19:15 18 сентября 2015 | СИНХРОННОЕ ПЛАВАНИЕ

Алла Шишкина: "С появлением мужчин наш спорт больше напоминает шоу"

27 июля. Казань. Алла ШИШКИНА - чемпионка мира в технической программе в группах. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 27 июля. Казань. Золотое выступление России на чемпионате мира в технической программе в группах. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" 27 июля. Казань. У России - золото чемпионата мира в технической программе в группах. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Татьяна ПОКРОВСКАЯ и Галина ГАЛКИНА на Олимпиаде в Лондоне. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" 10 августа 2012 года. Лондон. Золотое выступление России. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" 23 июля 2011 года. Шанхай. Сборная России: снова золото! Фото AFP
27 июля. Казань. Алла ШИШКИНА - чемпионка мира в технической программе в группах. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Пока синхронистки отгуливают свои последние отпускные дни перед началом подготовки к Играм в Рио-де-Жанейро, корреспондент "СЭ" пообщалась с одним из лидеров нашей сборной – олимпийской чемпионкой Лондона, 11-кратной чемпионкой мира Аллой Шишкиной.

Алла ШИШКИНА
26 лет.
Родилась в Москве.
Олимпийская чемпионка в группе (2012). 11-кратная чемпионка мира в группе и комбинации (2009, 2011, 2013, 2015). 2-кратная чемпионка Универсиады в группе и комбинации (2013). 3-кратная чемпионка Европы в группе и комбинации (2010, 2014).

– С какими эмоциями сейчас вспоминаете чемпионат мира в Казани?

– От Казани – один сплошной позитив. Даже плохая погода, ветер и дождь не смогли испортить впечатление. Сначала было два-три теплых денька. Но мы только подумали: "О, сейчас загорим!", как погода резко поменялась. В последний день, когда мы выступали с комбинированной программой, дождь лил стеной. Своего выступления мы ждали в домике-палатке сборной России, кучковались там на матах. Так вот в тот день наши массажисты не успевали выгребать воду. Заливало нас конкретно. И все, естественно, продувалось.

– Организаторы, получается, не предусмотрели, что погода может быть такой?

– Да, видимо, ждали теплое лето. Но менеджер нашей команды раздал нам теплые плащи, мы взяли с собой длинные шерстяные носки, халаты. Конечно, это надо было видеть. Летний чемпионат мира по водным видам спорта, а люди идут на соревнования чуть ли не в меховых шапках! Но к организаторам никаких претензий, все было шикарно. Зрители, думаю, не почувствовали никакого дискомфорта. У меня в Казань приехала вся семья, семь человек. Им все понравилось. Даже поп-корн можно было купить и пронести на трибуны. Я в таком подходе не вижу ничего плохого.

– Значит, вы положительно относитесь к тому, что спорт превращается в шоу?

– С включением мужского синхронного плавания наш вид спорта действительно все больше напоминает шоу. Хотя лично я ничего против этого не имею. Есть ведь фигурное катание, балет, там тоже выступают мужчины. Меня больше напрягает то, что после Олимпиады в Рио наш вид спорта хотят переименовать из синхронного плавания в артистическое. Как только оно станет артистическим, многое может измениться. Думаю, эти разговоры связаны и с тем, то, что русские уже всем как кость в горле.

– Вы действительно себя чувствуете такой костью?

– К сожалению, в Казани, даже несмотря на то, что мы были у себя дома, очень чувствовалось давление. Наш смешанный дуэт в технической программе на себе все это особенно прочувствовал. Было видно, что они на голову выше и сильнее своих соперников. В предварительных соревнованиях наши выиграли два балла, а в финале проиграли... Получается, за один день уровень техники американцев вырос больше, чем на два балла? В общем, это был странный инцидент. С другой стороны, Билл Мэй – именно тот человек, благодаря которому мужское синхронное плавание было включено в программу чемпионатов мира. Он позитивен, у него очень прокаченное тело, по нему видно, что он настоящий атлет. И как синхронист он, конечно, очень-очень неплох.

