Cаша и Паша. Конец первого сезона

6 февраля 2019, 09:50

Статья опубликована в газете под заголовком: «Cаша и Паша. Конец первого сезона
»

№ 7845, от 06.02.2019

Александр Кокорин и Павел Мамаев. Фото Алексей Иванов
Сегодня нападающий "Зенита" Александр Кокорин и полузащитник "Краснодара"  Павел Мамаев могут быть оставлены под стражей до 8 апреля. В таком случае этот сезон для обоих футболистов завершится.

Кокорин и Мамаев. Главное о скандале

В среду Тверской районный суд Москвы рассмотрит ходатайство следствия о продлении содержания под стражей братьев Кокориных, Мамаева и его друга Протасовицкого до 8 апреля. Как показывает практика, подобные просьбы правоохранительных органов удовлетворяются в 99 процентах случаев. Обычно ничего не дают и апелляции защиты. По крайней мере, в середине декабря прошлого года Мосгорсуд отклонил жалобы обвиняемых и адвокатов – игроки остались в СИЗО до 8 февраля.

Получается, что Кокорин и Мамаев, попавшие в тюрьму 10 октября 2018-го, проведут в заключении минимум полгода. В принципе, в такой паузе в выступлениях ничего критичного нет. Например, это стандартный срок восстановления после разрыва крестообразных связок, с чем сталкивалось множество футболистов. Вот только в данном случае существует несколько серьезных "но".

Если травмированные находятся под пристальным ежедневным наблюдением врачей, выполняют программу реабилитации, в конце концов, ночуют дома в комфорте, то Кокорин и Мамаев большую часть суток сидят на нарах.

Если здоровые игроки постоянно тренируются, то Кокорин и Мамаев только два раза в неделю посещают в СИЗО спортзал. Какие там условия по сравнению с клубными базами "Зенита" и "Краснодара", всем понятно. Мяча же оба не видят с 7 октября, с того самого матча 10-го тура РПЛ между их командами в Петербурге, после которого Александр и Павел отправились с столицу отмечать 10-летний юбилей дружбы. И отметили…

Очевидно, что этот футбольный сезон для них потерян. Здесь уместнее говорить об их карьерах в целом. Кокорину – 27 лет, Мамаеву – 30.

"Краснодар" с самого начала заявил о намерении прекратить трудовые отношения с Мамаевым (договор, по данным transfermarkt.de, действует до 31 декабря 2019 года). Вчера председатель Палаты по разрешению споров Виктор Березов подтвердил "СЭ", что соответствующее заявление "быки" не отзывали. По нашим данным, клуб, хотя и предоставил в какой-то момент суду положительную характеристику на Павла, перестал выплачивать ему зарплату (она равна 2,4 миллионам евро в год). Так что логично, что Мамаев исчез из заявки краснодарцев на Лигу Европы, где успел провести осенью две встречи группового турнира, отдав один голевой пас.

Нужен ли будет Мамаев кому-то из клубов после завершения всей этой саги, да еще, вероятно, с судимостью? Наверняка, работодатель найдется. Но вряд ли из числа лидеров РПЛ и по финансовым условиям хавбеку явно придется подвинуться.

А вот "Зенит" по отношению к Кокорину ведет совсем по-другому. Никаких просьб в Палату по разрешению споров от сине-бело-голубых не поступало. Это еще раз подтвердил и Березов. Как утверждают на футбольном рынке, определенная часть зарплаты (полная равна 3,3 миллионам евро в год) регулярно поступает на счета нападающего. В заявке на ЛЕ он остается, хотя очевидно, что у него почти нет шансов помочь питерцам в розыгрыше-2018/19. Клуб, главный тренер Сергей Семак, футболисты не раз открыто выражали поддержку Кокорину. Все это свидетельствует о том, что в Петербурге по-прежнему рассчитывают на форварда. Да, у "Рубина" выкуплен Сердар Азмун, исполнитель с похожими на Кокорина характеристиками, однако пока к трансферу иранца следует относиться как к замене "здесь и сейчас".

Впрочем, нужно помнить об еще одном "но", главном. Уже очевидно, что окончательный приговор суда, когда бы он ни последовал, не станет оправдательным. Судимости Кокорин и Мамаев получат. А в плане их будущего очень важна как раз суровость наказания. Особенно для Александра – его соглашение с сине-бело-голубыми, согласно transfermarkt.de, действует до 30 июня этого года. Насколько понимаю, вопрос о продлении или непродлении контракта напрямую зависит от строгости приговора.

Затягивание ситуации, о чем в последнее время постоянно твердят адвокаты обвиняемых, "подвешивает" не только игроков, но и клубы. "Зенит" по-своему, "Краснодар" – по-своему, ведь Палата по разрешению споров способна рассмотреть его заявление только при личном присутствии Мамаева.

Хочется, чтобы вся эта история так или иначе, но завершилась. Лично мне кажется, что оба футболиста понесли серьезное наказание. Конечно, решать суду, но, на мой взгляд, для всех было бы лучше, если в дальнейшем Кокорин и Мамаев искупали бы вину на поле, а не в колонии.

Пускай не в сборной России (туда им дорога, похоже, закрыта навсегда), не в "Зените" и не в "Краснодаре". Но ведь почетный президент "Ахмата" Рамзан Кадыров и президент "Урала" Григорий Иванов говорили, что готовы принять Кокорина и Мамаева в своих командах, исправить и возродить. А вдруг получится?

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

13
Следующая статья