Виктория Комова: "Считаю дни до Европейских игр"

Виктория Комова: "Считаю дни до Европейских игр" Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Виктория Комова: "Считаю дни до Европейских игр" Фото Федор УСПЕНСКИЙ, "СЭ"
Чемпионка мира рассказала корреспонденту "СЭ" о своих ожиданиях накануне первого для себя международного старта за три года.

На юношеских Олимпийских играх-2010 в Сингапуре Виктория Комова выиграла три золотые медали и своим выступлением так вдохновила легенду легкой атлетики Елену Исинбаеву, что та, бросив все дела, побежала разыскивать юную звездочку. Чтобы лично поздравить со всеми успехами. Через год Комова завоевала золото на брусьях на дебютном чемпионате мира и проиграла ничтожные 0,033 в борьбе за абсолютную победу. Тогда Вика плакала. Не обошлось без слез и через год – воронежская спортсменка считалась фавориткой в борьбе за олимпийское золото в многоборье, но досадная ошибка в опорном прыжке не позволила ей обыграть американку Габриэль Дуглас.

Но самое тяжелое началось после того, как Комова вернула домой с серебряной медалью Лондона-2012. Перед самым Новым годом Вика шла к машине и на ровном месте подвернула голеностоп. Восстановилась. Вернулась в зал и на первой же тренировке... получила рецидив. Гипс, костыли. О завершении карьеры Вика даже не помышляла. Спортсменка прошла реабилитацию, восстановила программы и должна была выйти на старт Кубка России-2014, считала дни до его старта. Однако перед самым началом соревнований ее скосил серозный менингит с энтеровирусной инфекцией.

Восстановиться к апрельскому чемпионату Европы-2015 Комова не успела. Однако в те же сроки от тренерского штаба стала просачиваться информация: Вика выступит на первых Европейских играх в Баку. Так оно и получилось – 20-летняя спортсменка наряду с Алией Мустафиной и Седой Тутхалян вошла в российскую заявку. Корреспондент "СЭ" поговорил с Викторией на проводах нашей команды в Азербайджан. Честно признаться, в глазах Комовой я был готов увидеть грусть и усталость от борьбы с внешними обстоятельствам. Передо мной же предстала улыбчивая, жизнерадостная девушка, оптимизма которой хватило бы на всех спортсменов, в тот момент находившихся на "Озере Круглом".

– Я по жизни такой человек, – засмеялась Комова, выслушав мои наблюдения. – Вообще очень редко грущу.

– А тут еще и долгожданный старт впереди. Держу пари, что вы считаете дни до отъезда в Баку.

– Так и есть. Календарь себе завела, зачеркиваю каждые сутки (смеется). Жду – не дождусь, когда сядем в самолет. Только тогда, скорее всего, и почувствую себя спокойнее.

– После череды нелепых травм, наверное, держите под контролем малейшее движение?

– Доходило до смешного. Иногда спала, и мне снилось, что я подворачиваю ногу. Вздрагивала и просыпалась в холодном поту. Сразу же пыталась пошевелить ногой и только потом выдыхала. И сейчас отдаю себе отчет в каждом действии. Порой даже с кровати не встаю, думаю: "Вика, лучше не надо, полежи еще".

– Первые шаги после травм – самые тяжелые?

– Точно. Я боялась абсолютно всего: ходить, бегать, прыгать. Каждое новое движение, как испытание.

– Как с этим можно заниматься в зале?

– Как-то я взяла себя в руки и сказала: "Все будет нормально, хватит бояться".

– Некоторые люди в один момент бросают курить, так и вы взяли и просто отбросили от себя негативные мысли?

– Примерно. Осознала, что так далеко не уедешь. Лучше тратить силы на зал и тренировки.

СЧЕТ ШЕЛ ЧАСЫ

– Вы вернулись после такой череды травм, потому что вас вдохновила мысль об еще одних Олимпийских играх?

– Не только. Вот все последние недели меня вдохновляла поездка в Баку.

– При этом тренерский штаб до самого конца ставил под вопрос ваше участие в Европейских играх. Мол, голеностоп все еще беспокоит.

– Если честно, счет шел на часы. Только после прикидочных выступлений все стало понятно.

