Хабиб — об отце, реванше с Конором и судействе «Спартака». Мощная пресс-конференция

14 августа 2020, 18:25
Хабиб Нурмагомедов. Фото instagram.com
Чемпион UFC в легком весе два часа общался с журналистами в Москве.

Хабиб Нурмагомедов
Возраст: 32 года. Страна: Россия. Весовая категория: до 70,3 кг. Победы: 28. Поражения: 0. Ничьи: 0.

О смерти отца

— Я не думаю, что кого-то это обходило. У кого-то друг, у кого-то сосед, брат, мать, отец, дедушка или другой близкий человек умирали. У всех когда-то кто-то умирал. Так что в этом плане я отношусь к потере отца с пониманием, но в то же время это очень тяжело, тяжелая утрата. У всех разные отношения с отцом, но мы были очень близки, он был мне как друг, как отец, как тренер, у нас очень близкие отношения были. Сидеть сейчас с каменным лицом и говорить, что эта потеря мне никак не мешает — это было бы неправдой. Конечно, это мне мешает, я думаю о нем. Кто знает, может, эти чувства выведут меня на другой уровень. Любые испытания могут вас или сломать или сделать сильнее, а как получится сейчас — это мы посмотрим. Кто теперь будет главным тренером в школе моего отца? Я хотел бы, чтобы им стал Шамиль Завуров.

О бое с Гэтжи

— Состоится бой или нет — надо подождать. У нас запланирован бой на 24 октября в Абу-Даби. В начале не могли определиться с местом, но потом решили, что пройдет в Абу-Даби на бойцовском острове. Надеюсь, бой состоится. Я уже готовлюсь во всю, нахожусь в тренировочном режиме сейчас. Я везде тренируюсь: нахожусь в селении — в селении тренируюсь, нахожусь дома в Махачкале — там тренируюсь, у меня везде свой зал. Пока работаю самостоятельно, но 10 сентября подключится Хавьер Мендес. Он прилетит туда, где у нас будет лагерь проходить, пока думаем над локацией. За 45 дней до боя он прилетит.

Надеюсь, Гэтжи и Альварес не обиделись на мое сравнение их с алкоголиками. Посмотрите тот бой, это было очень интересно. Но это было в 2017 году, а в 2020 году уже вы назвали их алкоголиками, а не я. В любом случае, надеюсь, они на меня не обиделись. Гэтжи изменился с тех пор, как проиграл Альваресу и Порье, он стал более расчетливо драться, сделал акцент на бокс, а бокс у него теперь не такой прямо атакующий, он работает и вторым номером и в атаку. Да и как человек он стал более взрослый. Видно, что он прибавил, я очень впечатлен его серией побед.

Мы знаем, что у Гэтжи хороший лоу-кик в переднюю ногу, хороший апперкот с задней руки и левый боковой с передней руки. Очень хорошо защищается от борьбы, потому что он боролся, знает что такое борьбы не понаслышке. Мы знаем и его слабые стороны, знаем, что он устает. Я очень хочу проходить ему в ноги, чтобы он защищался, потому что каждый раз я буду забирать у него часть энергии. Хочу смотреть ему в глаза и спрашивать у него: как себя чувствуешь? После первого раунда и после второго раунда. Хочу затянуть бой, чтобы он перестал чувствовать себя уверенно, потому что он очень хорош именно в начальных раундах. Он не любит затягивать бои.

Гэтжи — самый опасный противник? Перед боем с Барбозой говорили, что он мой самый неудобный соперник, потом то же самое говорили перед боями с Конором и с Порье. Про Яквинту не успели так сказать, потому что мне бой дали за несколько часов. Я с пониманием к этому отношусь, журналистам же надо что-то говорить, к бою интерес подогревать. Но я отчасти согласен, Гэтжи — очень хороший боец, если бы был плохим — не дрался бы за пояс. Лучше ли он в стойке, чем Конор? Я думаю, нет. Мой бойцовский IQ говорит мне, что Конор в стойке лучше, чем Гэтжи.

О завершении карьеры

— Насчет того, чтобы завершать... Конечно, мысли разные были, но в данный момент мне назначили бой, и я готовлюсь к этому бою. Долгосрочных планов особо не строю. Мне 31, в сентябре будет 32, это не сказочный возраст для спорта, я уже не начинающий боец. Если смотреть, сколько времени я провел в этом спорте, то можно сказать, что я уже ветеран, я уже 12 лет выступаю на профессиональном уровне, 8 лет в UFC. Даже если я решил бы закончить, я бы оставил за плечами очень хорошую карьеру. Но сейчас у меня очень большая мотивация, я хочу вернуться и подраться. А дальше посмотрим. Тренировочный режим помогает мне отвлечься от всех новостей и всего, что происходит вокруг меня.

