11 февраля 2010, 09:00

Ждем грозу

Читать «СЭ» в

В пятницу состоится торжественное открытие XXI Олимпийских зимних игр. Вчера в Ванкувере приступила к работе бригада "СЭ".

Игорь РАБИНЕР

Самолет начал снижение, и в иллюминаторе появилась потрясающе красивая гряда необитаемых островов на фоне заходящего солнца. Так для меня начался Ванкувер-2010. Право, ради этой дивной картины - иначе прилетел бы задолго до заката - стоило три лишних часа провести в аэропорту Сан-Франциско!

Однако из-за задержки рейса сорвалось задание - съездить в Главный пресс-центр Игр и потолковать о них с иностранными журналистами. Я, честно говоря, уже предвкушал обсуждение с канадскими коллегами предстоящего хоккейного супертурнира и вопросы "вкусненькие" заготовил. Вот только, добравшись до пресс-центра к восьми вечера, обнаружил лишь головокружительный пейзаж: пристанище журналистов расположено на берегу залива, посреди которого сверкают пять олимпийских колец, а гора за ним переливается тысячами вечерних огней.

Пейзаж у пресс-центра был, а вот журналистов в нем - практически нет. Офисы New York Times, Los Angeles Times, Chicago Tribune и USA Today вообще заперты - правда, на двери последнего висел свежий номер газеты, порадовавший рассказом про лыжника с... Ямайки Эррола Керра, который будет единственным представителем своей солнечной страны на зимней Олимпиаде-2010. Сразу возник вопрос, сколько в Ванкувере будет спортсменов из Аргентины...

Об этом нам только предстоит узнать, зато в лифте отеля мне довелось столкнуться с шумной компанией сразу из семи человек с журналистскими аккредитациями и в куртках с изображением бразильского флага.

- Вы что, все из Бразилии?! - не поверил собственным глазам ваш корреспондент.

- Да.

- А сколько у вас спортсменов-то?

- Пятеро, - с гордостью сообщили они.

Среди них, кстати, тоже есть лыжник. Но все это уже не удивляет по сравнению с тем, что журналистов от страны на Олимпиаде больше, чем спортсменов. Чего только не бывает в этой жизни.

Но я немного отвлекся. Итак, все офисы американских газет, за исключением агентства АР, к восьми вечера спали мертвым сном. Зато дверь офиса канадской Toronto Sun была широко распахнута: заходите, мол, гости дорогие!

Я обрадовался возможности поговорить-таки с хозяевами-канадцами - и о настоящих мужчинах, которые играют в хоккей, и об организации Олимпиады, и много о чем другом. Но не тут-то было. В офисе обнаружилось лишь двое страшно занятых фотографов...

Ладно, поговорю позже. Тем более что раз в четыре года обязательно встречаю на Олимпиадах весь цвет канадской хоккейной журналистики, и если уж они добрались до Нагано и Турина, то приехать в родной Ванкувер им сам бог велел. Чем подходить к первому попавшемуся репортеру, пусть даже из хоккейной Мекки под названием Торонто, лучше дождусь приезда, к примеру, знающего о хоккее все и вся Алана Адамса из The Hockey News. А старый товарищ из Washington Post Джейсон Ла Канфора наверняка расскажет об Овечкине столько, что на пол-Олимпиады хватит. Зимние Игры - это ведь еще и встречи добрых знакомых, которые не видятся ровно четыре года.

* * *

Ванкуверские волонтеры и вообще все здешние граждане, имеющие отношение к Олимпиаде, - какой-то даже не фонтан, а сокрушительный водопад гостеприимства.

Началось это уже спустя несколько минут после выхода из самолета. Столь стремительной процедуры аккредитации в аэропорту я не видел ни на одних из шести предыдущих Игр, на которых мне довелось побывать. Возникла лишь одна маленькая задержка. Зато какая!

Дама лет пятидесяти, в очках и униформе каких-то канадских силовых ведомств моментально идентифицировала на мне куртку российской делегации. С учетом того, что слова "Russia" спереди не было, нельзя было не отдать должное ее проницательности.

Но дело даже не в этом. А в том, о чем зашел с этой дамой разговор. Я поинтересовался, за какими видами спорта она будет следить. Она перечислила, по-моему, практически все. Кроме хоккея. На канадку это было совсем непохоже.

- А как же хоккей? - изумился я.

Она словно ждала этого вопроса. И торжествующе ответила:

- А к хоккею у меня особые требования. Главное из них заключается в том, чтобы в финал вышли Канада и Россия. Вот тогда я и включу телевизор. Вы знаете, когда русские первый раз к нам приехали?

- Обижаете. Конечно, на суперсерию-72.

- Правильно. Так вот, я тогда все до единого матчи вместе с отцом смотрела! Вратарь у вас там был потрясающий - Третьяк. И еще нападающие...

- Якушев, Харламов?

- Да, да! И сейчас финал Канада - Россия - это было бы круто.

Таможенница - или кто там она была - увлеклась разговором о хоккее настолько, что совершенно забыла о своих прямых обязанностях. И я тут же вспомнил о своем предыдущем визите в Ванкувер, ровно 12 лет назад. Тогда в Британской Колумбии проходил Матч звезд НХЛ, и как раз на таможне опять же женщина (может, та же самая, только выглядевшая значительно моложе?) разразилась монологом по поводу игры "Кэнакс" и выдала фейерверк восторженных реплик о блиставшем там Павле Буре.

Кстати, тогда, дюжину лет назад, All Star Game НХЛ впервые проводился в нынешнем кахээловском формате - свои против легионеров. У них это называлось: сборная Северной Америки против сборной остального мира. И в день матча местная газета выдала пафосную шапку на первой полосе: "Мы против Них".

Если даже перед товарищеским, по сути, матчем появляются такие заголовки, то что нас ждет теперь, когда "Мы против Них" нас ждет по-настоящему и в самых разнообразных вариантах?..

Сошедший с ума на хоккее город. Вернее, целая страна. Это здорово, что первый раз "энхаэловская" Олимпиада проходит в хоккейных городе и державе. Японский Нагано, итальянский Турин - посторонние для этого вида спорта места. Штаты - место достаточно хоккейное (хотя, с учетом американо-футбольных, бейсбольных и баскетбольных приоритетов местного населения, опять же относительно), но вот в Солт-Лейк-Сити команды НХЛ отродясь не бывало. А сейчас совсем другой уровень.

И на мониторах в Главном пресс-центре - сплошной хоккей. Вот во весь экран улыбается Сидни Кросби. Вот Александр Овечкин дает интервью 10-летнему мальчику-репортеру, о котором сейчас говорит вся Америка: он выиграл конкурс юных журналистских талантов и был совершенно официально аккредитован на Игры...

А вот я еду на шаттле по главной улице даунтауна Ванкувера - Грэнвилл и вижу бредущего по тротуару с коляской человека в свитере канадской хоккейной сборной. На спине - фамилия Торнтон. И тут же вспоминаю, что на днях во время поездки "Сан-Хосе" в Торонто Торнтона спросили, ощущает ли он давление всей Канады. Центрфорвард вдруг спросил: "А сколько весят 30 миллионов человек?" (Столько составляет население страны.) Оказалось, что средний канадец весит 180 фунтов, то есть 81 килограмм. А значит, как подсчитали журналисты, Канада обрушивает на хоккеистов своей сборной давление в 5,4 миллиарда фунтов, что в переводе на метрическую систему мер составляет 2 миллиарда 430 тысяч килограммов живого веса. Вот до каких подсчетов дошла Страна кленового листа!

На ванкуверских небоскребах нередко можно обнаружить надпись: "Go Canada Go!" с обязательным вкраплением того самого кленового листа. Увидел я ее даже на третьем этаже пресс-центра, причем здоровую настолько, что не заметить ее невозможно. Признаться честно, ожидал в этом подвох - иначе говоря, рекламу какого-нибудь товара рядом с этой надписью. А вот и нет! Хоккей и любовь к нему в Канаде чисты и не замутнены золотым тельцом.

