01:15 4 октября 2014 | Футбол — РПЛ

Сергей Галицкий: "Мне наша банда нравится"

Четверг. Краснодар. «Краснодар» - «Эвертон» - 1:1. Сергей ГАЛИЦКИЙ. Фото Виталий ТИМКИВ Четверг. Краснодар. «Краснодар» - «Эвертон» - 1:1. «Быки» готовы к бою. Фото Виталий ТИМКИВ
Четверг. Краснодар. «Краснодар» - «Эвертон» - 1:1. Сергей ГАЛИЦКИЙ. Фото Виталий ТИМКИВ

Обозреватель "СЭ" побеседовал с президентом клуба "Краснодар". Поводом, понятно, стал матч Лиги Европы с именитым "Эвертоном", завершившийся вничью – 1:1. Но именно поводом, потому что разговор шел и о многом другом.

Евгений ДЗИЧКОВСКИЙ
из Краснодара

Столица Кубани – столица пробок. Даже Москва Краснодару по своей "стоячести" сейчас не ровня. Девять километров из центра до основного, нефутбольного офиса Сергея Галицкого – вычеркнутый из жизни час с небольшим.

– Как вы сами решаете эту проблему? – спросил я владельца "Краснодара".

– Во-первых, летаю вертолетом. Во-вторых, стараюсь не ездить в часы пик. Иногда позже приезжаю на работу. Ловлю момент, когда в пробках появится дырка.

– То есть с мигалкой по "встречке" – это не про вас?

– Нет. Я должен вести себя, как обычный житель.

– Искусственно себя приземляете?

– Считаю, что граждане на дорогах должны иметь одинаковые права. Я и так доставляю дискомфорт людям, перемещаясь на двух машинах.

– Вы про машину сопровождения? Но вертолет-то хотя бы один?

– Не надо меня демонизировать. Вертолет не мой, кстати, – компаньона. Для того им и пользуюсь, чтобы причинять автомобилистам меньше неудобств.

Сам офис Галицкого – Пентагон снаружи и гигантский муравейник внутри. По коридорам бродят тысячи людей, от сотрудниц, одетых по канонам теплой южной осени, рябит в глазах.

– Какой смысл заложен в названии вашей корпорации?

– Никакого. Случайное, ничего не означающее слово, введенное в оборот 20 лет назад. Бизнес должен ассоциироваться с делами, а не со словами. Приятно другое. "Кубань" в прошлом сезоне собирала на Лигу Европы полный стадион, теперь "Краснодар" собрал. То есть город мы заряжаем.

– Англичанам, знаю, у вас понравилось.

– Посмотрел в твиттере рассказ одного британца о поездке. Отрекламировал город, русское пиво, рассказал, как наши в баре после игры поили англичан бесплатно. Написал, что выезд в Краснодар вошел в "топ-3" всех его выездов. Приятно, когда для болельщиков игра становится праздником. Без всякой дикости, матерщины. Я и против фанатов, кстати, ничего не имею. Только они любят себя в футболе, а не наоборот. И самовыражаются за счет футбола.

***

– Это вы придумали приводить на матчи своей команды целый сектор солдат?

– Это не солдаты – курсанты, в основном. У нас мало болельщиков, чего греха таить. Поэтому стараемся работать на всех направлениях. Если спросить этих ребят, что им милее, просидеть два часа в казарме или прийти на матч, как думаете, что ответят? Они молодые жители нашей страны, кому, если не им, вообще смотреть футбол? У нас к солдатам, по большому счету, относятся чуть ли не как к врагам. С Северной Кореей начинают сравнивать, когда видят целый сектор. Но, во-первых, их не так уж много, всего несколько сотен. Во-вторых, они так прикольно болеют!

– Тексты речовок им клуб раздал?

– Да нет, конечно! Среди курсантов и младших офицеров есть фанаты. Сами придумывают, сами разучивают, сами потом кричат. На матч с "Эвертоном" были проданы все билеты, кому-то, наверное, и не хватило. Но мы все равно пошли на то, чтобы выделить один сектор военным. Они давно с нами, в том числе на матчах, на которых стадион не заполнен. Мы это ценим.

Кроме того, потом они уезжают из Краснодара. Если кто-то вернется в город, где нет команды премьер-лиги, а таких городов много, почему бы ему не продолжить болеть за нас? Хоть для меня и странно телевизионное боление. Пиво, чипсы, кресло, экран – все понятно. Но настоящее боление должно быть живым, стадионным. И мы за это боремся. Кричащими телевизорами сектора не заполнишь.

– Вы не маскируете военных под обычных зрителей, а демонстрируете их с вызовом. Вот такие люди, мол, за нас болеют. По крайней мере, это честно.

– Пусть все тиражируют и публикуют. Нам плевать. Мы не должны стыдиться того, что часть граждан нашей страны носит военную форму. Если по-честному, когда мы с вами спим, они нас охраняют.

К тому же солдаты – своеобразный центр активности на стадионе. От них по трибунам идет волна и прочий позитив. Пусть речовки будут с подколами. Но с цензурными. Футбол должен оставаться спортом, а не войной.

– Как вы пережили тот спорт, что показали "Краснодар" и "Эвертон"?

– Честно отсмотрел 84 минуты. Потом не справился с собой, ушел с трибуны. Тяжело было наблюдать развязку вживую. А после первого тайма гордился нашей игрой. Показали сумасшедший прессинг, все потери "Эвертона" – наша заслуга. Хотя там один Лукаку 25 миллионов фунтов стоит, и еще кого-то – Баркли, кажется, – "Челси" собрался покупать за 50. Да и второй тайм мы здорово начали. Прорыв Вандерсона украсил матч. Пролезть через четверых в современном футболе очень тяжело, так что "Ваня" проделал великолепную работу. А ведь у нас не было Жоаузинью! Представляете! Если бы еще и он носился по флангу? С другой стороны, а вместо кого он носился бы? Вместо Лаборде или Измайлова? Оба ведь шикарно сыграли!

– Почему же не выиграли?

– Высокий прессинг, который мы предложили, – очень опасная штука. Нас было больше на каждом участке поля, что заставляло англичан избавляться от мяча и терять его. Такая тактика – страшно энергозатратная штука. И молодец Кононов, что не побоялся ее применить.

Да, на концовку нас не хватило. Но разве лучше катать два тайма на 0:0, отсиживаясь сзади? Болельщики пришли, чтобы увидеть то, что они увидели. Поэтому ничья ничуть не обидна. Распредели мы силы более ровно, может, вообще не забили бы. Правда, если уж пошли в такую рубку, в такой прессинг, надо было забивать два для гарантии. А так получили в ответ гол Это'О. При этом Лукаку был в офсайде, отвлекал вратаря и увел за собой центрального защитника. Но гол нам все равно засчитали правильно, в той трактовке все было честно.

Обидно? По-человечески – да. Но мы по-прежнему в деле. Исходя из турнирного расклада и календаря, все в наших руках. Естественно, нам все время хочется полного комфорта. Представляете – 6 очков после двух туров? Еще одна победа – и мы вышли из группы! Но все и так неплохо, побьемся.

После жеребьевки все говорили: "Ну, ничего, зато хороших соперников посмотрим". А теперь, получается, мы чуть ли не огорчены ничьей против "Эвертона", с которым сыграли с позиции силы. Настрой изменился, это неплохо. Но терять голову не стоит.

***

– На мой взгляд, вам не хватило "решальшика", которых в Краснодаре сейчас два – Ари и Жоаузинью.

– В прошлом сезоне было три. Но Вандерсон и сейчас много создает, забивает. На мой взгляд, баланс у нас пойман. Пробей он на 10 сантиметров ниже, "Эвертон" получил бы фантастический гол.

– Какие позиции и кем будет усиливать зимой?

– Мне сейчас вся наша банда нравится. Какое-то одно приобретение, возможно, сделаем. У нас есть, допустим, русские позиции, на которые теоретически можно найти исполнителя выше уровнем. Хотя и сложно. Но мне хотелось бы, чтобы эта команда поиграла пару сезонов в стабильном составе. А то привыкли набирать звезд, как в PlayStation, и потом это войско польское сыгрывается два сезона.

"Терек" сейчас никого не купил, так? Там велика заслуга тренера, но и сыгранность имеет огромное значение. Классический пример – оборона ЦСКА. Против европейских грандов ей тяжело, однако в России многолетняя притертость армейских защитников дает хороший эффект.

– В интернете усомнились в том, что Олег Кононов заменил Лаборде на Мамаева без вашего нажима.

– Кононов корректный и даже чуть мягкий человек, но под нажимом он никогда и ничего делать не будет. Не представляю такую ситуацию. Сколько мы с ним обсуждали состав, он ни разу не поставил того, кого хотелось бы мне, а не ему. И я за это Кононову благодарен. Пусть он слышит мои аргументы, но поступает по-своему. Тренер – он, а не я. Человек должен видеть эту грань и быть свободным в своем творчестве. Лезть в тренерскую епархию оскорбительно и для него, и для меня.

– То есть у вас с ним и связи нет во время матча?

– Никакой. Более того, я никогда не позволю себе зайти в раздевалку до или во время игры.

– А в судейскую?

– По "малолетству", года три-четыре назад, пробовал говорить с судьями. Не проламывая при этом двери и не обкладывая их матом. Просто спрашивал, почему принято то или иное решение. Иногда благодарил за работу. Потом понял: мне там делать нечего. И уже года два не приближаюсь к судейской. Не имею на это права. Даже если судья ошибся, ну что он мне скажет?

Другое дело, что неправильно запрещать арбитрам давать комментарии после игры. Они тоже люди, участники шоу. Они тоже ошибаются, но должны рассказать, как видели тот или иной эпизод. Все это добавит интереса к футболу и снизит градус критики в адрес самих судей.

***

– Какие чувства вызвали у вас хвалебные отклики о "Краснодаре" тренера "Эвертона" Роберто Мартинеса и Эйдена Макгиди после игры?

– Мы вообще все какие-то сладенькие, захваленные. Смешно, ей-богу. Хвалить надо, когда команда выигрывает. Для меня важно, чтобы мы показывали настоящий футбол. А не так, когда говорят: "Посмотрите, какие они тактически выученные!" Десять человек тупо становятся сзади и случайно не пропускают: это тоже тактическая выучка. И какие-нибудь грамотеи потом говорят: как они грамотно сыграли! Какая тут к черту грамотность! Подобные специалисты звучат нелепо.

– На перспективы в Лиге Европы смотрите с оптимизмом?

– С опаской. Мы пока не знаем, что такое "Вольфсбург". "Эвертон" дома и в гостях – два разных "Эвертона". Да и "Лилль" только того и ждет, чтобы сыграть вторым номером и побежать в гостях в контратаки.

Вообще Лига Европы – это бонус. Для меня важнее российский чемпионат. А еврокубкам спасибо за удовольствие. Оказывается, команда способна еще чего-то добиться, играть на равных с уважаемыми командами. Хотя если ты хочешь получать удовольствие, казалось бы, к чему уходить с трибуны на 84-й минуте? Хм...

– Если главный приоритет – чемпионат, тем обиднее, должно быть, такие поражения, как дома от "Уфы".

– Вообще не обидно. Играли в нормальный футбол. Как и с "Арсеналом". Читаю в интернете: чуть ли не 16 мячей, оказывается, должны были в первые пять минут наколотить. Это что, слабые команды? Да нет же. И "Мордовия" хороша, и другие далеко не дети. Мы имели кучу моментов, но в футболе нельзя заранее планировать три очка в матче с "Уфой". Которых, конечно же, нам в турнирном смысле может потом и не хватить. Болезненная потеря. А дальше – катастрофически тяжелый календарь. Весь низ прошли, весь верх впереди. Но каков наш уровень, так и сыграем. Длинная дистанция в этом смысле всегда честна.

– Гордитесь вызовом в сборную Газинского?

– Да. Мы приложили руку к тому, чтобы мальчик дорос до национальной команды. Кстати, не нужно рассказывать сказки, будто от ужесточения лимита таких мальчиков станет больше. Они все сегодня под микроскопом: тот же Газинский просматривался до нас в "Кубани", например. А мы достаточно долго вели Мирзова, который сейчас хорош в "Торпедо". Расширение лиги – другое дело, тут я за. Но не из-за увеличения "русских" мест, а из-за роста количества игр. Тогда у молодых россиян появится больше шансов себя проявить.

***

– Вас заботят претензии к "Краснодару" по линии финансового fair play со стороны УЕФА?

– Оштрафуют, значит, оштрафуют. Претензий к нам две. Первая – высокие расходы на школу. Но мы их подтвердим, все-таки наш случай особенный. Вторая - расходы и доходы за три года. А мы в еврокубках лишь первый сезон и к тому же поменяли форму собственности. С некоммерческим партнерством нам было проще, однако часть доходов показать не удавалось. В итоге, думаю, втиснемся в те рамки, которые нам заданы.

А вообще знаете, откуда все идет? От несправедливого отношения к нам УЕФА. Пусть они покажут модель, при которой с нашими доходами и наполняемостью мы сможем играть хотя бы в Лиге Европы! Там другой уровень жизни, другие цены на билеты. А на нас все это проецируется. Фирма-экипировщик заключила с "МЮ" контракт на миллиард фунтов. Разве возможно такое в России? И как быть маленьким городам с маленькими стадионами? Получается, они вообще лишены надежд на лучшую жизнь? Однако если УЕФА так решил, мы будем стараться соблюдать правила. Выхода нет.

– Как вы отнеслись к публикации скандальной стенограммы исполкома РФС с вашим участием?

– Это безобразие.

– Исполком или публикация?

– Второе. Вы беседуете на кухне с другом, а потом все это вываливают в публичную сферу. Нормально? Если озвучить то, что каждый из нас за свою жизнь наговорил, это на уши не наденешь. Во-вторых, на исполкоме обсуждался достаточно непростой вопрос. В-третьих, было много эмоций. Может, чересчур много. Кто-то сказал личное, не очень корректное. Но это должно было остаться там, иначе теряется сакральность дискуссии. Можно разговаривать между собой словами из передовицы газеты "Правда". Только вот тогда не будет никакого столкновения идей и мнений при обсуждении решений.

Человека, "слившего" стенограмму, этот поступок не красит. Но есть и плюсы. По стенограмме теперь можно снимать продолжение фильма "Двенадцать". В неожиданном разрезе.

– Не опасаетесь, что теперь на исполкомах все станут зажиматься и самих себя жестко фильтровать?

– Я все равно буду говорить то, что думаю. Просто надо думать, что говоришь.

– У вас есть предположение, кто "слил" стенограмму?

– Какой смысл об этом думать?

– Но я уверен, что вы об этом думали.

– Я думаю о бизнесе, семье и "Краснодаре".

– Но об источнике утечки нельзя было не думать!

– Да я просто обалдел, когда увидел публикацию! И скажу так: бенефициары не добились того, чего хотели добиться. Выигравших в этой ситуации нет.

Материалы других СМИ
Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...