Прыгуньи на исповеди

Суббота. Лондон. Анна ЧИЧЕРОВА (слева) и Светлана ШКОЛИНА. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ". Фото "СЭ"
Суббота. Лондон. Анна ЧИЧЕРОВА (слева) и Светлана ШКОЛИНА. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ". Фото "СЭ"

LONDON-2012 // ЛЕГКАЯ АТЛЕТИКА

В субботу 30-летняя Анна Чичерова исполнила свою мечту, выиграв олимпийское золото в прыжках в высоту. А на пресс-конференции дала волю эмоциям, которые за последний год накопила на несколько Игр вперед.

Сергей БУТОВ
из Лондона

Сильные чувства - радость, горе, страх, боль - лишены национальной окраски. Призеры женской высоты во время встречи с журналистами этот тезис проиллюстрировали наглядно.

Когда они расселись в зале, быстро стала видна разница не только между ними, но и между тем, что каждой из них было вложено в награду. Бронзовый призер Светлана Школина, которая наконец-то обрела способность для связной речи (в смешанной зоне Школина отвечала на вопросы преимущественно междометиями), была на седьмом небе от счастья: ради этой бронзы она много лет работала.

Настроение Анны Чичеровой, вопреки ожиданиям, было иным. В Лондон она ехала, как на войну. Ее заранее "посчитали" в золотые медалисты, и страх не оправдать ожидания стал для нее едва ли не ключевым мотивирующим фактором. О том, насколько был оголен нерв, свидетельствует реакция на победу Чичеровой ее тренера Евгения Загорулько, для которого, скорее всего, это был последний прыжковый турнир в великой тренерской карьере. Загорулько, когда я встретил его на стадионе, моментально перевел спортивную риторику в военную.

- Меня как гражданина великой страны до глубины души возмутило и взволновало только одно, - отчеканил тренер, внимательно наблюдая за тем, что именно я записываю в блокнот. - Война в разгаре, а в это время чиновники высшего ранга на родине наводят панику. Когда-то Сталин таких паникеров расстреливал.

Загорулько не называл имен, но мы оба понимали, о чем и о ком идет речь.

- А спортсмены - герои, - сказал Загорулько. - Поздравляю их всех за веру, за мужество, за самопожертвование. И Чичерова тоже героиня.

Сама Чичерова золотой медали радовалась так, как радуются делу всей жизни, с достоинством выполненному. Плакать в секторе она начала еще тогда, когда турнир был отнюдь не завершен.

- Эти мои слезы, они ведь были не на камеру, - сказала Анна на пресс-конференции.

И немедленно заплакала снова.

- Я приехала в Лондон еще 3 августа, - продолжила Чичерова. - Невозможно терпеть все это, когда живешь вместе с командой в Олимпийской деревне. Кто-то не прошел квалификацию, кто-то плохо выступил в финале. И ты все это переживаешь вместе с остальными, а у самой своих проблем навалом. Я безмерно счастлива. Золото Олимпийских игр было моей мечтой. Когда я сегодня шла в сектор, думала только об одном. О том, что я просто не уйду оттуда до тех пор, пока не прыгну столько, сколько мне понадобится для победы. Я шла и понимала, что не имею шанса на ошибку. Что буду брать все с первой попытки. Что такого шанса, как сегодня, больше мне не представится. Что я не смогу ждать еще четыре года.

- Последние месяцы подготовки стали совершенным кошмаром, - продолжила Чичерова. - Я никогда прежде и представить не могла, что подготовка к Олимпиаде может быть настолько напряженным делом, выворачивающим тебя наизнанку. После мартовского чемпионата мира в Стамбуле я никак не могла решить проблему с травмой. Из-за этого все пошло кувырком, было скомкано, сорвано. Было горько и обидно. А перед самой поездкой в Лондон случилась новая неприятность. На тренировке слетели блины со штанги, и я сильно травмировала спину. Опять напасть, опять борьба. Это так глупо, когда такие вещи происходят с тобой в самый ненужный момент. Они обескураживают. Да, моя медаль была "посчитанной", и я не имела права на слабость, не имела права подвести свою страну и всех тех людей, благодаря которым победа состоялась. Только теперь я знаю, что стоит за золотой медалью.

На фоне сильно рефлексировавшей россиянки серебряный призер смотрелась абсолютно счастливым человеком. Глядя на двух прыгуний, трудно было понять, кто из них выиграл золотую медаль, а кто проиграл.

21-летняя американка Бригетта Барретт - чистый, как слеза комсомолки, продукт американского олимпийского спорта. Она не села на свое место, а буквально впрыгнула в него. Молодая женщина ростом в метр восемьдесят три, с талией, которую, казалось, можно обхватить пальцами. Все это в мышиного цвета спортивном костюме олимпийской сборной США, скроенном якобы по-мужски строго, но на самом деле кричащем о некоторых отнюдь не мужских частях тела, спрятанных внутри. Кровь с молоком, улыбка до ушей.

Барретт не собиралась никому рассказывать о том, как много лет тянула лямку, как много тренировалась, стиснув зубы.

Поэт, блоггер, актер школьного театра Барретт всю жизнь мечтала о том, чтобы стать настоящей актрисой. Большой спорт и медаль Игр, о которой в Америке узнают единицы (когда у страны столько золота - до серебра ли?), - это далеко не все, что было в ее жизни и что ждет ее впереди. Но в своем юном возрасте Барретт, как и многие другие американские спортсмены, уже в состоянии простыми словами формулировать сложные вещи.

- Спорт для меня - ничто, если он не приносит удовольствия, - сказала Бригетта. - Жизнь слишком коротка, чтобы заниматься тем, что тебе не нравится. Если единственный мотив, почему ты занимаешься спортом, - деньги, тогда это тупик. Из-за денег ты никогда не сможешь пожертвовать тем, чем должен пожертвовать ради реализации мечты.

Барретт спросили, какую песню она весь вечер пела в секторе.

- Вы хотите, чтобы я спела ее вам?

Кто-то из журналистов неуверенно подтвердил.

И тогда она запела, и голос ее был дивен. "Господь, я в Твоем распоряжении, - пела 21-летняя прыгунья из Аризоны в присутствии толпы представителей мировой прессы. - Пусть все со мной будет так, как хочешь этого Ты".

- Бригетта безумно красиво поет, - встрепенулась Чичерова. - Ее искренность настолько трогательна, что просто удивительно. Рядом с ней всем становится светлее. Когда мы зашли в call room (комнату, где спортсмены дожидаются выхода на стадион. - Прим. С.Б.), Бригетта спросила, не хочет ли кто-нибудь помолиться.

Показалось, что Анна с радостью подхватила тему, не относящуюся к необходимости выигрывать Олимпийские игры. Великая высотница словно выбралась из завалов разбомбленного города, вновь став жизнерадостным человеком, каковым в обычной жизни и является.

- Это было так неожиданно, - продолжила Чичерова. - Помню, вызвались помолиться еще Шанти Лоу и Рут Бейтиа. Всегда трудно говорить на тему религии. Кто-то верит, кто-то нет. Но когда я смотрела на Бригетту, которая молилась, это вызывало у меня в душе свое большое чувство. Когда человек во что-то верит, когда это искренне, - ему это помогает. Я в этом глубоко уверена.

- Я тоже молилась в секторе, хотя наши молитвы звучат несколько иначе, - напоследок призналась Анна. - После попытки на 1,97 просила, чтобы мне дали сил дотерпеть все это до конца. И меня услышали.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