01:00 6 декабря 2011 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Евгений Плющенко: "В шоу мне скучно"

Ноябрь. Новогорск. Евгений ПЛЮЩЕНКО. Фото Антона СЕРГИЕНКО, "СЭ". Фото "СЭ"
Ноябрь. Новогорск. Евгений ПЛЮЩЕНКО. Фото Антона СЕРГИЕНКО, "СЭ". Фото "СЭ"

В последние месяцы Плющенко редко дает обстоятельные интервью. Что досадно. Как убедилась корреспондент "СЭ", 29-летнему фигуристу, который готовится в очередной раз вернуться в большой спорт, есть что рассказать. Чтобы стало понятно: зачем чемпиону Турина и серебряному призеру Солт-Лейк-Сити и Ванкувера (а также трехкратному чемпиону мира, шестикратному чемпиону Европы и прочая, и прочая) нужна еще одна олимпийская эпопея?

МОЕ БУДУЩЕЕ - СОЧИ

- Самый главный, наверное, сейчас вопрос: как здоровье?

- Отлично. Полноценно тружусь. Не так давно была проблема с рукой - перелом, но ничего, все восстановилось. Все сгибается, на тренировках красивые руки делаем (улыбается). Готовлюсь к ближайшим соревнованиям. Если успею, это будет Мемориал Панина-Коломенкина. Ну а главный старт - чемпионат России, который пройдет в самом конце декабря в Саранске. Что будет после этого, посмотрим. Если отберусь на чемпионаты Европы и мира, стану кататься дальше.

- Старт в Саранске под сомнение не ставится?

- Нет. Это было запланировано еще летом. Мы с Алексеем Николаевичем (Мишиным. - Прим. Е.К.) изначально решили пропустить "Гран-при", поскольку у меня была операция на коленях. Не хотелось рисковать, заявляться, а потом сниматься. Все-таки мы готовимся к будущему, можно так сказать. А будущее - это Олимпиада в Сочи. Я хочу попытаться выступить на своих четвертых Играх, никто до меня этого не делал. Хочу поставить свой личный рекорд в фигурном катании, попробовать свои силы. Я готов к любому результату. Но главная моя задача - достойно выполнить свою работу.

- Не так давно на вашем аккаунте в сети Facebook появилось заявление, суть которого сводилась к следующему: Плющенко выступит на чемпионатах Европы и мира, если здоровье позволит, но ничего более конкретного сказать сейчас нельзя. Чем это было продиктовано?

- Тем, что в спорте я очень давно. Это у робота можно подкрутить винтик, залить масло, чтобы он начал работать как новый. Но мы не роботы, а люди, у нас бывают форс-мажорные обстоятельства. Сейчас мы с моей большой командой даже на тренировках стараемся тщательно контролировать процесс, чтобы где-то не дернуть мышцу, не сделать лишний прокат произвольной программы. Вся работа под контролем. Нет такого: а, захотелось - пошел прыгнул четверной или новый четверной. И, не дай бог, поломался. Нет - сейчас есть цель спокойно работать.

- Само заявление должно было стать ответом на многочисленные вопросы на тему "А что же будет дальше?".

- Да все нормально будет. Ну да, спрашивают. Но ведь все то, что я говорил до Олимпиады в Ванкувере и непосредственно в 2010 году, в итоге выполнил. Ванкувер состоялся? Состоялся. Плющенко вернулся? Вернулся. Чемпионат Европы выиграл? Выиграл. Хотя не катался три года. Тогда все тоже кричали: это невозможно. Да, это было крайне сложно - вернуться после трехлетнего перерыва. Но я вернулся, потому что правильно все сделал со своей командой. И потому что у меня есть характер.

Теперь я поставил цель и пытаюсь ее достичь. Эта цель - за три года, ну, можно считать, уже за два с половиной, подтянуть свою форму, свое тело так, чтобы достойно (делает акцент на этом слове) выступить на домашней Олимпиаде. Вот что я хочу сделать.

