«Ефремов может получить меньше пяти лет. Важно, чтобы не было, как с делом Кокорина и Мамаева»

Константин Алексеев
Заместитель шефа отдела футбола
11 июня 2020, 19:30

Статья опубликована в газете под заголовком: ««Он может получить меньше пяти лет. Важно, чтобы не было, как с делом Кокорина и Мамаева»»

№ 8215, от 15.06.2020

Известный актер Михаил Ефремов. Фото Федор Успенский, "СЭ"
Адвокат Максим Пашков — о деле Михаила Ефремова.

Известный адвокат Максим Пашков рассказал «СЭ» о том, сколько будет идти следствие и суд по делу Михаила Ефремова, ставшего виновником ДТП со смертельным исходом, какое наказание грозит актеру, почему он под домашним арестом, а Павел Мамаев и Александр Кокорин ждали суда в СИЗО, и многом другом.

Полгода следствия

— Когда, по вашим оценкам, стоит ждать решения по делу Ефремова?

— Предварительное следствие, думаю, уложится в полгода. Дальше дело передается прокурору для утверждения обвинительного заключения, затем суд. Если в особом порядке, то хватит пары заседаний — это месяц-полтора. В общем порядке — месяца два-три.

— От чего зависит — общий порядок или особый?

— Рассмотрение в особом порядке — когда лицо полностью соглашается с предъявленными обвинениями. Причем неважно, по каким мотивам. Суд не исследует свидетельские показания, обстоятельства дела. Только личностные характеристики. В этом случае обязательно следует обвинительный приговор.

— Вы какой вариант советовали бы артисту?

— Если по делу все очевидно, то предпочтительнее согласиться с обвинением, выбрав особый порядок рассмотрения. Если же обвиняемый вину не признает, тогда стоит вести речь об общем порядке рассмотрения дела. В нашем случае, скажем, если вдруг отказало рулевое управление.

— Как думаете, какое наказание ждет Ефремова?

— Сейчас дело заведено по пункту «а», части 4, статьи 264 — «нарушение правил дорожного движения и эксплуатации транспортных средств, повлекшее по неосторожности смерть человека и совершенное лицом, находящимся в состоянии опьянения». Он предусматривает лишение свободы на срок от пяти до двенадцати лет. Все будет зависеть от очень многих обстоятельств. Пока Ефремов вину признает, но что-то может поменяться. Будут также приниматься во внимание экспертизы, возмещение ущерба, позиция потерпевшей стороны и т.д.

— Статью могут изменить?

— А куда ей меняться? Некуда. Есть, правда, 64-я статья УК — суд вправе назначить по совокупности смягчающих обстоятельств наказание ниже минимального срока по данной статье.

— Именно по ней иногда удается выходить сухими из воды каким-то чиновникам или богатым людям?

— Почему только чиновникам? Разные случаи бывают. Но пользуются этой статьей очень редко. Должно сойтись многое. В первую очередь важна позиция потерпевшей стороны. Главная задача — восстановить справедливость. А кому виднее, как не потерпевшей стороне?

Домашний арест обоснован

— Пока со стороны видятся только отягчающие обстоятельства. Например, состояние наркотического опьянения.

— С точки зрения закона нет разделения на алкогольное и наркотическое опьянение. Отягчающего обстоятельства нет — опьянение уже указано в статье, как квалифицирующий признак.

— Решения суда ждать примерно через девять месяцев?

— Да, где-то так. Я только пожелал бы, чтобы не было кампанейщины, а все происходило по закону. Он един для всех — будь ты заслуженный артист России или рядовой человек. Звания Михаила Олеговича тоже должны приниматься во внимание, но в рамках закона.

— Почему, на ваш взгляд, Кокорин и Мамаев, никого не убившие, ждали суда в СИЗО, а Ефремов отпущен под домашний арест.

— Процесс над футболистами как раз и шел под флером кампанейщины. Это подтвердил и кассационный суд, который отменил приговор и направил дело на новое рассмотрение. Я уже давно отмечал в интервью «СЭ» — никакого группового хулиганства не было. И по обстановке совершенно очевидно, что сговора не могло случиться. Они же не отходили в сторону, не обсуждали, как будут нападать. Кроме того, преступление Михаила Олеговича совершено по неосторожности, это неумышленное деяние. Поэтому домашний арест соразмерен тяжести преступления. Я вообще полагаю, что в СИЗО должны содержаться действительно опасные для общества люди — убийцы, насильники, разбойники. А то иногда сажают, чтобы оказать давление или просто, чтобы был под рукой.

— Ефремов все девять месяцев будет под домашним арестом?

— Пока эта мера избрана на два месяца. Я надеюсь, что Михаил Олегович включит остатки разума и не будет нарушать правила. Если же пойдет в свой любимый бар и там что-то выпьет, то рискует ограничить себя в удовольствиях на весь оставшийся срок следствия. Мера пресечения может быть изменена как в сторону усиления, так и в сторону ослабления условий пребывания.

Лучше тихо выйти, чем громко сесть

— Что можно, а чего нельзя под домашним арестом?

— Неверно считать, что домашний арест — это курорт. Нет, это содержание в изоляции от общества, пусть и в условиях жилого помещения. Человек не имеет права ни с кем разговаривать, кроме близких родственников, защитников, следователей и сотрудников службы исполнения наказаний. Не имеет права пользоваться интернетом, а также выходить из дома. Только в исключительных случаях: если необходима медицинская помощь или случился форс-мажор — пожар, утечка газа. В общем, ограничения жесткие. Просто камера попросторнее. С учетом резонанса, думаю, сотрудники ФСИН будут навещать обвиняемого чаще обычного.

— Проверять — не снял ли электронный браслет?

— С руки это еще можно сделать, с ноги современные снять без повреждений невозможно. А проверять сотрудникам есть что — не пришли ли в гости друзья, не пользуется ли интернетом.

— Если судить по вашей практике, какое наказание дают обычно в таких случаях?

— Все зависит от поведения человека. В случае смерти потерпевшего в подавляющем большинстве дел дается все же реальное, а не условное наказание. Если рассмотрение дела идет в особом порядке, то наказание не может быть больше двух третей от максимального. То есть в нашем случае, когда верхняя граница 12 лет, не более восьми лет. Плюс если человек возместил ущерб, оказал полное содействие следствию, выполнил еще ряд условий, то идут две трети от тех самых двух третей. В нашем случае — пять лет и четыре месяца. Так что факторов масса.

— Но получить меньше пяти лет — шансов мало?

— Исключительный случай признается судом не каждый день и не каждый месяц, вещь редкая, хотя и случается.

— Появлялись сообщения об отказе адвокатов браться за дело Ефремова. Вы понимаете этих людей? Или речь идет исключительно о пиаре?

— Разные могут быть мотивы. Кто-то, например, не специализируется на таких делах. Это как хоккеисту предлагать играть в баскетбол. Кто-то, возможно, пообщался с Михаилом Олеговичем и понял, что не найдет общего языка. Но что в качестве протеста — мне верится с трудом. Подобных дел много, есть и куда хуже, однако это работа адвоката. Что касается пиара, то не исключаю. Кто-то его любит, другие, напротив, предпочитают молчать. Говорят, что лучше тихо выйти, чем громко «сесть».

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
427
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир