00:15 24 февраля 2016 | Хоккей

Вячеслав Фетисов: "Пусть наши ребята едут в НХЛ и растут там"

Вячеслав ФЕТИСОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Вячеслав ФЕТИСОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

Редакцию "СЭ" посетил прославленный защитник сборной СССР и России, двукратный олимпийский чемпион и трехкратный обладатель Кубка Стэнли (дважды – как игрок и один раз – как помощник главного тренера), а ныне – депутат Законодательного собрания Приморского края

УЙТИ ИЗ ИГРЫ ПРОСТО – ВЕРНУТЬСЯ НЕВОЗМОЖНО

– Наши поздравления с победой и яркой игрой в международном турнире ветеранов в Парке легенд. Вы были в сборной России самым опытным, но по игре самым ярким.

– Спасибо. Мы, ветераны, держимся вместе и ждем канадцев. Приятно и удивительно было видеть полные трибуны. Значит, болельщики соскучились по тому хоккею, в который мы играли. Два дня потом отлеживались. Даже Каменский, хотя он помоложе меня с Касатоновым. Но перетерпели.

– Отлеживались после банкета по случаю победы?

– Нет. От усталости, раны зализывали. Расскажу один случай. Когда в 2002 году я возглавил Роскомспорт, ко мне обратились наши первые олимпийцы, первопроходцы. МОК праздновал 50-летие Игр в Хельсинки, их пригласили. Надо было оплатить переезд, все остальное – за счет страны-организатора. Никто их, конечно, не отправил, пенсия у них была по 1000 рублей. Они обиделись. Поддержки никакой. Тогда я попросил президента России назначить этим людям стипендии, за что Счетная палата хотела привлечь меня за нецелевое расходование бюджетных средств.

Потом я собрал ужин, позвал друзей – Долину, Кобзона, Розенбаума. На столе было много спиртного, но никто к нему не притронулся. "Мы не будем, – сказали наши первые олимпийцы, – давно перешли на лимонад". Вот и мы, ветераны хоккея 80-х, теперь, можно сказать, перешли на лимонад…

– Вы бы и сейчас в КХЛ не потерялись …

– Да я в 51 год и сыграл один матч. Со СКА. Можно было выбрать соперника послабее. Меня толкали, даже били. Люди, которые ничего не могли выиграть. Та атмосфера непередаваема. Когда я, президент, вошел в раздевалку команды. Благодарен судьбе за те ощущения, за тот момент, который она мне подарила. Получил такое удовольствие! Но самое интересное произошло после финальной сирены. Я вдруг четко понял, что больше мне в эту атмосферу не окунуться. Поэтому хочу передать спортсменам через вашу уникальную газету: ребята, старайтесь играть как можно дольше. Относитесь к себе правильно, правильно расставляйте приоритеты.

После карьеры игрока я побывал в трех ипостасях, но ничто с хоккеем не сравнится. Это непередаваемо. А все остальное никуда не денется. Уйти из игры просто – вернуться невозможно.

– Генменеджер ЦСКА Сергей Федоров, судя по всему, до сих пор не наигрался. То на Кубке Шпенглера выйдет, то в "Зимней классике"…

– Вовремя уйти – тоже мастерство, тоже талант. Есть много примеров, когда ребята цеплялись за карьеру до последнего, но смотреть на них было одно расстройство. Конечно, "Зимнюю классику" можно играть, но это совсем другое. Сейчас все поедут в Колорадо, вот это "Зимняя классика"! 45 тысяч на трибунах, это праздник! Два года назад я ездил и поразился. Сейчас, увы, времени нет.

– Вот, кажется, Ягр никогда не уйдет. Годы его не берут…

– Уйдет, когда захочет. С годами теряется скорость. По мастерству, менталитету он в полном порядке. Было бы желание продолжать. Ведь после сорока ты утром не встаешь с постели, а сползаешь. Помню по себе. Надо все время заставлять себя. Совершать насилие над здоровьем. Снимаю перед этими ребятами шляпу за то, что они продолжают играть, качественно, на результат. Хотя молодые их подсиживают. В лиге, где нет запасных.

БАЛЛОТИРУЯСЬ НА ПОСТ ПРЕЗИДЕНТА ФХР, РИСКНУЛ ИМЕНЕМ

– Почему в КХЛ не видно защитников, которые могли хотя бы приблизиться к Фетисову?

– Прерванный полет! В 90-е была нарушена система подготовки. Готовили игроков на экспорт. Защитники у нас отрезаны от игры, не участвуют в созидательной части.

Недавно я вернулся из Западной Сибири. Провел совещание с коллегами-сенаторами. Хотели понять на базе регионов, существует ли система подготовки, применяются ли современные методики. Самое обидное в том, что никто туда не приезжает. Если бы я был президентом ФХР и захотел развивать хоккей в Приморье, на Дальнем Востоке, то в первую очередь поехал бы туда. А людей, тренеров, там нет. Никто туда не приезжает, всем до лампочки. Весь расчет на энтузиазм.

Нынешнюю ситуацию сравнивать с советской просто некорректно. Если вспомнить, в клубах работали ДЮСШ, и было еще три-четыре центра, которые иногда выдавали хоккеистов. Порой, правда, в некоторых местах начинали спонтанно появляться игроки: тот же Кирово-Чепецк, Пенза, одно время в Сибири. Не за счет того, что система работала, а вопреки. И они, в общем, довольно неплохо смотрелись. Но у нас сегодня больше 300 катков построено крытых. Охват должен быть уже не в рамках ДЮСШ, а в рамках всей системы, иначе какой смысл?

С другой стороны, вот построили мы крытую коробку в городе Стрежевой в Томской области за федеральные деньги. И если государство решило построить каток, значит, заранее, еще на стадии строительства, должны быть подготовлены тренеры, которые ходили бы и собирали мальчишек. Уже должны быть готовы современные методики. Уже должен быть автобус, чтобы ребята могли ездить. Ну и многое другое – подготовка должна быть системной, чтобы родителям детей было понятно, куда все это будет двигаться, куда они вкладывают деньги.

Меня вот ругали в свое время: зачем, мол, ты строишь катки в районных центрах и в городах на 50 тысяч жителей и меньше. Да по одной просто причине: как раз оттуда и появятся эти лучшие защитники мира. Они только там могут появиться! Но это никого не волнует, вот в чем проблема. Потрачены деньги, подарили ожидания детям и их родителям, а куда это все идет – никому не понятно. Я говорил уже не раз, что не может парень стать олимпийским чемпионом, не став чемпионом двора, района, города, области, страны и мира.

– Сейчас родителям приходится и за подкатки платить, и на экипировку, очень дорогую по нынешним временам, тратиться, перекупая друг у друга щитки, коньки.

– Нас снабжали, но ведь система была. Правда, мы тоже покупали кое-что. Клюшки докупали, потому что их не хватало. Экипировка была тоже совковая. Она не отвечала тем требованиям, что выполнялись у наших сверстников по всему миру. У меня в кабинете – ребята пожарные в каком-то подвале нашли – лежат клюшки ЭФСИ 1960 – 1970-х годов. Сейчас дай такую клюшку мастерам – они играть не смогут (смеется). А коньки эти, "гаги", – нам, помню, говорили: вот поэтому у вас ноги такие сильные. Потому что на этих коньках ходить нельзя. А надо было играть и кататься (смеется). Я не хочу кого-то поставить этим на место и нас похвалить. Но у нас было хотя бы это.

Про катки открытые – тема интересная. Сейчас опять строят катки на улице, но… В районном центре, где 50 тысяч жителей, мы построили крытый, и все остальное сразу умерло. Потому что на улице уже кататься никто не будет. Сегодня уже и погода не позволяет. Мы в Москве катались с октября и до конца апреля. А сейчас в них смысла никакого нет. При этом они числятся в реестрах у нас. А на числящейся в реестре площадке должен кто-то кататься. Но катается ли – большой вопрос. Если там собаки хотя бы прогуливаются, то уже хорошо. То есть мы лукавим. Потому что эти коробки не работают. Я точно знаю, что если построить крытый каток, то он будет эффективнее работать, чем 10 коробок на улице. Если брать круглый год, количество доступных часов, комфорт, привлекательность.

