02:10 16 июля 2011 | Футбол — РФПЛ

Валерий Бутенко: "Вряд ли Розетти
поменяет психологию наших арбитров"

Валерий БУТЕНКО. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
Валерий БУТЕНКО. Фото Александра ФЕДОРОВА, "СЭ" Фото "СЭ"

КАК ДЕЛА?

Имя Валерия Бутенко, которому как раз сегодня исполняется 70 лет (поздравления от "СЭ"!), вошло в историю отечественного судейского корпуса. 199 проведенных матчей чемпионата, четыре финала Кубка страны, более 80 международных игр - олимпиад, чемпионатов Европы и мира в роли главного арбитра, 13 раз в десятке лучших судей страны - таков послужной список одного из классиков отечественного судейского жанра. С 1992 года Бутенко - инспектор матчей чемпионата и Кубка России, и в этом амплуа на его счету более 400 игр. Цифры впечатляющие, особенно при известном "правдорубстве" их обладателя, прямоте высказываний и взглядов.

- Сражаюсь за правду ради футбола. Многие критикуют за спиной. А я откровенно высказывал свое мнение всегда, в том числе и руководителям судейского корпуса. Однажды, будучи еще начинающим арбитром, даже непререкаемому авторитету Николаю Латышеву на президиуме коллегии заметил, не слишком ли активно он продвигает судей из южных регионов страны: "Вы же должны понимать, что являетесь председателем не закавказской, а всесоюзной коллегии судей". За что в очередной раз поплатился - не был включен в десятку лучших арбитров сезона. Александру Табакову в глаза говорил, что он живет 1937 годом. Он провел в высшей лиге более 100 матчей, но ни разу не вошел в десятку лучших. О таких в судейской среде вспоминают: "Судил неплохо, при нем всего два стадиона сожгли".

- Чем вы сейчас занимаетесь?

- Заканчиваю инспектировать. По регламенту, 70 лет - предел для инспектора. Но и 20 лет на этом поприще - срок! За это время в нашем футболе сместились акценты, в том числе и по части восприятия судейских ошибок. В советское время футбол, по выражению Эдуарда Малофеева, был искренним. Тогда ему отдавались беззаветно и бескорыстно, тем не менее в каждой, например, московской команде были целые созвездия игроков. Сейчас этого не вижу, а мышление участников футбольного процесса больше упирается в сумасшедшие гонорары.

- Судить, инспектировать в советские времена было легче?

- Конечно. Тогда не было столь сильного давления со стороны СМИ, телевидения. Более высокое мастерство футболистов тоже облегчало задачу арбитра. На заре российских чемпионатов основной проблемой были некоторые руководители клубов, тренеры, которым, как говорится, палец в рот не клади. А потом в наш футбол пришли огромные деньги - и значимость результата матча резко подскочила. Но и в старое, и в новое время, если игроки чувствуют, что судья разбирается, хозяин на поле, справедлив в соблюдении правил, больших проблем не возникает.

- Но раньше авторитет арбитров был выше, не помню, чтобы в советские времена кого-то хватали за грудки, на поле выходили тренеры. Кто виноват в падении авторитета судьи?

- Того, о чем вы говорите, со мной, с моими лучшими коллегами не случалось никогда. Раньше в командах занимались воспитательной работой с игроками, теперь же уровень их культуры поведения на поле упал. Помню, в одном из матчей в Лужниках "Спартак" - "Динамо" Павел Казаков зафиксировал "вне игры" у Михаила Гершковича, выступавшего за бело-голубых. Возмущенный Гершкович, набычившись, помчался к судье на линии, не менее авторитетному Ивану Лукьянову, а когда поднял голову, увидел, что Иван Иванович показывает ему кулак, развернулся - и назад. В те времена лучших арбитров знали, называли по имени-отчеству: Казаков - Павел Николаевич, Лукьянов Иван Иванович… А сейчас кто-нибудь знает отчество, да и имя арбитров, к примеру, последнего тура в премьер-лиге? Сомневаюсь. Зато почти на каждом матче в их адрес скандируются непристойности, которые еще больше выбивают арбитра из колеи.

- Почему в прошлом году у вас случился перерыв в инспектировании?

- По окончании матча "Локомотив" - "Динамо" я хотел вкатить арбитру "двойку", но проанализировал все сбивающие факторы, поставил себя на его место, когда, занимая правильную позицию, он не мог видеть моменты нарушения правил, и остановился на "четверке", хотя знал, что в этом случае обречен на отстранение от работы. Но против своих принципов пойти не мог. А поскольку и годом раньше я отстранялся, то меня на год понизили до первого дивизиона. Но я отказался там работать и в течение года выступал в роли делегата на матчах. Руководители судейско-инспекторского корпуса через год почему-то не планировали возвращать меня в свою епархию. Написал письмо в исполком РФС, и на этом уровне меня поддержали, вернули к инспектированию.

- Вы приветствуете назначение итальянца Розетти главой российского судейского корпуса?

- С приглашением Розетти могут измениться подходы к каким-то эпизодам, методики, акценты, но качество судейства зависит в первую очередь от самих арбитров. Сейчас обстановка с судейством нормализовалась, давление извне, как несколько лет назад, сведено почти к нулю, телевидение показывает все матчи премьер-лиги, и судью тяжело склонить на чью-то сторону. Но прежнего фанатизма, профессионализма, беспристрастного анализа ошибок судьям сейчас не хватает. А ведь интенсивность, напряжение игр возросли, в ритме вальса сейчас не отсудишь. И вряд ли Розетти поменяет главное - психологию наших арбитров.

Почему я публично называю одного из известных наших судей гнилым? Потому что слежу за ним долгое время и постоянно вижу в его действиях не ошибки, свойственные любому человеку, а очевидную предвзятость, умысел. Таких нужно отстранять до конца сезона, а то и насовсем. А его еще и часто назначают обслуживать матчи одних и тех же команд. В бытность председателем коллегии судей Николая Левникова я по собственному желанию покинул пост председателя судейско-экспертной комиссии, поскольку был не согласен с выгораживанием арбитров, допускавших грубые ошибки.

- И последний вопрос: ваша жизнь в судействе удалась?

- Часто встречаюсь с тренерами, которые в пору моего судейства были футболистами, и смело смотрю им в глаза. Всегда чувствовал ответственность перед игроками, тренерами. Случались, конечно, и ошибки, но предвзятости к кому-то в своей работе не допускал никогда.

Павел АЛЕШИН

Материалы других СМИ