– Сколько человек в них участвовало?

– На три места претендовало четыре девочки. Вопрос стоял так: я, Алия Мустафина и кто-то из маленьких или кто-то из нас с Алией и две маленьких.

– Надо понимать, прикидка пришла для вас успешно?

– Не совсем. Получился средний вариант – с ошибками, падениями. Но я показала ту программу, от которой уже можно отталкиваться дальше.

– Физически сейчас на многоборье хватает без проблем?

– В этом плане я готова.

БОЮСЬ УПАСТЬ

– Не говорите, что вам не страшно возвращаться на первый большой турнир за три года.

– Да, от мысли, что я снова выйду на соревнования в российской форме и со зрителями на трибуне, меня немного пошатывает. Даже сейчас. Все-таки три года – это очень много. Но, надеюсь, я выдержу.

– Вы ведь в прошлом году участвовали в показательных соревнованиях...

– В Мексике. Так волновалась, это просто невероятно! Стою на бревне, у меня все трясется, и бревно вместе со мной. Думаю про себя: "Вика, да что с тобой"?!

– А если в Баку будет также?

– Сейчас у меня больше запаса прочности. Если я в чем-то сомневаюсь, мне нужно пойти и сделать это. Тогда я становлюсь более уверенной. На прикидках я выполнила достаточно для того, чтобы чувствовать себя более или менее спокойной.

– Чего все-таки опасаетесь?

– Упасть. Понимаю, что меня после такого перерыва не будут осуждать, но внутри все равно сидит червячок.

– В детстве страха не было?

– Нет. Но в то время один старт тут же сменялся другим и длительных перерывов не возникало. Сейчас же ситуация совсем другая.

НА ТРИ МЕСЯЦА УХОДИЛА ОТ ТРЕНЕРА

– Самый тяжелый момент за эти три года?

– Каждая из травм. После последней думала: все, еще раз что-нибудь случится – закончу со спортом. Но потом поняла, что для меня гимнастика, как наркотик. Нечем заняться – идешь в зал. Мне кажется, я не смогу от нее отказаться до конца жизни.

– Ну вот, а после серебра в Лондоне собирались все бросить.

– Ага, целых 15 минут.

– Ваш конфликт с тренером Геннадием Елфимов – очередной эмоциональный всплеск?

– Да. Мне было очень тяжело. Одна травма сменялась другой и до выступлений дело не доходило. Накопилась моральная усталость. В какой-то момент я не выдержала. Хотелось хоть что-то изменить.

– Что было потом?

– Начала потихоньку восстанавливаться со специалистами на базе. А потом поняла, что без своего тренера никуда. Он же для меня – родной человек.

– Сами к нему подошли?

– Да, позвонила и сказала: "Вы мне нужны, не могу тренироваться без вас".

– Сколько времени потребовалось, чтобы понять это?

– Месяца три.

ПОСЛЕ РИО НЕ ЗАКОНЧУ

– Вы очень сильно хотите на соревнования. Какой составляющей не хватает больше всего?

– Адреналина, публики, хлопков после хорошего выступления. Это же такой кайф – удачно приземлиться и под аплодисменты бежать обниматься с тренером.

– Какого результата в Баку вам будет достаточно для самоудовлетворения?

– Золотой медали.

– Так сразу? В многоборье?

– Да-да. Наверное, будем бороться с Алией.

– Елфимов говорил, что вам не нужно ставить новые программы, а достаточно подшлифовать лондонские.

– Так и есть. Хотя мы уже кое-чего добавили. Пока не буду говорить что именно, надеюсь, новые элементы и соединения увидите в Баку.

– На брусьях?

– И еще на вольных.

– С вашей нынешней программой с учетом сюрпризов можно биться и с американками?

– Пока она еще недостаточно отшлифована и восстановлена, но к чемпионату мира все должно быть в полном порядке. А про Олимпиаду и говорить нечего!

– Но на Рио останавливаться не собираетесь?

– Нет-нет. Буду выступать столько, сколько смогу!



Материалы других СМИ

КОММЕНТАРИИ
Войти, чтобы оставить комментарий
Материалы других СМИ


Материалы других СМИ