00:35 30 января 2012 | Футбол — РПЛ

Алексей Ионов:
"Между мной и "Зенитом" что-то сломалось..."

24 января. Олива Нова. Тренировка "Кубани". Алексей ИОНОВ. Фото Александра КРАЧУНОВА, ФК "Кубань". Фото "СЭ"
24 января. Олива Нова. Тренировка "Кубани". Алексей ИОНОВ. Фото Александра КРАЧУНОВА, ФК "Кубань". Фото "СЭ"

СОГАЗ - ЧЕМПИОНАТ РОССИИ.
ПРЕМЬЕР-ЛИГА

На испанском сборе "Кубани" спецкор "СЭ" встретился с одним из самых обсуждаемых и осуждаемых футболистов прошлого года

Это был монолог не по факту, а по сути.

Прослушав запись нашей с Ионовым беседы спустя пару дней, я понял: вопросам журналиста здесь места нет. Говорит Ионов с газетной страницы не со мной и даже не с вами, а с самим собой - и пока, похоже, далеко не на все вопросы готов дать себе ответ. Не уверен, что ему самому этот разговор был по вкусу и нужен, но Алексей - профессионал и согласился, потому что часть его работы - давать интервью. Перед вами - отнюдь не исповедь и не крик души, потому что кричать или исповедоваться в диктофон вряд ли кому-то приятно. И еще. Мне, признаться, казалось: произнося некоторые слова, Ионов испытывал почти физическую боль.

* * *

"Гуляя по Питеру, мы с папой часто проходили мимо "Петровского". И я мечтал. Представлял себе, как выхожу на это поле, как бью по мячу - и забиваю гол на глазах у всего стадиона. Я хотел стать футболистом. И выступать за "Зенит".

В один прекрасный день моя мечта осуществилась".

СЕМЬЯ

"Я родился в городке Кингисепп. Он под Санкт-Петербургом, не большой и не маленький. Оттуда же родом братья Кержаковы - Александр и Михаил.

Всю жизнь я провел под Питером и в самом городе, но, честно говоря, до сих пор не знаю, считать ли себя петербуржцем - в том смысле, который в это слово обычно вкладывают.

Папа работал в милиции, сейчас он подполковник в отставке. Брат, он на семь лет меня старше, пошел по отцовским стопам, тоже стал милиционером. Именно он отвел меня в секцию заниматься футболом - тогда мне было пять. Игра понравилась, и с той поры ни милиционером, ни космонавтом мне становиться не хотелось. Только футболистом.

Когда вся эта история со мной случилась, семья меня поддержала, конечно. Дома сказали: "Все бывает. Ошибки совершают все. Главное, чтобы эта была твоей последней".

"ЗЕНИТ"

"Обид на "Зенит" не держу. Спасибо, что в "Кубань" без проблем отпустили.

Вернусь ли в "Зенит" когда-нибудь, сейчас даже загадывать не хочу. Как бы то ни было, в моей памяти навсегда останется победа в Кубке УЕФА. И тот самый быстрый в истории клуба гол, который я на "Петровском" забил "Ростову".

Атмосфера в "Зените" - очень тяжелый для меня вопрос. Сам вроде думаешь, что все нормально, а на самом деле...

Близких друзей в "Зените" у меня не осталось. Мы прилично общались с Витей Файзулиным и с Сашей Бухаровым, но таких друзей, чтобы среди ночи позвонить или излить душу, - нет, таких у меня в команде никогда не было.

А в Питере, конечно, есть нефутбольные друзья, хотя... Немного там их осталось.

Из всех игроков "Зенита" у меня всегда вызывал восхищение Данни. Возможно, потому, что играем на схожих позициях. Еще он хороший, очень добрый человек и к делу относится сверхпрофессионально.

Когда все случилось, руководство "Зенита" посадило меня на базе на карантин. "Все ради моего же блага". На базе я ночевал недели три. Команда провела за это время четыре календарные встречи.

Мне говорили: "Воспитательная мера, пойдет тебе на пользу". Но лично я считаю иначе. На пользу не пошло - и не могло пойти, потому что человек сам должен все понять и осознать, и для этого необязательно запирать его на базе. Я все равно мог бы взять и просто уехать, если бы ничего не понял и если бы так захотел. Но я ведь никуда не уехал.

Между мной и "Зенитом" правда, наверное, что-то сломалось. По крайней мере что-то сломалось во мне. Не имею понятия, что там думали в клубе, как решали мою судьбу, как обсуждали, отпускать или не отпускать: все это меня не касается. Но как только поступило предложение от "Кубани", я в тот же день ни секунды не мешкая ответил да.

"КУБАНЬ"

"Когда футболистам приходят предложения от той или иной команды, они обычно начинают расспрашивать знакомых ребят: "Ну как коллектив, как тренер?" В моем же случае даже справки наводить не пришлось. Всем известно, кто такой Петреску.

В "Кубани" проблем вроде нет, коллектив хороший. С Петреску мы общаемся по-английски и через переводчика. На первом месте у тренера - железная дисциплина. Шаг влево, шаг вправо - расстрел. Мне тяжело сравнивать его со Спаллетти...

Мы со Спаллетти расстались никак. Даже не поговорили перед моим уходом.

В "Кубань" я пришел, чтобы быть не на вторых ролях, а первым. Тем лидером, который поведет за собой коллектив, который поможет команде побеждать, побеждать и побеждать. Не гол, так голевая передача - я этому буду только рад.

Моя задача сейчас - доказать Петреску, да и всем, что он не зря в меня верит, что не зря твердит: Ионов сумеет вернуться в сборную России. Сам я тоже верю, что смогу, и об этом говорю не впервые".

ЛЮДИ

"Есть события, которые ты хочешь вычеркнуть из жизни, навсегда забыть или переиграть, вернувшись в прошлое. Но то событие, о котором писали все газеты... Причиной моего ухода из "Зенита" послужило не только оно. Наверное, так должно было случиться. Меня будто по голове как следует стукнули.

В тот момент я очень нуждался в тренерской поддержке. Помню, как меня вызвал во вторую сборную Красножан. Мы долго разговаривали. "Ты должен скорее забыть все, что случилось, - говорил мне Красножан. - Начни заново. Играй в футбол". А в молодежном "Зените" очень помогал Анатолий Давыдов. Мы часто беседовали, и он придавал мне уверенности и сил.

Врагов у меня нет. А может, и есть, но я их врагами не считаю. После случившегося окружающие меня люди показали себя с разных сторон. Тем, кто поставил себя на мое место и поддерживал до последнего, я всегда, если понадобится, протяну руку помощи. Другие повели себя иначе, но именно от них я этого и ожидал. Как думал, так в итоге и получилось.

До сих пор не могу понять, что я сделал этим людям - тем, кто пишет статьи и блоги, ссылки на которые мне пару раз присылали друзья. Читать их я, правда, стараюсь как можно меньше...

 Среди тех, кто крутится вокруг "Зенита", тоже есть странные люди. В лицо говорят одно. А за глаза или в микрофон - совсем другое. Делают вид, что поддерживают. А сами за твоей спиной... Моя история в их пересказе обрастает все новыми подробностями - такими, которых и в помине не было. Придумывают, накручивают... Зачем - не знаю.

Критика мне нужна и важна, и ко мнению многих я обязательно прислушиваюсь. Но мне больше не интересно слушать именно этих людей.

Мне кажется, иногда они по какой-то причине забывают, что я - человек. Такой же, как они".

* * *

"В Краснодаре побывать еще не успел. Мы переедем туда вместе с моей девушкой. Квартиру начнем искать сразу после второго сбора, чтобы, когда чемпионат возобновится, бытовые проблемы уже не мешали сосредоточиться на игре. Новость о переезде моя девушка одобрила. "В жизни не надо бояться что-то менять, - считает она. - И о прошлом вспоминать тоже не надо". Со мной она отправится хоть в Краснодар, хоть на край света.

Говорят, в Краснодаре хорошо. Особенно летом.

Моя детская мечта - забить мяч на "Петровском" - сбылась, но мне по-прежнему есть о чем мечтать. Чемпионат России - хорошо, конечно, но когда-нибудь хочется попробовать себя в Испании, где играют великие мастера.

Еще хочу построить дом и жить в нем с любимой счастливо".

* * *

Эта заметка вряд ли радикально изменит ваш взгляд на Алексея Ионова. Собственно, ее целью и не было заставить вас сильнее его любить или сильнее ненавидеть. Все, на что она способна, - это доказать, что Ионов - человек из плоти и крови, а не выдуманный персонаж и не герой скверного анекдота. А человеку свойственно ошибаться. Оставьте ему это право, прежде чем навечно ставить клеймо.

Алексей Ионов играет во взрослую игру и получает очень взрослые деньги, но повзрослеть по-настоящему, житейски, ему еще предстоит. В кого он в итоге превратится, никто не знает. Может быть, из него получится ведущий игрок сборной России, о чьих юношеских проказах мы будем вспоминать с улыбкой, как вспоминаем сейчас о загулах Широкова, ночных отлучках Аршавина, Денисова и Анюкова. А возможно, мы спустя лет пять фамилию Ионов уже и не вспомним.

Пока же Алексей начинает с чистого листа. "В моей команде его репутация кристально чиста", - говорит о нем Дан Петреску. Судьба Ионова - в его собственных руках. И в голове. И в ногах - по-футбольному очень талантливых.

 Дмитрий СИМОНОВ
Олива Нова - Москва

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...