Огромные траты хоккеистов НХЛ. Как миллионные зарплаты уходят в никуда

17 августа 2019, 13:15
Марко Сканделла и его «игрушки». Фото instagram.com Марко Сканделла (справа). Фото AFP Такие пачки у спортсменов можно увидеть не только на постановочных фото и в кино. У этой красивой обложки есть обратная сторона. Фото AFP
Портал The Athletic подсчитал, сколько на самом деле зарабатывает игрок Национальной хоккейной лиги.

Представьте себя на месте простого выходца из рабочего класса. Вы только что подписали свой первый контракт в НХЛ. Кстати, поздравляем вас с этим.

Цифры кажутся просто заоблачными. Вы получаете 643 тысячи долларов (все расчеты будут вестись в американской валюте) за то, что играете в лучшей лиге на планете, 65 тысяч — за выступление за фарм. Также в сделку включен подписной бонус в размере 260 тысяч, который в таком случае выплачивается в шести равных долях на протяжении трех лет, на который рассчитан стандартный контракт новичка.

И как вы первым делом поступите с этим деньгами, когда вам 19 лет?

«Я приобрел Lexus IS F, — вспоминает защитник «Баффало» Марко Сканделла. — Это был хороший жизненный урок».

Сканделла, по собственному признанию, большой поклонник автомобилей. Очень большой. Это была отличная машина, но весьма дорогая (в 2010 году она стоила более 50 тысяч). Особенно для игрока, который провел большую часть дебютного сезона (2010/11) в АХЛ.

«Вскоре я стал понимать, что не смогу покрыть счета, — продолжает Сканделла, — так что через год продал автомобиль. Просто не мог себе его позволить. Но если ты не понимаешь истинную цену денег, то будешь допускать подобные ошибки. Я просто рад, что это случилось, когда мне было 19 лет, а не 25».

Да, такое случается. Очень часто.

Молодые люди, которые становятся неожиданно обладателями крупных сумм денег, редко славятся умелыми финансовыми решениями. Сейчас защитник «Сэйбрз» уже отыграл 10 лет в лиге, так что он может спокойно вспоминать промахи, допущенные в юности.

И будучи уже опытными человеком (Марко исполнится 30 лет в феврале), Сканделла считает, что обязан просветить более молодых относительно финансовой грамотности. Точнее, предостеречь от отсутствия таковой.

Некоторым игрокам везет, что у них есть агенты, советники, члены семьи или друзья, которые могут помочь советом в этом вопросе. Сканделле же позволили самому распоряжаться своими деньгами. К тому моменту, как истек срок его первого контракта, он считал, что сумел скопить внушительную сумму.

И тогда он обратился к своему приятелю Мэттью Шэннону. Они играли в детской лиге («Меня выгнали после шести матчей», — смеется Шэннон) и близко сдружились. Пока Сканделла поднимался по лестнице профессионального хоккея, Шэннон отучился в университете и стал заниматься инвестициями, попутно получив диплом финансового аналитика (CFA).

«Я помню наш первый разговор на эту тему, — рассказывает Шэннон, который сейчас возглавляет спортивную консалтинговую фирму Fotra V и работает с десятками спортсменов. — У Марко скопилось тысяч 300. Я поинтересовался, куда он их инвестировал, доволен ли он своими процентами? Он лишь почесал затылок: «О чем ты говоришь?» — «Какими акциями ты владеешь? Какой у тебя биржевой инвестиционный фонд?» — Он продолжал смотреть на меня непонимающе».

Порывшись в компьютере и с трудом вспомним пароли доступа в личный кабинет, Сканделла, наконец, показал свой счет. Это был обычный расчетный счет с минимальной процентной ставкой. Конечно, когда Шэннон поинтересовался относительно имущественного планирования, страхования на случай потери трудоспособности, налогов, медицинского страхования, то был встречен таким же вопросительным взглядом.

«Я понятия не имел, что делаю», — не скрывает Сканделла.

Сейчас он уже хорошо в этом разбирается. И это история одного игрока НХЛ, которая, как он надеется, поможет другим хоккеистам. Может, они смогут избежать его ошибок? Почему бы и нет?

