Евгений Платов: "Нынешние правила превращают танцы в реальный спорт"

  • 9 февраля. Сочи. Действующие чемпионы мира американцы Мэрил ДЭВИС и Чарли УАЙТ победили своих постоянных соперников, олимпийских чемпионов Ванкувера Тессу ВИРТУ и Скотта МОИРА в командных соревнованиях.
    9 февраля. Сочи. Действующие чемпионы мира американцы Мэрил ДЭВИС и Чарли УАЙТ победили своих постоянных соперников, олимпийских чемпионов Ванкувера Тессу ВИРТУ и Скотта МОИРА в командных соревнованиях. Фото AFP
Елена<br />ВАЙЦЕХОВСКАЯ
Елена
ВАЙЦЕХОВСКАЯ
1

Кто станет победителем танцевального турнира? Сумеют ли олимпийские чемпионы Ванкувера Тесса Вирту и Скотт Моир отстоять титул в битве со своими постоянными соперниками, действующими чемпионами мира Мэрил Дэвис и Чарли Уайтом? Насколько честным является олимпийское судейство? Об этом размышляет Евгений Платов, чемпион Лиллехаммера-1994 и Нагано-1998.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Сочи

Поводом поговорить с двукратным олимпийским чемпионом в танцах на льду стали результаты командного турнира: разрыв в произвольном танце между действующими чемпионами мира и олимпийскими чемпионами составил почти семь баллов, и я спросила Платова, насколько, на его взгляд, эта разница отражает истинное соотношение сил на танцевальном льду.

– Думаю, что результат был достаточно объективным, – сказал Евгений. – Мэрил и Чарли смотрятся в своих танцах так, словно порхают надо льдом, не касаясь его. Дело ведь не только в технике. Если посмотреть на вторую оценку, у американцев очень много "десяток". То есть судьи таким образом признают, что в каких-то аспектах танца эта пара достигла совершенства. Вирту и Моир тоже мне нравятся. Но Тесса тяжеловата. А это сразу создает определенный диссонанс.

Все элементы, что исполняют Дэвис и Уайт, нельзя даже разделить: вот тут – партнер, а там – партнерша. Их катание воспринимается, как единое целое. Пусть у них в дорожке недостаточно крутые дуги, но все они исполняются очень чисто. Видно, что конек четко положен на ребро. Очень хороши поддержки. Возможно, что какие-то элементы взяты из прошлых лет, но это не режет глаз. Слишком легко все это бывает исполнено. И смотрится потрясающе!

– Кого вы могли бы выделить по новизне и оригинальности поддержек?

– Возможно, прозвучит нескромно, но в этом аспекте я бы выделил свою пару – Пенни Кумс и Никласа Бакленда. Мы не используем никаких старых поддержек вообще – это моя принципиальная позиция. Нам, конечно, повезло в том, что Пенни очень маленькая и легкая. К тому же она очень жестко следит за тем, чтобы ни на грамм не поправиться. В этом отношении она очень профессиональна. А ведь при том ассортименте, что есть в олимпийской столовой, отказываться от каких-то вкусностей – достаточно большая жертва. Далеко не все партнерши справляются с таким соблазном.

Что до оригинальности, то в те времена, когда катался я сам, мы считали зазорным и даже позорным повторять элементы, показанные другими парами. Если какой-то дуэт их повторял, на него сразу начинали смотреть, как на второсортный. Таких же взглядов я придерживаюсь и сейчас.

– Рискну вам напомнить период, когда вы с Оксаной Грищук тренировались под руководством Натальи Линичук. А ведь этого специалиста многие упрекали как раз в непомерно большом количестве заимствований.

– Все это никаким образом не касалось нас с Оксаной. И лично я смотрел на ситуацию именно так, как уже сказал.

– Кто из нынешних танцоров лучше справляется с наиболее коварным из элементов – твиззлами?

– Дэвис/Уайт и Лена Ильиных/Никита Кацалапов. Если они делают твиззлы безошибочно и на своей скорости, сравниться с ними в качестве исполнения не способен никто. Скорость всех остальных заметно ниже. Но тут палка о двух концах: высокая скорость резко повышает шанс сделать ошибку. Твиззлы сразу становятся очень опасным элементом.

