17:22 26 июля | Фехтование

Юрий Мерзликин: "Колобовой нужны помощницы"

Виолетта КОЛОБОВА. Фото AFP
Виолетта КОЛОБОВА. Фото AFP

Тренер сборной России по шпаге Юрий Мерзликин подвел итоги чемпионата мира для своего вида оружия.

В Федерации фехтования России журналистов сразу предупредили, что Юрий Иванович не большой любитель общаться с прессой, а особенно после обидных поражений, которое и получилось у наших девушек в матче за "бронзу". Россиянки практически догнали хозяек турнира китаянок, но в итоге все-таки уступили. По словам Мерзликина, прогресс очевиден − в прошлом году команда была восьмой, а в этом уже четвертой, но этого все равно мало и хочется большего, потому что у команды есть потенциал и важно решить все проблемы до старта следующего сезона, в котором начнется отбор на Олимпиаду в Токио-2020.

ВОТ В ЧЕМ НАС ОБМАНУЛИ

− У нас во всех встречах была одинаковая тактика: мы все сводили к заключительному бою, не давая противнику достичь явного преимущества в счете. Это была тактическая борьба – бои по нулям, никто не хотел рисковать, − начал Мерзликин. − И в этом компоненте нас и обманули. Во встрече с США мы выходили на последний бой с преимуществом в один укол, но был допущен ряд ошибок чисто технического плана. Правда, спортсменку мне не в чем обвинить. Результат, который она показала, соответствует тому состоянию, в котором она находится.

Если честно, я предпочитаю, чтобы в командных встречах присутствовало именно фехтование, а не только тактическая борьба. Нельзя все сваливать на одного лидера, он не железный, должны фехтовать все девочки.
По итогам чемпионата мира мы четвертые. По сравнению с прошлым годом это прогресс. Конечно, мне жалко, что мы проиграли. Нельзя с такими счетами призовые места проигрывать. Надо было фехтовать. Китаянки – закрыто фехтующая команда, американки целиком работают на противника. Из этого мы и исходили. Чуть-чуть не хватило.

Я специально не делал никакой замены. Мне кажется, зрителям было интересно наблюдать такие бои. Но нам было тяжеловато.

В принципе, потенциал у команды есть, но реализовать его соответственно нашему уровню пока не получается. Какие-то моменты связаны с психологией, какие-то с подготовкой.

− Много говорится о том, что в командах по разным видам оружия присутствуют свои сложности. У вас с ними как?

− Как в любом коллективе. Разве есть идеальные команды? В моей практике такие не встречались.

− С точки зрения техники, тактики, физподготовки у нас ровная команда?

− Абсолютно. Более того, и физически, и технически мы способны обыгрывать противников. Но не можем удержать преимущество. Если обратиться к статистике, то выяснится, что в девяти боях встречи именно наши спортсменки нанесли первый укол. Это говорит о том, что мы готовы к борьбе. А вот почему не можем реализовать эту готовность, надо разбираться, делать тщательный анализ.

− Кто вас порадовал?

− Хорошо себя проявила Храпина. Может быть, не во всех боях, но тем не менее она фехтовала.

− Замена с американками сработала?

− Она была тактическая и полностью себя оправдала. А вот во встрече с китаянками я не стал убирать Андрюшину, хотя она свой первый бой провалила. В последующих боях она продемонстрировала, что может более четко работать. В девочек надо верить, надо знать, на что они способны.

− Вы верите?

− Конечно.

ЖЕНЩИНА В ЛЮБОМ ВИДЕ СПОРТА ОСТАЕТСЯ ЖЕНЩИНОЙ

− Как работать со спортсменками с точки зрения психологии? Все-таки это слабый пол. 

− Женщина в любом виде спорта остается женщиной. И у каждой свои "закидоны". От психологии спортсменки многое зависит. У кого-то сложности в личной жизни, у кого-то еще какие-то проблемы. Это все неотъемлемые части жизни. Если у спортсменки что-то не в порядке дома, от нее бесполезно что-либо требовать. Но на главном старте сезона все это не должно отражаться. Чемпионат мира − это не поле для экспериментов, здесь нужно выдавать продукт. Все проблемы должны быть решены на берегу. 

− В следующем сезоне начнется отбор на Олимпиаду. Какие у вас надежды в плане олимпийских лицензий?

