"К 40 годам ты ослепнешь". Удивительная история канадского хоккеиста, потерявшего зрение

Иван Шитик
Корреспондент
2 мая 2019, 15:00
Келли Сербу (слева). Келли Сербу. Детские фотографии Келли Сербу.
Журнал Sportsnet рассказывает историю хоккеиста Келли Сербу.

Келли Сербу всегда источал уверенность. Это видно из фотоальбомов или по отрывкам архивных видеозаписей. Сидя на скамейке, он только и ждал момента, когда тренер похлопает его по плечу. Когда, наконец, давали сигнал, то ему больше не нужно было ничего говорить. Он просто выпрыгивал на лед и нырял в самую гущу событий. На протяжении всего того времени, что Келли играл в Коул-Харбор или Галифаксе, он был из числа тех, с кем не принято было связываться на льду. Да и его партнеров лучше не трогать. Когда атмосфера накалялась – слишком высоко поднятые локти, слишком агрессивная игра клюшкой, – Сербу оказывался перед соперником, чтобы преподать тому урок этикета. Это неписанные правила игры. Достаточно одного взгляда во время вбрасывания, одного кивка головы. И затем краги летят на лед. А дальше все, как в тумане. Работа на инстинктах.

Сербу был полезным игроком. Мог спокойно отработать в четвертом звене, мог подменить партнера в первом. В зависимости от ситуации он мог затеять драку в начале первого периода или в конце третьего. Боксом Сербу начал заниматься практически одновременно с хоккеем. Его отец служил в армии, так что у него был пример для подражания. И отец научил его защищать своих соратников. Нельзя никого бросать и оставлять без помощи.

Келли никогда не мечтал о карьере профессионального спортсмена. Он был реалистом. И иллюзии спадали также легко, как и его перчатки в бою. Да, была идея поиграть за какой-нибудь колледж. Может, потом попасть в полупрофессиональную лигу. Но Сербу отдавал себе отчет, что юниорский уровень – это пик его игровой карьеры. В составе "Галифакса" из лиги уровня А он даже выступал на региональном чемпионате.

К тому же у него был секрет. О котором знали всего пару человек. Вот вам подсказка: какое-то время он отвечал за то, чтобы на своей машине довозить некоторых партнеров до арены. Но как-то по ходу одного из сезонов у него отобрали водительское удостоверение. И теперь ему приходилось добираться на стадион на автобусе.

Секрет был страшным, неизбежным и неоспоримым: Келли Сербу ослепнет. Так ему сказали врачи. Он пытался готовить себя к будущей жизни. Признался нескольким партнерам. Они были шокированы. Никто прежде не замечал никаких признаков беды. Они не могли поверить своим ушам, когда услышали диагноз: к 40 годам Келли станет инвалидом по зрению. К сожалению, уже в 18 лет Сербу начал терять зрение быстрее, чем предполагали специалисты. Его официально признали слепым к концу того сезона. Но, как бы невероятно и непостижимо это не прозвучало, он пытался играть, несмотря на свой недуг.

Келли Сербу.
Келли Сербу.

Диагноз

Можно ли считать Сидни Кросби только вторым в списке самых удивительных хоккеистов, которых подарил миру город Коул-Харбор, провинция Новая Шотландия? Даже дядя Сидни, Роб Форбс, разделяет эту точку зрения: "Келли – самый достойный человек из всех, кого мне доводилось встречать. Я очень люблю его. Для меня он – пример для подражания". Вот что добавляет близкий друг Сербу и бывший партнер по команде Том Хантер: "То, с чем пришлось столкнуться Келли, без сомнения, могло надломить любого человека. Но он не опустил руки и не позволил болезни поставить на нем крест". Шон Дэйл, член сборной Канады среди слепых, продолжает: "Я встречал много людей, которые сталкивались с проблемами со зрением и которые многого достигали. Но никто не поражал меня больше, чем Келли Сербу". Джим Боттомли, который тренировал Сербу в юниорской команде, называет его "душой и сердцем коллектива". Но, знаете, эти слова слишком часто сейчас употребляются в хоккейном мире. И, возможно, они несколько утратили свое прежнее значение и важность.

Легко понять, как людей вдохновляет пример Сербу, который сделал, казалось бы, невозможное. Далеко не каждый ребенок, который надевает коньки, попадает в юниорские лиги. Еще меньшее количество борются за чемпионство. Кто-то может упереться в потолок своих возможностей. Случаются обидные повороты судьбы: неудачи могут ждать тебя в любой момент. У Сербу был один шанс из 10 тысяч, чтобы столкнуться с проблемами со зрением. Но шансы на то, что инвалид по зрению будет играть в юниорской лиге, во множество раз меньше. Более того, когда истина раскрылась, многие задались одним и тем же вопросом: как мы могли не видеть того, что не видит он?

В первый год учебы в университете Сент-Мэри Сербу мог спокойно сидеть на последнем ряду и читать все, что пишут на доске. Да, он носил контактные линзы, но этого было вполне достаточно, чтобы видеть мир во всех его красках. На второй год он вновь сел на последнем ряду, но уже не мог разобрать ни слова. Тогда это казалось досадной неприятностью, а не пугающей реальностью. Читать книги стало гораздо тяжелее. Казалось, что буквы застилает какая-то пелена. Учеба не спорилась, Келли начал пропускать занятия, что грозило ему академическим испытательным сроком. Он старался справиться с этой ситуацией.

Сербу носил очки и линзы, которые выписали ему еще в школе. Может, врачи дали не тот рецепт? Может, он просто устарел? Но никакое лечение не помогало. Келли посетил специалиста, который затруднился поставить диагноз, который смог был объяснить происходящее. Он прошел множество различных тестов, даже изучал фамильное древо, пытаясь узнать, не страдал ли кто-то из предков из-за схожих проблем.

На протяжении всего эту времени Сербу выступал за команду из Галифакса. Занятно, что нечеткое зрение не сказывалось на его игре. Во всяком случае, ему так самому казалось. Он даже не упоминал о своих проблемах в разговорах с тренерами или партнерами по команде. Даже не говорил тем ребятам, которых подвозил на своей потрепанной тачке.

В разгар сезона Сербу отправился вместе с мамой на консультацию к другому офтальмологу. Тот сообщил печальные новости. Осмотр занял полтора часа. С каждой минуты мать волновалась все сильнее. Наконец, врач пригласил их в свой кабинет. "Я лишь помню, что он общался с нами очень холодно. Он заявил: "У тебя болезнь Штаргардта. Это наследственное заболевание. Макулярная дегенерация, которая вызывает прогрессирующее ухудшение зрения. К 40 годам ты ослепнешь". Он объяснил, что потеря зрения может происходить постепенно или случиться очень резко – этот момент непредсказуем. Но итог будет один – инвалид по зрению. Моя мама не могла сдержать слез", – вспоминает Келли.

Сербу берет паузу и делает глубокий вздох, вновь переживая этот момент.

"И что мне теперь делать? Я даже не понимаю, что такое "практическая слепота".

В Канаде любой человек с некорректируемым зрением хуже, чем 20/200 в лучшем глазу, или который имеет 20-градусное или менее остаточное поле зрения, считается слепым или может быть отнесен к инвалидам.

Детские фотографии Келли Сербу.
Детские фотографии Келли Сербу.

Секрет

Диагноз стал шоком для семьи. И заставил Келли пересмотреть взгляды на жизнь: "Да, я был потрясен. Но я не верю в то, что все происходит по какой-то причине. Мои родители всегда пытались привить мне точку зрения, что ты должен принимать то, что уготовано тебе судьбой. Происходят разные вещи, и ты должен смириться с этим.

Я понял, что больше не смогу сесть за руль. Начну терять самостоятельность. И я осознал, что нужно серьезно заняться учебой. Будучи инвалидом по зрению, я буду бесполезен, если не получу хорошее образование".

Сербу признается, что перед встречей с тем офтальмологом был "немного расстроен" из-за проблем в учебе. И хоккей поддерживал его в тот период. К тому же хоккей не мог ухудшить его состояние – спорт никак не влияет на развитие этого недуга: "Я должен был думать о своем будущем. Но я также не хотел, чтобы эта ситуация лишила меня того, что я любил. Не собирался бросать хоккей. Так что оставил эти новости просто при себе. Ничего не сказал тренерам или партнерам. Я не хотел, чтобы ко мне относились по-особенному".

Хантер, лучший друг Сербу, первым заметил перемены. Хотя это не имело ничего общего с игрой. Хантер жил в получасе езды от Коул-Харбор, и Сербу часто подвозил его. Но в какой-то момент поездки резко прекратились. "Я поинтересовался, почему он перестал водить и почему выглядит несколько потерянным на тренировках. Тогда он мне все и рассказал".

Хантер никому не проболтался о состоянии друга. Келли действительно не хотел привлекать к себе повышенного внимания, не хотел раз за разом, вновь и вновь объяснить людям свое состояние и, конечно, не хотел, чтобы прознал кто-то из соперников. "Он всегда был душой коллектива, всегда ставил интересы команды превыше своих", – добавляет Хантер. "Канадиенс" выиграли местный чемпионат, потом взяли региональный титул и могли претендовать на Столетний кубок, но уступили в полуфинале хозяевам из "Садбери". Это было обидное окончание сезона. Еще обиднее было видеть, как соперники из "Вернона", которых они обыграли в первом раунде со счетом 8:3, взяли трофей. Единственным утешением оставалось то, что почти никто из игроков не собирался покидать клуб и он обещал стать еще сильнее.

Через пару недель Сербу отправился на обследование в Канадский национальный институт для слепых, который располагался через дорогу от домашней арены "Галифакса". Сербу уже смирился с мыслью, что ослепнет к 40 годам. Но он не был готов к новому удару судьбы: "Помню, как проходил то обследование. Я давно не проходил никаких тестов. Но потеря зрения была серьезной. Казалось, что кто-то просто выключил свет. В конце концов, врач объявил: "Мне жаль говорить это, но теперь ты официально признан слепым".

Да, он бился за чемпионство в составе юниорской команды, будучи слепым.

Игра на инстинкте

Ладно, возьмем здесь паузу. Возможно, вы спрашиваете: как? Нет, точнее так: КАК?

Вспомните, как скауты оценивают игроков. Когда речь заходит об основополагающих качествах, то очень часто употребляются слова "видение" и "инстинкт". Но кто-то может сказать, что это взаимозаменяющие понятия. Правда, нельзя говорить, что Сербу играл только на инстинктах. Как в прямом, так и в переносном смысле. Келли объясняет: "Эта болезнь влияет только на центральное зрение. Но мое периферийное зрение не затронуто. Краем глаза я вижу, как шайба, к примеру, пришла на фланг, но если я смотрю вперед, то не вижу номера, не различаю свитера или не могу прочесть счет на табло. Если тренер подает какой-то знак, то мне нужно, чтобы кто-то подсказал, что именно он хочет. Мне повезло, что у меня были хорошие наставники. Они научили меня, как нужно двигаться, как будет развиваться игра".

Сербу видел, что происходит по краям и пытался визуализировать, что происходит на других участках площадки. Конечно, ему нужно было оставаться сверхвнимательным: понимать, кто рядом с ним на льду; знать, что творится в обороне. Его тренер, Джим Боттомли, говорит: "Он всегда был умным игроком, высокий игровой интеллект. Он понимал, как нужно двигаться, куда направляться... где он может быть эффективен. Если вы не знали, что у него проблемы со зрением, то никогда бы не поверили в это, смотря на него на льду. Да даже я тренировал его и не знал о проблемах, пока он сам не рассказал".

Сербу поведал свой секрет тренеру, когда приехал в тренировочный лагерь перед началом последнего сезона. Келли сам продолжал привыкать к новой реальности. Он начал использовать клюшку с крюком побольше, что позволяло ему лучше контролировать шайбу. Сербу просил партнеров не давать ему пасы на ход, потому что ему сложно было отследить их. Сезон выдался очень непростым. И проблемы со зрением не были источником всех неприятностей.

Все начиналось просто здорово: Келли отличился в первой же своей смене в первом матче сезона. Но через несколько минут недопонимание на скамейке поставило Сербу в неловкое положение. Боттомли наклонился к Келли и сказал: "Не дерись с этим парнем". Может, это был шум толпы на трибунах, может, громкие разговоры партнеров, но Келли услышал только последние три слова: "с этим парнем". Как вспоминает Сербу, это был "какой-то стероидный монстр, который приехал из юниорской лиги Онтарио". В итоге, Келли был удален до конца игры, но прежде ему сломали нос: "Я залил кровью весь лед".

Через месяц случилась новая напасть: травма. "Это был просто несчастный случай. Мы не разобрались в большинстве, я столкнулся с партнером и сломал руку. У меня до сих пор осталась пластина в руке в напоминание о том моменте". В том сезоне "Галифакс" выглядел очень мощно, вновь был фаворитом регионального чемпионата, но Сербу появлялся на льду лишь изредка.

Оказываться в запасе всегда неприятно. Тем более в юниорской команде, где у тебя на счету каждый матч. Келли понимал, что его последний сезон близится к завершению. Он никогда не питал особых иллюзий относительно своего будущего в хоккее.

Проблемы со зрением не поменяли его стиль игры. Но они изменили его поведение за пределами хоккейной площадки. Келли посвятил себя учебе, понимая, что, если он хочет получить диплом, то обязан работать во много раз усерднее, чем обычный студент. Возможности получить спортивную стипендию в ВУЗе тоже уже не было. Конечно, жертвовать учебой ради хоккея уже было нельзя. Но и заканчивать с игрой на таких условиях тоже не хотелось.

Уважение

Казалось, и с этим он смог смириться. Да и в марте у него был шанс вернуться в состав. Главное желание – избежать лишних разговоров.

Келли до сих пор не знает, как это просочилось в массы. В конце концов, все в команде знали, что не стоит распускать язык на этот счет. Зачем доставлять неудобства человеку, которому и так приходится нелегко? Первая заметка вышла в Halifax Chronicle-Herald. "Я ослепну к 40 годам", – гласил заголовок. Причем первые два слова выделены особенно крупными буквами. Сербу пришлось рассказать о последствиях болезни Штаргардта. Однако он скрыл от репортеров, как сильно пострадало его зрение. "Грубо говоря, мои глаза становятся все хуже", – расплывчато ответил Келли.

Когда он, наконец, смог вернуться в состав, потребовалось некоторые время, чтобы прийти в форму. Никто не сомневался, что "Канадиенс", которые к тому времени уже поменяли свое название на "Музхедс", легко пройдут любого соперника из Новой Шотландии. Они выигрывали матчи с двузначными счетом, а один из тренеров соперников признался, что его игроки просили не выпускать их лишний раз на лед против "Галифакса". Сербу периодически набирал очки и старался выполнять все указания тренера. Главная его задача была заслонять обзор голкиперу. Тогда ни он, ни вратарь не могли видеть летящую шайбу.

В седьмом и решающем матче регионального чемпионата на своей площадке "Галифакс" переиграл "Шарлоттаун" – 7:4. Сербу не набрал очков, но тоже внес свой вклад в победу, подравшись с будущим игроком НХЛ Дэвидом Лингом, который, покидая лед, перевернул клюшку и изобразил, будто играет в гольф. Этот жест был адресован Келли. Но хорошо смеется тот, кто смеется последним. Ведь Линг был лучшим бомбардиром "Эббис", а Сербу убрал его со льда до конца игры.

В современном хоккейном мире роль тафгая уже обесценилась. Но то был 1992 год. Совсем другие взгляды. Вот что говорит Том Хантер: "Еще до того, как мы узнали о его беде со зрением, в команде к нему все тянулись. Но после того боя с Лингом... Это был самый уважаемый человек в нашей раздевалке. Если тренер просил его что-то выполнить, то он не сомневался ни секунды. Он был смел, бесстрашен... просто выходил на лед и делал свое дело".

Когда "Галифакс" приехал на Столетний кубок, который на этот раз проходил в Виннипеге, Сербу вновь стал главным объектом внимания прессы. Хотя его такое положение вещей не устраивало. Он заявил местным репортерам, что "уже сотни раз рассказывал о болезни" и что "его интересует только хоккей". Было очевидно, что он уже устал от этих разговоров. "То, как он отдается делу, без сомнения отражается на других игроках, – отмечал Боттомли в интервью Winnipeg Sun. – Мы много говорили перед турниром о том, что для парня это могут быть последние игры. И мы хотим победить ради Келли".

Турнир начался, словно в голливудском фильме: Сербу забросил три шайбы в первых двух матчах. Но "Музхедс" оступились в полуфинале, проиграв "Тандер-Бэй". "Флайерз", в итоге, и выиграли турнир, хотя на групповом этапе уступили "Галифаксу" со счетом 3:9.

Хотя Сербу и полагал, что это станет концом его карьеры, но нападающего пригласили в "Бриджуотер". "Я тогда работал в этой команде, – говорит Форбс, который был помощником главного тренера "Галифакса", когда Сербу дебютировал за "Галифакс". – Мы выбрали его на драфте. И сделали это в первом раунде. У него было великолепный набор качеств: техника, бесстрашие, упорство и игровой интеллект. И если у него была возможность продолжить играть, то мы хотели, чтобы он сделал это в нашей команде".

Пример для подражания

При поддержке Канадского национального института для слепых Сербу преуспел в учебе. Он не только закончил с хорошими оценками, но и захотел получить последипломное образование. Его были готовы принять в колледж для педагогов, а также на юридический факультет. Без долгих сомнений Келли решил стать юристом-криминалистом.

Конечно, работы предстояло много, но Сербу это не пугало. Наоборот, ему это было нужно. "Да, из-за ограниченного зрения приходилось тратить дополнительные часы на образование, но, честно говоря, это давалось не так сложно, после того как я принял окончательное решение. Когда ты на чем-то сконцентрирован, то это дается легче. И если ты занимаешь тем, что тебе нравится, то не чураешься дополнительной работы".

Казалось, что на этом Сербу попрощается с хоккеем. Но в 2015 году Келли поступил звонок от Питера Парсонса, слепого атлета из Галифакса. "Это был неожиданный звонок. Питер поинтересовался, не буду ли я против, если он даст мои контакты Мэтту Морроу, исполнительному директору национальной ассоциации хоккея для слепых. Я даже не подозревал, что существует подобная организация.

Мы с Мэттом встретились в Ванкувере. Он рассказал о лиге, о том, как формируются команды. О том, что в ростер игроков набирают особым способом, чтобы одна команде "не видела значительно лучше, чем остальные". Мэтт рассказал о дальнейших планах развития ассоциации, о том, что они планируют выйти на международный уровень. Конечная цель – получить право участвовать на Зимних Олимпийских играх.

А завершил свою презентацию он следующими словами: "Знаешь... мы считаем, что ты был бы лучшим слепым хоккеистом в мире".

Сейчас с уверенностью можно сказать, что вначале 90-х Келли Сербу был лучшим хоккеистом, который являлся инвалидом по зрению. И он остается единственным игроком с подобным диагнозом, который выступал в юниорской лиге уровня А. Но в марте 2016 года Келли оказался на льду Mattany Athletic Center вместе с другими слепыми хоккеистами. Прежде это арена не видела подобных матчей: специальная шайба увеличенных размеров; внутри нее находятся шарики, которые издают звук при перемещении; над головами игроков натянута сетка, чтобы шайба не улетала высоко и чтобы ее держали на льду; каждому игроку выдают шлем определенной окраски, который соответствует уровню потери зрения спортсмена, чтобы судьи могли отслеживать этот момент.

Пусть Морроу и пытался подготовить Сербу к игре, но тот все равно был ошеломлен: "Я понимал, что уровень подготовки и возможности игроков будет разниться. Но некоторые действительно здорово играли в хоккей. Это был настоящий матч. Присутствовала даже силовая борьба".

Вы можете предположить, что далеко не так просто собрать хоккейную команду из слепых. Но вас опровергнет статистика. Согласно исследованиям, в Канаде насчитывается 500 тысяч слепых или людей с серьезным нарушением зрения. Более того, около 5 миллионов имеют проблемы со зрением, которые в будущем могут перевести их в первую категорию. Это к тому, что далеко не факт, что Сербу был единственным игроком, который активно занимался хоккеем, прежде чем потерял зрения. Так оно и есть.

Вернувшись домой после матча в Торонто, Келли вновь загорелся игрой. Он записался в тренажерный зал и привел себя в форму. Также стал искать возможность выходить на лед вместе со зрячими любителями. Был ли он лучшим хоккеистом из числа первого созыва национальной ассоциации хоккея для слепых? Возможно. В конце концов, именно ему доверили капитанскую нашивку, когда канадская сборная встречалась с соперниками из США. Хотя сам Келли настаивает, что в команде были и более мастеровитые игроки. "Последние пару лет в команду приезжает парень с фермы из Альберты. Он – будущее нашего движения. У него, как и у меня, болезнь Штаргардта. Разница в том, что я всегда был ролевиком в своих командах, а он – бомбардиром".

Последователи

Речь идет о 27-летнем Джейсоне Йюхе. Ему поставили этот страшный диагноз в 6 лет. Его старшая сестра столкнулась с такими же проблемами, так что врачи рано начали наблюдать за его состоянием. Свое детство он провел на замерзших озерах Розалинды рядом с фермой.

Джейсон играл также в бейсбол и баскетбол, но в старших классах его зрение начало ухудшаться, так что ему пришлось бросить эти виды спорта и сосредоточиться на хоккее. Он даже смог пробиться в составе юниорской команды лиги уровня Б "Уит Кингз". Более того, Йюха был одним из лучших бомбардиров клуба.

Джейсон признает, что ему было очень важно узнать историю Келли Сербу. И именно после этого он решился попробовать свои силы в команде для слепых: "Келли обладает даром убеждения. Люди тянутся к нему, прислушиваются к его словами. Он отдает себе отчет в том, что для многих может стать примером для подражания. И речь не только о спортсменах, но и вообще о людях, которые столкнулись с проблемами со зрением. И он всегда готов помочь".

Когда-то Келли Сербу хотел сохранить свой секрет. Когда же тайна раскрылась, он не хотел, чтобы из этого делали большую и громкую историю. В конце концов, если кто-то вам скажет, что инвалид по зрению бьется с тафгаями и забивает голы в национальном чемпионате, то не нужно даже быть черствым скептиком, чтобы ответить: "Поверю, когда увижу".

Сербу же хочет донести другой посыл: если ты не можешь что-то видеть, то должен поверить.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
0
Офсайд