- Ваша личная задача ясна. Только ведь спортивное руководство и болельщики свои ожидания формулируют куда более амбициозно. Для них в российском мужском катании Плющенко по-прежнему олимпийская надежда номер один, несмотря ни на что. На вас это давит?

- Еще раз говорю: я уже та-а-ак долго катаюсь. И знаю: если обращать внимание на это давление, никакого результата не получится. Поэтому стараюсь не реагировать.

У нас есть молодые спортсмены, которые жаждут меня обыграть. Жажда такая, словно проснулись с похмелья, а воды нет. Это не только у русских, у всего мира на самом деле. Но мне даже любопытно на это смотреть. Все эти взгляды исподлобья - мне интересно наблюдать за ними. Я понимаю, чего они хотят, но постараюсь, чтобы их желание не исполнилось. Будет тяжело, все-таки ребята сильные и, главное, молодые. А возраст в спорте очень важен.

"ПЕРВОЕ ВРЕМЯ ОРАЛ НА СЕБЯ НА ЛЬДУ"

- Насколько серьезными были те проблемы со здоровьем, с которыми вы столкнулись осенью?

- Достаточно серьезными. После операции я рановато начал заниматься, стал форсировать тренировки. По глупости. Хотелось скорей втянуться, сделать что-то новое. Мне сделали операцию, и уже через две недели я начал кататься. И это была ошибка, потому что месяц не нужно было делать вообще ничего. Надо было спокойно втянуться, потому что времени было все равно предостаточно.

А в сентябре была уже ошибка врача: мне сделали инъекцию в колено и попали не в сустав, а в жировое тело рядом с ним. Жидкость рассасывалась долго и мешала мне на сто процентов… да какой там на сто процентов! Вообще мешала тренироваться. И я месяц пропустил. Если говорить честно, я в этом сезоне уже три раза возвращался и три раза останавливался. Но все равно, когда есть цель, можно сделать что угодно.

- Тогда ходили разговоры о том, что проблемы с ногой могут поставить крест на вашем возвращении. Они имели под собой основания?

- Вот ситуация: ты тренируешься, и вдруг начинает болеть нога. Врачи делают снимки, говорят: да, последствия мениска. Потом начинается воспаление связки. И приходит доктор, которого мне очень рекомендовали как уникального специалиста, и делает ошибку, в результате которой меня на месяц вообще выбивает из спорта. Я, конечно, пытался что-то делать, закачивать ногу. Но не мог выходить на лед.

А по ходу сезона месяц не кататься - это большой риск выйти из формы. Тело перестает чувствовать лед. Были такие моменты, когда я понимал, что невозможно будет восстановиться, вновь добиться того, что уже было сделано. А сделано на тот момент было много. Поэтому, конечно, руки опускались. К счастью, мне помогали моя жена Яна (Рудковская. - Прим. Е.К.) и моя команда. Подбадривали, находили какие-то слова. Вот благодаря им и держусь до сих пор.

Конечно, сложно. Одно дело, если бы мне было 18 лет. Тогда я ни о чем не задумывался: с шашкой наголо - и только вперед. Теперь сложнее. И дело не в страхе проиграть. Сложнее преодолеть травмы. Есть много титулов, обеспеченная жизнь, а нужно, по сути, начинать все заново. Вот через это сложно пройти. Но мне интересно. Понимаете? Мне это очень интересно. В фигурном катании ведь как? В 18 - 20 лет, максимум в 25, люди становятся чемпионами и думают: ну зачем нам дальше кататься? Действительно, зачем, если есть шоу, показательные выступления - такая спокойная пенсионерская жизнь (улыбается). Там не надо прыгать тройные аксели, не надо делать четверные. Но это так надоедает!

Я покатался три года в шоу перед Ванкувером. Это чудовищно скучно. Все так монотонно, переезды из города в город, ничего нового, ты не растешь. Я забыл, что такое адреналин. А мне его хотелось. Поэтому начал играть в хоккей, футбол, пейнтбол, стал заниматься гольфом, экстремальным вождением, ездить на мотоцикле. И все равно не то! Вот тогда я и принял для себя решение вернуться. Конечно, громадный толчок дала Яна, которая сказала: ты еще молод и можешь спокойно кататься. Так катайся!

Первое время было безумно тяжело. Когда начались утренние и вечерние тренировки, все болело - утром вообще не мог встать. Орал на себя на льду, потому что вообще ничего не мог, конкретно так орал. Люди были в шоке, думали, наверное: что он, псих, что ли?

Но я скажу так: шоу - это здорово, но лично для себя я понял, что предназначен для спорта. Мне господь дал талант и по-прежнему дает возможность двигаться вперед. Значит, мне не надо пока уходить из фигурного катания как спортсмену. А шоу будет потом - это следующий этап. У меня много планов, и они еще реализуются.

- Алексей Мишин рассказывал, что самое сложное время было этим летом, когда вы не сразу обрели веру в свои силы. В чем было дело?

- Мы приехали на сбор в Италию, и там начались безумно тяжелые для меня дни. Очень мощная общефизическая подготовка. Плюс много зала, хореографии и работа непосредственно с Мишиным. Организм просто не выдерживал. Я не мог восстановиться и не катался дня по три. Тогда мы ездили в Венецию, другие города, просто гуляли, фотографировались.

И потом, когда вернулись в Петербург, было тяжело. Я долго входил в форму. Вроде, кажется, одну тренировку провел нормально, на следующий день прихожу - ничего не получается. Не мог сделать банальный тройной прыжок. Но есть своя наработанная схема. И она в итоге принесла плоды. Хотя процесс обретения формы продолжается и сейчас.

- Помимо вас у Мишина в группе занимаются Артур Гачинский и Елизавета Туктамышева. Получается, тренер не может уделить вам все внимание, все свое время...

- Ну а чего мне капризничать? Я изначально, еще когда к нам в группу пришла Елена Соколова, сказал: "Алексей Николаевич, чтобы не было недопонимания, давайте так: она катается на одном льду, я - на следующем". У нас с Леной были разделенные тренировки. Потому что невозможно двумя глазами уследить за несколькими спортсменами, которые прыгают в разных концах катка.

Вот и сейчас у нас разделенный лед. В группе все здорово: хороший коллектив, прекрасные ребята. Лизу поздравляю с прекрасным началом. У нее хорошее будущее. Не исключаю, что она станет олимпийской чемпионкой, если будет так работать. А она пахарь. И прислушивается к своим тренерам. И у Артура прекрасное будущее. По ходу предсезонки он делал три разных четверных, я сам лично это видел. Желаю им удачи.

DOLCE&GABBANA К СОЧИ

- Насколько сложно было от устроенной жизни, с популярностью, светскими мероприятиями вернуться к строгому режиму и тренировкам два раза в день?

- Это можно совмещать. Вот накануне, скажем, я потренировался два раза и пошел на концерт Димы Билана. Сегодня выспался - и уже успел потренироваться полтора часа (наш разговор начался в час дня. - Прим. Е.К.). Все можно совмещать, если нет алкоголя, а есть режим, диета, правильный подход. Естественно, я стараюсь сейчас от всех мероприятий, каких-то тусовок отказываться. Потому что тяжело. Но очень избирательно совместить какие-то вещи все-таки можно. (Пауза.) Ну а что тусовки? Тусоваться можно потом. Все будет то же самое, даже лучше.

Вот недавно ходил на день рождения бутика одной швейцарской фирмы, с которой в январе мы выпускаем совместную линейку часов. Для меня это большая гордость. Дизайн - голубое с золотом - был моей идеей. Синее - это лед, золото - это медали. Такой спортивный casual. У меня была мечта - ввести стиль luxury в спорт. И получается. Я люблю дорогие вещи, красивые костюмы. Если взять мои собственные, для выступлений, - это тоже luxury, их всегда делал какой-то знаменитый дизайнер. Сейчас, кстати, мы ведем переговоры с Dolce&Gabbana по поводу костюмов на будущее. Может быть, под Олимпиаду.

- А что не устраивало в других предложениях по поводу часов?

- Не устраивал дизайн. И то, что я не принимал никакого участия в работе. А именно этого я и хотел. Я не большой специалист в часах, но очень их люблю. Просто дать имя и говорить: это мои часы - глупо.

- Раз уж речь зашла про костюмы... Кто делает их для вас в этом сезоне?

- Пока еще ни одного нет. Но есть дизайн, и сейчас мы выбираем варианты. Вот вернусь в Петербург и буду этим заниматься. Может быть, возьму новых молодых ребят, которые жаждут работать, полны идей. Это будет интересно.

- Это будет что-то в привычном для вас стиле? Или пойдете на эксперимент?

- Ну, велосипед изобретать не хочется. Это будут сценические костюмы для фигурного катания. Довольно интересные. Не casual. Красиво будет (улыбается).

- То есть простых брюк с рубашкой, довольно популярных сейчас у фигуристов, не будет?

- Нет.

- Все детали своих новых программ вы намеренно держали в секрете. Та информация, которая недавно появилась в сети со ссылкой на слова Мишина, соответствует действительности?

- А я не знаю, что там пишут.

- Короткая программа - подборка Ванессы Мэй, произвольная - "Танго" от Эдвина Мартона.

- (Пауза.) Не знаю, откуда взялась Ванесса Мэй. А произвольная действительно будет "Танго" из "Мулен Руж", но переписанная Эдвином. Мне хочется страсти, больше эмоций. Любви, какого-то такого образа. Поэтому такая произвольная. А короткая программа - не Ванесса Мэй. Но забавная и интересная музыка, очень красивая, глубокая, эмоциональная. Она состоит их двух частей: первая - очень мелодичная, душевная, тогда как последняя - очень быстрая. Ее все знают, это классика. Но в обработке.

- Название не скажете?

- Так ведь Саранск через несколько недель (улыбается). Скоро все увидите.

- За эту осень ваши постановки сильно поменялись?

- Конечно, мы вносили корректировки. И делаем это до сих пор каждый день. Что-то добавляем, где-то убираем.

- Сами много предлагаете?

- Безусловно. Мне с самого начала карьеры нельзя было сказать: сделай такой жест - и все. Мне нужно сначала этот жест прочувствовать.

- Ваши постановки уже видел кто-то из специалистов?

- Когда я катался в Новогорске, наверное, ребята видели. В Петербурге хочу пригласить наших судей, чтобы они посмотрели и разобрали вращения и дорожки. Но это будет уже заключительная часть истории. А так, конечно, мы показывались специалистам, они разбирали. Вроде ничего, ничего.

- На Мемориале Панина четверной будет?

- Посмотрим. Не хочу опережать события.

- Правильно ли говорить о том, что для Плющенко соревнований без четверного быть просто не может?

- Нет. Может быть и без него, я не исключаю. Но это касается исключительно российских стартов. На международные - только с четверным. И не с одним.

ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ СТАЛО СЛОЖНЕЕ

- Недавно ваш давний товарищ и конкурент Брайан Жубер рассказал, что именно пример вашего возвращения перед Ванкувером вдохновляет его на то, чтобы оставаться в спорте и продолжать бороться. Это приятно?

- (Пауза.) Я очень рад, что на меня равняются. Наверно, я это заслужил. Брайана уважаю как спортсмена и как человека. Он очень хороший товарищ. Я же не просто так приглашаю людей в свои шоу, даже конкурентов. Есть конкуренты, с которыми нельзя общаться, они гнилые. А есть такие, кто может выиграть, но потом подойти и сказать: ты молодец, просто сегодня все сложилось так, а не иначе. Поэтому я и выступаю в шоу со Стефаном Ламбьелем, Жубером, Флораном Амодио, с чешскими ребятами Михалом Бржезиной и Томашем Вернером.

Просто у меня были очень хорошие учителя. Например, Элвис Стойко. Когда я только появился на международном льду, он уже завершал свою карьеру, был четырехкратным чемпионом мира. И вот в 15 лет я приехал на свой первый "Гран-при" и только-только начал исполнять на соревнованиях четверной прыжок. А тогда, если ты делал четверной, то автоматически выигрывал - при чистом прокате, разумеется. Так вот Стойко подошел ко мне, протянул руку и пожелал удачи.

Это была просто фантастика какая-то! Четырехкратный чемпион мира протянул руку мне, молодому щенку, понимая, что тот может его обыграть! Для меня это был колоссальный толчок. Я равнялся на таких великих спортсменов и великих людей. Но время идет, и сейчас равняются на меня. Здорово, класс. Поэтому я и пытаюсь еще что-то сделать, чтобы люди помнили меня через 10 - 20 лет. Чтобы сказали: Плющенко - это был достойный фигурист. Сейчас некоторые уже называют меня легендой, еще как-то. Вот чтобы и дальше называли (улыбается).

- А вы сами можете подойти к молодому спортсмену и сделать так, как Стойко?

- Конечно. Еще раз повторю: я не боюсь проиграть. Фигурное катание идет вперед, мне нужно быть вместе с ним. Все может случиться: не выспался, травмы, еще что-то. И я к этому готов.

- Какое ощущение у вас осталось от прошедших этапов "Гран-при"?

- Скажу про Патрика Чана. Он прекрасный спортсмен, очень сильно прибавил. Но если он делает четыре-пять ошибок и получает при этом 9 баллов из 10, это немного неправильно. А так, здорово катается, здорово вращается, стал прыгать четверные. Появился новый китаец Нан Сон с двумя четверными. Спортсмены есть - отличные, даже уникальные. Но каких-то новшеств, сюрпризов для меня не было. Всех можно обыгрывать. Главное - делать свою работу.

- Ваш план подготовки к Сочи подразумевает в принципе выступления на этапах "Гран-при"?

- В дальнейшем "Гран-при" будет, да. Наверное, один этап, потом чемпионат России, чемпионат Европы и так далее. Может быть, еще какие-то маленькие соревнования. И потом, сейчас появилась новая история - командный чемпионат мира, который пройдет в апреле.

- Вы там хотите выступить?

- Да! Это же очень интересно! Ну а что "Гран-при"? Это промежуточный этап, обкатка. Главное - это титульные соревнования: чемпионаты Европы, мира. Сколько мне уже можно выигрывать "Гран-при"? Если нужно будет, буду там выступать. Но вообще, повторяю, это скорее обкатка.

- Что думаете по поводу всеобщего стремления делать четверные, с чем пока далеко не все справляются?

- Это хорошо. Фигурное катание должно двигаться вперед. Бег на 100 м с каждым годом движется вперед, хоккей и футбол становятся динамичнее, умнее. А фигурное катание по состоянию на 2010 год сделало шаг назад. Поэтому здорово, что сами фигуристы, как говорится, откликнулись на мой призыв. И я полностью поддерживаю то, что многие в своих программах стали пробовать четверные прыжки.

- Если к Сочи все освоят четверные, что, на ваш взгляд, нужно будет сделать для успеха?

- Я думаю, к Сочи нужно будет исполнять несколько четверных. Хотя точно сказать, как все пойдет, трудно. Вдруг опять введут какую-нибудь новую систему и все примутся снова делать "3+3". Но, надеюсь, все-таки не введут. Сейчас фигурное катание в целом стало сложнее. Прогресс!

Екатерина КУЛИНИЧЕВА

4
КОММЕНТАРИИ (4)

milana

Отличное интервью! А Женя просто молодец, пример для многих!!! То, что у него до сих пор есть мотивация к соревнованиям, просто восхищает! Удачи ему!!!

19:02 7 декабря 2011

Алесь

А чего это Плющенко Стойко четырехкратным чемпионом мира сделал?

11:11 7 декабря 2011

Nataly

Отличное интервью. Спасибо!

14:01 6 декабря 2011

theykilledkenny

Это интервью надо прочитать всем, у кого есть какие-либо предрассудки насчет Жени!Он -молодчик!! И все у него получится!

13:35 6 декабря 2011