- Самые что ни на есть серьезные. Команда способна их завоевать. На сегодня мы вторая команда в мировом рейтинге. Возьмем этот чемпионат: сказать, что девочки не фехтовали, просто отбывали номер, обвинить их в том, что не отдались целиком борьбе, ни у кого язык не повернется. Ведь до конца держали в напряжении и соперниц, и болельщиков. Проигрывали семь уколов – подтянули до минимума... Возможно, если бы мы выстроили правильно встречу, результат был бы другим. Женщины в таких моментах, к сожалению, теряются. Тут, наверное, нужно кричать. Что кричать – не знаю.

− У Карполя можно поинтересоваться или у Трефилова.

− Иногда именно это и помогает. Бывает, что женщины другого языка просто не понимают. Постоянно разговаривать с ними на этом языке, конечно, не нужно, но встряхивать можно. Психологи даже рекомендуют делать это время от времени.

− Заминка со сменой шпаги у соперницы во время встречи с Китаем повлияла на Виолетту Колобову?

− Все влияет. Приведу пример: в течение года на этапах Кубка мира командные соревнования проводятся в один день, а тут в два дня, предварительные проходили накануне. Возможно, это связано с количеством судей, количеством спортсменов. В результате день начинается с четвертьфинала, и, не успев как следует разогреться, сразу попадаешь на серьезного соперника. Да, мы заранее знаем и программу соревнований, и формулу. Но в течение года турниры проходят иначе.

НЕ НАДО ПОДВИГА, ДЕЛАЙ ЧТО УМЕЕШЬ

− Китаянки хорошо были вам известны перед встречей за "бронзу"?

− В этом сезоне на этапах Кубка мира мы с ними не фехтовали. С каждой китаянкой по отдельности – да, встречались, а с командой – нет. Последний раз дрались с ними в мае прошлого года. Повторюсь: с китаянками надо было фехтовать. Их надо заставлять раскрываться, показывать, что они умеют. И потом – всю встречу ты отсидишься. К сожалению, хотя победные уколы в ходе встречи зарабатываем, до победы ее довести никак не можем. Не надо совершать подвигов, просто каждый должен делать свою работу. Можешь уверенно фехтовать с этим противником – фехтуй, чувствуешь опасность – пробуй разные вещи. Все спортсменки в команде, кроме Храпиной, титулованные – чемпионки мира и Европы.

− Можно ли сказать, что китаянки самые неудобные соперницы на этом чемпионате мира?

− Нет, со всеми можно фехтовать. Вот, например, Андрюшина свой первый бой во встрече с ними проиграла 3:7. Каждый такой проигрыш накладывает на команду отпечаток. Казалось бы, поменяй ее – все изменится. Я специально не стал этого делать. Потому что таким ходом можно "прибить" спортсмена. Татьяна − фехтующий человек и, если что не так, нужно разговаривать с ней. В командных соревнованиях на каждую спортсменку найдется неудобная соперница, задача тренера – сделать грамотную расстановку. 

ИНОГДА ПСИХОЛОГ НУЖЕН НЕ ТОЛЬКО СПОРТСМЕНУ, НО И ТРЕНЕРУ

− Как вы оцениваете выступление команды?

− Конечно, есть досада, что с небольшим разрывом в счете проиграли и полуфинал, и встречу за третье место. Американок, например, надо было проходить. Мы им недавно проиграли в финале на Кубке мира: проигрывали, потом сравняли счет и на приоритете все-таки уступили. Сейчас противник был тот же, отличие лишь в том, что мы выходили в плюс, а в итоге тоже уступили.

− Верно ли, что исправить допущенные ошибки тренировками практически нереально, потому что все они из области психологии?

− Да можно вообще все свалить на психологию. Это наука такая неизученная.

− Работают ли ваши девочки с психологами?

− Это их личное дело, не стоит об этом говорить. Чтобы был результат, у каждого должен быть свой личный психолог, который знает, что достать и откуда. Но мне кажется, этот психолог должен понять, что спортсмену нужно. А вообще психолог иногда нужен не только спортсмену, но и тренеру. (Смеется.)

− Как вы вообще относитесь к теме работы с психологами?

