«Еще в первый день нам сказали, чтобы мы не гуляли по улицам». Российский вратарь рассказал об игре за команду из Калифорнии

15 июня 2020, 19:30

Статья опубликована в газете под заголовком: «Артем Загидулин: «Отклонив предложение «Магнитки», не чувствую сожаления. Хочу играть в НХЛ»»

№ 8217, от 17.06.2020

Артем Загидулин. Фото The Athletic
Вратарь Артем Загидулин — о сезоне за фарм-клуб «Калгари» и отказе возвращаться в «Магнитку»

Возвращаться в Россию не планировал

— Вы, правда, отказались от 50 миллионов от «Металлурга»?

— Все-таки предложение было чуть скромней, но я действительно решил остаться за океаном. Сейчас надо возвращаться в Калгари, там нужно быть до 21 июня. У меня и канадская виза заканчивается, но ее сделают на месте.

— Удивительно, что вас не заинтересовало такое предложение уральцев.

— Так я для себя все решил, когда отправился за океан. Ничего страшного в том, что я провел весь сезон в АХЛ. Мне изначально сказали, что так будет. Надо было привыкнуть к новому хоккею, присмотреться к лиге. Было бы странно, если бы я вернулся в КХЛ после одного сезона. Планы совершенно другие.

— Если возвращаться на год назад, то многих вообще удивило, что вы решились уехать. Помню, Геннадий Величкин вас уговаривал остаться.

— Я еще до этого искал какие-то варианты за океаном, а когда нашел, то начались переговоры с «Металлургом». Но там как говорили: «Мы тебе дадим сыграть 50 процентов матчей». Однако, в контракт же это не запишешь. Могло быть и тридцать процентов, и двадцать.

— В свое время вы чуть-чуть поиграли в «Куньлуне» и оставили очень хорошее впечатление.

— Помню, начал не очень хорошо. Но перед одним из матчей Андрей Макаров прямо на раскатке получил травму ключицы, и я вышел в стартовом составе. Затем был еще «сухарь» с «Амуром».

— Я так и не понял, зачем вы вернулись в Магнитогорск?

— Да я и сам не понял. После одного из матчей подошли и сказали: «Артем, ты возвращаешься в «Металлург». Права были у уральского клуба, мне ничего не оставалось, кроме как собрать вещи и уехать. Вернулся, были какие-то надежды, но меня сразу отправили в «Южный Урал», в ВХЛ.

— За «Калгари» вы все-таки сыграли перед сезоном. Помню, что дебют вышел удачным, так как отразили все 15 бросков.

— Да, вышел на половину матча. Зато в следующем получил четыре от «Сан-Хосе», интересно, но все с подставлений.

— После этого вас и отправили в «Стоктон»?

— Я спокойно к этому отнесся. Многие голкиперы, приехавшие из КХЛ, отправляются в фарм-клуб. В этом нет ничего страшного. Да тот же Давид Риттих, который сейчас является основным в «Калгари», два года провел в фарм-клубе.

АХЛ

— Игорь Шестеркин в системе «Рейнджерс» с удивлением узнал, что он «жирный».

— У меня процент жира был — 10,8, но ко мне еще в «Калгари» подошел тренер вратарей и сказал, что хотел бы видеть значение — 10. Никогда не был особо полным, но за океаном другие тесты. Ничего страшного, не такая уж и большая разница. Тренировки, правильное питание и все пришло в норму.

— Как с вами работают в АХЛ?

— Очень хорошо. У нас прекрасный тренер вратарей Томас Спир. Самые лучшие впечатления от работы с ним. Проблемы, которые у меня были, видимо, типичны для российских вратарей: катание, владение клюшкой.

— О, я смотрел вашу первую игру в АХЛ и меня поразило, как часто вы уходите за ворота, чтобы остановить шайбу. Никогда за вами такого не замечал.

— Так сколько мы перед этим тренировались! Тут важно девать подсказки защитникам, общаться с ними, чтобы понимать, как будет продолжаться комбинация. И я точно знаю, что если ошибусь за воротами, то мне слова никто не скажет.

— Тот же Игорь Шестеркин даже стал передачи раздавать.

— У меня один раз получилось партнера в прорыв бросить. Но это нормально. Соперник едет на смену, у нас небольшое преимущество. Главное, чтобы навык был.

— Вы играете в калифорнийском дивизионе, который практически не встречается с соперниками из других подгрупп. Очень необычно.

— Это правда. С тем же «Бейкерсфилдом» раз десять уже встретились. Честно говоря, я не особо разбирался почему так происходит. Единственное, куда мы ездили, так это на матч с «Айовой». А так все одни и те же команды. Но есть и плюс.

— Какой?

— А непонятно, как закончится та или иная встреча. Тут вообще ничего предсказать нельзя. Мы можем выигрывать до третьего периода или проиграть, показать худший хоккей, но набрать очки. Все может поменяться в течение пары минут.

— Вы же были участником шикарного матча с «Онтарио», когда победили — 8:5.

— Причем, после первого периода вели 8:1. Могли забивать во втором отрезке встречи, у нас было десяток моментов, но в итоге соперник одну шайбу отыграл. И в третьем мы из своей зоны вообще не выходили.

— Первый раз вас заменили по ходу встречи с «Бейкерсфилдом». Это была ваша четвертая игра в сезоне.

— Причем, вратарей тут редко меняют, доверяют до конца. Бывает так, что же поделать. Нас тогда просто разрывали. Тут вообще хоккей довольно специфический. Броски из любых позиций, никто ничего не разыгрывает. Если взять мои данные за сезон, то картина, может быть, и не самая радостная, но нужно понимать, какой тут хоккей.

— Ваш процент отраженных бросков — меньше 90, коэффициент надежности — в среднем 3 с лишним шайбы за игру.

— Ну да, однако, 16 побед в 30 матчах, два «сухаря». Ко всей статистике тут нужно относиться осторожно.

— Вы начали сезон двумя матчами за два дня с «Колорадо». Новичка сразу бросили в пекло.

— Я тоже удивился, но у нас Джон Гиллис травму получил, вызвали голкипера из ECHL, но только для того, чтобы его в протокол внести. Что тут сказать, тяжело пришлось. Но я уже был в такой форме, что спокойно все перенес. К концу второго матча чувствовал себя отлично.

Американский быт

— «Стоктон» — одна из команд, на которую ходит очень мало зрителей.

— Согласен, в этом смысле мы конкурируем с «Сан-Хосе». У нас тут было две автограф-сессии и я удивился, что на вторую пришли те же люди, что были на первой. Ну ладно, думаю, один автограф получили — хорошо, а второй-то зачем. Если говорить о посещаемости, то на это как-то особо и не обращаешь внимание. Зато в «Колорадо»" много зрителей, на «Айову» ходят.

— Скажу, что смотреть вас тяжело. И трансляции худшие в лиге.

— Да, я как-то увидел. Одна камера вверху стоит. В ВХЛ кое-где так матчи показывают.

— Я почему об этом говорю. У вас нормальный клуб? Всего ли хватает? «Калгари» как-то помогает?

— Насколько я знаю, у «Стоктона» свой хозяин, он даже на какие-то выездные матчи с нами ездит. Но с клубом НХЛ связь отличная. Как-то во «Флэймз» поменяли тактику, ввели какие-то комбинации. И тут же мы стали их тренировать. Нет никаких проблем с экипировкой, со льдом. Ты всегда можешь приехать на стадион, поработать. Правда, иногда на лед выходить запрещали, мол, этого не нужно, лучше восстановиться, ограничьтесь залом. Это не связано с дефицитом льда, исключительно тренерские решения.

— На автобусах ездите?

— Иногда и на самолете, даже с пересадками. Тяжелей всего пришлось добираться до Тусона. У нас не чартер, летели вместе с другими пассажирами. А на игры с «Сан-Хосе», с «Бейкерсфилдом» на автобусе добираемся.

— Что скажете о главном тренере Кайле Маклине?

— Очень добрый человек, постоянно интересуется делами, какие-то советы дает, но при этом в мою игру совсем не лезет, у меня свой тренер. Как-то Кайл, объяснил нам с Александром Елесиным, где лучше приобрести машину. Правда, мы потом передумали и взяли напрокат.

— Выгодней?

— Так смысла в покупке не было. Мы сейчас уехали, и она бы стояла непонятно где. Прокатную-то с трудом успели сдать, так как некоторые офисы были уже закрыты.

— Как происходило завершение сезона?

— Помню, мы были дома и увидели новости, что НБА останавливает сезон. Елесин сразу сказал, что мы следующие. Потом приходит сообщение в клубном чате, что вместо тренировки будет собрание, а через несколько минут — вместо собрания конференция по видеосвязи. Сообщили, что пока на несколько дней пауза, но потом уже стало понятно, что все надолго.

— Как вы успели выбраться из Америки?

— В клубе сказали, что мы можем лететь домой, никаких проблем. Но я слышал, что если бы турнир возобновился, то весь перелет был бы за наш счет, а так нам все билеты оплатят. Все произошло за пару дней до закрытия границ.

— Почему так поздно?

— А я заболел. Простыл, была температура. Решили, что не стоит в таком состоянии по аэропортам мотаться нет смысла, так что дождались.

— Вы подхватили вирус?

— Я уже дважды сдавал анализы, и он показывал, что коронавируса не было и нет. Так что, видимо, была обычная простуда.

— Все, что мы знаем про Стоктон — какое-то время город лидировал по количеству убийств. Страшно вам было?

— Еще в первый день нам сказали, чтобы мы не гуляли по улицам. Никаких пояснений не было, просто сказали, что лучше не выходить. Так что даже не знаю, опасно ли действительно в Стоктоне или нет. Стрельбы я не слышал, но бездомных довольно много. Сложности возникли с квартирой. Мы посмотрели все варианты в городе и нам посоветовали в тех местах не снимать жилье. То ли районы не самые благополучные, то ли еще что-то.

?— И где вы жили?

— В Трейси. Это почти полчаса от арены. Обычный город, очень небольшой, сходить некуда. Причем, цены такие, словно мегаполис. Квартира обходится в 1900, но с мебелью получается 2500 долларов.

— Прилично. Так и сидели в четырех стенах?

— Если уж был выходной, то мы могли Сан-Хосе съездить. Как-то побывали в Сан-Франциско, но уже когда началась пандемия. Пустой город, все закрыто и только мы ходим, как туристы. А еще как-то в Сан-Диего побывали. Приехали туда на матчи, но у нас были выходные. Сходили в знаменитый ресторан «Пушкин».

— Это, который от погромов с оружием защищали русские эмигранты?

— Ага. Что удивительно, то основные посетители там американцы. Мы-то думали соотечественников встретить.

— У вас в команде играют Ринат Валиев и Александр Елесин. В такой ситуации трудно изучать английский.

— Саша Елесин нормально уже говорит. Но он знал, что поедет в Америку и последний год в КХЛ занимался английским плотно. Мне же действительно тяжело, так как круг общения свой. Тренер советует больше разговаривать с партнерами по команде, но у нас еще есть Мартин Поспишил, изучавший русский в школе. У Адама Ружички все похуже, но он тоже нас понимает. Я больше старался говорить с Джастином Киркландом.

— А с вашим коллегой Гиллисом?

— Да не особо. Он как-то не настроен на общение.

— Вы за этот год стали сильней?

— Без сомнения. Научился многим вещам. Понятно, что есть еще в чем добавлять, но чувствую, что прогрессирую. И, отклонив предложение «Металлурга», не чувствую, что потерял что-то. Я хочу играть в НХЛ.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

11
Предыдущая статья Следующая статья