Жизнь Кокорина и Мамаева в тюрьме: самые интересные факты

17 сентября 2019, 12:25
10 августа. Торжок. Колония ИК-4. Фото Дарья Исаева, «СЭ» / Canon EOS-1D X Mark II
От мытья туалетов до работы на швейной фабрике.

Павел Мамаев и Александр Кокорин покинули колонию общего режима в Алексеевке. Теперь они могут вернуться к нормальной жизни. «СЭ» вспоминает самые интересные истории, которые случились с ними за время нахождения под стражей.

СИЗО

Кокорин жил в двухместной камере, Мамаев перешел в 12-местную

В следственном изоляторе «Бутырка», куда игроков поместили после ареста 11 октября, игроки жили в отдельных двухместных камерах. По словам их адвокатов, у Кокорина часто менялись соседи, попался даже болельщик «Спартака». Тогда нападающему «Зенита» досталась образцовая камера, которую недавно отремонтировали. Была даже прямая связь с надзирателем. Мамаев первое время жил в похожих условиях, только в другом блоке ФСИН.

К игрокам не было никаких претензий со стороны сокамерников, их соседями были люди, арестованные исключительно по легким статьям. То есть убийц или насильников к игрокам не допускали.

Мамаев и Кокорин в рамках очереди даже мыли туалеты. И активно пользовались возможностью заказывать блюда из меню изолятора.

В феврале Мамаев ужесточил себе условия и попросил перевода в 12-местную камеру. Но и там было неплохо: два холодильника, плазменный телевизор, раковина, шкаф с крупами и другими продуктами. Мамаев так поступил, чтобы принять участие в товарищеском матче, который прошел 14 февраля — День всех влюбленных. Ведь сделать это в СИЗО можно только по расписанию — во время прогулки.

Мамаев сыграл с сокамерниками и забил 7 из 15 мячей

На плац нанесли красную разметку, предоставили оранжевый мяч, приобрели ворота и большие плакаты, которыми завесили стены. Игра проходила в формате 6 на 6 — участвовали все сокамерники Мамаева. Кокорин в матче не участвовал.

Полузащитник «Краснодара» сыграл за каждую из команд по тайму и забил 7 мячей — как за последние 3 сезона в РПЛ.

— После четырех месяцев заключения я рад, что состоялся такой матч. Посвящаю его своей супруге. Мы совсем не замерзли, хоть и промокли все. Спасибо ФСИН за поддержку, — сказал Мамаев журналистам после игры.

Тогда же все узнали, что на тумбочке у Павла лежит книга Тургенева «Вешние воды», а сам игрок у сокамерников пользуется большим уважением.

К Кокорину не пускали врачей, он общался письмами

С октября одним из главных аргументов адвоката Кокорина в вопросе смены меры пресечения было здоровье игрока. В феврале 2018-го он перенес разрыв крестообразных связок колена, ему было необходимо закончить реабилитацию. Выдвигались требования о допуске к Кокорину врача «Зенита», но решение оттягивалось. В феврале, накануне очередного заседания, адвокат Андрей Ромашов заявил: если так пойдет и дальше, игроку потребуется замена коленного сустава на искусственный.

Клубного врача до Кокорина допустили только 24 апреля. Позже выяснилось, что динамика восстановления отрицательная, и игроку рекомендовано проводить ежедневные функциональные занятия в зале и бассейне. В СИЗО обещали выполнить предписание медика, но неизвестно, было ли это сделано.

Параллельно Кокорин вел активную переписку с болельщиками. По словам адвокатов, он ответил более, чем на 1000 писем. В основном благодарил за внимание к себе и говорил, как соскучился по футболу.

Суд

Бомба, петухи, сломанный нос

9 апреля началось рассмотрение дела по существу. И чуть ли не каждое заседание появлялись важные и иногда смешные реплики с разных сторон. В первый же день кое-что прояснил друг Кокорина и Мамаева Карен Григорян, находившийся с ними в ту ночь. Драка у «Эгоиста», по его словам, началась с резких слов Соловчука «я таких петухов не повезу». Еще один участник событий Александр Протасовицкий, как вспоминал Григорян, сказал Паку, что он похож на корейского певца PSY, на что чиновник ответил: «Вы — у*****».

11 апреля выступил сам Соловчук. Он сообщил, что не называл никого петухами, нос ему сломал Мамаев, а Кокорин пытался погасить конфликт. В этот же день все узнали, что игроки оставили в «Кофемании» 18 тысяч рублей. Также в суд поступил анонимный звонок о том, что в здании якобы заложена бомба.

«Я приму любое наказание»

17 апреля был допрошен Денис Пак. Он заявил, что Кокорин хотел принести максимальный вред его здоровью и угрожал чуть ли его не убить. Также он сообщил, что не пойдет на мировую. Выступил еще один потерпевший Сергей Гайсин. Он рассказал, что Мамаев его ударил, а Протасовицкий применил удушающий прием.

Наконец 25 апреля были опрошены обвиняемые. Мамаев признался, что бил Соловчука, но тот вел себя по-хамски. Еще футболист сообщил, что ударил ладонью Гайсина в «Кофемании». А в конце заявил: «Я приму любое наказание. Соизмеримость не хочу даже комментировать или давить на жалость. Любое решение приму».

Кокорин сослался на секундную слабость в эпизоде с ударом Пака. Дальше прокурор запросил для участников дела реальный срок, и суд удовлетворил это требование.

Тюрьма

Швейный цех, Достоевский, победа над «Салютом»

После неудачный апелляций, Кокорина, его брата Кирилла и Мамаева этапировали в колонию общего режима в Алексеевке (еще одного фигуранта дела Александра Протасовицкого отправили в Брянскую область). Футболистов распределили в отряд из 80 человек и поселили в общежитие вместе с 20 заключенными.

В колонии они шили и паковали спецкостюмы для рабочих (зарплата — 9 тысяч рублей), читали книги (самый популярный автор — Достоевский), каждый день играли в футбол во дворе. 10 августа состоялся матч, на который пустили журналистов. Сборная колонии обыграла белгородский «Салют» (не основной состав) со счетом 4:2, а Мамаев забил три гола.

6 сентября суд удовлетворил их прошение об УДО, а 17-го они вышли на свободу. Не обошлось без приключений и в день освобождения — приехавший забирать игроков отчим Кокорина наехал на ногу репортеру.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
126
Офсайд




Загрузка...
Прямой эфир
Прямой эфир