Два с половиной подвига Юдзуру Ханю

Сегодня. Фукуока. Юдзура ХАНЮ. Фото REUTERS
Сегодня. Фукуока. Юдзура ХАНЮ. Фото REUTERS

ФИНАЛ "ГРАН-ПРИ"

Если и можно назвать спортивное свершение словом "подвиг", то в Фукуоке 19-летний японец Юдзуру Ханю совершил их минимум два.

Во-первых, в короткой программе ему удалось улучшить совершенно феноменальный мировой рекорд, до этого момента принадлежавший трехкратному чемпиону мира Патрику Чану (99,84). Во-вторых, упав с четверного прыжка в произвольной, Ханю почти на пять баллов опередил Чана технической оценкой при том, что канадец откатался чисто (193,41 и итог 293,25 против 280,08)

На самом деле японец реально заслуживал и третьего достижения: в своем "коротком" выступлении он был близок к тому, чтобы стать первым фигуристом в мире, преодолевшим рубеж ста баллов. До этой исторической планки Юдзуру не хватило всего 0,16 и выглядело это крайне обидным и несправедливым.

В четверг сразу после окончания соревнований на просьбу прокомментировать свой мировой рекорд Ханю сказал:

– Я удивлен. Не то, чтобы считал такой результат нереальным, просто не думал об этом. Стремился исполнить все элементы чисто, поэтому держал в голове только их, стараясь максимально концентрироваться. Не очень хорошо помню, как именно они у меня получались. Помню только, что старался как только мог. Теперь постараюсь приложить максимум усилий, чтобы точно так же хорошо исполнить каждый элемент произвольной программы – на высшую из доступных оценок.

После победы в произвольной программе и награждения Ханю был более разговорчивым:

– Честно говоря, падение на первом четверном прыжке до такой степени выбило меня из колеи, что в голове какое-то время было только одно слово: “Надо!” Расстроился, конечно. Видимо сильно начал вращение. Вроде и ощущал себя достаточно свободно, но все равно ничего не получилось. Зато после второго четверного все встало на места. Я знал, что теперь все получится.

– Успели осознать победу?

– Для этого прошло слишком мало времени. То есть я понимаю, что это здорово, что я лучший из всех финалистов, что произвольный прокат получился много лучше, чем в Париже. Мне так кажется, по крайней мере. С другой стороны, сейчас я себя чувствую значительно лучше, чем когда только вышел со льда. Там ничего толком не слышал и не понимал. Даже говорить не мог, причем ни на каком языке. Единственное слово, которое мог произнести: “Спасибо”. Повторял его, смотрел вокруг и понемногу приходил в себя. И думал только о том, что все закончилось.

– А как чувствовали себя, когда выходили на лед?

– После проката Патрика было немного тяжело. Он очень сильный и выглядел достаточно спокойным. Я, кстати, хотел бы поздравить его с прекрасным выступлением. Для меня было честью кататься на одном льду с таким спортсменом.

– Об Олимпийских играх вы думаете?

– Они уже так скоро... Иногда мне кажется, что я еще маленький и не готов выступать в таких соревнованиях. А если серьезно, для меня это огромное событие, огромное достижение и огромная честь представлять свою страну и свой народ. Знаете, я приехал в Фукуоку без своей семьи, только с тренером. Но в эти непростые дни и часы зрители так меня поддерживали, так болели, я услышал столько теплых слов, получил столько признательности, словно все окружающие меня люди – это тоже моя семья!

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...