Владимир Минеев: «Исмаилов был мне неприятен с первой встречи. Показался навязчивым»

19 марта 2021, 10:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Владимир Минеев: «Исмаилов был мне неприятен с первой встречи. Показался навязчивым»»

№ 8402, от 22.03.2021

Владимир Минеев. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
Как же я, как же мы все ждем этого сентябрьского боя — Минеев против Исмаилова!

«Не сомневаюсь, ты будешь болеть за меня», — указал на одного из корреспондентов «СЭ» боец Минеев, проговорив перед видеокамерой в нашей редакции два часа.

Тот счастливо улыбнулся.

«А вот ты — под вопросом», — строже произнес Владимир, указав на второго.

У корреспондента номер два очки изнутри запотели от тяжелого, липкого волнения. Сразу и слов не нашлось, чтоб опровергнуть: что вы, что вы...

С юмором у этого бойца все на уровне. Все-таки из семьи академика. Еще таких в смешанных единоборствах знаете?

Мы — нет.

Заблокированный instagram

— Даже мне за вчерашний вечер позвонили трое: «Слышал? У Минеева взломали Instagram, заблокировали...» Представляю, сколько звонков выдержали вы.

— Да. День был тяжелый.

— Мне бы заблокировали — да плевать. Но у кого-то под Instagram завязаны контракты, реклама. Дайте же совет — что им делать?

— Записывайте: в первую очередь проведите двухфакторную аутентификацию. Не тянуть с этим. Потом будет меньше проблем.

— А еще?

— Иметь пару товарищей-хакеров, которые помогут. Сам-то не сильно разбираюсь в iPhone, Apple. Я из тех, у кого пароли записаны на бумажке и лежат в шкатулке. А где шкатулка — неизвестно. Настолько давно было сделано, что потерялось. Даже вспоминать, на какую почту все это было оформлено, пришлось в экстренном порядке. Моей страничке лет шесть!

— Удалось?

— Ну да. Все эти неприятности доставили хакеры откуда-то из Турции. Рассылают вирусные сообщения. Я с утра пораньше, только открыв глаза, беру телефон, перехожу по этой ссылке... Вот он — неприятный подарок!

— Сумму хакеры не озвучивали?

— Даже в переговоры не вступал.

— Такие ссылки рассылают только богатым и знаменитым?

— Да что вы! Вообще всем!

— Как печально.

— Стараются, конечно, выбирать тех, кто дорожит своим аккаунтом. Завладели на время аккаунтом Минеева — и принялись от моего имени рассылать сообщения по друзьям. Кого мог предупредил: ни в коем случае не открывайте, блокируйте сразу!

— Вас не блокировать?

— Меня не блокируйте. Я скоро вернусь.

— Пойдете со своими 280 тысячами подписчиков дальше?

— Набирая новых и новых!

— Когда-то вы говорили — планируете стать то ли мэром Ульяновска, то ли губернатором области. Мы не ослышались?

— Обязательно. Это мой политический план.

— Сколько ж тогда у вас будет подписчиков?

— Вот тогда я стану «миллионником» — это гарантирую!

— Странно, что до сих пор им не стали. При вашей популярности.

— «Миллионником"-то думаю стать в этом году. Мэром — едва ли. У меня еще в спорте дела остались.

Бой будет!

— Вы говорили, вроде бы подписан контракт на бой с Магой Исмаиловым. Но точно не знаете. Прояснили вопрос?

— Сам контракт я не видел. Говорю со слов Гаджиева — вроде есть какая-то подписанная бумага. Что именно за бумага — затрудняюсь сказать.

— Амир Мурадов уверял — есть расписка от Маги. Тот обязуется провести бой.

— Представляете, до чего дошло: с Маги подписку взяли, что не убежит!

— Но четкого контракта с суммами и сроками не существует. Не смущает?

— Да не сказал бы, что смущает... Но по-нормальному такой контракт должен быть! А что вопрос затягивается — ничего другого я не ожидал. Теперь никуда Мага от меня не денется. Тем более что-то он подписал.

— Что подсказывает интуиция — будет этот бой?

— Будет!

— Когда-то для Маги вы стали полезнейшим противником. Помогли раскрутиться.

— Я ему был полезен — и он мне тоже. Вот в этом плане мы должны быть благодарны друг другу. Между нами история, о которой говорит вся страна. Без него этой истории тоже не случилось бы.

— Вы говорили — Исмаилов умолял вас дать ему тот бой, завершившийся вничью.

— Что значит — умолял? Стоял на коленях? Нет!

— А как это выглядело?

— Везде, где я был, Мага появлялся с камерой. Снимал, расспрашивал людей вокруг, влезал в толпу со своими вопросами... У вас же хорошая память — неужели не помните? Это было 4 года назад!

— Раскрутили тот бой настолько мощно, что хочется поскорее увидеть новый.

— Справедливости ради — точную дату со мной никто не обсуждал. Ориентируемся на сентябрь. В том-то противостоянии были моменты — бой переносили три-четыре раза. Так что на сто процентов обещать, что новый состоится в сентябре, не могу.

— Жаль.

— В условиях контракта должен быть пункт — если перенос, то не больше чем на две недели. Ну, месяц.

— Чтобы суммы гонораров были равные — момент принципиальный?

— Вообще не принципиальный. Моя сумма может быть и больше.

— Если вспомнить количество поясов — имеете право требовать.

— Было много примеров, когда чемпион получал гораздо меньше. Но это не наш случай. Хоть и глупо отрицать, что этот человек сейчас на пике популярности. Тоже чего-то заслуживает.

— По 10 миллионов рублей каждому — хорошая сумма?

— Со мной пока никто четкую сумму не обсуждал.

— Но если будет 10 — это хорошие условия?

— Да. Но можно было бы и больше.

На тебя летит толпа? Бей ее!

— Второй бой еще не случился — а яркое дополнение к нему уже было. Как заметили, что на вас летит толпа?

— Сразу увидел — два товарища Исмаилова начинают меня окружать. Ясно, были заранее подготовлены, предупреждены...

— Значит, история спланированная?

— Я считаю — да.

— В разных станах я попадал в футбольные толпы, потасовки. Это кошмар. У вас ужаса не было?

— В футбольных толпах у ребят есть опыт. Какая-то тактика действий...

— Откуда знаете?

— В фильме «Русский рейд» снимались с Константином Игнатьевым. В узких кругах его знают под именем Костя Москва.

— Футбольный фанат?

— Ну да. Ультрас.

— Что-то рассказывал на эту тему?

— У нас же были постановочные драки. Много от него интересного услышал, история за историей. Да тот же Шлеменко, комментируя мою ситуацию, говорил: когда толпа пытается лупить одного человека, больше друг другу мешают. В этом смысле футбольные фанаты опаснее.

— Значит, не было никакого ужаса?

— Нет. Я все видел.

— Но видео жуткое.

— А вы посмотрите получше. Заметите — я готов ко всему.

— Что посоветуете делать, когда на тебя летит толпа?

— Не попадать в такую ситуацию!

— А если ясно, что все-таки догонят?

