18:05 7 февраля | Футбол — РПЛ

Адвокат Кирилла Кокорина: "Рассматриваю вариант оспорить в ЕСПЧ это беззаконие"

6 февраля. Москва. Кирилл Кокорин. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
6 февраля. Москва. Кирилл Кокорин. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Вячеслав Барик, представляющий интересы Кирилла Кокорина, младшего брата форварда "Зенита" Александра Кокорина, сказал "СЭ", что также рассматривает возможность обратиться в Европейский суд по правам человека

Накануне суд одобрил ходатайство следствия о продлении содержания под стражей до 8 апреля Александра Кокорина, Кирилла Кокорина, Павла Мамаева и Александра Протасовицкого.

Все фигуранты дела содержатся в СИЗО "Бутырка" с начала октября 2018 года за участие в двух драках в центре Москвы.

– Меня не удивляет, что правосудия вообще нет, – начал Барик. – У нас закон, в том числе уголовно-процессуальный и постановление Пленума Верховного Суда, существуют отдельно от суда. Наш суд как будто живет отдельно от реальности.

Найдите мне хоть одного здравомыслящего человека, который мог бы убедительно объяснить, почему Кирилл Кокорин должен оставаться под стражей. Какую угрозу он представляет обществу? На мой взгляд, никакой. Для дальнейшего проведения расследования, тоже. Это нелогично. Может ли Кирилл препятствовать 18 следователям, тем более на стадии ознакомления с материалами дела? Есть ли смысл скрываться, навсегда покидать Россию, родителей, брата из-за этой нелепицы, которую пытаются вменить?

– По всей логике нету.

– К тому же 213-ой статьи ("Хулиганство". – Прим. "СЭ") там нет. Она была предъявлена исключительно для того, чтобы поместить их под стражу. По статьям 115, 116 – заключение под стражу в принципе невозможно. Все свидетели говорят, что был словесный конфликт, который начал сам потерпевший – Денис Пак. Он не делал корректных замечаний, как сам говорил, а обозвал матом. Новый свидетель, который был найден стороной защиты, сидел за соседним столиком от Пака. Он говорит: "я, к сожалению, не слышал, что сам чиновник говорил в этот момент, потому что был отвлечен, но четко знаю, что Кирилл ответил: "ты кого назвал у*****м?".

– И что дальше?

– Как говорят другие свидетели, затем Кирилл подошел к нему, после чего Пак повторил это оскорбление. И только потом началась драка. Получается, хулиганства здесь нет. Они по факту сейчас отбывают наказание при отсутствии обвинительного приговора. Это ни одним российским законом не предусмотрено.

У нас суд отдельно существует и от реальности и от того, что требует прописанный закон. Мы для чего выбираем депутатов Госдумы, которые разрабатывают законы? Законы это правило, в соответствии с которыми нам всем на территории РФ будет комфортно сосуществовать друг с другом. Там где начинается ваше право, заканчивается мое. Если у нас не будет соблюдаться закон, как нам ориентироваться? Кто определяет правосудие в таком случае? На что рассчитывать? Меня это очень удручает.

У россиян нет прав, нет суда, который мог их защитить. Есть указание от кого-то, на которое следователь всегда ссылается и все. Видно такое же указание есть и судье.

– Когда будете подавать апелляцию?

– Конечно, будем обжаловать. В понедельник, думаю, подадим. Там уже суд решит, когда будет рассмотрение. Она быстро назначается. Либо в конце следующей недели, либо через две недели.

Собираетесь по примеру адвокатов Александра подавать жалобу в ЕСПЧ?

– Да. Мы же все вместе работаем и я тоже рассматриваю этот вариант. С учетом того, что жалоба Александра, безусловно, в приоритетном порядке должна быть рассмотрена. Так как существует угроза причинению вреда его здоровью пока он остается в СИЗО. Мы тоже хотим оспорить в ЕСПЧ это беззаконие.

– В какие сроки рассматриваются приоритетные жалобы?

– Не берусь точно говорить. Но, по-моему, в течение нескольких месяцев. Поэтому хочу выяснить, есть ли у нас основания для того, чтобы подать в приоритетном порядке. Если я найду их то, безусловно, тоже обращусь. Даже если не будет оснований, может, все равно подам, просто буду ориентироваться на сроки рассмотрения.

– Как сделать так, чтобы следствие работало быстрее?

– Нет задачи сделать все быстрее. Нам сейчас надо подготовиться к тому, чтобы обоснованно разбить и доказать незаконность предъявленных обвинений. Для следствия нет значения, быстрее работать или нет. Задача следователей – быть объективными и выводы делать в соответствии с теми доказательствами, которые собираются по делу, а не как они хотят. Вот допросили свидетеля, он говорит: "там было оскорбление". Следователь берет и меняет обвинение. Он убирает "Хулиганство" и оставляет только 115 статью. Для меня скорость не имеет, честно говоря, первостепенное значение. Мы хотим доказать, что ребятам незаконно предъявлены обвинения в той редакции, которая есть

Загрузка...
Материалы других СМИ