− Нормально, но мне нужен результат. Бывает, что психолог дает только излишнюю уверенность, которая не помогает. Задал тебе пару-тройку специально скомбинированных вопросов и вывел тебя на что-то. Ты уходишь и думаешь: "Точно! Именно в этом была проблема!" А это не всегда верно.

Где-то это можно назвать данью моде. Я не запрещаю девочкам работать с психологами, но, на мой взгляд, это должно происходить, когда у тебя реальные проблемы − например, когда не можешь нанести решающий укол. Разговаривал как-то с одной именитой олимпийской чемпионкой в возрасте и спросил ее, как она наносила последний укол. Она мне ответила, что представляла себе мальчика с мячиком и колола его. То есть я считаю, что к психологу нужно идти, когда у тебя реальный тупик. Но важно еще обратиться к правильному специалисту.

КОЛОБОВОЙ НУЖНЫ ПОМОЩНИЦЫ

− Вы сказали, что команда прогрессирует по сравнению с прошлым сезоном. Есть ли возможности для дальнейшего развития в этом направлении?

− Поймите, мы занимаемся не только вопросами прогресса и регресса. Параллельно мы должны развивать вид оружия. Я не могу работать только с четырьмя девчонками, мне нужна здоровая конкуренция, которая и поможет произвести качественный продукт. Если я сегодня им скажу: "Девочки, будем отбираться на Олимпиаду вот этим коллективом". Все! Начнется регресс, они выдохнут и расслабятся. А так быть не должно. Я буду держать команду в напряжении до самого конца, потому что каждый член должен завоевывать право представлять Россию на соревнованиях.

Да у нас есть лидер − Виолетта Колобова. Но если я не создам ей в ближайшее время реальную поддержку, которая позволит не выходить на каждый бой с настроем на подвиг, то все будет печально. Я понимаю, что скоро эти подвиги могут закончиться, потому что психологически тяжело постоянно вытаскивать команду. Да, ей это нравится, но мне бы хотелось еще хотя бы одного, а то и двух людей, способных помочь ей.

− Вы четко понимаете, что нужно изменить. Это реально сделать за короткий срок?

− Сейчас, по горячим следам, девочкам что-то объяснять не стоит, пусть хорошо отдохнут. Для них сезон закончен − в такие моменты им хоть кол на голове теши. Перед новым сезоном сядем, выработаем концепцию, обговорим все проблемы и будем работать. Хочу понять, что все-таки мешает той или иной спортсменке сделать прием, который требуется для победы. Это первоочередное. Когда все это выясним, то плавно перейдем к реализации.

ТЕПЕРЬ СПРОСЯТ С МЕНЯ, А Я – СО СПОРТСМЕНОК

− Ждете претензий от тренерского совета?

− Сначала, наверное, разберутся со мной, а я потом со спортсменками. (Смеется.) Все специалисты всё видели. В общем, нормальная производственная обстановка.

− Тренеры в некоторых видах спорта на чемпионатах Европы и мира говорят: "Это была хорошая тренировка перед Олимпиадой"…

− У них, конечно, тоже разыгрываются олимпийские лицензии, но у нас в фехтовании очень тяжело отобраться на Игры.

− Потому что в Европе высокая конкуренция?

− Конечно. И ведь никто не хочет отбираться от континента, сейчас все будут отбираться на этапах Кубка мира. А попадут только первые четыре команды из рейтинга. При таком раскладе на протяжении всех пяти кубковых турниров ты должен быть очень стабилен, то есть в трех-четырех должен быть в тройке и минимум один выиграть. А конкуренция у нас бешеная – на шпаге фехтуют все страны мира.

− То есть сейчас все будет иначе, чем перед Рио-2016?

− Конечно. Обстановка поменялась и ажиотажа больше, и давления. В общем сплошная психология. Олимпиада – это же не соревнования. (Улыбается.)

− А что это? Ваша версия?

− В фехтовании это сплошная борьба нервов. Кто как подойдет, кто где живет, кто сильнее хвостик затянул и так далее. Я как-то стоял и разговаривал с грандами, спрашивал у них как сделать спортсмена олимпийским чемпионом, а они мне говорят: "Когда звезды сойдутся, тогда и будет у тебя чемпион". Как сказал один человек: "Ты только проснулся, а он (поднимает взгляд к небу) уже знает, чем день закончится". (Смеется.)

Материалы других СМИ
Загрузка...