Когда еда становится работой

Николай ИВАНОВ. Фото Денис ИСАЕВ
Николай ИВАНОВ. Фото Денис ИСАЕВ

СУМО

Лишь семьдесят сильнейших борцов сумо носят звание сэкитори, пользуются почетом в обществе, получают солидное денежное вознаграждение за свою работу, имеют в подчинении адъютантов-цукэбито. А более чем у шестисот богатырей нет даже собственной комнаты, им не выплачивается зарплата и запрещается покидать территорию клуба без разрешения наставника. Они трудятся на тренировках в поте лица и мечтают о славе. Однако статистика свидетельствует о том, что только каждый десятый рикиси поднимается в сэкитори.

Пропасть, разделяющую семь десятков избранных и массу простых сумотори, стремится перешагнуть и Николай Иванов, названный в честь великой русской реки Амуром. В прошлом году 27-летний воспитанник школы Ономацу вплотную подошел ко второму элитному дивизиону дзюрё, но вынужден был отступить в рейтинге, пропустив из-за травм два турнира.

- До приезда в Японию у вас не было борцовского опыта?

- В России немного занимался боксом. Ходил в секцию рядом с домом два раза в неделю. В сумо меня пригласил муж моей сестры. Он японец. Его друг был знаком с ояката (тренер-наставник) Ономацу. В июле 2001 года я был представлен тренеру-наставнику и борцам, которые через некоторое время стали моими одноклубниками. Я посмотрел на их тренировки, пообщался с ними, разделил трапезу и решил попробовать свои силы в профессиональном сумо. Через полгода я снова приехал в Японию - и меня приняли в Ономацу-бэя.

- Ономацу-бэя - большая школа?

- Довольно большая. Сейчас у нас восемнадцать борцов.

- Правда, что ояката для борца сумо - второй отец, а школа - это семья?

- (Задумывается). Ояката за нами смотрит, за нас отвечает. Да, получается, что он как отец. С ребятами-одноклубниками несколько лет я живу, тренируюсь, общаюсь круглые сутки. Конечно, я к ним очень привык. Считаю их своими близкими друзьями.

- Отношения в школе между борцами хорошие?

- У меня со всеми отношения хорошие. Мне помогали, когда я приехал в Японию, когда не умел говорить по-японски, всё объясняли. У меня не было проблем из-за того, что я иностранец. Ни разу даже не намекали, что я здесь чужой.

- Говорят, что ояката Ономацу - очень строгий тренер-наставник.

- Это правда (улыбается).

- Он вас часто наказывает?

- Пару раз случалось - словами. За дело, конечно. Однако не хочу вдаваться в подробности. Должен признаться, что я был не прав (смеется).

- В вашей школе есть сэкитори. Вам удавалось поработать у кого-то адъютантом-цукэбито?

- Я служил цукэбито у Вакакою-зэки. Сейчас, из-за травмы, я не могу исполнять обязанности адъютанта. И, конечно, мне хотелось бы поскорее самому стать сэкитори.

- Какие поручения Вакакою-зэки вам приходилось выполнять?

- Например, во время соревнований я все время сопровождал его на поединки, помогал надевать маваси. Вообще в нашей школе к каждому сэкитори прикрепляются три адъютанта. Их обязанности распределяются в соответствии с положением в рейтинге. Я был у Вакакою-зэки старшим цукэбито, поэтому грязная работа мне не доставалась - уборку в его комнате делали младшие адъютанты.

- Расскажите, пожалуйста, о бытовых условиях жизни в школе сумо.

- Все борцы, не имеющие статуса сэкитори, живут в одной комнате. Это более пятнадцати человек. Комната довольно большая, чтобы всем хватило места. Спим мы на полу. Мне достаточно одного матраса. У каждого борца есть свой шкафчик для личных вещей.

- Какие личные вещи разрешается иметь рикиси, не достигшему статуса сэкитори?

- В принципе любые. Хотя в каждой школе есть небольшие ограничения. У нас, скажем, борцам моложе двадцати лет запрещается пользоваться мобильными телефонами.

- Вас часто отпускают на побывку на родину?

- Я ездил в Россию только один раз. Это было примерно четыре года назад. А потом решил, что теперь поеду на родину, когда стану сэкитори. Это мой стимул для достижения цели.

- Какой вес был у вас, когда делали первые шаги в профессиональном сумо?

- Когда приехал в Японию в 2002-м, был очень худым. Весил 88 килограммов, но довольно быстро дошел до сотни. Сейчас у меня 120 килограммов.

- Тяжело набирать вес?

- Да. Похудеть гораздо проще.

- Как нужно правильно питаться?

- Необходимо есть как можно больше. Предпочтение отдается питательной пище. Конечно, каждый день в меню борца должно быть много риса, мяса, рыбы.

- Питание для сумотори - такая же работа, как ежедневные тренировки?

- Да, это верно. Для меня прием пищи даже тяжелее, чем тренировки. Мне было очень трудно набрать 120 килограммов. Каждый день я заставлял себя есть через силу. У борцов сумо двухразовое питание, но я старался питаться дополнительно, по вечерам. Хотя это, может быть, не очень полезно для здоровья.

- Тренер-наставник внимательно следит за процессом питания?

- За спиной во время обеда ояката, конечно, не стоит. Но он следит за весом. Если какой-то борец начинает худеть, тренер-наставник его ругает.

- У вас есть какие-то предпочтения в еде?

- Я почти все люблю, за исключением очень популярного здесь риса с индийским карри. Вообще я в Японии научился готовить. Ведь борцы неэлитных дивизионов регулярно заступают в наряды по кухне. Мои фирменные блюда: тяхан и тянко на основе мисо (тяхан - вареный рис, обжаренный потом с овощами и мясом или морепродуктами; тянко - питательная смесь из овощей, мяса, морепродуктов и т.п., приготавливаемая в большом котле; мисо - соевая паста).

- Борцам, не входящим в элиту, не положена ежемесячная заработная плата. Но определенная сумма денег начисляется за каждый турнир. Не могли бы вы назвать конкретные суммы?

- Турниры-басё проводятся раз в два месяца. В сентябре, например, я боролся в третьем дивизионе макусита и получил за участие 150 000 иен (примерно 50 000 рублей), за четыре победы в семи поединках - дополнительно около 20 000 иен (примерно 6500 рублей). И еще 40 000 иен (то есть по 10 000 иен за каждую победу) мне подарили спонсоры нашей школы на торжественном вечере по случаю окончания соревнований.

- Деньгами вы можете распоряжаться по своему усмотрению? Или какую-то часть нужно отдавать на нужды школы?

- Нет, ничего отдавать не нужно. За проживание, питание и тренировки с нас денег не берут.

- А платят ли сэкитори своим адъютантам?

- Да, с давних времен есть такое негласное правило. Труд цукэбито оценивается в 30 - 50 тысяч иен за турнир.

- Накладываются ли какие-то ограничения на ваше свободное время?

- В 22.30 всем положено быть дома. Правда, к сэкитори это не относится.

- Говорят, что в вашей школе Ономацу едва ли не самые тяжелые тренировки. В чем это выражается?

- В количестве тренировочных схваток и специальных упражнений. Например, главное для сумо упражнение сико я делаю за тренировку 400 - 500 раз, отжимаюсь раз триста. Тренировочных схваток у меня бывает за утро от тридцати до пятидесяти-шестидесяти. И это не считая столкновений-буцукари. А после занятий, в свободное время, я хожу в тренажерный зал. Делаю это раза три в неделю. Чаще не рекомендуется.

- На ваш взгляд, чего вам больше всего не хватает?

- В первую очередь, конечно, массы. Сейчас, пока я не могу тренироваться из-за травмы, как раз стараюсь набрать вес. Моя цель - 130 килограммов.

- А на кого вы равняетесь по манере борьбы?

- Пожалуй, на озэки Харумафудзи. Он тоже легкий, весит только 130 килограммов. И у него отличная техника. А еще - на Алана Габараева.

Денис ИСАЕВ
Токио

Николай ИВАНОВ

Родился 23 августа 1983 года в приморском городе Лесозаводске. Рост 192 см, вес 122 кг.

В мае 2002-го начал путь рикиси. Провел 345 поединков в профессиональном сумо и одержал 190 побед.

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...