«Не говорил, что не буду играть в сборной. Но меня туда не позовут». Форвард «Рейнджерс» Бучневич — о прерванном сезоне, аварии, Панарине и Шестеркине

26 марта 2020, 15:00

Статья опубликована в газете под заголовком: «Павел Бучневич: «Не говорил, что не буду играть в сборной. Но меня туда не позовут»»

№ 8164, от 27.03.2020

Павел Бучневич. Фото AFP

Сидели у Панарина дома 4 дня

— Вы уехали в Череповец из Нью-Йорка! Почему?

— Потому что этой мой любимый город.

— Знаю. Но все-таки вы посчитали, что Нью-Йорке при нынешней ситуации опасней находиться, чем в России?

— Думаю, что в Нью-Йорке все равно бы было безопасней. Только я там бы с ума сошел.

— Из-за чего?

— Как я понял, пауза в чемпионате продлится еще долгое время. Вроде бы, в городе карантин точно будет действовать 6-8 недель. Это что же мне там два месяца дома сидеть? Какой смысл? Лучше уж в Череповце.

— Там у вас друзья в Нью-Йорке — Игорь Шестеркин, Артемий Панарин.

— Мы и так сидели у Панарина дома четыре дня. Да, все круто, загородный дом, но в гостях хорошо, а дома лучше. Вот чтобы я там делал? Артемий и Алиса нас отлично принимали, спасибо им большое за это.

— Главная проблема всех игроков НХЛ, у которых сезон официально не закончен. Как поддерживать форму? Что вы будете предпринимать?

— Трудно с этим. В зал я не пойду, так как есть вероятность подцепить инфекцию. Да и вообще стараюсь быть там, где меньше народу. Катки в городе все закрыты, ничего не работает. Проблема со льдом огромная. Ну, вспомните, когда у нас был последний матч с «Колорадо»? С тех пор я на лед не выходил.

— Ужас.

— Но опять же все в равных условиях, что тут жаловаться? Хотя не исключено, что где-нибудь в Канаде какие-то катки и работают, я не в курсе. Но в России сейчас ничего не найти. У всех уж и сезон закончился.

— Какой выход?

— Первый раз в такой ситуации. Взял у «Северстали» велотренажер в аренду буду на нем заниматься.

— Купили бы уж.

— Так такой не нашел нигде. Пока начал с суперпростых программ, да с резинкой работаю.

— Но расписания нет?

— Даже не понимаю, как вести себя в такой ситуации. Будет ли сезон? А если будет, то когда именно? Стоит ли вообще тренироваться?

— Наверное.

— Как бы ты не работал на «земле», лед ничего не заменит. А льда нет. Выйдешь на площадку — будет плохо. Конечно, форму поддерживать можно, но это все равно не то.

— Пишут ли вам тренеры «Рейнджерс»? Дают ли советы, рекомендации?

— Никто ничего не пишет. Когда в НХЛ объявили, что игроков можно распускать по домам, я позвонил нашему менеджеру. Единственное, что я услышал от него: «Мы не знаем, когда все возобновится, постарайся держать себя в форме насколько это возможно». Вот и вся беседа.

— Меня один вопрос очень сильно беспокоит. Вы же недавно вернулись из США. Вас не отправили на карантин?

— Меня в аэропорту даже никто не смотрел. По прилету возле выхода было два человека в масках. Один спал, а другой в телефон играл. Вот и вся проверка.

— Как вы себя чувствуете?

— Прекрасно, меня ничего не беспокоит.

— Как переживаете пандемию? Читаете ли новости, волнуетесь, нервничаете?

— Думаю, что все гораздо серьезней, чем думают в России. Вы же видели, как поначалу халатно отнеслись ко всему этому в Европе. И чем все закончилось? Очень страшно то, что происходит в Италии.

— Ваша жизнь изменилась?

— Маму отправил на дачу. Закупили продуктов, чтобы она ни в чем не нуждалась, но лучше пусть она это сложное время проведет вдали от различных контактов. Я не скажу, что мы бункер еды собрали, не думаю, что это похоже на апокалипсис, но меры предосторожности принять надо.

— Здороваться прекратили?

— Виделся с Вадимом Шипачевым, так он сразу сказал — никаких рукопожатий. Я стараюсь избегать, а вот моему отцу все равно.

Прерванный сезон

— Вам, наверное, больше всего обидно прерывать чемпионат? В последних играх вы были в полном порядке.

— У нас вся команда стала играть отлично. По моему мнению, «Рейнджерс» стал одним из тех, у кого два звена в полнейшем порядке. И если что-то не шло у одного, то второе вытаскивало матч. Плохо, что Крайдер сломал ногу, но он уже был готов выходить. Вообще вы правы, мы набрали ход и имели реальные шансы на то, чтобы попасть в восьмерку.

— Это правда.

— Отлично все было и внутри раздевалки. Все поняли свои роли, знали, что делать. Микроклимат отличный.

— Один из вариантов продолжения сезона — в плей-офф играют те, кто сейчас в восьмерке.

— Такого не будет.

— Вариант был.

— Не было. Я слышал, что могли в плей-офф пустить 24 команды.

— Но сейчас вообще другая ситуация. Доиграть регулярный чемпионат, а потом еще плей-офф.

— Это сейчас действительно обсуждают?

— Да.

— Когда же мы отдыхать будем? Думаю, что и это нереально. Мне кажется, что придут к тому, чтобы сразу начать плей-офф. Впрочем, это моя версия, я просто размышляю, так как понятия не имею, какие там действительно идут переговоры. Мне сказали в клубе: «Будь на телефоне, если будут новости — позвоним».

— Представляю в какой форме окажутся игроки после такой паузы.

— Да ладно, вы уж не преувеличивайте проблему. Каждый готовится по-разному. Некоторые вообще на лед встают только перед лагерем. Да и помните, как во время чемпионата мы провели несколько матчей, а потом ушли в профсоюзный отпуск. Ничего, вернулись же.

Авария

— Расскажите про аварию, в которую вы попали с Игорем Шестеркиным.

— Это было очень неприятно. Едем спокойно по Бруклину, вдруг со встречной полосы поворачивает машина и врезается нам в бок, мы летим в сторону других машин. Чего с водителем той машины произошло, даже непонятно. У меня есть видео момента, но показывать я его не буду. Но нашей вины там совсем нет.

— Говорят, что один из виновников аварии попытался сбежать.

— Ну да, только смысла в этом не было. Везде же камеры.

— «У Игоря Шестеркина перелом ребра, а Бучневич очень сильно испугался» — это цитата из заявления представителей «Рейнджерс». Смешная формулировка.

— Да там что не скажи, смешно бы было. Не хотели просто рассказывать о нашем состоянии. У меня никаких повреждений не было, так, внутренние ушибы, но я же довольно быстро вернулся на лед. У Шестеркина все было сильней, но говорили, что он пропустит 3-4 недели, а он уже через 14 дней вернулся.

— Вы были пристегнуты?

— Да. Слушайте, раньше я мог в России ездить непристегнутый, был грех. Но теперь понимаю, что если бы не ремни безопасности, то меня бы просто выбросило из машины.

— Испугались?

— Только позже, когда уже все прошло. Все ведь могло закончиться гораздо серьезней. Но теперь, если я на пассажирском сидении, то никогда не буду смотреть в телефон. По крайней мере, первое время.

В сборную меня не позовут

— Расскажите о феномене Игоря Шестеркина. Человек поехал в АХЛ, а стал основным вратарем «Рейнджерс».

— Знаете, как обалдели в раздевалке, когда объявили, что через две недели после аварии он возвращается в состав. Все такие: да ладно, как это возможно. Впрочем, у нас все игроки такие же. Крайдер ногу сломал, сказали, что его месяц не будет, а его через несколько дней встречаю на льду. Он стоит в коньках, бросает с места по воротам. Но если возвращаться к Игорю, то скажу, что он просто очень сильный вратарь. Посмотрите на его статистику в КХЛ.

— Когда он уже поразит чужие ворота? Клюшкой Игорь действует очень прилично.

— О, кстати! У нас матч, Игорь пропускает чуть ли не после первого или второго броска, а через пару минут делает подкидку к синей линии, чтобы начать атаку. Мы еще с Панариным переглянулись. Мол, с характером у этого парня все в порядке. Шестеркин очень уверен в себе, с ним стали чувствовать спокойней все полевые игроки. Я не скажу, что у нас плохие Лундквист и Георгиев, но с Игорем очень спокойно. Я в нем никогда не сомневался. Еще в России было видно, насколько он талантлив.

— Вы недавно сказали, что в сборную не поедете.

— Вот еще случай, после которого я не хочу давать никакие интервью. Все ведь не так, как написано. Вырвали из контекста, затем сделали броский заголовок и понеслось.

— А что вы сказали?

— Меня спросили по поводу отмены чемпионата мира, а я сказал, что не собираюсь туда, так как хочу поиграть в плей-офф. Вот и все.

— Но приедете, если позовут?

— Да меня не позовут.

— Ой, да ладно вам. Ну был не очень удачный Копенгаген. Сейчас вы вышли на другой уровень.

— А зачем меня приглашать? Чтобы использовать в третьем звене?

— Если бы у меня в команде Бучневич играл в третьем звене, то я был бы счастлив.

— Но смотря какую роль выполнять, с какими хоккеистами играть. Надо, чтобы партнеры по тройке одинаково понимали хоккей, а не так как было в Дании. В центре выступал отличный хоккеист Сергей Андронов. Он один из лучших в КХЛ, выиграл все, но мы ведь совершенно разного стиля.

— Вас относительно недавно сажали в запас, а в конце февраля тренер вдруг заявил, что вы серьезно добавили при игре в обороне. Между двумя событиями прошло две недели.

— Я реально стал лучше играть в обороне. Да и прекрасно понимаю, что это нужно. Вы знаете, меня тут недавно выпускали даже «пять на шесть».

— Ого! Понравилось?

— Для этого нужно, чтобы совпало несколько причин. Понятно, что я не такой хоккеист, как Фаст, который примет на себя любую шайбу, но опыт хороший. Да и шансик появляется пустые поразить.

— Как вы относитесь к тому, что в следующем сезоне «эскроу» может быть аж 30 процентов?

— Отрицательно, конечно. Правда, говорят, что профсоюз сделает так, чтобы эту ставку разбили на несколько лет. А то получается кошмар: 53 процента налоги, 30 эскроу, 4 агенту, а квартира, машина?

— Ладно, закончим машинами. Чья машина пострадала в той аварии?

— Моя. Просто в хлам. Но она была в лизинге, так что финансовых потерь у меня не будет.

НХЛ: турнирная таблица, расписание и результаты матчей, новости и обзоры

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
24
Офсайд
Предыдущая статья Следующая статья




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир
Прямой эфир