Аршавин мог перейти в «Барселону», но «27 миллионов всех отпугнули». Острое интервью форварда для «СЭ»

13 июня 2020, 12:30
Андрей Аршавин. Фото Никита Успенский Андрей Аршавин. Фото Александр Федоров, "СЭ" Андрей Аршавин. Фото Александр Федоров, "СЭ" Андрей Аршавин. Фото Reuters
Летом 2008-го нападающий «Зенита» рассказал нам, почему сорвался трансфер в каталонский клуб.

Предыстория

Андрей Аршавин блестяще провел Евро-2008, хотя пропустил первые два матча из-за дисквалификации. В том году он находился на пике карьеры — выиграл Кубок УЕФА и Суперкубок Европы с «Зенитом», взял бронзу чемпионата Европы в составе сборной. Но еще до августовской победы над «МЮ» Аршавин мог оказаться в «Барселоне».

В номере «СЭ» от 28 июня 2008 года была опубликована новость о россиянине и сине-гранатовых. Заголовок — ярчайший: «Зенит» меняет Аршавина на Месси?" В тексте указано, что сине-бело-голубые интересуются 21-летним нападающим «Барселоны» и уже предложили ей 20 миллионов евро за Месси: «При этом не исключено, что ввиду интереса «Барселоны» к 27-летнему форварду Андрею Аршавину, возможна большая сделка по обмену нападающими. Если «Барселона» примет условия «Зенита», то петербургский клуб должен остаться в плюсе, поскольку трансферная стоимость Аршавина на данный момент составляет не менее 25 миллиона евро».

Впервые информация об интересе каталонцев к зенитовцу появилась за несколько дней до этой новости. А после чемпионата Европы Аршавин стал изучать варианты. По данным «СЭ», на тот момент их было пять — из Италии, Англии и Испании (в том числе от «Реала»). Но «Барселона» и «Арсенал» делали конкретные предложения, а сине-гранатовые видели в Аршавине замену Роналдинью (бразилец как раз покинул Каталонию в июле 2008-го).

«Барса» предлагала за россиянина 15 миллионов евро, но «Зенит» посчитал эту сумму неподходящей. Генеральный директор клуба Максим Митрофанов подчеркнул тогда, что каталонцы не стали менять первоначальное предложение по стоимости трансфера нападающего (15 миллионов евро) и отказалась от продолжения переговоров по поводу приобретения игрока. А главный тренер «Зенита» Дик Адвокат в интервью голландским СМИ назвал цену форварда: «У нас есть договоренность с Аршавиным, что если в клуб поступит предложение в 25-30 миллионов евро, то мы не будем чинить каких-либо препятствий его переходу. В ином случае игрок остается в Санкт-Петербурге».

Андрей Аршавин. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Андрей Аршавин. Фото Александр Федоров, «СЭ»

«Лапорта звонил мне лично»

И вот в начале августа Аршавин дал интервью «СЭ», в котором рассказал о сорванном трансфере в «Барселону».

— Ситуация зашла в тупик, — начал Аршавин. — Я очень хотел и по-прежнему хочу уехать, но клуб, который не хотел отпускать меня изначально, делает все возможное, чтобы такого не случилось.

— «Все возможное» — это назначение очень высокой цены?

— Прежде всего. Но не только. С «Тоттенхэмом», например, просто не стали вступать в переговоры. Я понимаю, что стартовая цена англичан — 16 миллионов евро — не устраивала, но ведь стартовая и окончательная цены зачастую различаются очень сильно.

— Давайте восстановим хронологию событий. Начнем с ситуации до Евро. Тогда ваша продажа была реальна?

— До чемпионата Европы мы несколько раз встречались с Александром Валерьевичем Дюковым в Москве, где я был на сборе национальной команды. Я ему, кстати, очень благодарен за то, что он приезжал сам — у меня в те дни возможности вырваться на встречи не было. Дюков каждый раз подчеркивал, что клуб крайне заинтересован во мне, я же все время говорил, что понимаю интересы «Зенита», но очень хочу попробовать себя в другом, более сильном чемпионате. И попросил дать авторизацию Деннису Лахтеру — для того чтобы он занялся поисками клуба для меня. Такая авторизация на месяц была дана.

Уже во время Евро позвонил агент Дмитрий Селюк и сообщил, что интерес ко мне проявляет «Барселона». Он поинтересовался, сколько «Зенит» за меня хочет. На эту тему у нас был разговор еще с предыдущим президентом клуба, Сергеем Александровичем Фурсенко, и речь там шла о сумме порядка 12 — 15 миллионов евро.

Поскольку Дюков объявил после прихода, что все обязательства предыдущего президента будут выполняться, я и назвал Селюку 15 миллионов. Он сказал, что это приемлемая цена и если мои личные условия устроят президента «Барселоны» Лапорту, который свяжется со мной, то каталонский клуб отправит «Зениту» официальное предложение. Лапорта позвонил мне лично, я рассказал ему, чего хочу, и это президента «Барсы» вполне удовлетворило. На следующий день в Санкт-Петербург был отправлен факс с официальным предложением каталонского клуба.

— Какого числа это случилось?

— Сейчас уже точно не помню — или перед игрой со шведами, или сразу после нее. С ответом «Зенит» тянул около двух недель, но в итоге отправил официальный отказ — уже после Евро. В переговоры по сумме «Барселона» вступать не стала — она просто за те же деньги купила Александра Глеба. В принципе Селюк сказал мне сразу — если «Зенит» не согласится, то каталонский клуб сделает предложение Глебу.

— Если бы вы назвали Селюку сумму, условно говоря, в 20 миллионов, и каталонцы на нее пошли, сделка тоже не состоялась бы?

— Думаю, нет. Да и не факт, что «Барселона» согласилась бы на более высокую цену — она явно хотела подсуетиться и приобрести неплохой товар по приемлемой цене. Я это понимал, поэтому согласился с решением «Зенита» и не стал вступать в какую-либо полемику с клубом. Хотя дальнейшее развитие событий на трансферном рынке показало, что цена была не такой уж и маленькой. Если Роналдинью стоит 18 миллионов евро, то о чем можно говорить?

— После отказа «Барселоне» в прессе в связи с вами мелькали названия самых разных клубов...

— То, что пишут в прессе, надо делить на десять. Да, мне звонили другие агенты и предлагали, в частности, итальянские клубы. Но я сразу сказал, что в Италию не поеду — мне это неинтересно.

За границей получал бы меньше

— «Челси» тоже возникал на горизонте?

— Со мной связывался по этому поводу Герман Ткаченко, и у него вроде бы были полномочия на переговоры. Но после того как «Челси» купил Деку, интерес ко мне у англичан, видимо, резко упал. Во всяком случае, до каких-то официальных шагов дело так и не дошло.

— Зато появился «Тоттенхэм»?

— К предложению «Тоттенхэма» я поначалу отнесся скептически. Но после того как позвонил сам Хуанде Рамос и рассказал о том, что они продают Роя Кина, и он очень хочет видеть меня в своей команде, это отношение изменилось. Когда в тебе заинтересован тренер, тем более такой известный и сильный тренер, это уже половина успеха будущего перехода. Да и то, как играет «Тоттенхэм», мне нравится. Поэтому я дал предварительное согласие. Через некоторое время приезжал представитель английского клуба для обсуждения личных условий контракта — беседа много времени не заняла: мы договорились быстро. Да только моя трансферная цена к тому времени выросла. Не знаю, откуда взялась озвученная мне президентом «Зенита» сумма, но она очень велика.

— В прессе называют разные цифры — от 25 до 30 миллионов евро.

— Мне было сказано о 27 миллионах. Эта цена сразу всех отпугнула. Только «Тоттенхэм» отважился пойти на переговоры. Но на данный момент ситуация не развивается. Мое желание уехать меньше не стало, но теперь остается верить только в чудо. Хотя я прекрасно понимаю — если не уеду сейчас, то не уеду, наверное, уже никогда.