Работник транспортной службы для прессы по имени Майк, который подвозил нас от пресс-центра в отель, на мой вопрос: "Будете ли следить за хоккейным турниром?" - аж вскричал: "Да я только ради этого сюда и приехал!" Попутно выяснилось, что Майк - бывший хоккеист и тренер, лучшим игроком "Кэнакс" в истории клуба считает Павла Буре, работал одновременно со мной на All-Star Game-98 и совершенно не уверен в золоте сборной Канады, хотя и будет болеть за нее до самозабвения.

А начал он вот с чего:

- Да я всю эту Олимпиаду, все остальные золотые медали готов отдать ради одной - хоккейной.

Такой вот у них настрой.

* * *

Ванкувер у североамериканцев явно пользуется хорошей репутацией. Из аэропорта мы добирались в даунтаун с коллегой Дарреном Маллином, который пишет и снимает для авторитетного журнала Newsweek. Так вот он, житель южного калифорнийского Сан-Диего, расписывал мне Ванкувер в красках все время нашей поездки. И суши с морепродуктами здесь неподражаемые. И Стэнли-парк, расположенный через мост от делового центра, больше и лучше Центрального парка Нью-Йорка. И горы вокруг - самые красивые в Северной Америке. И люди прекрасные и доброжелательные. И к упомянутым мною в первых строках репортажа островам в свободный день (где его взять?) надо во время заката обязательно на катамаране съездить... И все олимпийские городские объекты компактно расположены, да еще и с видом на воду. И вообще, по его мнению, Ванкувер - идеальная олимпийская столица. Что ж, поглядим. Возражений, чтобы все было именно так, нет никаких.

Журналист Newsweek приехал уже на свою седьмую Олимпиаду. Как и многие другие американские репортеры, он добирался в Ванкувер на следующий день после Супербоула - культового для США финала чемпионата по американскому футболу. Проходил он в Майами - на другом конце Штатов. После этого людям еще надо было без единой минуты сна "отписаться", вернуться по домам и улететь в Ванкувер. "Смотрите, с какими синяками под глазами приезжают сюда многие американские репортеры, - заметил коллега. - По ним нетрудно вычислить тех, кто был на Супербоуле".

Даррен с упоением рассказывал мне о том, какой дикий крик ликования вырвался после финиша из уст олимпийского чемпиона Турина лыжника Евгения Дементьева, какое колоссальное впечатление на него производил на летних Играх Александр Попов... От американца такое слышать было приятно.

Когда я сказал Даррену, что Игорь Ларионов назвал Ванкувер лучшим местом для жизни в мире, журналист ответил: "Очень даже может быть!" Мне, правда, пока не совсем понятно, как может быть лучшим место, где постоянно идут дожди, но раз вокруг об этом говорят, значит, что-то тут есть. Хотелось бы это ощутить в ближайшие три недели. Пока же поход в ближайший продуктовый магазин показал, что контингент в центре города тот еще: прямо перед входом сидела группа разноцветных молодых людей и без оглядки на какую-либо полицию курила что-то сомнительное.

И все же то, что здесь царит культ девственной природы, уже очевидно. Достаточно пройтись по ванкуверскому аэропорту, где в какой-то момент ты входишь в маленькое царство водопадов, искусственных скал, записанного на пленку пения птиц, выточенных из дерева животных и обитателей морского дна - к примеру, крабов. А над всем этим великолепием нависает гигантская и очень красивая, вырезанная в индейском стиле деревянная птица thunderbird. Взглянув в интернете на перевод, я обнаружил: "по поверьям американских индейцев - сверхъестественное существо, которое вызывает грозу".

Что ж, завтра открывается зимняя Олимпиада, на которой грозы будут греметь над спортивными аренами Ванкувера две с лишним недели. И было бы неплохо, если бы "сверхъестественными существами" после нее признали не только Овечкина, но и многих других наших олимпийцев.

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости