Александр Александров:
"Комова уже тренируется, Мустафина - начинает"

Старший тренер женской сборной России Александр АЛЕКСАНДРОВ. Фото Александра ВИЛЬФА Фото "СЭ"
Старший тренер женской сборной России Александр АЛЕКСАНДРОВ. Фото Александра ВИЛЬФА Фото "СЭ"

СПОРТИВНАЯ ГИМНАСТИКА

С Александром Александровым - старшим тренером женской сборной и личным наставником Алии Мустафиной - мы встретились на подмосковной базе "Озеро Круглое": по инициативе пресс-службы ВТБ для журналистов была организована открытая тренировка. В этот день тренер собирался поехать вместе с ученицей на медицинскую консультацию, но остался общаться с прессой. Мустафина же отправилась к врачу самостоятельно.

С разговора о травме, которую абсолютная чемпионка мира получила в ходе апрельского континентального первенства, и началось наше интервью.

- Знаю, что Мустафина совсем недавно вернулась из Германии, где ей проводили обследование прооперированной ранее ноги. Чем вызвана необходимость очередной консультации?

- Мы должны уехать на турнир, Алия едет с нами, поэтому и решили лишний раз проконсультироваться с врачом. Хотя еще в Германии нам сказали, что восстановление идет нормально.

- Мустафина уже тренируется?

- Начинает. Дело в том, что немецкие врачи рекомендовали полностью исключить какую-либо нагрузку на оперированную ногу, поскольку для полного заживления колена восстановление ни в коем случае не должно быть форсированным. Соответственно, Алия не делает никаких прыжковых упражнений. Сначала нужно "закачать" ногу, восстановить функцию мышц. Все это довольно муторная работа.

- Психологически история с травмой сильно ударила по спортсменке?

- Конечно, обидно приехать на чемпионат Европы, понимая, что приехал выигрывать, и получить там столь тяжелую травму. Задним числом можно рассуждать о том, что нужно было прыгать в финале многоборья более простые "два винта", - даже в этом варианте Мустафина все равно выиграла бы без проблем. Но готовили-то мы более сложный опорный прыжок - с поворотом на 540 градусов. Поэтому никаких резервных вариантов для финала не рассматривали.

***

- Травма стала следствием случайного стечения обстоятельств - или все вышло по прин-ципу "где тонко, там и рвется"?

- Когда спортсмен выполняет сверхсложные элементы, риск получить травму становится, естественно, выше. Это - с одной стороны. С другой, если бы Алия дала на разминке хоть малейший повод засомневаться в том, что она готова выполнить новый прыжок, если бы что-то не клеилось в тренировках, я никогда не позволил бы ей рисковать. В квалификации она сделала "два винта", и этого оказалось достаточно, чтобы попасть в финал на опорном прыжке. В многоборье мы планировали попробовать более сложный вариант - с тем, чтобы более уверенно чувствовать себя в финале на отдельных снарядах.

На разминке Алия сделала прыжок очень удачно. Нас заранее предупредили, что соревнования будут идти не так быстро, как обычно: их сейчас заметно затягивают из-за того, что в телевизионную трансляцию вставляют довольно много рекламы. Если раньше на выступление каждой спортсменки, включая объявление оценок, уходило 5-6 минут, то сейчас ждать приходится в три раза дольше. Не хочу сказать, что причина травмы именно в этом, но не исключаю, что и это тоже сыграло свою роль - могли остыть мышцы.

Собственно, ошибки-то в прыжке не было. Алия все выкрутила и приземлялась, как мы говорим, "в рост". Просто одна нога чуть раньше коснулась ковра. И вес пришелся на нее. Плюс - инерция вращения.

- А почему затянулась операция Виктории Комовой? Она ведь, насколько помню, получила травму еще в конце прошлого года?

- Та травма сначала никому не показалась серьезной. Да и случилась на ровном месте, как говорится. Вика заканчивала тренировку на брусьях, спрыгнула с нижней жерди на мат и подвернула ногу. Врачи сделали снимок, диагностировали перелом лодыжки, наложили самый обыкновенный гипс и сказали, что никакого дополнительного вмешательства не требуется. Просто на какое-то время ноге нужен полный покой.

Мы последовали этим рекомендациям, даже выждали дольше, чем советовали специалисты, благо позволяло время. Хотели, чтобы нога восстановилась совсем гарантированно. Потом Вика начала тренироваться и заново разрабатывать сустав.

Болевые ощущения при тренировке после снятия гипса - нормальное явление, поэтому никто не беспокоился. Потом Комова поехала на чемпионат России, чтобы восстановить соревновательный навык. Когда вернулась на "Круглое", прекрасно тренировалась несколько дней и говорила, что не испытывает никаких болевых ощущений. Сам я тогда же уехал с Мустафиной на турнир в США. И уже там узнал, что Вика вновь травмировалась, причем на очень простом акробатическом элементе: неудачно поставила ногу на приземлении.

Мнения врачей разделились: одни рекомендовали операцию, другие утверждали, что никакая операция не нужна. Вот и получилось, что вся эта история затянулась до обследования в Германии. Там нам сразу сказали, что операция необходима. Поскольку, если ее не сделать, подобные подвывихи могут случаться постоянно.

- Операция была артроскопической?

- Да. С минимальным травмированием сустава. Сейчас Вика уже тренируется, хотя и не в полную силу: общую часть проходит наравне со всеми, потом переходит на индивидуальный план. Надеемся, что она сможет выступить на чемпионате мира. В здоровом состоянии и Комова, и Мустафина - это спортсменки, которые могут на равных конкурировать со всеми мировыми лидерами.

* * *

- Я правильно понимаю, что нынешняя чемпионка Европы Анна Дементьева пока конкурентоспособна лишь на европейском уровне?

- Да, понимаете правильно.

- По сравнению с прошлым олимпийским циклом сложность программ в женской гимнастике выросла еще больше?

- Я бы сказал, что в каком-то смысле гимнастика сейчас вообще стала заложницей этой сложности. Мы сами себя загнали в угол. Это поняли даже в FIG (Международная федерация гимнастики. - Прим. Е.В.). Понятно, что все стараются усложнить свои программы, но очень часто это идет в ущерб исполнению. Оценка 9,0 за качество исполнения стала большой редкостью.

В FIG, естественно, ломают голову над тем, как эту ситуацию исправить, но как можно остановить стремление к сложности? Единственное, чем можно это регулировать, - правилами судейства.

В гимнастике дело доходит до абсурда: например, есть элемент, который стоит 0,4, а за ошибки в нем правилами предусмотрено снижение оценки на 0,6. Можно понять, когда элемент не засчитывают. Если спортсмен упал, допустим. Но как можно снимать с оценки больше, чем элемент стоит? Хотя, возможно, таким образом гимнастам как раз дают понять, что лучше чисто сделать более простую комбинацию, чем с ошибками и грязью - сложную.

- Что сейчас происходит в плане конкуренции в мировой гимнастике?

- Хорошая команда есть у американцев. Может быть, нынешние спортсменки не так красивы, как Настя Люкин, но они достаточно мощные, делают хорошие программы. И выбор достаточно большой, чего сейчас нельзя сказать, к сожалению, о нашей команде. Ну а о китайской сборной можно сказать только одно: Китай - это Китай.

* * *

- Чем, кстати, завершился нарождавшийся было скандал, связанный с предположительной фальсификацией дат рождения китайских спортсменок на Играх в Пекине?

- Он затих. По-прежнему много слухов о том, что фальсификация имела место, но доказательств, видимо, недостаточно. Хотя Северную Корею наказали за такое же нарушение весьма жестоко: лишили страну права выставлять мужскую и женскую гимнастические команды на Играх в Лондоне. Не посмотрели даже на то, что корейский спортсмен выполняет самый сложный на сегодняшний день опорный прыжок и наверняка мог бороться на Играх-2012 за медаль.

- Зачем же тогда федерации идут на подлог, зная, что наказание может быть до такой степени суровым?

- Объяснение простое: в женской гимнастике правилами разрешено выступать в официальных соревнованиях, начиная с 16 лет. А это у девочек самый тяжелый возрастной период. Начинается половое созревание, активно растет вес, ломается и меняется техника, увеличивается количество травм. Многие вообще бросают гимнастику в этом возрасте. А с теми, кто остается, становится гораздо тяжелее работать. Запретить есть невозможно. В той же Америке спортсмену даже замечание в этом отношении лишний раз не сделаешь - можно тут же оказаться под судом. Хотя тренеры, конечно же, стараются контролировать ситуацию.

- Всегда было интересно, кстати: как в США можно что-то контролировать при том, что там нельзя даже намекнуть человеку, что он чересчур тяжеловесен?

- Приходится много разговаривать с родителями, объяснять, что при увеличении веса возрастает вероятность травмы, что сама спортсменка чувствует: ей становится тяжело выполнять даже привычные элементы... Правда, не всегда удается добиться успеха. Помните Шон Джонсон, которая в 2007-м выиграла абсолютное первенство в Штутгарте? В олимпийском году у нее очень резко начался период созревания. Случись Олимпийские игры на полгода позже, вообще неизвестно, попала бы туда Джонсон или нет. А так повезло - стала второй.

* * *

- Вы уже представляете себе команду, которая будет выступать на чемпионате мира в Токио - или следует ждать результатов августовского Кубка России?

- Официально отбор будет происходить именно там, но могу с сожалением констатировать, что выбирать нам особо не из кого. Кроме тех, кто сейчас находится на "Круглом", возможно, получится вернуть в команду Ксению Семенову (чемпионка мира-2007 в упражнении на брусьях. - Прим. Е.В.). Сейчас Ксюша уехала тренироваться в Пензу. Дело в том, что у ее личного тренера Марины Назаровой есть несколько сильных юниорок, которым предстоит выступать в разных соревнованиях, и, чтобы Семенова не оставалась без тренера даже на короткий период, мы разрешили ей уехать. Тем более что в Пензе прекрасные условия для работы.

Отсутствие высокой конкуренции - это большой минус. Когда за место в составе команды идет жесткое соперничество, спортсменки даже тренируются иначе. Никого не приходится уговаривать или заставлять работать.

- Благодаря вашему спонсору - Банку ВТБ - залы на "Круглом" уже полностью укомплектованы снарядами, на которых будут разыгрываться медали Игр в Лондоне. Могли бы сравнить их с теми, на которых ваши спортсменки работали раньше?

- Сравнивать такие вещи трудно. Новый ковер, например, нравится спортсменкам больше. С мостами пока непонятно. У ребят с ними вообще часто возникают сложности. В конструкции гимнастического мостика должно быть определенное количество пружин, которое во всех моделях остается неизменным. А вот фанерная окантовка может варьироваться по толщине. Когда она тоньше, гимнасты, которые имеют более сильные ноги или просто больший вес, такой мост "пробивают". При этом резко снижаются его амортизирующие качества. Проблемы такого характера были у ребят на чемпионате мира в Голландии и на апрельском чемпионате Европы. Но в принципе со снарядами у нас сейчас все в полном порядке.

- А для чего в зале так много тренеров? Это личные наставники спортсменок?

- Не только. Лариса Ушакова отвечает за хореографическую подготовку, еще один хореограф - Ольга Бурова - работает с девочками на вольных упражнениях.

Василий Иванов - акробат. Есть тренеры по специальной технической подготовке. У нас же не плавание, где тренер с секундомером по бортику ходит. В тренировках приходится довольно много таскать спортсменов на руках, особенно в молодежной сборной.

- То есть ничего более прогрессивного, чем проверенная годами ручная страховка, в гимнастике так и не появилось?

- И более удобного, кстати, тоже. Никакая лонжа не позволяет сделать то, что можно сделать, когда спортсмен "в руках". Такой уж у нас вид спорта. Даже если у лидеров основного состава периодически случаются какие-то заскоки, рецепт один - в руки.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ

КОММЕНТАРИИ