Марко Сканделла (справа). Фото AFP
Марко Сканделла (справа). Фото AFP

Контракт

Игрок НХЛ получает зарплату в период с 15 октября по 15 апреля. Выплаты разбиты на равные части на отрезке от 186 до 192 дней (не все клубы проводят регулярный чемпионат за одинаковое количество дней).

Обычно чеки приходят 15-го числа и в последний день месяца.

У некоторых игроков в контрактах прописаны бонусы. К примеру, у всех новичков в договорах прописаны бонусы, которые поступают на счет сразу. Ветераны тоже договариваются о таких условиях. Во-первых, эти бонусы облагаются другим налогом, а, во-вторых, так легче подготовиться к лету, когда деньги перестанут поступать.

Если вам повезет, то вы заключите односторонний контракт. В таком случае, даже в низших лигах вы будете получать полную сумму, что причитается вам по контракту НХЛ. К сожалению, везет лишь избранным.

Согласно порталу Spotrac.com, средняя зарплата в НХЛ в прошлом сезоне составляла 2 миллиона 875 тысяч долларов. Но 193 хоккеиста зарабатывали миллион или меньше. 100 человек получали меньше 800 тысяч.

Поймите, мы не хотим вызвать к ним какую-то жалость. Любой хоккеист НХЛ получает столько, что простой рабочий может только мечтать. Но стоит отметить, что в других лигах спортсмены получают гораздо больше. И хоккеисты, на самом деле, зарабатывают меньше, чем вы, наверное, думаете.

И, да, век профессионального спортсмена не так долог. По очень грубым прикидкам пять лет — средняя продолжительность карьеры. Более половины людей, которые попадали в НХЛ, не проводили и 100 игр. Да, к примеру, в НФЛ цифры могут оказаться еще печальнее, но и в хоккее тоже все не очень радужно.

У большинства из этих людей будет только один шанс обеспечить себя и свою семью. И еще не все из них смогут правильно распорядиться деньгами.

В ноябре 2014 года Сканделла подписал контракт на 5 лет с ежегодным окладом в 4 миллиона. Сделка была составлена таким образом, что с каждым годом зарплата Марко увеличивалась, так что в предстоящем сезоне он заработает 4,75 миллиона.

А теперь он и Шэннон расскажут, что происходит с этими деньгами.

Налоги и траты

Во-первых, 641 тысяча будет возвращена лиге через механизм под названием эскроу, который был прописан в коллективном соглашении между Ассоциацией профессиональных хоккеистов и НХЛ, которая представляет интересы владельцев клуба. Хоккеисты — наемные работники в клубах и их интересы представляет профсоюз.

Так что после вычета эскроу 4,75 миллиона превращаются в 4,109.

Так как Сканделла выступает в команде из США, он может отложить немного денег на пенсионный счет: в 2019 году максимальная допустимая сумма 19 тысяч. Получаем 4 миллиона 90 тысяч.

Предельная ставка государственного налога — 37 процентов. По подсчетам Шэннона, хоккеист, который зарабатывает 4,75 миллиона в год, должен выплатить примерно 1,84 миллиона. Также игроки должны выплачивать налог штата, который колеблется от 0 процентов (в Техасе, Неваде, Теннеси, Флориде и, скоро, в Вашингтоне) до 13,35 процента (в Калифорнии). Канадские хоккеисты, которые выступают на родине, должны выплатить в качестве налогов в общей сложности от 47,2 (провинция Альберта) до 52,73 процента (провинция Онтарио) от своего дохода.

Есть еще кое-какие нюансы, но тогда наши подсчеты могут зайти очень далеко. Если хотите, вы можете поиграть с цифрами вот здесь. Также можно работать с отложенными налоговыми активами, но до этого тоже надо на что-то жить.

Кстати, о жизни. На аренду жилья, налог на недвижимое имущество, траты на содержание и так далее, по прикидкам Шэннона, уйдет еще тысяч 50. Добавьте к этому тысяч 12 на ремонт автомобиля, топливо, парковку и тому подобное.

Эти траты предстоят всем в зависимости от уровня и качества имущества. Кто-то потратит больше, кто-то — меньше, но это коснется каждого бюджета.

Будучи игроком НХЛ, вы также должны быть готовы к тому, что вас ждут специфические траты, которые свойственны миру профессионального спорта.

Если вы хотите подписать контракт, то вам предстоит нанять агента (конечно, если вы не Дрю Даути). Этот агент потребует комиссионные, которые обычно варьируются в пределах 3-5 процентов. И этот процент будет высчитываться от полной суммы контракта минус эскроу.

За контракт на сумму в 4,75 миллиона агент получит примерно 130 тысяч долларов. Правила запрещают агенту брать комиссионные с тех денег, которые еще не получены, так что, грубо говоря, игрока ждет телефонный звоночек сразу после окончания сезона. Так что, людям, которые не получают зарплату с середины апреля до середины октября, нужно уметь подготовиться и к этому моменту.

Поэтому Шэннон старается перевести своих клиентов на ежемесячные платежи, чтобы избежать путаницы и возможных проблем. Так всем проще.

Существуют и другие профессиональные издержки. Нутриционист, диетолог, тренер по физподготовке, индивидуальный тренер. Это может стоить от десяти до сотни тысяч долларов. Для чистоты подсчета Шэннон останавливается на сумме в 10 тысяч. Примерно столько же нужно потратить на человека, который будет заниматься твоим финансовым планированием, еще 4 тысячи — за подготовку налоговой декларации и тысяч 5 — за юридические консультации.

Сложим все вышеперечисленное и получаем около 150 тысяч на профессиональные издержки. Ранее это были необлагаемые налогом расходы в США, но теперь эту лавочку прикрыли. То же самое раньше касалось выплат по ипотечному кредиту. Раньше можно было списать всю сумму, но с 2019 года правила тоже изменились.

В какой-то период времени Сканделла жил в доме в Миннесоте. Он оказался не самым выгодным активом.

«Я понятия не имел, как велики налоги и сколько стоит плата за жилье. Получалось, что я плачу аренду за то место, которым владею. Я только подписал пятилетний контракт и считал, что у меня жизнь сложилась как надо. Что я навсегда останусь в этом городе и этой команде. Еще один хороший жизненный урок», — вспоминает Сканделла.

Совет для хоккеиста: зачастую лучше арендовать жилье, чем покупать.

Итак, закончили с профессиональными затратами. Но теперь вам нужна страховка.

НХЛ обычно покрывает основные медицинские расходы игрока и его родственников. Так что, если вам потребуется залечить разрыв связки или почистить колено, то вам не придется залезать в свой карман (правда, некоторые игроки предпочитают получить заключение нескольких специалистов, что не всегда возмещается Ассоциацией профессиональных игроков).

Наверное, вы слышали, что хоккей — грубый вид спорта. Так что Шэннон всегда советует своим клиентам озаботиться страховкой жизни и на случай потери дееспособности.

«Я советую своим клиентам страховаться на оставшуюся сумму контракта. А в последний год соглашения — на ту сумму, которую они рассчитывают заработать в будущем», — отмечает Шэннон.

Это может стоить сотни, тысячи долларов. Если исходить из суммы контракта, то где-то 7 тысяч на миллион долларов. К примеру, если Сканделла решит застраховать себя на 15 миллионов долларов в контрактный год (а примерно столько он хочет заработать в общей сложности по новому соглашению, которое ему предстоит подписать следующим летом), то за страховку он заплатит 105 тысяч долларов.

По подсчетам финансового консультанта, игрок, который получает примерно 5 миллионов в год, должен потратить на страховку около 130 тысяч. И даже, возможно, больше в последний год контракта.

Часто траты, о которых никто тебя не предупреждает, когда ты попадаешь в НХЛ. Фото AFP
У этой красивой обложки есть обратная сторона. Фото AFP

Непредвиденные расходы

А еще есть «непредвиденные расходы», как называет их Марко: траты, о которых никто тебя не предупреждает, когда ты попадаешь в НХЛ. К примеру, те деньги, которые игроки скидывают после окончания сезона, чтобы отблагодарить тренеров, экипировщиков, физиотерапевтов, массажистов и весь тот персонал, который помогает им готовиться к матчам.

Обслуживающий персонал в хоккее получает далеко не самые большие деньги. И эти «чаевые» очень помогают им держаться на плаву и являются неотъемлемой традицией хоккейного мира. Так что для опытного игрока на длинном контракте эти финансовые траты тоже могут исчисляться тысячами долларов.

«Здесь я не могу жаловаться. Эти люди очень много работают. И нужно быть благодарным тем, кто тебе помогает», — отмечает Сканделла.

Теперь нужно решить еще один вопрос. Марко довольно быстро понял, что, если он хочет иметь стабильную финансовую подушку после окончания карьеры, то нужно рационально тратить средства.

«Вначале я просто разбрасывался деньгами. К примеру, прокачивал тачку. Мог спокойно отдать 2 тысячи долларов. «Какие это деньги теперь для меня?» — совершенно не понимал, в какой реальности нахожусь».

Да, профессиональный спорт остается профессиональным спортом. И люди ожидают, что спортсмен будет жить на широкую ногу. Он может снять дорогие апартаменты, водить шикарную машину и ужинать в пятизвездочных ресторанах (Сканделла говорит, что мог потратить 500 долларов в неделю на покупку экологически чистых продуктов и органического мяса).

На протяжении всей жизни ты сталкиваешься с каким-то давлением. Но нам сложно представить, с какими соблазнами сталкивается молодой спортсмен, который получил сотни тысяч долларов.

Более того, не только сторонние наблюдатели ожидают жизни на широкую ногу. Сам молодой человек рос с осознанием того, что такой образ жизни — часть реальности профессионального хоккеиста. Именно поэтому они рвутся сразу покупать Rolex или Lexus.

Сканделла на собственном опыте познал, что не надо сорить деньгами. Так что первые дорогие часы он купил только через восемь лет после подписания первого контракта. А первую машину мечты (Porsche 911 GT3) — через девять.

«Мне казалось, что я обязан потратиться. Тебе нужен хороший костюм... точнее, штуки три. Твои апартаменты не могу стоить дешевле 2,5 тысяч в месяц. Можно сказать, в НХЛ существует определенный стандарт. Ты закупаешься в Whole Foods, тратишь деньги на свой внешний вид, имидж. Если ты находишься в компании, где все зарабатывают хорошие деньги, то идешь только в шикарные рестораны. Такова жизнь в НХЛ. Стандарты. А ты — молодой игрок, который зарабатывает 600 тысяч в год. Из этих денег на руки ты получаешь 280 тысяч. И начинаешь тратить... Когда же ты смотришь, сколько у тебя остается в конце... Не так просто что-то отложить. А карьера коротка».

Шэннон отмечает, что игрок, который получает 4,75 миллиона, может постараться ограничить расходы на «развеселую жизнь» 180 тысячами. Это все равно огромная сумма (15 тысяч в месяц), но, учитывая общий уровень заработной платы, подъемная.

«Поймите вот что: игрок, который зарабатывает 4,75 миллиона и тратит 180 тысяч на «развлечения», получает на руки 1,7 миллиона, — говорится Мэттью. — Невероятные цифры».

Это 1,7 миллиона без учета непредвиденных расходов, а также налогов штатов (в США) и провинциях (Канада).

А, напомним, что почти треть лиги зарабатывает меньше миллиона долларов.

А сотни других профессиональных хоккеистов никогда не увидит и таких денег.

Жизнь ниже НХЛ

Вот история из низшей лиги. Когда Сканделла выступал за «Хьюстон», который был фармом «Миннесоты», один из его партнеров получил вызов в главную команду как вознаграждение за отличный сезон.

Как оказалась, «Уайлд» играли в Нэшвилле. А там в то время был так называемый «спортивный налог»: 2,5 тысячи с каждого игрока гостевой команды.

«Ему пришлось заплатить, чтобы сыграть», — поражается Марко.

Проблема в том, что многие игроки в фарме зачастую не хуже тех, что выступают в НХЛ и имеют двусторонние соглашения. Это значит, что им нужны такие же квалифицированные тренеры и нутриционисты.

«Парни получают от 60 до 80 тысяч, платят налоги, за еду, машину, жилье. У многих есть подруги или жены. В итоге, кому-то даже приходится устраиваться на временную работу летом. Это... выматывает».

Спросите об этом, к примеру, у нападающего «Тампы» Янни Гурда. Только в этом сезоне он стал твердым игроком основного состава. В 26 лет он впервые получил односторонний контракт. Большую часть семи прошедших лет Гурд провел в минорах, курсируя между Лигой Восточного побережья и АХЛ. В первой игроки получают менее тысячи долларов в неделю. Во второй гарантированный контракт измеряется в сумме от 60 до 100 тысяч в год. Безусловно, хорошие деньги, но не те суммы, которыми можно поразить.

В прошлом ноябре Гурду улыбнулась удача: шестилетний контракт на 31 миллион долларов. Янни не скрывал, что это, возможно, лучший момент в его жизни. И будучи уже опытным игроком, он понимает, что нужно делать с этими деньгами.

«Я уже повзрослел. И прекрасно помню, каково жить на минимальную зарплату. Думаю, эти деньги не изменят меня. Конечно, я счастлив, но это не изменит мой образ жизни».

Однако одной уверенности мало, когда речь заходит о таких суммах.

Современные хоккеисты учатся гораздо лучше обращаться с деньгами, чем предыдущие поколения. Не последней причиной такого прогресса становится появление в лиге все большего количества игроков, который прошли университетские лиги. Вот что сказал защитник «Ванкувера» Джорди Бенн, когда его спросили, как он решал, что делать с деньгами: «У меня было, с кем посоветоваться».

Куда инвестировать?

«Я сам в этом ничего не понимаю, так что нанял человека».

И такие ответы мы получаем довольно часто.

Финансовый советник Крис Майонез, который сотрудничает с 70 представителями НХЛ, являющимися клиентами ONE Sports + Entertainment Group and Aligned Capital Partners Inc., говорит, что подход я-нанял-себе-специалиста может пойти на пользу, однако нужно быть очень аккуратным.

Довольно странные слова для человека, которые зарабатывает себе этим на жизнь. Но факт остается фактом.

«Не стоит думать, что все настолько сложно и запутанно. И ты должен принимать участие в процессе, — объясняет Майонез. — Да, спорт не помогает этим ребятам разобраться в вопросах финансов. Профессиональный спорт тем более. Но ты должен сам стараться вникать в суть процесса, чтобы не возникло неприятных эксцессов».

Информацию можно найти. Просто ее нужно искать. А далеко не все это делают. И эти вопросы не обсуждаются в раздевалке.

«Это табу», — подтверждает Сканделла.

Точнее, продолжает он, ты можешь услышать только об успехах в инвестициях. В конце концов, дух соперничества в хоккеистах всегда силен.

С другой стороны, Майонез и Шэннон признаются, что слово играет очень важную роль в их бизнесе. И это легко объяснить.

«Все завязано на доверии, — говорит Сканделла. — Многие игроки выходят из скромных семей. И ты не знаешь, кому можно довериться. Когда у меня были те 300 тысяч, то мне каждую неделю звонили люди, которые почти умоляли меня инвестировать финансы по их совету. Я же реагировал так: «Я вас не знаю. И я не доверю вам свои колоссальные деньги». Не знаю даже, где они добывали мой номер телефона. Затем начинают названивать друзья твоих знакомых...»

Десять лет спустя у него нет таких проблем. Он понимает финансовые риски и может планировать свое будущее, когда для него игра закончится (Марко говорит, что, иметь возможность продолжать карьеру — его главный актив на данный момент).

«Кто-то может сказать: «Ты стал каким-то прижимистым». Но я не соглашусь. В конце концов, я могу ни в чем себе не отказывать. Но просто нет никакого смысла лететь частным рейсом, когда ты можешь полететь бизнес-классом.

Для меня теперь гораздо приятнее видеть, как мои деньги работают. Это они и должны делать. И я надеюсь, что больше игроков научатся слышать голос разума. Это того стоит".

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
21
Офсайд




Прямой эфир
Прямой эфир