Еще в танцах очень большим камнем преткновения стали вращения. Можно придумать какую-то интересную позу, но это сразу поднимает риск потерять уровень сложности, а с ним – большое количество баллов. Поэтому даже я, с моими принципами не использовать в программах спортсменов старые элементы, оставляю во вращениях какие-то прежние позиции.

Дело еще и в том, что позиций, способных гарантированно дать четвертый уровень, пока слишком мало, несмотря на то что правила сейчас "расширили", сделали менее жесткими. Ведь был период, когда в произвольной программе за четыре минуты приходилось показывать 11 обязательных элементов. Я тогда, помню, подсчитал и ужаснулся: на то, чтобы создать в танце хоть какую-то оригинальность, оставалось всего 35 секунд.

– Вы отметили дуги в исполнении Дэвис и Уайт. А есть ли спортсмены, к качеству и сложности шагов которых невозможно придраться?

– Таких дуэтов не существует. Слишком жестки нынешние правила: любой крошечный зубчик по ходу исполнения, любой недостаточно четкий выход на ребре конька из крюка или выкрюка тут же карается понижением уровня сложности. Скажу больше: если досконально разложить танцевальную дорожку шагов в четком соответствии со всеми требованиями, о реально достижимом четвертом уровне сложности не может быть и речи. Для этого нужно родиться гением. В "паттернах" обязательного танца дуга только одна. А в дорожке ты должен показать эти дуги в тридцати-сорока шагах. Это невозможно – где-то наверняка проскочит зубец. Так что арбитры, которые все-таки ставят четвертый уровень, берут на себя тем самым очень большую ответственность.

– Такая жесткость раздражает?

– На мой взгляд, это правильно. Два года назад четвертые уровни за шаги давали всем лидерам без разбора. Хотя этого уровня в большинстве случаев и в помине не было.

– Получить высший уровень сложности за обязательные "паттерны" в коротком танце проще?

– Безусловно. Там это вполне реально. Хотя паттерны – это самый большой подводный камень. В них "живут" 14 баллов, которые можно получить, а можно и потерять.

– Как потерял их ваш английский дуэт в командном турнире, получив за обе серии первый уровень и 6 очков?

– Именно. Сначала я дико расстроился.

– Неужели сами не увидели ошибок?

– А их невозможно увидеть. Именно для этого у судей стоят мониторы, показывающие не просто замедленный повтор элемента, но и с правильного ракурса. Поэтому я спокойно сидел на трибуне и гадал: будет у нас 3-4 или 3-3. Когда увидел 1-1, у меня был шок. Но начинать "пылить" в таких ситуациях опасно: сначала нужно самому как следует все перепроверить по видеосъемке. Когда я это сделал, ничего не оставалось, как признать, что оценки справедливы.

– И вы утверждаете, что вам по душе подобная строгость?

– Да. Потому что если ты действительно получаешь "четверку", это круто, заслуженно и тяжело. В наши времена такого не было. А сейчас я все тренировки сижу с камерой, и спортсмены уже не могут жаловаться, что я к ним придираюсь. Это они получили 1-1, а не я.

В целом мне очень интересно работать. Потому что нынешние правила превращают танцы в реальный спорт. Можно сделать твиззлы, но можно ведь и упасть на них! Я уже много раз говорил: не представляю, как все это можно исполнить. В наше время достаточно было просто прокататься чисто. Не было такого давления. Можно было сделать в программе пять поддержек, а можно было четыре – от этого ровным счетом ничего не менялось. Сейчас же ты убрал поддержку – потерял семь очков и улетел туда, откуда не выбираются.

– Как вы относитесь к тем, кто поднимает тему судейских сговоров в танцах?

– Смеюсь. Ребята, какой сговор? Понятно, что списать отсутствие результата на чужой умысел гораздо приятнее, чем признаться в том, что ты не смог что-то исполнить. Есть же, в конце концов, очевидные вещи. Для того чтобы выиграть у канадцев, Мэрил Дэвис и Чарли Уайту не нужна никакая помощь со стороны.

Читайте также

КОММЕНТАРИИ (1)
Войти, чтобы оставить комментарий

sbocha

Танцы превращаются в реальный спорт, а реальный спорт (мужское катание) в танцы...

00:27 15 февраля 2014

SELECTORNEWS