– Наличие таких спортсменов для "смешанного" синхронного плавания – это ведь очень хорошая реклама? Никто не сможет обвинить синхронистов в отсутствии мужественности.

– Да. И хотя я все равно считаю, что наши были сильнее, но Билл Мэй действительно достоин золота хотя бы за то, что столько лет потратил на продвижение своей дисциплины.

27 июля. Казань. Золотое выступление России на чемпионате мира в технической программе в группах. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

"В КАЗАНИ ЖДАЛА ПРОТЕСТНЫЕ БАННЕРЫ"

– Какова была ваша первая реакция, когда узнали, что в программе чемпионатов мира будет мужское синхронное плавание?

– Это не было шоком. Саша Мальцев, который выступал в Казани, начал приезжать к нам на сборы три года назад. Так что мы знали, что есть вот такой синхронист, который работает и ждет своего часа. Да и про Билла Мэя я знала с детства. Он приезжал на "Шоу олимпийских чемпионов", которое устраивали Киселева и Брусникина, выступал в Cirque du Soleil. Так что в принципе все к этому шло. Единственное странно, что микст включили в программу именно чемпионата мира в Казани. Всем ведь известно, что наша страна не очень хорошо относится к определенного рода меньшинствам. Но в Казани очень тепло принимали смешанные дуэты. Я ожидала, что могут быть даже какие-то протестные баннеры – но ничего подобного. И как все были счастливы, когда наши все-таки выиграли золотую медаль после серебра.

– В России есть синхронисты, способные составить конкуренцию Мальцеву?

– К сожалению, пока нет. Но Саша очень молодой парень, ему 20 лет. Мужчина ведь может дольше оставаться в спорте. Это женщинам надо родить до сорока лет – точно. Так что у Саши основная спортивная карьера еще впереди. Но еще я знаю, что Анастасия Давыдова (пятикратная олимпийская чемпионка. – Прим. "СЭ") набрала в свою школу мальчиков. Их немного, но они тренируются. Думаю, сейчас по примеру Саши мальчики должны пойти в синхронное плавание, и в ближайшие несколько лет может появиться определенный резерв.

– Вы бы своего сына или, например, брата отдали в синхронное плавание?

– Ну, брата отдавать поздно, ему уже 16. И он у меня абсолютно неспортивный мальчик. А что касается своих детей... Наверное, я бы все-таки девочку отдала в синхронное плавание. Для мальчика выбрала бы скорее волейбол. Или баскетбол.

– Значит, о детях вы уже задумываетесь серьезно?

– В Рио мне будет 27... А в 29 мне бы уже хотелось родить первого ребенка.

– В таком случае после Олимпиады-2016 надо уходить из спорта.

– Да, после Рио я хочу завершить спортивную карьеру. Но уходить далеко от спорта не хочу. Это то, что я знаю и снаружи, и внутри. Я знаю, что нужно спортсменам. Мне бы, например, было интересно поработать в Олимпийском комитете.

– Это такой намек руководителям ОКР?

– Не то что намек... Просто спортсмены – люди ответственные. У нас обычно все распланировано – есть план на месяц, план на год. И, конечно, я думаю о своей дальнейшей жизни.

– Просто многие спортсмены о жизни после спорта, наоборот, говорят: я не знаю, даже не думала. Лукавят?

– Многие лукавят. Потому что спортсмены не только ответственные, но и суеверные люди. Боятся, что-нибудь лишнее сказать – сглазят... Но, на самом деле, даже про себя я не могла бы сказать, что у меня есть прямо четкий план на период после завершения карьеры. Я пока только выражаю пожелания.

– Но вы хотите быть именно спортивным функционером, не тренером?

– Тренерская карьера меня никогда особо не привлекала. Это адский труд. И когда ты работаешь с детьми, то находишься в абсолютной неизвестности – получится или не получится. Теоретически оценить природные данные можно, также можно вложить всю душу. Но потом, когда ребенку исполнится 15 лет, его родители скажут: "Мы решили идти учиться". И каким бы перспективным ребенок не был, в 15 лет он еще ребенок – как скажут родители, так и будет. Так что это все очень тяжело. Хотя, конечно, те тренеры, под руководством которых вырастают олимпийские чемпионы, получают признание, финансовые награды и самое главное – моральное удовлетворение. Но чтобы вырастить олимпийского чемпиона, надо всю свою жизнь на это положить.

Татьяна ПОКРОВСКАЯ и Галина ГАЛКИНА на Олимпиаде в Лондоне. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

"ПЕРЕД ПОКРОВСКОЙ СТЫДНО ХАЛТУРИТЬ"

– Многие ваши знакомые девочки в 14-15 лет выбрали учебу по указу родителей?

– Да, такие были. Они считались очень перспективными, но потом ушли. Кто-то – учиться, другие – работать. Например, в модельный бизнес. Еще были истории, когда талантливые дети оказывались с ленцой. В таких случаях заставить человека очень сложно. Так что тренеру должно повезти с хорошими спортсменами... Такая рулетка.

– А как у вас было с ленцой?

– С этим проблем не было, можете у моего тренера спросить. Я никогда не обладала суперданными для синхронного плавания. Многие вещи давались только через "надо", "делай", "терпи". Если бы я еще и ленилась, точно бы ничего не вышло. И в моих результатах, конечно, есть огромная заслуга личного тренера, Натальи Чижовой. И тренера сборной, Татьяны Покровской. Она-то умеет заставить – даже тех, кто хочет подхалтурить. У нас ведь как: халтурит один – наказание получают все.

– Даже так?

– Конечно. И я считаю, это абсолютно правильная воспитательная работа. Потому что вне зависимости от того, каков человек, он все равно часть команды. Рядом с ним его партнеры, друзья. И никому не хочется быть тем, из-за кого все в наказание пошли еще на два прогона.

– Презрительные взгляды от партнеров по команде в таком случае обеспечены?

– Да. (Смеется.) Но все равно, такое, кажется, было у всех. Не существует идеальных людей. Каждый совершает ошибки. Бывает разное настроение... Например, плохая погода на улице, и у тебя болит голова. У каждого свои проблемы, свой организм. И в таких условиях, конечно, очень сложно собрать всех в единое целое.

– Помните свои ощущения, когда первый раз из-за вас вся команда пошла еще на два прогона?

– Честно – нет! Я вообще стараюсь забывать какие-то негативные моменты. У меня и от самых тяжелых тренировок остается позитив. Даже когда мне кажется, что меня обидели, что-то несправедливо сказали, что я такая несчастная, потом проходит время, и я понимаю, что тренер хочет того же, что и мы – победы. Так что зла держать не стоит. Я только благодарна.

– Какие еще методы борьбы с ленью есть у Татьяны Николаевны?

– На самом деле, главное – это ее личность, то, что она невероятно сильная женщина. Перед ней просто стыдно халтурить. Она живет с нами на сборах, практически вся ее жизнь – это девочки, музыка, синхронное плавание, постоянная борьба. Борьба, я думаю, и с самой собой, и с обстоятельствами. Подводить такого человека совсем не хочется. Потом, Татьяна Николаевна может очень здорово мотивировать словом. Что-нибудь такое сказать, что потом ты будешь думать: "Да, черт побери, не хочется быть тем человеком, на котором закончится синхронное плавание в нашей стране!"

Сборная России не проигрывает уже пятнадцать лет. Поэтому мы всему миру как кость в горле. Все хотят сменить лидера. И если в полуфинале перед этой неприятной ситуацией с нашим микст-дуэтом мы обыграли китаянок на три балла, то в финале нам дали выиграть только полтора. Придираются... И ждут слабины. Но я думаю, что пока у руля Татьяна Николаевна, они этого не дождутся.

– Как лично вам удается не допускать слабины? И как удается собрать команду, которая будет идти за тренером и держать уровень?

– Спортивный характер все-таки закладывается с детства... У нас идет огромный отсев. Вот в моей спортсекции девушек того же возраста занималось, наверное, человек пятьдесят. Осталась я одна. Те, кто не выдерживает, уходит – на разных этапах. Некоторые девчонки уходят даже из олимпийской сборной. Вроде бы осталось всего несколько лет, потерпи... А они сдаются. В итоге так и формируется команда из борцов, прошедших все эти круги отбора.

– Слово "круги" ассоциируется не со словом "отбор".

– Да, я понимаю. Просто я сейчас с вами разговариваю, вспоминаю все, что было, и понимаю, какой действительно очень долгий и трудный путь мы проходим.

– Как вы боретесь с искушениями? Например, с желанием иметь личную жизнь?

– Мы молодых людей почти не видим, потому что мы все время тренируемся. Доходит до абсурда. Мы знаем, что на нашей базе "Озеро Круглое" народу полно: парковка заставлена машинами, номера на этажах заняты. Но мы не видим вообще никого. Начинаем тренироваться в восемь утра. Когда приходим на обеденный перерыв, все остальные уже поели и отдыхают. А когда мы выходим из бассейна вечером, все уже спят. Иногда бывают такие случаи: встречаем гимнастов, они говорят: "О, девчонки, вы уже приехали!" А мы, на самом деле, даже не уезжали и на сборе уже четыре месяца.

– И вам себя не жалко?

– Нет, мне не кажется, что у меня печальная судьба, меня все устраивает. Я шла к этому много лет, спорт – моя жизнь. Я, наоборот, очень счастлива, что все так сложилось. И потом любовь, отношения – дело случая. Ну, или судьбы. Все равно все наши девчонки в итоге вышли замуж, родили детей. Это те, кто закончил карьеру. А тем, кто тренируется, зачем отвлекаться на посторонние вещи, когда есть основная цель?

– Значит, обделенным никто в команде себя не чувствует?

– Нет, я – абсолютно точно. У нас еще такой вид спорта, в котором, несмотря на всю тяжесть, напряженность, ты все равно расслабляешься. Потому что ты много времени проводишь в воде, слушаешь музыку. Да и тренеры дают нам иногда расслабиться. У нас бывают и разговоры по душам, смех, даже во время тренировок. Правда, не прямо перед соревнованиями, там уже включается авральный режим. А так – отвлечься на 10-15 минут, чтобы просто разгрузить мозги, – это нормально. Иногда, может быть, и кажется, что мы роботы. На самом деле, нет, мы тоже люди.

– Но все равно для того, чтобы столько работать, нужна какая-то потрясающая сила воли?

– Безусловно. Но я говорю – у нас в сборной собраны самые мотивированные люди. Ну и потом нарабатываются привычки – вставать каждый день в одно и то же время, примерно в 7:30 утра, обязательно отдыхать после обеда.

10 августа 2012 года. Лондон. Золотое выступление России. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

"В 17 РАБОТАЛА В ТУРФИРМЕ, ДЕЛАЛА ЛЮДЯМ ВИЗЫ"

– Каково вам было возвращаться в бассейн после завоевания олимпийского золота? С мотивацией проблем не было?

– Я сделала перерыв. Сначала мы выступили на чемпионате мира в 2013-м. Нас попросили потерпеть еще год, потому что если бы мы вчетвером, молодые олимпийские чемпионы, ушли, то команда оказалась бы полностью обновленной. Так что мы остались еще до Барселоны, а потом я взяла полугодовой перерыв. Анжелика Тиманина и Саша Пацкевич – годовой. Тренеры пошли нам навстречу.

– До этого вы уходили из спорта на такой долгий срок?

– Да, первый перерыв был в 16-17 лет. Хотя перерыв, наверное, не то слово. Я тогда просто не прошла отбор в юниорскую сборную. У нас ведь как: к определенному этапу выделяются лидеры, примы. А еще несколько девочек, например, человек десять, находятся примерно на одном уровне подготовки. И так получилось, что меня просто не выбрали. Конечно, было очень обидно и тяжело принять это. Но я понимала, что не дотягиваю до уровня суперзвезды. Если ты выше всех на десять голов, тебя никак не могут засудить. Так вот, когда я не попала в команду, начала думать о том, что делать дальше. Я тогда училась на заочке в РГУФКе на специалиста по туризму. Поэтому пошла в турфирму и даже успела проработать там четыре месяца. Но как только я полноценно втянулась в работу, начала оформлять людям визы, отправлять их отдыхать, именно в этот момент и проходил отбор в главную сборную... Его я уже прошла и получила приглашение на первый сбор. Помню, как было тогда неудобно перед моими начальниками в турфирме. Но меня спокойно отпустили со словами: "Дерзай, будем за тебя болеть!"

– За какое туристическое направление вы отвечали?

– В основном, отправляла людей на лечение – в Германию, Израиль, Италию. Попала туда благодаря маминой подруге. У них уволился человек, и мне предложили попробовать. Но даже когда я начала работать, синхронное плавание я все равно не бросала. Утром шла на тренировку, четыре часа плавала, а потом – на работу.

– Что чувствовали, когда прошли отбор в основную команду?

– Сначала я была жутко обижена. А потом я поговорила с личным тренером Натальей Игоревной. И она сказала, что надо попробовать, даже если я сейчас не хочу. Иначе буду потом об этом жалеть всю жизнь.

– Каким был первый сбор в главной команде страны?

– Так получилось, что после Олимпиады в Пекине все девчонки ушли, и надо было полностью менять состав. Так что на первый сбор пригласили около 25 человек. И отсев людей происходил практически каждый день. Сначала у меня была эйфория. Я решила работать на тысячу процентов! Но потом был очень тяжелый период. Было много сложных, непривычных заданий. Татьяна Николаевна подготовила целый набор элементов, связок. Их надо было показывать, а она ставила оценки и выбирала кандидатов. Причем Татьяна Николаевна никого из нас не знала. Все были в одинаковых черных купальниках, белых шапках. Вообще первые два месяца, когда я смотрела на Покровскую, у меня тряслись поджилки, губы и все остальное.

– Все молодые девочки относятся к Покровской буквально как к божеству?

– Да, наверное. Мне вообще кажется, Татьяна Николаевна для всего мирового синхронного плавания божество. Любая сборная была бы счастлива заполучить ее к себе в тренеры.

23 июля 2011 года. Шанхай. Сборная России: снова золото! Фото AFP

"ДО 2009-ГО БОЯЛАСЬ МЕЧТАТЬ ОБ ОЛИМПИАДЕ"

– Ваше мироощущение после победы на Олимпиаде изменилось?

– Не знаю. Когда сбывается мечта, к исполнению которой ты идешь с самого детства, это, конечно, нереальная радость. Но такого, чтобы я стала после этой победы задирать нос, не было. Добавила ли медаль уверенности в себе? Наверное, уверенность к тому моменту у меня уже была, она появилась еще после первого чемпионата мира в 2009 году. Именно тогда я поняла, что могу. Потому что до этого, когда я только пришла в сборную, об Олимпиаде особо не мечтала. Вернее, старалась не мечтать.

– Боялись?

– Да, наверное, так. После того, как ты не попал в юниорскую сборную – это нормально. Потому что в отношении меня многие просто не понимали, за какие такие заслуги меня все-таки взяли.

– Так и говорили?

– Конечно. В лицо, правда, редко, – может быть, всего пару раз. В основном, за спиной.

– Много у вас за спиной говорят?

– Как везде, без этого никак. Это же жизнь, просто надо стараться поменьше на это обращать внимания. В спорте ведь действительно очень большая конкуренция. С самого детства у нас были подобные разговоры.

– А как сделать так, чтобы не скатываться до подобных обсуждений за спиной?

– Я вообще думаю, что нет таких людей, которые никогда не поддаются подобному порыву. Все, к сожалению, грешны. И кто-то когда-то обязательно про кого-то что-то говорил. Я считаю самым честным – просто признать свою неправоту. Если, допустим, ты действительно что-то говорил, а потом понял, что не прав. В таком случае нужно подойти к человеку и извиниться. Так я действительно делала.

– Для этого нужно обладать мужеством.

– Мне кажется, что во многом это закладывается благодаря воспитанию. Причем не только родительскому, но и спортивному. Все олимпийские принципы – спорт, мир, дружба, на самом деле, не пустые слова. Я считаю, что и в жизни надо стремиться к этим идеалам.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