— Но с отступными в 27 миллионов евро это просто невозможно!

— Я это понимаю, однако надеюсь на то, что в одно прекрасное утро руководители встанут с правильной ноги и скажут: «Аршавин надоел уже нам своим нытьем — давайте отпустим его».

— Но «Тоттенхэм», при всем к нему уважении, — не «Барселона». Тем более что вы всегда заявляли, что мечтаете именно о каталонском клубе. Тяжело было внутренне перестраиваться на команду, которая даже в Лиге чемпионов не играет?

— Это не главное. Тем более что сейчас у «Тоттенхэма» очень приличный состав — Модрич, Бербатов и другие, так что клуб вполне может за Лигу побороться. Главное — попробовать свои силы в таком чемпионате, как английская премьер-лига, и играть против клубов уровня «МЮ», «Челси», «Арсенала» не раз в пять лет, а регулярно.

— Когда сборная России возвращалась с чемпионата Европы, вы сказали, что за границу из всей команды уедет только один человек — вы сами. Та растиражированная потом фраза имела под собой какие-то веские основания или была лишь проявлением эмоций?

— А разве вы не видите, что борьбу за отъезд продолжаю только я? Общаясь сейчас со многими иностранными людьми, знаю, что интерес к Павлюченко, Погребняку, Анюкову, Жиркову в Европе есть, но уйти из российского первенства очень непросто.

— Непросто потому, что здесь весьма приличные зарплаты или препятствия чинят клубы?

— Каждая ситуация индивидуальна. Где-то, как в случае со мной, клуб ни в коем случае не желает отпускать игрока, где-то сам игрок не желает идти на те условия, что ему предлагают за границей.

— Кстати, в прессе периодически всплывала информация, что ваши личные условия очень велики, и поэтому, в частности, сорвались переговоры с «Челси». Это хоть в какой-то степени соответствует действительности?

— Ни в какой. С представителями «Челси» я на эту тему вообще не разговаривал, а у «Барселоны» или «Тоттенхэма» проблем с моими личными требованиями не возникало. Могу сказать, что если я уеду за границу, то буду получать меньше, чем в России.

Андрей Аршавин. Фото Александр Федоров, "СЭ"
Андрей Аршавин. Фото Александр Федоров, «СЭ»

Не хочу стать Титовым номер два

— Если проанализировать нынешнюю ситуацию с трансферной стоимостью, то получается, что Евро действительно пошел вам во вред...

— Так говорить нельзя. Да, цена на меня выросла, но если бы я ничего не показал на чемпионате Европы, то и интереса к моей персоне, тем более на сумму порядка 12-15 миллионов евро, никакого не было бы. А все бы вокруг говорили: да куда Аршавину в Европу — он игрок для внутреннего пользования. Хотя и сейчас некоторые говорят — зачем ему ехать, станет Кержаковым номер два. Но если я останусь, то стану Титовым номер два. И через пять лет меня просто отправят в дубль или выставят без объяснений на трансфер.

— Ваше личное настроение за последний месяц сильно изменилось?

— Настроение, мягко говоря, не самое лучшее. Но сейчас уже полегче, так как информации становится все меньше и меньше, а вот в первые две недели после Евро было очень тяжело. Каждые десять минут звонил телефон, и ситуация менялась то в одну сторону, то в другую. Правда, как выяснилось позже, это только казалось, что она менялась... А сейчас, как сами видите, мы разговариваем уже полчаса — и ни одного звонка.

— В начале беседы вы упомянули Денниса Лахтера. Почему ваши дела нынешним летом вел он, а не постоянный ваш агент Павел Андреев?

— Потому что в какой-то момент я понял — для того, чтобы уйти, нужно иметь агента, который сам этого хочет. Павел продолжает оставаться моим агентом де-юре, но у него такого желания нет.

— А с кем вы вообще советовались в этой ситуации?

— По большому счету ни с кем. Все решения принимаю сам.

— Как ваша эпопея отражается на семье?

— Тяжело. Юля очень переживает, тем более что Артема надо устраивать в детский сад, и совершенно непонятно — нужно ли искать детский сад в Петербурге или этого делать не стоит.

— Какую позицию занимает Адвокат?

— Он сказал мне, что понимает мое желание уехать, но в то же время если я останусь, то никаких проблем не будет. И я ему всегда нужен.

— В то же время перед матчем с «Томью» он заявил, что пока Аршавин не решит свои проблемы, ему лучше оставаться на лавке.

— Да, и с «Томью», как вы помните, я не играл. Но потом обстоятельства в связи с болезнью Файзулина сложились так, что мне пришлось выйти на поле.

— То есть Адвокат поменял свою позицию под давлением обстоятельств?

— Нет. Не он поменял свою позицию, а я пришел к нему и сказал, что хочу готовиться и играть с командой. Если не буду соответствовать ее уровню из-за своего психологического состояния, то не скажу ни слова, оставшись вне состава, но отцеплять меня априори не нужно.

— В связи с этим нельзя не задать один из главных, пожалуй, вопросов: если вы все-таки останетесь в «Зените», не будет ли на вашей игре сказываться обида?

— Сегодня ответить на него я не готов.

— Хорошо, сформулируем иначе: сохранятся ли у вас при таком раскладе игровые и профессиональные стимулы?

— Тоже непростой вопрос. С одной стороны, я очень люблю футбол и хочу играть в него, но, с другой, в России не завоевывал разве что только Кубок...

— Не получится ли так, как многие предрекают, что удержанный силой Аршавин станет в коллективе миной замедленного действия, и микроклимат в «Зените» ухудшится?

— Если честно, то не знаю. Заранее можно сказать все что угодно. Но надо оказаться в столь непростой ситуации, чтобы понять, как ты себя в ней поведешь.

Андрей Аршавин. Фото Reuters
Андрей Аршавин. Фото Reuters

По отношению к клубу — честен

— Вы сказали, что если не сейчас, то уже никогда. Это просто ощущение или холодный анализ ситуации?

— А что изменится через полгода или год? Можно, конечно, поступить, как Сычев в свое время: написать заявление об уходе, получить дисквалификацию на четыре месяца, а потом уйти в иностранный клуб. Но это не по мне.

— То есть желания идти с клубом на конфликт нет в принципе?

— Иногда оно, конечно, возникает. Мне этого очень не хочется, но, как все сложится, не берусь загадывать. Во всяком случае, по отношению к клубу и тренеру я действую открыто, какими-то подлыми ходами не пользуюсь и пользоваться не намерен. Себе потом предъявлять претензии не буду — все возможное для того, чтобы изменить жизнь, я сделал. Теперь все в руках Бога: захочет он мне помочь — поможет, нет — что ж, значит, такова моя судьба.

— Но когда мечта не исполняется, может произойти внутренний слом.

— Все может быть — я же живой человек, а не робот. И мне, как любому человеку, свойственны иногда надрывы и уныние. Данная ситуация станет жестким испытанием для моего характера — если он сильный, то выстою. Но предсказать заранее это, опять же, трудно.

— Вся эта история вас чему-то научила?

— Все, что сейчас происходит, очень неприятно, но и полезно тоже. Во всяком случае, многие люди раскрылись для меня совершенно по-новому.

Не в Барселону, а в Лондон

Через неделю после интервью у Аршавина появилась новая надежда: газета El Mundo Deportivo написала, что «Барселона» может сделать «Зениту» новое предложение. Каталонцы собирались приобрести Давида Сильву, но в августе он продлил контракт с «Валенсией», так что клуб стал искать другие варианты и вновь вернулся к кандидатуре Андрея. Однако в ноябре «СЭ» опубликовал такую новость: «Барса» отказалась от идеи купить Аршавина".

Тем не менее, зимой россиянин все-таки уехал в Европу, хотя трансфер в «Арсенал» успел превратиться в такую же многосерийную мыльную оперу, как и несостоявшийся переход в «Барселону».

Но это уже другая история.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
25
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир