03:00 27 октября 2011 | Футбол — РФПЛ

Роберто Розетти: "Я не диктатор"

Роберто РОЗЕТТИ. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
Роберто РОЗЕТТИ. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ" Фото "СЭ"

Почему публично не обсуждается работа судей? По какому принципу происходит назначение арбитров на матчи? Стоило ли начинать игру "Крылья Советов" - "Динамо" на затопленном поле? Об этом и многом другом рассказал известный в прошлом итальянский арбитр, а ныне глава департамента судейства и инспектирования РФС.

Незадолго до встречи поступило пожелание от Розетти - чтобы вместе с нами к нему заглянул Игорь Рабинер. Итальянца задела публикация нашей газеты от 15 октября. "Ведомство Розетти с 2011 года не должно ни перед кем отчитываться и даже оглашать вердикты в отношении того или иного рефери или лайнсмена! - возмущался обозреватель "СЭ" в материале "А в ответ - тишина". - Единственный способ узнать, наказан ли арбитр, - перед каждым туром просматривать назначения и высчитывать, сколько матчей подряд он не обслуживает. Ну не абсурд ли?"

К сожалению, в день интервью мы никак не могли взять коллегу с собой - он находился в командировке в Лондоне. Но первым делом, сев вместе с боссом отечественных судей за круглый стол в его кабинете, предложили синьору Розетти "дать свой ответ Чемберлену" (то есть Рабинеру). А тот потом увидит его на страницах - вместе с остальными читателями "СЭ".

- Во-первых, спасибо, что предложили побеседовать на родном языке - мне очень приятно, - благодарит Розетти, которому обычно приходится изъясняться на мероприятиях по-английски. - Теперь - про ту статью. Мы с вами встретились. Сидим общаемся - вы же видите, что я открытый человек и всегда готов к диалогу! Можем обсудить любую спорную ситуацию - пожалуйста!

Но российская футбольная федерация входит в состав УЕФА, российские клубы и сборные участвуют в турнирах под эгидой УЕФА. Мы должны подчиняться предписаниям судейского департамента и не вправе их менять. По тем же правилам живут в Италии, в Германии, на Украине, где работает Коллина, и так далее. Эти требования не Розетти придумал. Я не диктатор. Я просто следую линии УЕФА. И согласно требованиям, арбитрам запрещено давать комментарии по своей работе после матчей.

Это не значит, что судьи не в курсе своих ошибок. Мы анализируем работу каждого. Потом принимаем решение - абсолютно независимое и непредвзятое. И доводим до рефери.

- На Украине Коллина устраивает брифинги, где все подробно разъясняет журналистам.

- Интересное предложение. Мне бы тоже хотелось встречаться с журналистами и обсуждать спорные моменты. Собираюсь определить даты и выделять специальные дни для таких пресс-конференций. Все вместе будем смотреть видеоповторы спорных эпизодов. Мне тоже интересно выслушать ваше мнение.

У нас запланировано два обучающих семинара для арбитров. Первый - с 3 по 5 ноября. Второй, предположительно, состоится в Турции в феврале и продлится 12 - 15 дней. Можно пообщаться и после них.

- Что мешает реализации идеи? Вы собираетесь обсудить это с президентом РФС Сергеем Фурсенко?

- Уже обсуждали.

- И к чему пришли?

- Наша задача - повысить качество судейства. И если у нас появится возможность донести через журналистов до общественности причины своих решений и все формулировки в точности, нам от этого будет только лучше. Но выносить на публику наказания, применяемые к арбитрам, не станем ни-ког-да. Футбольные команды не разглашают, кто из игроков получил штраф и за что. Хочу, чтобы то же правило действовало и в моей команде. Когда случается спорный эпизод, я - первый человек, с которым судья должен обсудить свои поступки. Я, а не журналист.

- На телеканале "НТВ Плюс" есть программа "Свисток". Туда приходили действующие арбитры и обсуждали спорные моменты. Теперь, получается, запрещено?

- Карасев недавно ходил на... "Свисток", - Розетти произносит название по-русски. - Поход на телевидение не должен становиться "обязаловкой". Но если есть их желание и мое согласие, почему бы и нет? Возможно, меня неправильно поняли. Мы не собираемся создавать "закрытый клуб", где все покрыто завесой тайны. Но выносить сор из избы тоже не хотим.

- Что ждет судью, если завтра он даст нам интервью?

- Так уже было. Тот рефери остался на скамейке. Я отправил его в запас. Он знает, что произошло. И я знаю. Этого достаточно.

- В Англии есть практика: открыто публиковать информацию о наказаниях и дисквалификациях судей. Это не ваш метод?

- На ближайший семинар, в ноябре, к нам приедут люди из УЕФА. И мы подпишем Судейскую конвенцию. Согласно ей, давать публичную оценку действиям арбитров запрещено.

- Зачем нам эта конвенция?

- Вступая туда, Россия получает гарантии нейтралитета и независимости для федерации, лиг, судейского корпуса. Плюс определенные дотации. Деньги пойдут на поддержку молодых арбитров.

- Там сто или двести тысяч евро. Игра стоит свеч?

- Нормальная сумма для молодых арбитров.

- Не все ведущие федерации приняли конвенцию.

- Ее подписали Испания, Италия и большинство других европейских стран. Россия, к сожалению, - одна из последних.

За соседним столом начинает громко звонить мобильный телефон. Мелодия звонка - из фильма "Джентльмены удачи".

- Баскаков! - вздыхает Розетти. - Постоянно у него эта музыка: та-та-тарарата...

- Это из знаменитой советской комедии.

- Простите, я ее не смотрел.