— Ну так бей их.

— Может, все-таки ложиться, закрывать голову — ущерба будет меньше?

— Исмаилов вот лег...

— Вот видите. Есть, значит, тактика номер два.

— Исмаилов предпочитает падать в ноги. Я выбираю — бить.

— Когда люди уже вас окружили — в какой позиции с Магой находились?

— Я наносил правый боковой, Мага пролетел под моей рукой. Я перевел его вниз, сам оказался сверху. Кто-то из его приятелей запрыгнул на спину, стащил меня. Оба остались лежать, придавленные телами. Кто-то падал сверху, кто-то пытался защитить, кто-то нырял в эту кучу...

— Хабиб во время поединка что-то говорит сопернику. Вы тогда с Исмаиловым разговаривали?

— Знаете, смутно помню... Наверное, если б разговаривал — осталось бы в памяти.

— Потом наверняка пересматривали запись. Что бросилось в глаза?

— Смешно было наблюдать за одним слабоумным парнем...

— Это за каким именно?

— Который подбежал ко мне справа, кинулся. Самое забавное — он потом давал интервью, рассказывал, что был в состоянии алкогольного опьянения. Видно, как пытался встать и не мог нащупать равновесие. Абсолютно идиотское лицо Вильмурада [Алхасова], который непонятно зачем полез в эту кашу. Пытался кого-то бить. Все-таки не последний человек в мире единоборств.

— Да. Это странно.

— Вот его действия не укладываются в голове, честно говоря... Приятно было видеть людей, которые кинулись мне на помощь. И неприятно тех, кто отстранился.

— Это кто же «отстранился»?

— Да я писал об этом у себя в Instagram...

— Вы про человека, который снимал происходящее на телефон?

— Вот-вот. Мы с этим человеком отлично сотрудничали как спортсмен и тренер. Потом смотрю фотографии — ничего себе...

— Что с вашими отношениями теперь?

— Мы уже давно близко не общаемся.

— Ну и не работаете, наверное?

— Не работаем. Просто оставались в добрых человеческих отношениях. Это вообще-то забавная история. Говорю ему: «Паш, будь рядом. Если что — снимай».

— Вот он и снимал.

— Точно! Скидываю ему после фотографии — отвечает: «Ты же сказал — просто снимай»...

— Кстати, эта съемка могла бы украсить ваш YouTube-канал.

— Да у меня этих кадров достаточно. К счастью или к сожалению.

Фаллосом по голове

— Заранее вы знали — что-то нехорошее готовится?

— Нет. Иначе зачем пошел бы туда один?

— В набросившейся на вас толпе были серьезные люди. Как умудрились выйти оттуда без единой царапины?

— Так я же ниндзя!

— Ах, вот оно что. Тогда ясно.

— Вообще-то сама по себе драка закончилась, когда я перевел Исмаилова вниз, а на нас начали валиться люди. Потом я оказался в плотном кольце своих товарищей и знакомых. Минаков оказался рядом, тренер из моей академии ММА, ребята-ульяновцы. Потом пересматривал видео — и одна мысль: «Что подумает моя мать?» Если переживал — только за это. Особенно когда видел людей, которые лупили сетку с такими физиономиями...

— Так что мама сказала?

— Все-таки маме не впервой такое видеть. Как только оказался у телефона — сразу ей написал: «Мама, у меня все в порядке». Она ничего не видела, как выяснилось. Проснулась среди ночи — и сразу видит такое сообщение. Поняла — если от меня такие слова, значит, что-то не в порядке...

— Судя по всему, историю в Дагестане на любительских боях ММА она посмотрела.

— Про это и говорю.

— Тогда все закончилось хорошо.

— Да у меня приключения со школьных времен! Мама работала медсестрой в больнице. Часто случалось, что мы встревали в какие-то драки.

— «Мы» — это кто?

— Наш спортивный отряд. Друзья-каратисты. Как правило, выходили победителями. Приходилось звонить маме: «У меня товарищ с лестницы упал. Сейчас привезут. Как он там вообще? Жить будет? Ну, отлично». Хотя, конечно, звонил и узнавал не про товарищей...

— Да, помню ваш рассказ — кому-то крепко навернули. Потом у мамы разведывали — выжил ли?

— Вот. Это одна из историй. Все это маму ужасало.

— А какая история ужаснула особенно? Хоть раз вы сильно напропускали?

— Был у меня бой с Али Джеником в 2012 году. Я довольно самоуверенно отнесся к подготовке. То ли в конце первого, то ли в начале второго раунда пропустил сильный удар. Бой-то был абсолютно равный. В четвертом раунде удалось вырвать победу. Но впервые меня встряхнуло на профессиональном ринге. На глазах всей страны. Вот тогда нотки волнения в голосе матери я услышал.

— Была еще прекрасная история — когда вместо микрофона, которым Мага получил от вас по лбу, в видеоролике обнаружился вдруг фаллос. Прошло время. Сейчас не кажется — это был перебор?

— На эмоциях было сделано. Конечно, с перебором... А когда на меня кидались люди — это не больший перебор?

— Вы сильны аргументацией.

— В том-то и дело.

— Зрители на осеннем турнире наверняка будут. Придут болельщики Маги. Может, стоит попросить дополнительные меры безопасности?

— Думаю, это болельщикам Маги стоит быть осторожнее. За мной масса людей — которые желают реванша. Они не смогли поучаствовать в том, что случилось 24-го числа. Лично я не считаю нужным просить о каких-то ограничениях для народа. Хотят подраться — пусть дерутся.

— Могут и беспорядки начаться.

— Так может, и не проводить этот бой? Если наша история выходит за пределы клетки?

— Вы согласны — драки могут случиться?

— Конечно! Я даже понимаю, что это неизбежно!

Жидкость «цвета мочи»

— Сейчас ваши отношения с Магой достигли пика ненависти. Накануне первого боя такого не было.

— «Пиков», думаю, было несколько. Вообще-то мне эта история неприятна. Не красит ни меня, ни его. Логично закончить все в клетке. Надеюсь, встретимся в сентябре.

— В каком-то интервью вы говорили — знаете, как закончить бой досрочно.

— Все очень просто — использовать свои сильные стороны, слабые — соперника.

— Это слишком просто. Давайте чуть усложним.

— Я готовился к прошлому бою — потратил кучу сил и времени, улучшая свои навыки в борьбе. Как защищаться. А уже в самом бою вдруг понял, что мне не хватает собственной базы.

— Ударной?

— Вот именно. Есть такое понятие — чувство удара. Ты бьешь ежедневно, практикуешься — и оно приходит. А у меня в бою это чувство отсутствовало.

— Сами виноваты?

— Да. Я мало практиковался, мало было традиционных тренировок ударника. Сейчас все будет иначе! Теперь я точно знаю, сколько вешать в граммах того и другого... Вот поэтому я и закончу все досрочно.

— Тем более к новому бою наверняка подойдете с двумя руками, а не одной. Как было тогда.

— Дай Бог! Тот бой показал, что я готов выйти в клетку при любом раскладе. Не ищу себе оправданий.

— Мага попрекал вас — в перерывах боя пили жидкость «цвета мочи». Что это было?

— Не знаю. Что-то типа изотоника. Просто недоработка людей, которые должны были за этим следить. Никакого умысла. Суперсредства, которое поможет победить или дольше держаться, не существует.

— Готовиться собираетесь в Дагестане. Это может стать минусом?

— Абсолютно верно. Может.

— Почему?

— Все пропитано родственными связями, дружескими отношениями... Ребята общаются и в одной компании, и в другой. Могут рассказать, что ты отрабатываешь в зале.

— Как быть?

— Сузить круг общения. Работать только со своим тренером. Геймплан отрабатывать отдельно от группы.

— Персональная подготовка?

— Да! Работать со своими спарринг-партнерами. О которых знаешь все. Никакой утечки информации. Бывают травмы, плохое настроение, еще какие-то моменты. Меня заблокировали в Instagram — Исмаилов злорадствует. От него можно ожидать всего...

— Вы же понимаете, что от внешнего мира в Дагестане не отгородиться никак — что с вами произойдет днем, вечером узнает Мага. Доложить может даже уборщица.

— Да вы преувеличиваете... Мелочи реально скрыть. А если у тебя перелом или разрыв связок за пару месяцев до боя — то и скрывать нечего. Ясно, что ничего не состоится.

— На прошлый бой вы вышли покалеченным. Могли работать полноценно только одной рукой.

— Это была величайшая глупость с моей стороны — со сломанной ключицей и разрывом АКС выходить на бой с Исмаиловым. Просто удачный случай, что ничего не произошло.

— Вообще-то в голове не укладывается.

— У меня тоже. Но я это сделал!

— Расскажите подробнее — что тогда случилось?

— При переломе кость дробится. Есть совсем немного времени, чтоб собрать ее обратно.

— Счет на часы?

— Через 7 дней отмирают ткани. У меня за 10 дней до боя сломалась ключица. Только после встречи с Исмаиловым я лег в госпиталь. Травма оказалась настолько серьезной, что восстанавливаться пришлось долгое время. Думал, со спортом придется завязать.

— Даже так?

— Я не шучу! В спортивном смысле я вернулся с того света. Надеюсь, следующий бой пройдет без таких спецэффектов. Чтоб не было разговоров: «А вот у меня...»

— Героический вы человек.

— Приятно осознавать, что сделал что-то невообразимое. Но никому не советую повторять. Это большие риски. Невообразимое с приставкой «минус».

Меня в Дагестане уважают больше, чем Магу

— В недавнем интервью обмолвились — мол, поняли, что вас в Дагестане уважают больше, чем Магу. По каким моментам?

— По каким? Вы хотите, чтобы я сказал, что мне говорят люди?

— Почему бы нет.

— Слышу — многие считают меня более душевным, открытым, простым, ненавязчивым. Более учтивым и тактичным. Ничего, что скромно о себе не получилось?

— Первая ваша встреча с Исмаиловым. Каким он показался?

— Ходил за мной с телефоном, что-то кричал, вел себя вызывающе. Показался навязчивым.

— Сразу негатив?

— Да. Мне он сразу был неприятен.

— Зато честно.

— Нет, он молодец! Нельзя не уважать как личность. Сделал себя сам. Но про таких людей говорят: «Нам не о чем разговаривать».

— После вашего боя Мага рванул наверх. Четыре поединка в АСА — выиграл все. Ну, хорошо, Александр Емельяненко был не в форме...

— Мне нравится, что вы так говорите.

— Но в боях с серьезными Артемом Фроловым и Василевским Мага выглядел классно. Он ведь стал гораздо сильнее за эти два года?

— В чем-то, наверное, стал. С Василевским был довольно спорный бой. Да и не было там боя как такового. Что касается Фролова... Мне кажется, Артему просто чуть не хватило опыта. Надо было больше идти вперед. Но Мага — хороший соперник, сильный спортсмен. Тут разговора нет. Поэтому и вызвал его на бой.

— Хороший соперник, здорово научившийся работать в стойке. Нокаутировал Василевского, перебил Фролова. Да и Емельяненко одолел именно в стойке.

— Да нет, Емельяненко он одолел не в стойке. Просто не дал ему встать.

— Это потом. Поначалу-то он Александра пошатнул.

— Да, попал, безусловно. Саша-то не ожидал, что Мага с ним будет боксировать. А я готов к его стойке. Исмаилов над этим работает, у него есть тренер, который отвечает за ударную подготовку. Но мне его работа ясна. Вот чем хороши единоборства?

— Чем?

— Можно компенсировать дефицит одних качеств чем-то другим! Недостаток техники — силой, дефицит гибкости — выносливостью. У меня в голове сегодня полное понимание того, какие ключи есть к работе Исмаилова.

— Давайте подробнее.

— У него не такая разнообразная стойка. Это в основном боковые удары со скачка, удары на оттяжке.

— Как с этим бороться?

— Придумать 3-5 контркомбинаций — и все будет хорошо! Если ты с первого раунда не даешь сопернику реализовать план на бой — он чаще всего сдувается и не показывает класс. Все круто боксируют, пока не дойдут до Мейвезера. Почему? Потому что на каждое твое движение он имеет 3-4 варианта, как ответить. Готов к чему угодно на уровне рептильного мозга. Вот это и называется класс!

— У вас этот класс есть. Даже не сомневаюсь.

— Присмотритесь: Исмаилов всем предложил взрывную работу с боковыми крестами. Он взрывается, бьет левый и правый боковой снизу. Дальше пытается перевести тебя в партер или отходит назад. Вот и вся работа.

— Что предложить в ответ?

— Когда я начал встречать его коленями — план рухнул. Начал выбивать ноги — работа сломалась. А в этих компонентах я усилюсь стократно.

— Спрашивал одного хоккейного тренера про его давнего оппонента: «Что он умел действительно здорово?» Ответил: «Закуску резал». Что Мага действительно умеет здорово?

— Он прекрасно себя чувствует в современных условиях. Близок к сегодняшним тенденциям. Чувствует конъюнктуру.

— Это момент важный.

— Понимает, к кому подойти, где дать интервью, где взять, снять совместный ролик. В авангарде событий! Вот это у него здорово получается — быть на передовой мира ММА. Типа в теме, но не в доле.

— Как же прекрасно вы формулируете. Его недавнюю беседу с Хабибом смотрели?

— Нет. Я не особо слежу за этим.

— Последнее от Маги, что видели — и это не касалось вас?

— Скинули мне ролик, где он угодил в какую-то ситуацию на дороге. Бычка какая-то.

— Когда Исмаилов особенно насмешил словами, поступком?

— Не понимаю людей, которые говорят, что он юморист. Хотел бы я посмотреть наше с ним интервью. Оно было записано для его «МагаШоу». Но почему-то не выставлено.

— Яркое?

— Да просто пожар! Он полпрограммы просидел с моим платочком на голове...

— С платочком?!

— Ага. Я ему платочек на голову положил — а он не стал снимать. Но почему-то видео не выкладывает.

— У вас записи не осталось?

— Нет. Это целая программа — Исмаилов меня интервьюирует, как вы сейчас. Вот там, пожалуй, он где-то и юморил. А я остро отвечал. Выставит — увидите.

Емельяненко — на таблетках

— Вот и дошли мы до жестких вопросов.

— Вы уверены, что стоит?

— Необходимо, Владимир. Почему у Маги в шесть раз больше подписчиков в Instagram, чем у вас?

— Нравится, наверное, людям на это все смотреть...

— Вы тоже от внешнего мира не отстраняетесь, стараетесь быть на виду. Не угнетает такой перекос в популярности?

— Считаю, лучше иметь репутацию человека, который высказывает свое мнение, когда к нему обращаются, чем быть затычкой в каждой бочке. Правильнее быть человеком со своим мнением и 280 тысячами подписчиков, чем тем...

— Кем?

— Кто хихикает и хахакает на каждый инфоповод. Пусть с миллионом подписчиков.

— Считаете, искренности в Маге нет?

— Я же не сказал, что он делает это неискренне!

— Помните мысли, когда смотрели его бой с Емельяненко?

— Прекрасно помню. Я сразу понял, что Емельяненко не готовился к бою. У меня было разочарование. Думал, Александр хотя бы раунд подерется. Вот и все.

— Есть у вас ответ на вопрос, почему при таком количестве приключений Емельяненко раньше настолько классно смотрелся внешне? Весь в кубиках, мускулах...

— Ответ очевиден — какой-то химический курс, который позволяет выглядеть хорошо. Но внутри-то ничего не меняет! Чтоб работал курс, надо, чтоб трудился и ты сам. Это поможет развивать какие-то механизмы, пойдет утилизация лактатов, повышение силовых и скоростных качеств. За счет увеличения метаболизма и всего остального.

— Как излагаете. Чувствуется — в теме.

— Так у меня высшее физкультурное образование! Если ты просто глотаешь эти таблетки и ничего не делаешь...

— Результат увидит весь мир.

— А если еще и выпиваешь, как Емельяненко, — никакие таблетки не работают! Вид себе оформишь, но у мышц не будет внутреннего резерва. Нет натренированности.

— Сами планируете употреблять какие-то запрещенные в UFC, но не у нас препараты?

— Только аптечные!

— Не думаете, что можно и что-то пожестче?

— А зачем? Только потому, что у нас это не запрещено? Но Исмаилова я и так побеждал, без всего. Нормально выглядел. К здоровью отношусь бережно. Таблетки влияют на организм!

— Настолько сильно?

— Ну, смотрите: прием тестостерона влияет на выработку собственного тестостерона. Это факт. Я хочу, чтобы у меня вырабатывался свой. Не готов платить такую цену за результат, которого требует мое тщеславие.

— Если у вас вдруг тестостерон зашкалит в 50 раз, как у одного известного бойца, — можно стать декоративным как мужчина?

— Я не врач, не могу сказать. Вы можете поинтересоваться у самого бойца. Или у врачей. Насколько знаю, есть опасность, что собственный тестостерон перестанет вырабатываться. Если мы говорим о ТЗТ...

— Это что такое?

— Тестостерон-заместительная терапия. Перед глазами пример Белфорта. Он же был на этой самой терапии. Все мы помним, что с ним было, когда в UFC ее запретили.

— Помнят не все. Что было-то?

— В последних боях он еле доживал до третьего раунда!

— Какая грусть.

— Не поступает внутренний резерв в клетку, перестает вырабатываться свой тестостерон, уровень гормона снижается. Все метаболические процессы в организме проходят в разы хуже. Ну и нужно мне это?

С сексом надо заканчивать за три недели до боя

— Момент самой сильной физической боли в вашей жизни?

— Ну и вопросы у вас! После перелома ключицы трудно восстанавливался, через боль. Приходил в себя с уже установленной пластиной. Знаете, как это выглядело?

— Как?

— Два дня не мог встать с кровати после операции!

— Кошмар.

— Спасибо всем, кто был тогда рядом и помогал. Было реально тяжело. Неприятные ощущения после ринопластики. Есть момент, когда полость носа тампонируют. А после эти тампоны выдергивают на живую, не замораживая...

— Знакомая история. Доктор предупредил: «Сейчас будет ощущение, схожее с оргазмом», — и выдернул приросший к мясу бинт из носа. У меня вырвалось: «Ну и оргазмы у вас...»

— Да. Неприятная штука.

— У отца Хабиба одно ухо было сильно изломано, другое — почти целое. У вас — та же история.

— Это все борьба — видимо, больше упражнений делал на правую сторону. Та «рабочая». Может, какой-то болевой или удушающий случился на ту же сторону, уже не помню. Да почти у всех бойцов нет симметрии в переломанных ушах!

— Боль-то, говорят, адская.

— В тройку-то самых-самых болевых ощущений в моей жизни входит. Противно даже не в момент перелома, а когда подступают ночные боли. Забудешься, перевернешься, приляжешь на это ухо — и подскакиваешь от боли...

— Кто-то сам себе выпускает кровь. Вы умеете?

— Все бойцы умеют.

— Надо же.

— Когда случается перелом, скапливается синовиальная жидкость. На тренировках двигаешься, случаются микротравмы, жидкость опять заполняет пространство... Снова и снова надо удалять. Иначе воспалится.

— Сами искали иголку, прокалывали?

— Да. Обычная иголка или инсулиновый шприц легко протыкает тонкую кожу уха. Все сам делал. Может до двух кубов жидкости вылиться.

— В одном интервью вы обмолвились — прекращать заниматься сексом стоило бы за три месяца до боя. Я ужаснулся.

— Нет, сексом можно заниматься и подольше...

— Облегчите мне душу. Когда надо прекращать?

— За три недели до боя. Это по личному опыту!

— Уф-ф.

— Перебирать с воздержанием тоже нельзя. А то можно раньше времени начать злиться на все живое.

— Разделяю ваши убеждения.

— За три месяца начинаешь подготовку — но это совсем другое. Здоровое питание: исключаешь газировку, сладкое, хлеб. Особенно после 30 лет.

— Не начинаете на третий день сексуального воздержания только об этом и думать?

— Поверьте, когда до боя остается три недели — думаешь только о бое, больше ни о чем! Вот хорошо проведешь бой — секс тоже отличный...

— Исмаилов предлагал вам драться 9 мая во МХАТе. Вы ответили коротко: «Лысый дебил».

— И?

— Расшифруйте.

— Я просто решил над ним посмеяться. Услышать его извинения.

— Извинения были?

— Ну да, он же извинялся. Опять показал свою сущность. Выставил видео, в котором я делаю классический киокушинский ката, и наложил своеобразную озвучку. Потом удалил ролик, извинялся за это.

— Была у вас еще история — послали Али Багаутинову смешную фотографию. А тот ее выложил в общий доступ — и любовался уже весь мир на вас в розовой ночнушке.

— Это было давно. Студенческие глупости.

— Смешно.

— О чем и речь — смешно!

— Вам забавно, мне тоже. А кто-то отреагировал иначе. Что сам Али ответил — зачем выкладывал?

— Ничего внятного...

— Расулу Мирзаеву вы когда-то написали через Instagram: «Наша дружба закончилась». Багаутинову не писали?

— Я уважаю ту дружбу, которая у нас была. С теплом вспоминаю то время, которое провели рядом. Между нами было больше хорошего. Но после того как Али вынес на общий суд определенную ситуацию, мне пришлось принимать чью-то сторону.

— Ничего не понимаю. Вы про эту ночнушку и фотографию?

— Нет. Я про ситуацию, что ему якобы не выплачен гонорар за бой. Это случилось гораздо позже. Даже после того, как он слил фотографию, мы долго и близко дружили. Ну, слил и слил. Прикалывались. Идиоты злорадствуют — ну и что теперь? Да у большинства нормальных мужиков есть смешные фотки. Так что я не особо переживал. Если человек совершил ошибку — я не перестаю с ним общаться сразу, не отправляю в жесткий бан...

— О какой рухнувшей дружбе жалеете больше всего?

— Уже ни о какой. Перестал жалеть.

— А прежде?

— После расставания с девочками долго мог страдать. Когда было лет 20.

— Мне казалось, это вообще не ваша история. Судя по прежним интервью.

— Как знать, как знать...

Спросил: «Ты знаешь, кто я?»

— Однажды в поисках примера «не мужика» вспомнили бывшего мужа Фриске. Назвали «каким-то врунишкой». Пример «не мужика» из сегодняшней жизни?

— Да он же и остается.

— Кто-то из серьезных борцов — кажется, Хасан Бароев — говорил: «На дороге люди часто борзеют. Я научился не выходить из машины. Даже не принимать это близко к сердцу». Вы научились?

— Да. Кстати, я продал машину. Давно перестал ездить за рулем сам — не хочу попадать в такие ситуации. А главное, тратить по 5-6 часов в день на пробки. Не брезгую спуститься в метро — даже во времена коронавируса. Вы правы, люди на дороге стали агрессивными. Времена такие.

— Когда удержаться от уличного мордобоя было особенно тяжело?

— Кажется, последний раз где-то в регионе меня подрезали... А, нет! Вспомнил!

— Рассказывайте скорее. Пока не забылось.

— Это было в Москве. Добирался домой на такси, съезжал с Третьего кольца на Дмитровку. Мой таксист, видимо, подрезал кого-то. Или маневр его не понравился. Нас стали жестко теснить.

— Не видя вас в качестве пассажира?

— Ну да. Не подрезали и вышли, а раз тормознули, два тормознули. Я сзади сижу — как гусь тыкаюсь. Взбесился, честно говоря. А эти остановились перед нашей машиной — и стоят. Тут уж меня эмоции захлестнули.

— Вышли?

— Вышел. Подошел, показал этому водителю свое лицо. Немного напряженное.

— А на словах?

— На словах так: «Слушай, ты знаешь, кто я?» — «Нет. А какая разница?»

— Разница большая.

— Вот я так и сформулировал: «Это как раз тот случай, когда разница есть. Я не водитель, но сейчас ты сделаешь все, чтобы мне было максимально комфортно ехать». Говорил я с водителем — а узнал меня его пассажир. Да и люди подтянулись, начали фотографировать.

— А дальше?

— Дальше, к счастью, мы просто разъехались.

— Даже самый миролюбивый человек на свете Алексей Олейник не избежал уличной стычки — вынужден был в своем люберецком дворе надеть мусорное ведро кому-то на голову. Когда вы в последний раз махали кулаками на улице?

— Честно — не помню!

— Счет на годы?

— На годы. Давно не попадаю в такие ситуации.

Мальтийский крест

— Какая книга у вас сейчас открыта?

— «Три товарища» Ремарка.

— Впереди ждет много любопытного. А какую книгу захлопнули, не дочитав? Поняли — не ваше?

— Немножко иначе стал относиться к Кови и его «Семи навыкам». Да и «Как завоевывать друзей» Карнеги тоже не зашла со второй попытки.

— Первая была неудачная — в 14 лет?

— Первая как раз была удачная — тогда понравилось! Это первая книга, благодаря которой я начал знакомиться с городом после деревни. А сейчас не могу к ней возвращаться.

— Как думаете, почему?

— Пропитана чужим менталитетом. На детское сознание легла мягче — тогда я был более открыт миру, доброжелателен. А сейчас не чувствую в ней правды. На всякой странице кажется: «Вот чушь же! В этой ситуации тебя обманут».

— Судя по тому, что Карнеги умер один и в нищете, советы его не очень.

— Все эти фразы уже не кажутся мне жизненными.

— Последнее, что искали в YouTube? Сегодня, вчера?

— Та-а-к... Давайте посмотрим! (Берет телефон) Это не то, я восстанавливал свой аккаунт. Здесь искал детские коляски в Google, у нас скоро пополнение.

— О, поздравляем вас.

— Рано пока поздравлять, только готовлюсь! Что-то давно в YouTube не заглядывал, в поиске пусто. Странно.

— У вас мальчик будет?

— Да.

— Назовете Константином?

— Вы сейчас перед моей женой раскрываете планы. Она-то планирует другое, а я все равно в последний момент впишу «Константин». К чему спорить 8 месяцев, если можно промолчать — и в последний момент сделать по-своему?

— Это трезво. Люди, которые знают все, но неточно, рассказали — ваш папа Константин был не просто академиком, а почетным гражданином Мальты.

— Нет, немножко иначе. Не почетным гражданином. Дома у нас висели награды отца. Там особенно выделялся Мальтийский крест. Здоровенный такой.

— Что-то масонское?

— От какой-то масонской ложи, наверное. Это крест сохранился. Чтоб его получить, отцу надо было вылететь на Мальту, провести там какое-то время, погрузиться в эту историю... А он ответил: «Я советский офицер, все эти мальтийские движухи мне ни к чему». По-русски сформулировал, в духе «да идите вы...» Но награда все равно до него дошла!

— А отец, звезда мировой хирургии, остался оперировать в Ульяновске?

— Да. В Ульяновском областном научно-практическом центре ортопедии и травматологии. Приезжали к нему люди со всего мира. А в 2003 году ушел из жизни.

— Я так понимаю, все аппараты Илизарова усовершенствованы вашим папой?

— Да. Два его патента как раз относятся к аппарату Илизарова.

— Что поняли об отце за последнее время?

— Яблоко от яблоньки недалеко падает.

— В чем вы — вылитый отец?

— В целеустремленности, правдивости. В непосредственности.

— Он перенес жуткую аварию, как я понимаю?

— Он скончался от рака.

— Авария была намного раньше.

— Да, вы правы. Отец пережил клиническую смерть. После этого начал совершенно особенным образом лечить людей, что-то в нем открылось. Какое-то шестое чувство. Видел болезни — и мог исцелить!

— Невероятно.

— Да, невероятно. Отец тогда служил в Забайкальском военном округе. После этого он отлежал в госпитале, уволился по состоянию здоровья и отправился работать в Свердловский государственный университет. Там встретил мою маму, она была его студенткой. Отец был старше на 15 лет. Вскоре появился я. Переехали из Свердловска в Саранск.

— Отец преподавал?

— Да, в Мордовском государственном университете имени Ломоносова. Когда мне было три года, оказались в Ульяновске. Там под его врачебную деятельность выделили целую клинику.

— Здорово.

— Так и появился Ульяновский областной научно-практический центр восстановительной ортопедии и травматологии. А мама недоучилась на врача. Зато стала медсестрой.

— Это потому, что вы родились?

— Да. Потом еще младший брат появился. Всю жизнь работала сестрой на операциях отца. Была личным помощником, секретарем. Да и все мое детство прошло в больнице. А друзьями были ребята, которые лечились. Часто — с тяжелыми заболеваниями, увечьями. Вы же представляете, чем занимаются в травматологии? Для чего предназначен аппарат Илизарова?

— К сожалению, представляю.

— До сих пор люди пишут в Instagram: «Мы лечились у твоего отца», «Он поставил на ноги нашего сына...» Так приятно — память живет! Кто-то благодарен!

И тут я упал в обморок

— Вам-то прямая дорога была в хирурги.

— Это точно. Стал бы хирургом — если б не такой успех в спорте. Отец меня с малолетства готовил к этому пути.

— Как?

— Я учил латынь, анатомию, знал названия костей, мышц. Знал любой хирургический инструмент.

— Ничего себе.

— Так я ребенком присутствовал на полостных операциях! Все видел!

— Какая картинка всплывает в памяти сразу?

— У меня на глазах вскрывают человека — и я падаю в обморок. Быстренько откачали нашатырем, отец оборачивается: «Что, он пришел в себя? Оставьте, пусть дальше смотрит...»

— Ну и как вам просмотр?

— Да. Полтора часа глядел, как человеку вправляют в таз аппарат Илизарова. Сверлят ноги и все в таком духе. Еще был случай — привезли нашего земляка, из Мордовии.

— Уже интересно.

— Вот представьте: ночь. Мы живем за городом. Вдруг — стук, собаки зашлись в лае. Кто-то голосит: «Петьку Крапивкина привезли — трактором переехало!»

— Ох. Такого Петьку можно собрать заново?

— Смотришь: руки есть, ноги тоже. А вместо туловища — месиво. Ну, гусеничный трактор переехал! Ноги без таза. Парень уснул в травке — а напарник с утра не огляделся, завел трактор... Ну и переехал. Все это как-то укладывают, везут в реанимацию.

— А дальше?

— Отец этого парня выходил! Даже дети потом были!

— Ну и дела.

— Таких историй у меня куча. Сегодня могли приехать блатные, привезти своего человека. На следующий день везут милиционера. Потом военного. Мне то ли 6 лет, то ли 8. Как раз чеченская кампания. Все на моих глазах!

— Отца преследовала какая-то цифра. Вроде 54?

— 53. Не стало его как раз в 53. Мне все эти суеверия передались.

— Как это выглядит?

— Да у всех спортсменов есть приметы. Даже никакой веры в приметы — уже примета! Я начал замечать еще в детстве... Вот операционный день, едем в клинику. Если на светофоре раз за разом попадаем на красный — отец отменял операцию. Лучше завтра. А самыми страшными были дни, когда отцу звонили и говорили, что прооперированный человек скончался. Насколько это ужасно — чувствовал даже я, ребенок. Ощущение, будто тебя окунули в болотную тину. Во что-то гнусное, жидкое, отталкивающее.

— Еще какие приметы были?

— Мы знали, чего делать не стоит. Раздражать в день операции могли даже мелочи. Ни в коем случае нельзя было передавать из рук в руки деньги. Нельзя здороваться за руку. Папа был максимально отстранен от всего вокруг. Еще тема — когда со двора в деревне отъезжаешь, за тобой бегут собаки...

— Провожают.

— Ага. Чем дальше собаки бегут — тем лучше. Но случались дни, когда собак не было. Это казалось зловещим — всегда же были! Куда делись? Если после этого один светофор красный, другой — все, отец разворачивался. Звонит на ходу: «Сегодня отменяем». Могли и на следующий день отменить, если все повторялось. Но на третий — никогда. Все это мне передалось!

— Деньги тоже только через стол?

— Обязательно.

— Что еще в день боя раздражает?

— Не здороваюсь. Не терплю, чтоб ко мне прикасались. Или люди, которых рядом не должно быть, заходят в раздевалку. Это и к близким относится.

— Разве у кого-то иначе?

— У Минакова наоборот! Собирает людей вокруг себя, ему нравится. Со всеми общается. А мне важно сохранить энергию внутри.

Штрафбат

— Знаю, не только отец, но и дед у вас был яркий. Попал в штрафбат в 1942 году. За что?

— Насколько знаю, это был эпизод неуставных взаимоотношений...

— Подрался?

— Подрался. Тогда в штрафбат попасть было не так сложно.

— Штрафников кидали на смерть, в самое пекло.

— Он два раза был в плену. Воевал в самом авангарде с ротой этих смертников. Чудом выжил — но попал в плен. Через какое-то время сбежал, вернулся к своим. Чуть было не посадили...

— Обычно вернувшихся сажали.

— Было два варианта: или отправляют по этапу, или оставляют в трудовой колонии при фронте. Как-то избежал того и другого — снова отправили в штрафбат. Опять угодил в плен — и бежал!

— Когда домой вернулся?

— В 1947-м. Участвовал в операциях по зачистке. На штрафников ложилась самая грязная работа.

— Лихой был мужик?

— Лихой — но не крупный. Весил килограммов 57, рост — метр шестьдесят. Сколько его помню — всегда с кем-то дрался!

— Вот это да.

— Так — до 70 лет...

— В деревне?

— Ну да. При этом был довольно интеллигентным. Писал стихи, читал книги. А работал пастухом. Любил свободу.

— Не удивлюсь, если и вы пишете стихи.

— (После паузы) Пишу, да.

— Строчки четыре прочитаете?

— (Берет телефон) Это надо найти...

— Только свои. А то я сегодня девушке отправил Пастернака. Сказал — мои. Очень хвалила.

— Рабочая схема — но не со всеми проходит. Вот, нашел. У меня стихи такие, что можно попасть под хейт.

— Не про Исмаилова же?

— Он может подумать, что о нем. А это просто про любовь.

Мы есть друг у друга, и это итог.

Тот опыт мы вместе используем впрок.

Я твой самый близкий, ты мне так родна,

Мы есть друг у друга, есть рядом спина.

Ты будешь любима, я буду желанн,

Но время не скроет полученных ран.

Мы есть друг у друга, здесь секс ни при чем,

Гораздо важнее уткнуться в плечо.

Ах, если бы можно вернуться назад...

Мы есть друг у друга — свершившийся факт.

— Это прекрасно.

— Видите, я тоже лирик...

Она не бьет посуду. Не пишет в instagram, что я урод

— У вас было столько приключений. Что разглядели в своей девушке, чтобы жениться? Что в ней было такого, чего не отыскалось в других?

— Она не хотела меня переделать.

— Этого достаточно.

— Она не была тем человеком, который разделяет все мои взгляды, но не заносила надо мной топор исправления. Это важно! Поддерживала и поддерживает. Она не деструктивная. Что бы ни случилось — только созидает. Не выкидывает мои вещи в окно, не бьет посуду, не пишет в Instagram, что я урод...

— В телефон ваш не залезает?

— Никогда!

— И не будет?

— Если оставлю на столе — не будет. Но это для меня не является мерилом. В первую очередь не надо давать повода, чтобы туда лезли! Но это я говорю в 30 лет. Было много возможностей извлечь уроки из дел душевных.

— Спортсмены умеют ярко знакомиться — один хоккеист подошел к понравившейся официантке: «Я тут орден Красного знамени обронил. Не видели?» Как вы подкатили к преподавательнице английского языка?

— Знакомство вроде и обычное — но с изюминкой. По образованию она действительно преподаватель английского, но работала в отделе по работе с иностранными клиентами МЕДСИ.

— Это стоматологический институт?

— Сеть клиник в Москве. Я туда явился после очередной операции. По-моему, хотел сделать себе нос. Надо было посоветоваться с лором. Перепутал адрес, приехал не в то отделение. Зато познакомился с Екатериной. Девочка на ресепшене начала рассказывать: «Надо звонить заранее, врач сейчас где-то...» — и сыпала, сыпала терминами. Я стою, молчу. Она уверена, что не понимаю.

— Но это была не будущая ваша жена, надо думать?

— Нет. Екатерина все это услышала. Подошла — и говорит своей коллеге: «Видишь, обратной связи нет! Человек грузится, не понимает, что ты говоришь». Вы же знаете, на ресепшене могут ответить так, что не поймешь, куда идти.

— Знакомая история.

— Словом, помогла мне. Вроде приглянулись друг другу. Через какое-то время заполучил ее номер.

— Хитрыми путями?

— А как же? Я привык сначала поработать мозгами — а потом уж включать руки. Позвонил на рабочий номер, попросил девушку к телефону. Имя запомнил по бейджику. А оказалось, бейдж не ее!

— Как вывернулись?

— Трубку взяла ее лучшая подруга. Разговаривала со мной довольно дерзко. Супруга-то у меня высокая, статная, а подруга у нее маленькая, со своеобразным голосом, злая... (Смеется.)

— Сразу поняли — не она?

— Да конечно сразу — по голосу и манере общения. Екатерина очень уважительно разговаривает. Для меня как мужчины это важно. Есть же «бытовуха».

— Это вы к чему?

— Когда проводишь много времени наедине с человеком, вот это внутреннее отношение начинает решать все. Оно либо мотивирует и заряжает, либо деструктивно на тебя влияет. Фон всегда создает женщина!

— Согласен.

— Если женщина та, что надо, тебе с утра хочется идти на работу, а вечером — домой. Со шкурой убитого медведя.

¬- Сейчас выйдете от нас — сразу позвоните ей?

— Сейчас я поеду на репетицию! Уже опаздываю!

— Господи. Что за репетиция?

— Есть такое понятие — «пройти ногами». Будем репетировать сцену в фильме «Бультерьер». Я снимаюсь, исполняю роль Макса, бойца. Главная, между прочим!

— Вот что тревожит: как при такой занятости вам хватит времени на то, чтобы стать губернатором?

— А почему нет? Бату Хасиков тоже в кино снимался — а потом стал президентом Калмыкии. Что касается звонков жене — я могу долго не звонить. А потом вдруг звонок за звонком. Когда как.

— Каким поступком удивили ее за последние пару недель? Ее же в таком положении надо оберегать от лишних эмоций.

— Я не особенно сентиментален — где-то не хватает хитрости. Бываю неотесанным. Она удивляется... Недавно приходит СМС: «Я упала». Ну, думаю, жаль. Я-то в Ульяновске, ты — в Москве. Так и написал: «Жаль».

— Представляю реакцию.

— Подумал: если пишет просто «Я упала» — значит, ничего страшного. Ну, упала. Встала и пошла. Вот если б написала — «Я жестко упала»...

— Когда дошло?

— Мимоходом показал сообщение общим подругам — они всполошились: «Да ты что? Должен был срочно перезвонить, спросить: «Дорогая, как ты? Что случилось?!» Вот это и есть пограничный момент. Ты не понял, она что-то додумала...

— Хорошо, подруги вмешались.

— Взяли на себя роль семейного психолога. Заставили меня выучить ряд фраз, которые нужно произносить, когда от тебя чего-то хотят, а ты не понимаешь, что именно.

— О, это надо запомнить. Итак?

— Первая: «Дорогая, чем я тебе сейчас могу быть полезен?»

— Отлично. Вторая?

— Независимо от того, что тебе сказали, отвечай: «Чем я могу тебе сейчас помочь?» Тебе на это могут ответить все что угодно. Вплоть до: «Уходи!»

— Как реагировать?

— Не моргнув глазом отвечать: «Что я могу сделать для тебя сейчас?» Тема работает!

— А если и третье не сработало?

— Все заново!

— Просто и хорошо.

— До тех самых пор, пока тебе не нужно будет что-то сделать. Вот сделал — значит, остается еще 5-7 минут, чтоб она пообижалась. Но при этом будет думать: «Все-таки он не такой плохой, хотя бы что-то делает».

— Словом, лед тает.

— Да, КПД все больше и больше. В этом смысле я учусь, обновляюсь. Рестайлинг, так сказать. Жена очень удивляется.

Выпей «безразличку»

— У вас несколько фирм. Направления самые разные. Какая-то занимается алтайскими травами.

— Совершенно верно. Долго общался с ребятами, у которых владения на Алтае. Производят биологически активные добавки. А мы, говоря коммерческим языком, всю эту историю причесываем, выходим с ней на рынок. У меня будет своя линейка специальных травяных сборов.

— Сами используете?

— Еще как!

— Хорошая штука?

— Когда гоняю вес, восстанавливаюсь — очень помогает. Чем хороши травы с Алтая? Самый экологически чистый район в стране, высокогорье, уникальный климат. Огромное количество растений из Красной книги. Растут только там.

— От какой травы вас особенно пробрало?

— Я поклонник красного корня...

— Это что-то из Конан-Дойля.

— Если сказать «мужской стимулятор» — прозвучит не так... Но это трава особенно полезна для мужчин. Из всех трав — самая-самая. Увеличивает метаболизм, обмен веществ и прочее. Ну и мужскую функцию, естественно.

— Это самое важное. А что припасли для дам?

— Красную щетку. Да всякие есть отвары, настойки. Мне очень помогают суставные чаи — нормализуется микроциркуляция в суставах. Восстанавливают после травм. На ночь пью чай «Шаман». Очень успокаивает. Или трава «безразличка»...

— Как интересно.

— В 20 раз сильнее валерьянки!

— Вам это нужно?

— Я экспрессивный человек. Таким терпением и крепостью нервов, как у вас, похвастаться не могу. Быстро способен развеселиться — и так же моментально загрустить. А «безразличка» выравнивает. Маме ее отправляю, бабушке. Если мама переживает, первый совет от меня: «Выпей «безразличку»!»

— Кажется, перед боем вы каждый раз снимаете деревянный крест. Наверняка особенный, с историей.

— С кем-то вы меня путаете...

— Странно. Значит, показалось.

— У меня есть амулеты, когти.

— О! Давайте про амулеты.

— Особенный — сверху кость медведя, снизу клык волка, впереди топор. Все это — на серебряной цепи с изумрудами. Специально для меня сделал парень из Новосибирска. Работа просто потрясающая.

— Давно амулет с вами?

— Лет шесть-семь. На все мероприятия с собой беру. И духовная, и энергетическая ценность для меня, прямо ощущаю. Могу не надевать на себя — но в кармане лежать должен.

— Еще что помогает?

— Бывает, нахожу интересные камни в горах Алтая или на каспийском пляже в Махачкале. Если нравится... Как говорят, если улыбается тебе этот камень — надо брать! Поможет!

— Сохраняете?

— Будет лежать или в сумке, или на видном месте дома.

Подарки не люблю

— Вы верующий?

— Считаю себя верующим. Но не религиозным.

— Вы православный?

— Не отношу себя ни к одной конфессии...

— Ого.

— Я долгое время прожил среди мусульман. Я даже не про Дагестан. В том районе Ульяновска, где рос, до сих пор стоит мечеть. Я уезжал в деревню и снова возвращался в город — потому что совмещать спорт и сельское хозяйство тяжело. Оказался в Дагестане, где абсолютное большинство — мусульмане. Впитал много и от них, и от христиан. Не могу сказать, что я христианин. При этом читал и историю религий, и Библию. Я — славянин.

— Коран читали?

— Коран — нет. Читал другие мусульманские книги.

— Например?

— Откровения пророка Мухаммеда, например.

— Папа Хабиба водил меня в мечеть. Было мне там легко и хорошо. Вы заглядывали?

— Да.

— Ощущения?

— Я заходил в мечеть села Камила Гаджиева. Это здание, как и многие храмы, в советские времена использовались для чего-то другого. Там, кажется, размещалась школа.

— Это еще не худший вариант.

— Какого-то трепета, как перед мечетью «Сердце Чечни», не испытал. В Грозном величественное, огромное здание...

— Зашли внутрь?

— Нет. Стоял рядом. Такие же ощущения испытывал, когда стоял перед храмом Христа Спасителя. Монументально! А есть деревенские церкви. Они ближе. В них чувствуется славянская культура. Пусть и пришедшая к нам из Византии. Кириллица, все родное.

— Потерять дорогой сердцу талисман — большое несчастье. Я как-то дал крюк в 400 километров, чтоб вернуть свой.

— Один мой амулет пролежал на Алтае три года. Подарили ювелирное изделие удивительной красоты...

— Цепь?

— Ожерелье. Но в искренности намерений дарившего я сомневался. Поэтому не стал надевать, оставил там. А через какое-то время мы с этим человеком разошлись.

— Ну и какая судьба у этого ожерелья?

— Прежде меня эта вещь и тянула, и манила. А потом смотрел на нее без всякого сожаления. Так и осталась в забвении. Решил ее не брать. Вообще-то отношусь к подаркам с опаской.

— Вот это новость.

— Бывает, знаете, всякое... Потусторонние силы — громко сказано, но во всякие привороты и похожие вещи я верю. Поэтому стараюсь не принимать чужие вещи.

— Даже подарки?

— Да. Обычно не принимаю подарков. Стараюсь кушать только дома. Предлагают еду — я отказываюсь.

— Как-то товарищу из Ульяновска, ставшему чемпионом мира по ММА среди любителей, вы подарили автомобиль. Самый дорогой и необычный подарок, который сами все-таки приняли?

— Этот подарок был и дорогим, и необычным. Старший товарищ после моего удачного выступления подарил Mercedes CLS.

— Этот Mercedes вы недавно продали?

— Уже два года как.

— Вроде на нем вы через всю страну мотались. Самые большие приключения, которые получили благодаря этому автомобилю?

— Да уж, покатался от души, много всякого связано с этой машиной... Попади этот Mercedes в мои руки сейчас — потратил бы на него гораздо меньше денег. А тогда мне было 24 года — купил, например, диски!

— Тысяч сто — стоит ли о них жалеть?

— 400!

— Вот это вы постарались, Владимир.

— Всем сегодня могу сказать: если у вас есть автомобиль — не покупайте дорогущие диски! Пусть ездит на обычных, самых простых. Главное — вовремя приезжать на встречи. А я прошел через эту ошибку. Хотелось статусный автомобиль, я должен был казаться крутым... Крутость-то в другом.

— В чем? Для меня до сих пор это вопрос.

— Крутой тот, кто приходит и уходит вовремя. А не тот, кто приезжает на Mercedes.

— Так что с дисками-то? Увели?

— Эти диски... Купил их, потом поехал в Ульяновск по ужасной дороге — доехал на квадратных. Четыре раза чинил по пути. Они лопались, я плелся на докатке километров двести. Потом меня спасали какие-то дальнобойщики — потому что и докатка отваливалась. Зима, минус двадцать, валит снег!

— Не позавидуешь. Еще и задний привод.

— Да, задний привод. Ползешь на брюхе где-то между деревнями в Мордовии, где про Mercedes и не знают. Вот-вот Новый год, всем не до тебя. Ты остаешься на дороге один — а люди проскакивают мимо.

— Никто не поможет?

— В эти моменты останавливаются дагестанские дальнобойщики. Всегда!

— Это ребята активные и отзывчивые.

— Это особенные люди. Всегда кинутся на помощь и друг другу, и тебе. Пользуясь случаем — Салману привет!

— Салману на МАЗе?

— Даже не помню, на чем он был...

— Скорее помогут они, чем люди из средней полосы России?

— Это факт.

Пугануть Конора

— Помню, вы отправились с толпой дагестанцев в «Ритц», когда там жил Конор.

— Да, оказались в этой суете с товарищем из Дагестана.

— Если б оказались от Конора на расстоянии руки — что было бы?

— Мы все на адреналине! Что было бы тогда — не знаю, сейчас я спокоен.

— Скажите проще: готовы были ему ввалить?

— Задать острый вопрос — точно был готов! Не думаю, что Конор был расположен дискутировать. Хотели его чуть пугануть. Неприятно же: человек приезжает в нашу страну и так высказывается. А еще неприятнее, что в том зале сидели наши соотечественники, которые слушали и радовались. Раскрыли рты. Просто не понимаю! Если есть недопонимание с представителями этой республики — у меня такие моменты тоже случаются, — разве можно радоваться плевкам в их сторону? Себя-то нужно уважать!

— Удалось тогда напугать Конора, как считаете? Толпа-то собралась будь здоров!

— Думаю, да.

Единоборства / ММА: другие материалы, новости и обзоры читайте здесь

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
38
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...