20 ноября, 18:30

«Пояс по праву будет на моей талии. А как Усман еще хотел?» Конкурент Нурмагомедова из Ростова-на-Дону

Шеф отдела единоборств
Читать «СЭ» в Telegram Дзен
Александр Шаблий — топовый боец Bellator.


Александр Шаблий, 29 лет, Россия, легкий вес. Статистика в ММА: 22 победы, 3 поражения.

Усман Нурмагомедов в субботу рано утром по московскому времени стал чемпионом Bellator в легком весе, победив единогласным решением судей Патрики Фрейре. Вероятно, в скором времени мы увидим российское дерби, ведь на пятом месте в рейтинге Bellator в легком весе находится ростовчанин Александр Шаблий (рекорд в промоушене — 3-0).

Сразу после боя Нурмагомедова мы созвонились с Александром, чтобы обсудить победы Усмана и Вадима Немкова (он на Bellator 288 защитил пояс в полутяжелом весе в поединке с Кори Андерсоном), а также его собственные перспективы в гонке за титул. Александр сейчас находится в США, где тренируется в зале American Top Team.

— Начнем с боя Усмана Нурмагомедова. Не показалось, что Усман выиграл слишком легко?

— Питбуль, как я и говорил, хоть и был в статусе чемпиона, но не является бойцом, который заслуживает пояс. Он выиграл у Питера Куилли — а мы видели, как Куили подрался с Беном Хендерсоном. Мы помним, как до этого, когда было рассечение, он дрался, а потом как в реванше подрался с ним за пояс и проиграл — и как он проиграл! До прихода бойцов из России этот вес был очень слабым.

— Питбуль вообще ничего не сделал. По-моему, единственное его успешное действие — когда он свипанул в пятом раунде, но это толком ни к чему не привело.

— Мне кажется, когда он свипанул в пятом раунде, подумал: «Блин, а можно же еще и свипануть в партере!» — и пошел вперед. То есть он боялся, что его переведут, а потом свипанул и вдруг поверил в себя. Смотрю профессиональным взглядом — вижу ошибки. Когда тебя переводят в партер, ты должен попытаться сразу встать, а он прижимает голову к себе, чтобы Усман его не бил. Детские ошибки. Он прижал Усмана к себе, чтобы тот его не бил. Первым делом, когда у тебя есть силы, ты должен пытаться встать и не дать сопернику закрепить позицию. А тут наоборот: Усман пытается улучшить позицию, а Питбуль его еще и к себе прижимает. А в стойке — ну вообще ничего не было. Такое чувство, что парень не готовился к бою. Плюс по его виду не скажешь, что он в хорошей форме. Бока, пресса нет, атлетичности не видно. Он на самом деле был в статусе чемпиона, но им не являлся.

— У него же, по-моему, черный пояс по БЖЖ.

— Знаете, сейчас есть мем: Хамзат Чимаев стоит с белым поясом и вручает пояс Перейре.

— Правда, коричневый.

— Да, но это примерно из той же оперы. У нас в зале куча ребят с черным поясом, практически каждый бразилец — у четырех из пяти есть черный пояс. Мы даже не знаем об этом, боремся с ними и побеждаем. Эти черные пояса никак не влияют на их скилл. Может, им дают эти пояса за выслугу лет, как в карате. Я занимался карате пять лет — раз в два года сдача на пояса.

— Вы, кстати, не шутите по поводу массовой раздачи поясов?

— Когда джиу-джитсу только набирало обороты, это играло какую-то роль для бойцов из России. Сейчас мы между собой даже не обсуждаем это. Это вообще никак не влияет на стратегию боя. Бывает, что парень без черного пояса гораздо сильнее, держит позицию. Не делает сабмишн, но держит позицию, что гораздо важнее в ММА.

— У школы Абдулманапа Нурмагомедова удержание позиции развито очень хорошо, что Усман и показал.

— Да, Усман хорошо контролировал в партере. Когда переводил — цеплялся за эту возможность. Когда не получалось — продолжал работу в стойке. Он выбирал для себя комфортное положение и вверху, и внизу. Не получалось перевести — продолжал в стойке. Перевел — продолжал в партере. В общем, где хотел, там и работал, он полностью контролировал бой.

— Как тебе его удары ногами? Сегодня их было явно больше, чем руками, причем в несколько раз.

— Удары ногами у него лучше, чем бокс. Я заметил, что он хорошо контролирует дистанцию ногами, хорошая передняя нога, хорошие типы, кики передней ногой. Я бы сказал так: он скорее держит дистанцию ногами, нежели руками. Некоторые бойцы, наоборот, вымеряют дистанцию руками, а он пристреливается ногами. Это не нокаутирующие удары, а пристрелочные. Таким не нокаутируешь, он как пощечина.

— А что скажешь про его бокс? Если вообще что-то можно про это сказать — ударов руками почти не было.

— Я отмечу одну двойку в четвертом раунде, хорошая была, навстречу. Он стоял в левше. Может, стоит поработать в левше, но зрелого бокса для меня там не было. То, что я видел в предыдущих боях... Ну, для работы в ММА ему этого достаточно. Думаю, он компенсирует это за счет ног.

— Думаю, ты смотрел этот бой прежде всего для того, чтобы изучить потенциальных соперников.

— Я немного абстрагировался, смотрел не как на потенциальных соперников. На этом турнире дрались несколько наших ребят, я больше делал упор на то, что это мои соотечественники, и болел за них. А вопрос соперничества — на втором месте. Думаю, этот бой я буду анализировать потом, а пока я просто болел за ребят как за своих соотечественников.

— Как вообще сейчас будет развиваться ситуация в легком весе? Кто с кем?

— Для меня это большой вопрос. Я прилетел сюда в ожидании того, что подерусь в начале декабря. Крайний срок был 31 декабря. Я просил подраться с Беном Хендерсоном, мне интересно выйти против него, у него большое имя в Америке. У меня за спиной бои с соперниками с хорошими именами, но эти люди известны у нас, в России, большинство ребят из СНГ. Хотелось бы подраться с медийными ребятами, которые находятся именно в Америке. Надо привлекать местную аудиторию. Когда я подрался с Примусом, обо мне здесь узнали, заговорили. Надо эту узнаваемость, этот хайп наращивать. Несмотря на то что Хендерсон — не суперконкурентный парень, он — крепкий соперник, который даст бой любому из топ-10 нашего дивизиона. Для меня это интересно. Или он, или Тофик Мусаев.

— Который как раз был на замене. Получается, ты в одном шаге от Усмана, в одной победе.

— Можно сказать и так. В следующем году Bellator хотят запустить «Гран-при» в легком весе. Возможно, мы все там и окажемся.

— Кстати, поздравляю с тем, что ты наконец опередил Примуса в рейтинге. Странная была история (в июне Шаблий победил Брента Примуса нокаутом, но все равно остался ниже его в рейтинге).

— (Смеется.) Ну да. Я когда увидел рейтинг, вообще не понял, как его можно было так составить. Конечно, я был в шоке. Я победил человека, а он стоит выше меня. Естественно, все стали писать, интересоваться, почему так, а я не могу даже вразумительно ответить людям. Вроде бы я являюсь частью организации, нахожусь в топ-10, а ответа дать не могу. Спросил у менеджера, почему так, а он ответил: «Да не обращай внимания, эти рейтинги составляют журналисты». В итоге получается так, что по этим рейтингам Тофик Мусаев — претендент номер один.

— Да, странная ситуация. Ну, хотя бы что-то поменялось. Теперь про победу Немкова над Кори Андерсоном.

— Вадик порадовал, конечно. Смотрел этот поединок с большим удовольствием. Конкурентный бой. Отмечу тайминг, хорошую левую руку Вадима, левый джеб постоянно работал. Вот это был зрелый бокс. Удары с уклоном, перенос головы, бьет, защищается, выходит из атаки, двигается. Зрелый бокс. Победил Кори и показал, что хорошо защищается от борьбы, которая была основополагающим оружием у Андерсона. Вадик — молодец, ногу отбил еще в четвертом раунде.

— Да, показал наконец свои калф-кики, он же классно умеет их делать.

— А вертушки!

— Вертушки — это вообще что-то новенькое.

— Хорошие спарринг-партнеры здесь были у Вадима. Я смотрел несколько раз, оставался. Видел, что он в хорошей форме. Было интересно сравнить, насколько Вадик сейчас отличается от себя в прошлом бою. Я же в первый раз видел его спарринги, было интересно узнать, что изменилось. Смотрел его интервью, он говорил, что перед первым боем с Андерсоном он был не в лучшей форме и физически, и эмоционально. Было интересно посмотреть, как он себя проявит.

— Разница действительно бросается в глаза.

— Колоссальная.

— Что интересно — он по большому счету передышал Андерсона. Кори в пятом раунде вставал все чаще и чаще ближе к финальному гонгу.

— Когда у бойца ломается план — это сильно сжирает эмоционально. Ты готовил переводы, а тут соперник раз ушел, два ушел. Начинаешь думать: «А что мне делать? Попробую на руках». Он знал, что Вадим лучше на руках, но попытался реализовать себя. Когда ты психологически ломаешься, физуха тоже начинает проседать. Когда ты работаешь в своем темпе... Если бы он переводил Вадима, таскал бы его, все шло бы по плану, то, может, физически чувствовал себя лучше. А так Вадик сломал ему всю технику, которая предполагалась. Молодец.

— Спасибо, что уделил столько времени. Как всегда, интересно. Ждем твоего боя.

— Сам жду, надеюсь, что скоро мы подеремся и я заберу пояс, и он по праву будет на моей талии.

— Это вызов Усману!

— Ну, а как он хотел? Как только ты забираешь пояс, ты должен понимать, что у тебя за спиной есть люди, которые хотят его отобрать. Это нормально, круговорот, эволюция.

Реклама
Прогнозы на спорт
Онлайн-игры
Новости