- Раз так, давайте про Баскакова. Он ваш заместитель. Что конкретно входит в его обязанности?

- Он мне очень помогает. У Баскакова огромный опыт работы в России, которого, понятное дело, нет у меня. Юрий - связующее звено. Мы работаем как единая команда, дискутируем, спорим. Нельзя считать, что ты всегда прав.

- Баскаков уже смирился с тем, что из действующего арбитра превратился в функционера?

- Сейчас - да. Но первые месяцы дались ему очень тяжело. Я вспоминаю себя - как же тяжко было перейти от активного судейства к кабинетной работе! Однако уже сейчас видно, что Юрий станет прекрасным управленцем. Он честный, серьезный, умный человек.

- Мы вас постоянно видим на матчах премьер-лиги. С какой регулярностью ходите на стадионы?

- За неделю как минимум три матча смотрю вживую. Премьер-лига, еврокубки, ФНЛ. А вот на этом телевизоре пересматриваю все матчи и все моменты. В Италии было намного легче - я знал ситуацию на Апеннинах от и до. А в России поначалу - темный лес. Приходилось работать по 10 - 15 часов в сутки. Смотреть, смотреть, смотреть... Требовалось понять, кто есть кто, каков средний уровень судейства. Да, это тяжелый труд. Но я отношусь к нему не как к работе. Я по-настоящему увлечен, я этим живу!

- Качество трансляций вас устраивает?

- В премьер-лиге все прекрасно. В первом дивизионе, положа руку на сердце, картинка оставляет желать лучшего. Второй дивизион - просто ужас, катастрофа.

- Какие реформы ждут судейский корпус в ближайшее время?

- Со следующего понедельника у нас появится человек, ответственный за физическую подготовку судей, - Александр Гончаров. У каждого главного арбитра премьер-лиги и у каждого лайнсмена появятся специальные устройства - напульсники на руке и на груди. Все показатели будут стекаться к Гончарову. На их основе будем делать выводы о готовности того или иного судьи.

- За чей счет купят устройства?

- За счет федерации.

- У нас другая информация: арбитрам придется платить из собственного кармана. Цена - 16 - 20 тысяч рублей.

- Решение поменялось. Мне важно знать, как арбитры готовятся к матчам по всей России. Неправильно, чтобы они платили сами. Повышать качество судейства необходимо во всех городах. Иначе все судьи поголовно будут из Москвы, и возникнут проблемы с назначениями.

- Где вы были помимо Москвы и Подмосковья?

- В Чечне на матче "Терек" - "Локомотив". В Сибири, в городе Красноярск.

- По всей видимости, решения о том, кто какую игру будет судить, принимаются за этим вот круглым столом. Кто за ним сидит кроме вас?

- Вы думаете, можно вот так сесть и написать на бумажке: такой-то матч судит вот этот, а такой-то - вон тот? Сбор и анализ информации ведется целую неделю. Потом я принимаю решения, и мы обсуждаем их с Юрием.

- Назовите критерии назначения или, наоборот, неназначения.

- Для нас важно, какую оценку арбитр получил до этого. Если плохо отсудил, то не получит назначения на следующие выходные. А если все прошло нормально, если арбитр находится в хорошей психологической и физической форме, он может быть назначен на игру во втором туре подряд. Почему нет? Мы работаем по принципам УЕФА. Применяем те же критерии, что используются для игр европейских клубных турниров и чемпионата Европы. Так же действует в Германии Фандель, в Италии - Браски, в Испании - Диас Вега, - Розетти перечисляет своих коллег - руководителей судейских корпусов ведущих футбольных стран континента. - Это можно сравнить с работой тренера, который в конкретный момент старается выпустить на поле лучших и поэтому "тасует" состав. Считайте, сейчас я главный тренер российских судей.

- Но у арбитров все несколько сложнее, чем у футболистов. У каждого рефери есть история отношений практически с любым клубом. Существуют конфликты.

- Конечно, мы должны учитывать и этот фактор. Баскаков как раз и отслеживает такие моменты. В таких случаях его опыт очень полезен.

- Но вот, допустим, происходит следующая накладка. Юрий Иванович Безбородов, отец Владислава Безбородова, - инспектор. Однажды у него вышел конфликт с брянским "Динамо", из-за него Безбородов-старший в свое время был надолго отстранен от работы. Тем не менее Владислав был назначен на матч с участием динамовцев. И...

- Понимаю вашу обеспокоенность. Обычно мы стараемся учитывать и такие вещи, чтобы избежать возможных конфликтов. И моя обязанность заключается в том, чтобы обеспечить арбитру оптимальные условия работы.

- Другой тонкий момент. Игорь Егоров - де-факто совладелец клуба ФНЛ "Нижний Новгород". Налицо конфликт интересов. Почему же он судит игры первого дивизиона?

- Весной он не будет судить игры первой восьмерки ФНЛ.

- Больной вопрос: матч "Крылья Советов" - "Динамо", на котором трудился все тот же Егоров. Официальные лица "Динамо", в частности, президент клуба Юрий Исаев, через СМИ требуют ясности: наказан ли арбитр? И если да, то как?

- Думаю, на данный вопрос я уже ответил, когда мы обсуждали непубличность наших решений о наказаниях.

- Странная ситуация с комментариями по этой игре, которые РИА Новости приписывает вам, а вы от них отрекаетесь. Так вы их давали или нет?

- Я не разговаривал ни с кем из журналистов и никаких комментариев не давал. Беседовал непосредственно с судьей. В матче допущена грубейшая ошибка: неверно зафиксирован офсайд и не засчитан гол. Мы много работаем над проблемой взаимодействия судей в ситуациях с определением положения "вне игры". