21:15 25 декабря 2018 | Биатлон
Газета № 7820, 26.12.2018
Статья опубликована в газете под заголовком: «Почему один из лучших тренеров России уехал в Канаду?»

Один из лучших тренеров России уехал в Канаду. Почему?

Павел Ланцов. Фото СБР, biathlonrus.com Доротея Вирер. Фото AFP
Павел Ланцов. Фото СБР, biathlonrus.com
Павел Ланцов объяснил, почему решил продолжить тренерскую карьеру в Северной Америке.

В последние годы женская российская сборная не блистала результатами. Однако были и приятные моменты – в частности, стрельба. За которую отвечал Павел Ланцов. Биатлонный мир довольно узок и, понятно, все это видели. Вкупе с тем, что специалист молод – в сентябре ему исполнилось только 39 лет – и владеет английским, что редкость для российских тренеров, Ланцов был лакомым куском на трансферном рынке. Воспользовавшись отсутствием конкретики со стороны Союза биатлонистов России (СБР), в котором летом происходила смена власти, его с руками и ногами урвали канадцы, у которых биатлон сейчас на подъеме.

Корреспондент "СЭ" встретился с Ланцовым во время этапа Кубка мира в Нове-Место и расспросил, как ему живется на новом месте.

В Канаде мини-бум биатлона

– Как дела на новом месте? 

– Все хорошо. Планомерно работаем на результат.

– У вас контракт до конца олимпийского цикла?

– Да, на четыре года. 

– Наверняка есть какие-то промежуточные задачи. Какие они на этот сезон?

– Медаль на чемпионате мира. Считаю, мы способны показать достойный результат и в эстафете и личных гонках.

– Правда, что в Канаде биатлоном тяжеловато зарабатывать на жизнь?

– Многим спортсменам приходится параллельно работать. Кто-то работает помощником тренера, а некоторые трудятся в сферах, не связанных со спортом. Поэтому часть своего времени им приходится посвящать дополнительному заработку.

 – И как вы управляетесь с полулюбительской сборной?

– У нас достаточно профессиональная команда. Тренировочный процесс поставлен на высоком уровне. И становится только лучше. В Канаде работает спортивный институт, который помогает нам в составлении программ подготовки. Так что они не любители, а профессионалы.

– Что за институт?

– Институт зимних видов спорта в Калгари. По аналогии с тем, что есть в Норвегии. Спортсмены проходят там функциональные обследования, проверяются возможности организма. 

– Когда наши тренеры отправлялись в Корею, перед ними ставили задачу не только достойно выступить на домашней Олимпиаде, но и глобально поднять уровень биатлона в стране. У вас та же история?

– Сейчас в Канаде популяризация спорта. Развивается клубная система, которая толкает вперед всю сборную. На отборах в этом году выступало порядка 80 человек – это довольно много. Сейчас биатлонисты закрывают и юниорский этап, и Кубок  IBU. Поспособствовать развитию должен и этап Кубка мира, который пройдет в Кэнморе. Интерес там растет. В том же Кэнморе, где я сейчас провожу большую часть времени, детишки занимаются биатлоном в две-три смены. Такой мини-бум.

Доротея Вирер. Фото AFP
Доротея Вирер. Фото AFP

Вирер – образец работы на огневом рубеже

– На кого нужно всем равняться по части стрельбы?

– Мне определенно нравится, как сейчас работается Доротея Вирер. Мы тоже стараемся прибавить в скорострельности. Уровень сейчас настолько высок, что даже пару секунд на лыжне потом отыграть тяжело.

– Мне показалось, или по ходу тренировок вы поглядывали на стрельбу россиянок?

– Мне очень интересно все, что происходит со спортсменами. И не только российскими. Уровень стрелковой подготовки сейчас как никогда высок, нужно черпать что-то и у других команд. Что касается российских спортсменок, то я очень рад, что они в этом сезоне показывают такие результаты в стрельбе.

– Чем вас зацепило предложение о работе из Канады?

– Это очень интересный опыт. Плюс контракт – на весь олимпийский цикл. Это дает возможности строить не рваную, а целенаправленную подготовку. Сама страна тоже сыграла роль.

– Где там живете?

– У хорошей семьи. Мне предоставляют такую возможность.

– Не страшно было уезжать одному на другой континент?

– Я знал, на что шел, и сейчас ничуть не жалею об этом.

– Английский у вас давно?

– Со школы, большое спасибо учителям. И сейчас я продолжаю развивать его, дистанционно занимаюсь с преподавателем. 

Со стороны России определенности не было

– Был ли вариант, при котором вы могли остаться в России?

– Что сейчас уже об этом говорить…

– Многие думают, что вы уехали из-за того, что долгое время не было конкретики. И, устав ждать, выбрали надежный вариант. Насколько это близко к правде?

– Неопределенность, действительно, была до последнего. В то же время в предложении о работе со сборной Канады я увидел новые возможности в плане профессионального роста, а также стабильность на протяжении следующего олимпийского цикла.

– Но если бы вам в мае дали на подпись новый контракт, вы бы остались в России?

– Сейчас нет смысла об этом думать.

– Просто главный тренер сборной России Анатолий Хованцев говорил, что вы сначала взяли паузу, ссылаясь на семейные обстоятельства, а потом внезапно уехали. Так и было?

– Принимая решение о работе, я, конечно же, думал о семье. В мае мой контракт истек, новый заключать не торопились, соответственно, определенности со стороны России не было. Канада же вышла с конкретикой. Когда обо всем договорились, я сразу поставил всех в известность.

– Какое у вас сейчас отношение к российской сборной?

– Благодарен за совместную работу, за полученный опыт, и желаю только успехов.

– Вы потеряли в деньгах, уехав в Канаду?

– В деньгах не потерял, но и поехал я туда не из-за этого.

– Насколько вам спокойнее работается в том плане, что команду не трясут допинговые истории, как то происходит в Россией? 

– Этого всего действительно очень много в информационной среде. Считаю, что лучше всем нам сконцентрироваться на результате. Скандалы негативно влияют не только на российской спорт, но и на весь мировой биатлон – уходят спонсоры, падают рейтинги. Внимание должно быть сконцентрировано на происходящем внутри стадиона.

– Сейчас вы не внутри российской сборной. Как со стороны выглядели недавние действия австрийской полиции по следам ЧМ-2017?

– Презумпция невиновности должна присутствовать везде. Человек не должен доказывать, что чего-то не делал. Но я не хочу вдаваться в эту тему. Моя задача – тренировать. 

– Как в Канаде относятся к докладу Макларена его соотечественники?

– Даже не знаю. Повторюсь, я сосредоточен на своей работе. Спортсмен должен выступать, а тренер – тренировать.

Нове-Место – Москва

Газета № 7820, 26.12.2018
Загрузка...
Материалы других СМИ