10:15 7 ноября 2015 | ФИГУРНОЕ КАТАНИЕ

Артур Дмитриев: "Китайцы готовят сборную к тому, чтобы выиграть командный турнир"

Артур ДМИТРИЕВ. Фото Александр ВИЛЬФ Евгения ТАРАСОВА и Владимир МОРОЗОВ. Фото REUTERS Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ" СЮЙ Венцзин и ХАНЬ Цун. Фото REUTERS Артур ДМИТРИЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Артур ДМИТРИЕВ. Фото Александр ВИЛЬФ

"ГРАН-ПРИ". CUP OF CHINA

С двукратным олимпийским чемпионом в парном катании мы встретились возле катка перед утренней тренировкой пар в субботу.

Елена ВАЙЦЕХОВСКАЯ
из Пекина

– Артур, вы еще на Играх в Ванкувере предсказывали, что через четыре года мировое парное катание станет канадско-китайским. После короткой программы все три китайских дуэта расположились в первой четверке. Нет ощущения, что уже сейчас в стране полным ходом идет процесс подготовки фигуристов к решению великих спортивных задач?

– С одной стороны, так оно и есть. С другой – могу вам точно сказать, что молодых и амбициозных пар в России ничуть не меньше, чем в Китае. То есть "материал", с которым можно работать, у нас не хуже. Просто сама работа ведется в Китае более системно, на достаточно большую перспективу. Сказать, что будет происходить после Игр-2018 в Корее я пока не берусь.

– Можно пофантазировать: уйдут, выиграв Олимпиаду, канадцы Меган Дюамель/Эрик Рэдфорд, уйдут те, кто катается за Россию сейчас, и наверху останутся одни китайские пары.

– Не факт, что нынешним российским парам не найдется замены. Все ведь уже сейчас прекрасно понимают, что без четверных выбросов и подкруток в парном катании делать нечего. И работают в этом направлении. Кто сумеет на равных конкурировать с китайцами? Ну, давайте порассуждаем. Есть Евгения Тарасова/Владимир Морозов, которые с моей точки зрения должны пойти на четверные уже в этом сезоне. "Должны" – не в том смысле, что пойди и сделай, а в том, что они это могут. Если захотят, разумеется. Во всяком случае мне известно, что делать на тренировках четверную подкрутку Женя с Володей пробовали.

Евгения ТАРАСОВА и Владимир МОРОЗОВ. Фото REUTERS
Евгения ТАРАСОВА и Владимир МОРОЗОВ. Фото REUTERS

– А Ксения Столбова/Федор Климов?

– С ними сложнее. Четверной подкрутки там не может быть по определению, поскольку не очень хороша тройная. Есть проблемы и с выбросом – из-за достаточно специфической техники. Для того, чтобы выполнять тройные выбросы, запаса хватает. За счет резкости и физической силы Ксения не просто выезжает с выброса, но делает это красиво. Но четверной – совсем другая история. Для стабильного выполнения этого элемента требуется немного иная техника. То есть один раз "на зубах" выехать можно, но мы же говорим о стабильном исполнении?

Соответственно остается усложняться только за счет прыжков: Столбова и Климов это явно понимают, стали делать каскад 3+3+2, но этого мало.

У Нины Мозер есть еще одна хорошая пара, которая теоретически способна решать сложные задачи – Наталья Забияко/Александр Энберт. Делать четверной выброс пробовали мои спортсмены Кристина Астахова/Алексей Рогонов, но пока только в зале – на жестких матах. С четверной подкруткой сложнее, поскольку для выполнения этого элемента нужна определенная разница между партнерами в росте и весе.

Вот, собственно, и все. Хотя на следующий год в России должно появиться достаточно много хороших молодых пар, которые будут идти с прицелом на Олимпиаду-2022 – у Людмилы и Николая Великовых, у Алексея Соколова – в Питере, у Нины Мозер, у меня. То есть никакого страшного провала в российском парном катании нет. Куда больше проблем я вижу с подготовкой к ближайшим Играм.

– Почему?

– Потому что так получилось, что главным идеологом парного катания у нас после Игр в Сочи стал Максим Траньков, который постоянно повторяет, что не нужны никакие четверные подкрутки и выбросы – нужно просто красиво кататься. И Максима слушают – как бы то ни было, он олимпийский чемпион. Такой подход не кажется мне правильным в принципе. Понятно, что сам Максим никогда не собирался браться за подобную сложность. Но молодых-то зачем убеждать в том, что это не нужно? Как они будут соревноваться с теми же канадцами, китайцами, американцами? Французская девочка – и та уже делает четверной выброс. Мы же резко отстали.

Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото Алексей ИВАНОВ,
Татьяна ВОЛОСОЖАР и Максим ТРАНЬКОВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

– Насколько вы верили в возвращение Волосожар и Транькова в спорт после Игр в Сочи?

– Я до сих пор в это верю. Другой вопрос, что при условии чистых прокатов соперников, они, естественно, первое место уже не займут.

– Почему?

– Потому что если кто-то противопоставит им два удачно выполненных четверных выброса, это будет не перебить уже ничем. У тех же канадцев, помимо выбросов, есть и тройной лутц. Это еще плюс два балла.

– Кто из соперников вызывает у вас больше интереса с профессиональной точки зрения – Меган Дюамель/Эрик Рэдфорд, или Сюй Венцзин/Хань Цун?

– И те и другие. Просто когда я впервые увидел канадцев три или четыре года назад, то никогда не поверил бы в то, что они когда-либо будут способны сделать четверной выброс – слишком уж были "корявыми". Они, конечно же, сделали колоссальную работу. Плюс – совершенно потрясающие физические кондиции партнерши. Ни грамма жира, прекрасная проработка мышц. Мне Меган напоминает Ирину Роднину, про которую в свое время тоже говорили, что она не бог весть какая красивая и выразительная партнерша. А она пришла – и десять лет подряд в одни ворота выносила в парном катании всех.

Что до китайской пары, которую вы назвали, на мой вкус эти спортсмены все-таки маленькие. Нет "канадской" фактуры – рослого партнера. В этом отношении два других китайских дуэта нравятся мне больше, но им требуется время. В целом же китайские пары всегда будут стоять перед нами Великой китайской стеной – никуда мы от этого не денемся.

СЮЙ Венцзин и ХАНЬ Цун. Фото REUTERS
СЮЙ Венцзин и ХАНЬ Цун. Фото REUTERS

– Какие эмоции у вас вызвало выступление китайского одиночника Бояна Цзиня?

– Честно? Я его не видел. Знаменитый каскад "лутц-тулуп" видел на тренировке и даже снял его на камеру. Опять же, для меня в этом нет ничего удивительного: китайцы готовят свою сборную к тому, чтобы выиграть командный турнир. Возможно – уже на ближайшей Олимпиаде. У нас же картина куда менее оптимистична: мальчики вряд ли окажутся близко к тройке, в парах можно будет в лучшем случае рассчитывать на третье место – и то, если повезет, в танцах тоже.

– Не очень-то вы оптимистичны.

– Скорее, просто реально смотрю на вещи.

– Кто ваш фаворит в мужском одиночном катании?

– Сложно сказать. В Хавьера Фернандеса я не очень верю по одной-единственной причине: его все время куда-то "кидает". То он катается великолепно, как в короткой программе на нынешнем турнире, то совсем плохо. А спортсмен такого уровня все-таки должен держать какой-то определенный уровень. Не исключаю, что всех может начать обыгрывать Патрик Чан. Он отдохнул, "выдохнул", успокоился, понял, что к чему и решил, что ему по-прежнему это надо. Такое понимание, как правило, всегда дает результат. Хороший пример в этом отношении – Мао Асада.

А вот реальный уровень сильнейших российских одиночников – бороться за пятое место. Это, на мой взгляд, их максимум.

– Вы верите, что одним из этих одиночников может стать в нынешнем сезоне ваш сын Артур?

– Судя по тому, что вижу сейчас – верю. В мае Артур перенес небольшую операцию на колене, после которой восстановился так быстро и хорошо, что Алексей Мишин экстренно вызвал его к себе на сбор в Турцию, чего поначалу делать вообще не собирался. Сейчас сын восстановил четверные прыжки, выиграл два международных турнира подряд, причем на первом опередил американца Джейсона Брауна, а на последнем почти на пятьдесят баллов обыграл серебряного призера Александра Майорова. Да и сама сумма – 251,44 – это шестой мужской результат в сезоне.

Другой вопрос, что может не хватить времени. В фигурном катании всегда есть период некой инерции, когда ты катаешься уже достаточно хорошо, но судьи тебя "не пускают". Примерно как сейчас не пустили китайца, несмотря на его каскад с четверным лутцем. Вы же наверняка обратили внимание на его оценку за компоненты? Понятно, что эта оценка вырастет, это вопрос не столь отдаленного времени, но если Боян Цзиню всего 18, то Артуру уже 23 и ему только предстоит выйти на тот уровень, на котором уже сейчас катается китаец. Хотя понятно, что в итоге все всегда зависит от самого спортсмена, а не от судей.

Артур ДМИТРИЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ,
Артур ДМИТРИЕВ. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

– Как у Сергея Воронова, который, как говорит сам, взялся за ум только на исходе карьеры?

– Сергей, кстати, безумно талантливый парень. Во вращениях, в координации, во взрывной силе, в умении подать себя. Я знаю, что говорю – он у меня тренировался одно время.

– Его нынешний тренер Этери Тутберидзе сказала мне два года назад, что наоборот видит у Воронова целый ряд лимитирующих факторов, мешающих ему побеждать.

– Главный такой фактор всегда заключался в другом: Сергей очень бережно к себе относится. То есть ты подводишь спортсмена к определенной черте, которую тот должен переступить, чтобы расти дальше, а он ее не переступает. То есть на словах как бы хочет этого, но в глубине души не считает нужным и сопротивляется. Но "плюсов", повторю, у Воронова намного больше, чем "минусов". Просто никак пока не получается собрать все эти "плюсы" в кучу. Заставить же нельзя: в спорте есть вещи, которые спортсмен, если хочет добиться результата, обязан сделать сам.

1
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (1)

Nataly

Как всё четко и по делу.. приятно почитать! Без "розовых сказок" - мы порвем всех на ОИ. Про Транькова очень точно подметил. Тоже всегда слух режет - одни и те же фразы в интервью, которые качают от МТ к ТВ, а от нее к Аделине Сотниковой..

10:59 10 ноября 2015