О конфликтах с соперниками

— Ни перед одним боем я не хотел с соперниками конфликт устраивать или еще что-то, мне это абсолютно не нужно. Но были определенные соперники в моей карьере, их было немного, с кем приходилось конфликтовать, отвечать им. Конфликт возникал, но это не было моей инициативой. С Гэтжи я знаком давно, еще когда он бился во WSOF. Я помню 2016 год, когда я возвращался после трех операций и готовился к Фергюсону, потом за 9 дней до боя мне поменяли соперника на Хорчера. Тогда мне Гэтжи помог вес гонять. Изнурительная была весогонка. Последние 2,5 килограмма утром перед взвешиванием он мне помог согнать. Он меня выносил из горячей ванны. У меня к нему претензий или неприязни нет, он выступает, хочет быть лучшим в мире, я уважаю это. Он — очень достойный соперник, вы сами видели, что он сделал с Тони Фергюсоном. Никакой неприязни или недооценки с моей стороны не будет, только профессионализм: мы сделаем дело, пожмем руки и уйдем.

О бое с Сен-Пьером

— Бой с Сен-Пьером меня очень сильно вдохновляет. Это был бой мечты моего отца, я его очень хотел бы, но время идет, в следующем году Сен-Пьеру будет 40 лет, ему уже пора определиться, мы будем драться или нет. Со своей стороны — я за этот бой. Если я выигрываю в октябре у Джастина, то в апреле, за пару недель до Рамадана подраться с Сен-Пьером было бы идеально. Дана Уайт сказал мне, что после моего боя с Гэтжи они будут вести переговоры с Сен-Пьером. Если Жорж согласится, то бой, конечно, состоится.

О нынешней форме

Оцениваю свою нынешнюю форму на троечку. План — к 24 сентября, за месяц до боя, подойти к четверке, и за последний месяц подойти к пятерке. Думаю, у нас достаточно времени. За 70 дней до боя находиться в форме на троечку по пятибальной шкале — это очень хорошо.

О выступлении на Олимпиаде

— Если ММА включать в олимпийскую программу, мне было бы интересно выступить на Олимпиаде, но в Токио-2021 точно не будет ММА, давайте смотреть на вещи реально. Не будет их и в Лос-Анджелесе в 2024. К 2028 или 2032 — может быть. Потому что деньги в ММА крутятся большие, спонсоров много, медиа тоже, намного больше, чем у большинства олимпийских видов спорта, не будем называть, чтобы не обидеть. ММА — это если не топ-3, то топ-5 по популярности в мире. У ММА большие шансы попасть в олимпийскую программу, если это будет интересно соответствующим структурам. Но сам я в этом участия, конечно, не приму, потому что буду уже дедушкой к этому времени.

О гонорарах

— Конечно, мои гонорары растут, в этом плане у меня абсолютный порядок, и отношения с UFC очень хорошие. Я цифру не загибаю, но себе цену знаю. За бой с Гэтжи я должен получить больше, чем за бой с Порье, потому что я Порье финишировал, стал лучше, выше. Так что с Гэтжи будет другая сумма, а в следующем бою еще одна другая сумма, так скажем. Я продолжаю выигрывать, делаю свою работу и делаю ее, как Гэтжи сказал, безупречно. Я на своем месте не просто так.

О реванше с Макгрегором

— Интересен ли мне реванш с Конором? После Гэтжи я подрался бы с любым соперником, кто выиграет у Дастина Порье, будь то Конор, будь то Тони. Если такого не будет, то буду ждать Жоржа Сен-Пьера. Это был бы лучший бой, потому что Сен-Пьер проигрывал в последний раз в 2007 году, а моя карьера началась в 2008-м. У нас на двоих больше 25 лет беспроигрышной серии. Я не думаю, что в ближайшем будущем кто-то сможет устроить другой такой же большой бой. Но если Сен-Пьер не решит вернуться, то пусть Конор выигрывает у Порье, и мы с ним подеремся. Потому что Порье сейчас главный претендент. Я его победил, но он после этого вернулся в серьезном бою против бойца топ-5 и выиграл.

О рэп-концертах

— Илья же, да? Ну, мне не может нравиться то, что тебе нравится. Просто по той причине, что тебя Илья зовут, меня Хабиб зовут. Мы на вещи смотрим с разных углов. У нас мировоззрение разное. Воспитаны по-другому. Если мне что-то не нравится, я высказываю мнение. Это не значит, что я навязываю его. Мы можем пойти через другую крайность и сказать, что рэп-исполнители навязывают свой рэп, правильно? Они поют, они делают свою работу, а кто-то не хочет их слушать и говорит об этом. Я не вижу никаких проблем. Я не являюсь административным лицом, не принимаю решений по отмене каких-либо мероприятий. Я, как человек этого региона, имеющий свои принципы, высказал мнение. И это мнение не меняется. Кто хочет слушать этого рэпера, может слушать. Кто не хочет — может об этом сказать. Демократия же позволяет высказывать мнение? Я не любитель музыки. Я не слушаю музыку, я не знаю, насколько это печально для вас, но это так.

Топ-5 лучших российских бойцов p4p (не считая себя)

— 1. Петр Ян. 2. Забит Магомедшарипов. 3. Ислам Махачев. 4. Аскар Аскаров. 5. Магомед Исмаилов.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Опрос

проголосовало: 2362
Все опросы
Как завершится бой Хабиб — Гэтжи?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
36
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир