Телефон на шлеме

Этот шлем Алексея СОБОЛЕВА уже стал знаменитым. Фото pikabu.ru
Этот шлем Алексея СОБОЛЕВА уже стал знаменитым. Фото pikabu.ru

СОЧИ-2014

Сноубордист Алексей Соболев продемонстрировал миру невиданную до сих пор степень открытости российского спортсмена – разместил на соревновательном шлеме личный номер телефона, чтобы все желающие могли его поддержать

Екатерина КУЛИНИЧЕВА
из Сочи

Спортсмены-экстремалы, даже олимпийцы, – особый народ, со своими представлениями о том, что такое хорошо, а что такое плохо. Например, звездный американец Шон Уайт, упав на тренировке, первым делом идет выкладывать фото синяка под глазом в Instagram. Ничего подобного нельзя представить себе в исполнении подавляющего большинства российских спортсменов, окруженных порой противоречивыми запретами на общение с прессой, на рассказы о собственных болячках и другими побочными эффектами домашнего олимпийского праздника.

А вот тот же Соболев не нашел ничего страшного в том, чтобы перед самым отъездом в Сочи приехать в Москву на шоу-турнир. А заодно зашел на телевизионное шоу, где обсуждали допинговый скандал в российском биатлоне. Не то чтобы Алексей был большим специалистом в биатлоне или допинге. Просто, подозреваю, он оказался единственным спортсменом, кто согласился прийти. Еще осенью в редакции "СЭ" он рассказывал, что ничто так не поднимает настроение с утра, как эсэмэска с добрым словом. Мы, правда, подумали, что немного лукавит. Оказалось, нет.

К поступку Соболева можно относиться по-разному. В том числе как к опрометчивому, повторять который не нужно. Людей, готовых поддержать эту точку зрения, наверняка немало. Кто-то также скажет, что, будь Соболев железным претендентом на медаль, а то и вовсе главным фаворитом в борьбе за олимпийское золото, вел бы себя иначе. Но можно посмотреть и с другой стороны. В преддверии этой Олимпиады мир уже наслушался достаточно страшилок про российскую закрытость, дремучесть, средневековость и угрюмость. И вдруг именно российский парень демонстрирует всем невиданную до сих пор степень открытости, убирая любых посредников между собой и болельщиками. Такого – со шлемом и номером телефона – до него уж точно не делал никто и никогда.

Прославленный биатлонист Виктор Маматов однажды рассказывал, что до сих пор вспоминает атмосферу зимней Олимпиады в Саппоро из-за царившей там простоты, теплоты и минимальной дистанции между спортсменами и публикой. И очень сожалеет, что ничего подобного больше нет.

Можно только мечтать о том, чтобы у людей была возможность напрямую обратиться ко многим спортивным персонам. В том числе к тем, вокруг кого царит куда больший информационный ажиотаж, нежели вокруг сноубордиста Соболева. К Вольфгангу Пихлеру или Ирине Старых. К Евгению Плющенко или Александру Овечкину. Которые поневоле вспомнили бы, что в ответе за тех, кого приручили. А потенциальные авторы звонков убедились бы: не все, что с такой легкостью пишется в анонимном интернете, легко и просто высказать лично.

Наконец, не стоит забывать, что Соболев – единственный российский представитель в своей дисциплине слоупстайл. И какими бы ни были его шансы, парень не хочет потеряться на этом празднике жизни. От его эпатажного поступка со шлемом веет старым добрым олимпийским единением, покруче любых соцсетей. Как убедилась корреспондент "СЭ", Алексей получает сообщения и даже снимает трубку. Поэтому, если вы хотели набрать номер, но сомневались, – просто сделайте это.

Алексей СОБОЛЕВ:
"БЫСТРО ПОНЯЛ, ЧТО ОТВЕТИТЬ ВСЕМ НЕ МОГУ"

Корреспондент "СЭ" позвонила по номеру, указанному на шлеме Соболева, и поинтересовалась, насколько активно ему теперь пишут.

– Еще как! Эту симку я включил буквально пару часов назад, и сообщения сыплются буквально каждые пару минут. Когда это первый раз показали по ТВ, люди, видимо, не поняли, что к чему. Но потом я объяснил в интервью, и все раскачались. Я сначала пытался отвечать всем, однако быстро понял, что не могу – никаких денег не хватит (смеется). Так что заранее извиняюсь.

– В основном вам пишут или звонят?

– Большинство, видимо, стесняется и шлет сообщения. Но есть и те, кто звонят.

– Сим-карту вы купили специально для Олимпиады или используете собственную?

– Нет, это мой личный номер. Правда, я теперь не знаю, сколько он проживет после Олимпиады.

– Не боитесь, что писать будут не только с добрыми напутствиями?

– Нет. Что мне, угрожать будут, что ли? (смеется.)

– У нас же масса желающих дать совет спортсменам…

– Я к этому спокойно отношусь и всегда готов сам дать совет. Пусть наденут шлем, встанут на сноуборд и сами приедут на Олимпиаду.

– Как к вашей инициативе отнеслись тренеры и спортивные руководители?

– Не знаю. Ну а что они скажут? Если меня попросят, я, конечно, уберу наклейку с номером. Но это вряд ли. Никаких правил международной федерации я не нарушил, поскольку никакой рекламы она не содержит.

– А чей номер вы, Алексей, хотели бы получить подобным образом?

– Есть пара девушек, номера которых я с удовольствием узнал бы. (смеется.) Кумиры из числа мужчин? Да я могу в любой момент к ним подойти, поговорить или пожелать удачи. Зачем мне их телефоны?

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

ZoSo

Ну все, сейчас посыпятся предложения о кредите! ))

14:18 6 февраля 2014

ShvartsGlass

Это че, Мехафон??

09:52 6 февраля 2014