А что касается подкаток – в Москве это известная всем система с поборами. Я проводил заседание в Совете Федерации, приходили родители – есть у нас несколько родительских комитетов хоккейных – и рассказывали. Волосы на голове шевелятся от того, что происходит, за что берут деньги. Если ты хороший тренер, то подкаток тебе не надо. Если ты недорабатываешь на тренировках, значит, ты плохой тренер. Если бы я был директором ДЮСШ и видел, что эти подкатки, докатки, недокатки происходят все время за счет денег, – это же чистый коррупционный момент. Что ни к чему хорошему не приводит. Все, что сегодня происходит, – это бессистемный подход. Или, наоборот, системный, но не туда направленный. Работающий не на результат.

– Раз вы так погружены, знаете обо всех этих проблемах, может, стоит возглавить процесс построения системы, занявшись этим в ФХР?

– Я уже это проходил. Если помните, заявлялся на выборы. Но никто меня не поддержал, в том числе и пресса. Заявился специально, потому что понял, что опять безальтернативность, потому что нельзя будет получить никаких цифр. Цифры, заявившись, мне удалось получить. Они закрытые. Услышал колоссальный объем средств. 90 процентов из которых идет на содержание сборной и аппарата Федерации. И только 5 процентов идут на развитие хоккея в стране. Удивительно. Никто ведь об этом никогда не говорит. Я просто прикинул, обомлел, вышел в конце, потому что понимал, что результаты выборов известны заранее, так один великий хоккеист сказал мне: "Ну ты же хочешь у нас кормушку отнять?". Что-то в таком духе. На что я ответил: "Ты что, дурачок? Считаешь хоккейную федерацию кормушкой?" У меня совсем другие были помыслы – постараться построить систему, которая будет современной и давать шанс каждому мальчишке.

Правда, чтобы создать какую-то систему, которая будет конкурентоспособной, нужно в этом повариться самому. Понимать, как это работает во всем мире. Иначе даже по написанному не получится конкурировать с теми, кто ушел далеко вперед по многим показателям.

Я рискнул где-то именем, выдвинул свою кандидатуру и получил то, что получил. Много интересного там увидел. Как люди глаза прячут. Как я задаю вопрос, приехав в определенный регион: "Кто-то получил хоть какую-то помощь?". А мне озвучивают какие-то свои проблемы.

К ПУТИНУ ЗА ДЕНЬГАМИ ДЛЯ ЦСКА ХОДИЛ Я

– Через два года новые выборы. Будете участвовать?

– Не знаю, где я буду. Мне пока есть чем заниматься.

– Вы часто на матчах КХЛ бываете?

– В этом году ни разу не был.

– Вот что поразило: в ЛДС ЦСКА, который вы сараем называли, хотя он немножко похорошел, развернута богатая экспозиция. Одна из витрин посвящена ветеранам: Михайлов, Петров, Фирсов, другие, но Фетисова вообще нет. Как будто нет такого человека. В чем дело?

– Коренных армейцев не так уж и много. Кроме меня только Паша Буре может считаться таковым. Он там вырос. Еще Вовка Крутов – царство ему небесное, Харламов. Остальные пришли со стороны – и Боря Михайлов, и Петров. Третьяк тоже не с самого начала был, только в юношеской команде появился. Наверное, лучше задать ваш вопрос тем, кто работает в ЦСКА.

– И вас даже не приглашают на матчи?

– Нет. Я не понимаю, как такие вещи могут происходить в современном мире. Но, видимо, это кому-то нужно. Если не брать отношения к конкретным людям, не стоит забывать об истории и традициях – если их не соблюдают, то ничего хорошего не получится.

– Может, вам обидно, что самому не удалось добиться результата в ЦСКА?

– Давайте по порядку. Как только я занял пост президента клуба, то половину бюджета сразу увели. Мне сразу стало понятно, что это было спланировано. Но мы не плакали и продолжали работать. Я понял, что мы сможем возродить ЦСКА, если обратим внимание на молодежную команду – "Красную Армию" – и сумеем воспитать своих пацанов. Наш план бы сработал, если бы этих ребят не разогнали. Сейчас их, кстати, стараются вернуть каким-то образом.

ЦСКА мог бы быть конкурентоспособным клубом с относительно небольшим бюджетом. Я понимал, что есть два пути. Первый – это большие деньги и нарушение регламента в плане потолка зарплат. Второй – постепенная работа, которая дает стабильный результат и на долгое время. Рад тому, что те мальчишки сейчас играют, и их фамилии находятся у всех на слуху. Цээсковцы, выигравшие в свое время Кубок Харламова, могли бы стать костяком нынешнего ЦСКА.

– Именно вы приложили руку к тому, чтобы у клуба появился нынешний спонсор.

– К премьер-министру, которым тогда был Владимир Путин, ходил я, взяв с собой Виктора Васильевича Тихонова. Как-то после одной игры, когда мне сказали, что идет речь о нарушении закона, поскольку зарплату хоккеистам задерживают довольно долгое время, дозвонился до Владимира Владимировича через спецкоммутатор и попросил, чтобы он нас принял. Даже этот факт позднее умудрились перевернуть, интерпретировав его совсем иначе. Мне хочется, чтобы болельщики знали, как все было на самом деле. Это и не сложно проверить. Изначально, кстати, в качестве спонсора планировалась не "Роснефть", а другая компания.

– Какое впечатление оставляет ЦСКА сейчас?

– Я до мозга костей цээсковец, прошедший школу Тарасова. Нас тоже не любили, как и сборную СССР, все, кроме наших болельщиков. Я им всем бесконечно благодарен. Мои старшие товарищи, с которыми я играл, всегда учили меня, что команда – это когда все должны быть вместе. Я продолжал в дальнейшем руководствоваться именно такими принципами. По характеру у нас была крутая команда. Создать атмосферу мы могли и сами без вмешательства каких-либо руководителей. Полностью соответствовали заветам Тарасова, Михайлова, Петрова, Харламова.

К РОМАНЦЕВУ ОТНОШУСЬ С УВАЖЕНИЕМ

– Не кажется ли, что ваше поколение в отличие от нынешнего больше любило хоккей в себе, чем наоборот?

– Не готов говорить за сегодняшних ребят. Я точно знаю, что играть до 40 лет и при этом не любить хоккей очень сложно. Мы находились на сборах по 11 месяцев в году. Сейчас люди смотрят об этом фильмы, подходят, спрашивают и удивляются. Ведь находиться в закрытом пространстве, извините, – это путь к деградации. Хуже, чем в тюрьме. Там хоть ясно, чего ожидать. А здесь вроде бы звезды, но во всем ограничены. Как мы там еще с ума не посходили! Видно, хоккей нам помог. Мы на льду делали, что хотели. У меня было 800 интервью в СМИ за год по поводу выхода фильма Red Army. Создать элегантный, красивый хоккей могли только люди, которые были ограничены в свободе. Такое вот получалось самовыражение. Убежать за границу не мог – не то было воспитание, хотя постоянно находился под давлением. Недавно в Москве находился Лу Ламорелло, бывший генеральный менеджер "Нью-Джерси", куда я и уехал. Он передал не опубликованную нигде переписку с ЦСКА. Я поглядел, ужаснулся. Нас в родном клубе воспринимали, как рабов. И если ты в такой ситуации не сломался, остался человеком и занимаешься работой, полезной обществу, то, наверное, чего-то стоишь в жизни.

– "Сильных не любят только слабые", – как-то заявил известный футбольный тренер Олег Романцев.

– К нему я отношусь с уважением. Он тоже через все прошел, душу драл и здоровье свое положил. Сейчас не у дел. Можно обидеться или постараться что-то поменять. Хотя результат одинаковый.

– Не вызывает улыбку сравнение нынешнего ЦСКА с вашим после прошлогоднего чемпионства?

– Зачем мы это будем комментировать? Кто-то порадовался, кто-то посмеялся. Насчет чемпионства чего рассуждать, если был такой регламент. Я сам 13-кратный чемпион СССР, причем титулы выиграл на протяжении 13 лет подряд. Пришел в команду, когда она уступила в борьбе за золотые медали "Спартаку", и потом вместе с ней только побеждал. Ушел – и с тех пор ЦСКА ничего не выиграл. Наверное, поэтому нет обо мне упоминания в армейском дворце.

Я вообще не любитель сравнивать что-то. Наш стиль был неповторим. Дима Квартальнов молодец, старается. Можно только пожелать ему удачи.

– На днях правление КХЛ одобрило создание лиги фарм-клубов. Как вы к этому относитесь?

– Это логичная постановка вопроса. Я понимаю, что многие команды с трудом сводят концы с концами в КХЛ, и теперь на них выпадет дополнительная финансовая нагрузка. Но сейчас практикуется своеобразная аренда, когда игрока отправляют в клуб ВХЛ. Это пустое занятие, никому он, как правило, не нужен, там своя кухня. Да и команда зачастую играет в другом стиле. Уровень тренеров в ВХЛ, наверное, тоже не ракетно-космический. Тогда как в НХЛ, например, человека отправляют в фарм, чтобы он играл там по 30 минут, выходил в большинстве и меньшинстве, развивал свои способности.

– Харламова в свое время в Чебаркуль отправляли. Тоже, можно сказать, дали возможность проявить себя в фарм-клубе.

– Это был прежде всего воспитательный момент. Думаете, Тарасов послал его туда, чтобы Харламов там научился играть? В классе Б Валера мог на одном коньке кататься и делать результат. В Чебаркуль Харламова с Гусевым отправили, чтобы встряхнуть их в психологическом плане. Другого объяснения, если придерживаться нормальной логики, я не вижу. Сколько он там пробыл, сезон? Тогда можно сказать, что система фарм-клубов зародилась еще при Тарасове (смеется).

КИТАЙ В КХЛ НУЖЕН! А ЕЩЕ – КОРЕЯ И ЯПОНИЯ

– Вы по-прежнему придерживаетесь мнения, что нужно закрыть КХЛ для игроков моложе 28 лет?

– Я, может быть, выскажу сейчас крамольную мысль, но, быть может, не стоит нам закрывать лигу. Пусть наши ребята едут в НХЛ, растут там. Ведь уровень в НХЛ совершенно другой. Либо нам надо выстраивать стратегический план, не спонтанно действовать, а понимать, что мы получим, закрыв лигу. Сейчас мы видим, как наши пацаны уехали и раскрылись там совершенно по-другому. Я не думал, что тот же Панарин там станет звездой.

– А Кучеров, делавший погоду в вашей "Красной армии"?

– По нему было видно, что он вырастет в большого игрока. Думаю, он в и ЦСКА тоже бы вырос.

– Почему мы никак не можем выиграть на Олимпиаде, даже зацепиться за медали?

– Это показывает наш уровень, когда сильнейшие играют против сильнейших. Нашим последним шансом был Турин, и молодые тогда подошли, и те ребята, которые выросли в нашей советской школе, тоже хотели выиграть. Но… все предопределила проблема менеджмента.

– А в Ванкувере не могли выиграть?

– Шансов не было… Попали на очень злых канадцев. Посмотрите: у них на лавке работает четыре сильнейших тренера, у игроков амбиций больше, чем мы можем себе представить. Но они все свои амбиции засовывают в одно место, чтобы победить. Наверху сидят шесть лучших генеральных менеджеров, которые живут хоккеем много лет по 20 часов в сутки. Я когда работал в НХЛ, знал каждого игрока в лиге, все его слабые и сильные стороны. Таким образом мы с Ларри Робинсоном готовили план на игру. И на каждую игру у нас было три плана! А иногда и по четыре. Я говорил Славе Быкову – ты должен смотреть не на своих игроков, а изучать тех, против кого ты будешь играть. А канадцы знали, как играть против Овечкина, Малкина, какие слабости у наших вратарей. В этом плане у них аналитика сумасшедшая. У меня на лавке был микрофон, и я давал установку видеооператору, что я хочу увидеть в перерыве. А у нас Владислав Саныч сидел один в ложе – это если говорить про Ванкувер. И Слава с Захаркиным стояли на лавке. И все! Какая помощь? Наши же ребята из НХЛ уже привыкли к другому.

…Недавно разговаривал с одним человеком, часто появляющимся на телеэкранах. Он страшный болельщик. И я ему говорю: в 2008-м выбрали лучших игроков за сто лет. Пятерку и вратаря. И из шестерых человек четверо – наши. Он: "И что, Лемье не вошел? И Коффи?" А у нас в стране об этом толком никто не знает, как будто специально умалчивают или никому не интересно. А ведь это и воспитательный момент тоже. Я вот в последнее время с тележурналистом Евгением Кузнецовым собираю игры сборной СССР по всему миру. Пишу письма, плачу деньги, тратим с ним время и нервы. Кого только не просим, кому только не пишем, только для того, чтобы что-то сохранить для истории. Я должен этим заниматься? У нас же есть те, кто имеют средства и возможности это делать.

– Как вы думаете, в Корею НХЛ пришлет своих игроков?

– Мне кажется, у них нет выбора. Популярность хоккея растет и продолжает расти в Северной Америке. И во многом потому, что существует международный формат. Когда смотрят хоккейный финал во всем мире – это невероятно. НХЛ понимают, что это освоение новых рынков. Им до лампочки популяризация – это чисто коммерческая история, я разговаривал об этом в Гарри Беттменом еще в начале 2000-х. Хотя, по сути, это дело ИИХФ.

– Нужен ли Китай КХЛ?

– Да. И Корея, и Япония. Если они захотят, они быстро все организуют. Все эти разговоры о том, могут ли китайцы играть, – они беспочвенны. У них будет интернациональный клуб. Мы с "Детройтом" выиграли Кубок Стэнли, у нас в команде был только один американец – Дуги Браун. И что, от этого болельщики "Крыльев" расстроились, что у них в команде играл всего один янки? Это глупость! Через 10 лет у них появятся свои хоккеисты.

– Но футболистов-то высокого международного уровня нет. А ведь футболом они занимаются очень упорно.

– Потому что в своем соку варятся, далеко от всех, вот ничего и не получается.

– Российскому хоккею появление китайского клуба как-то поможет?

– А почему мы с этой точки зрения смотрим? У нас сегодня есть возможность открыть клуб, который потом будет опосредованно полезен. Вот по "Югре" у меня был недавно разговор. Задали интересный вопрос, – мол, сделали вы громкое заявление, что "Югра" не нужна в КХЛ, и как нам выйти на самоокупаемость – это все в одном вопросе. Я говорю: да вы сами на все уже ответили. Я могу лишь извиниться перед двумя тысячами болельщиков, кто ходит на матчи ханты-мансийской команды постоянно, но остальное – это работа менеджмента. Надо создать такие условия, чтобы те, кто ходит, постоянно ходили, но самое главное – чтобы человек, который один раз пришел на хоккей, остался в нем навсегда. Это мастерство – уметь зарабатывать. А у нас мастерство – как освоить бюджет. Это разный подход. Ну есть же у нас примеры, куда люди с удовольствием ходят: Санкт-Петербург, Владивосток. Там поставлена работа с болельщиками. Если это не нужно в Ханты-Мансийске, то следует привезти туда другое зрелище, которое им будет интересно.

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