить их первый вариант произвольного танца Hey You на вальс из "Крестного отца"?

- Да. Когда мы начали работать над программой Pink Floyd, идея казалась интересной и свежей. Но программа получалась слишком ровной, поэтому решили выбрать более эмоциональную музыку. Благодаря "Крестному отцу" я лучше понял эту пару. Думаю, это то, что им нужно.

- На турнире в финском Эспо ваши новые ученики Каппеллини и Ланотте выиграли произвольный танец, но по сумме двух программ уступили Екатерине Бобровой и Дмитрию Соловьеву. Каково ваше впечатление от этого российского дуэта, который в межсезонье тоже сменил тренера?

- Мне, к сожалению, не удалось на них посмотреть: был полностью занят работой с тремя своими парами. Давайте отвечу на этот вопрос как-нибудь в другой раз. Могу сказать одно: три месяца - слишком короткий срок, чтобы делать выводы. Нельзя говорить, что спортсмены перешли к другому тренеру - и тут же все у них изменилось. И что со старым все было плохо, а с новым - все хорошо. Так не бывает. Можно сразу заметить разве что какие-то интересные находки, программы. Но чтобы увидеть результаты серьезной работы, времени нужно больше.

О "КАРМЕН" ДУМАЛ ДАВНО

- В прошлом сезоне большинство ведущих дуэтов предпочли легкие танцевальные программы. Дэвис и Уайт в последний момент даже заменили драматическую по характеру "Дорогу" на "Летучую мышь". А сейчас многие фигуристы решили, наоборот, "катать драму". В танцах на льду новая мода?

- Не знаю, можно ли тут применить понятие "мода". Каждая пара из года в год по идее старается показать что-то новое - так они продолжают развиваться. И именно это, думаю, можно считать главной тенденцией. Если каждый сезон делать только танцевальные программы или только драматические, это будет повторение. Нынешние правила в танцах очень жесткие - они требуют и смены ритма, и смены характера. И в первую очередь при поиске музыки исходишь, конечно, из этого.

- Как получилось, что сразу две пары из числа лидеров одновременно пришли к теме "Кармен" (кроме Каппеллини и Ланотте ее выбрали для своего произвольного танца и Вирту/Моир. - Прим. Е.К.)?

- У меня идея "Кармен" существовала уже много-много лет. Даже программа была скомпонована - для пары, которая так и не состоялась. И когда ко мне пришли Анна с Лукой, я подумал, что для них эта тема будет в самый раз.

- В фигурном катании было несколько знаменитых "Кармен". В чем особенность программы Каппеллини и Ланотте?

- Последний раз, напомню, "Кармен" была на Олимпиаде 2006 года в Турине у Татьяны Навки и Романа Костомарова. Но там были Тореодор и Кармен, а у Луки и Анны совершенно другая история и иная драма - Кармен и Хосе, история любви, измены, ревности. Исходя из этого, и музыкальные фрагменты использованы другие. Понимаете, это настолько сильная вещь, настолько потрясающая музыка, что можно сделать несколько программ и не повториться. Мне показалось, что сейчас "Кармен" соответствует тому, что хочет ISU.

- Вы пересматривали какую-либо из постановок прошлых лет?

- Честно говоря, нет. Прекрасно помню их все, в том числе программу Натальи Бестемьяновой и Андрея Букина. Я смотрел балеты с Майей Плисецкой и не только. К "Кармен" обращались разные балетмейстеры, трактовавшие эту тему в разном ключе. Если хотите, самое близкое к тому, что делают Анна и Лука, - это исполнение Плисецкой. Кстати, с ребятами работала хореограф Людмила Власова, бывшая балерина Большого театра. Она тоже многое внесла в эту программу.

Екатерина КУЛИНИЧЕВА
Эспо - Москва


Читайте также
Партнёры

КОММЕНТАРИИ
Войти, чтобы оставить комментарий
Партнёры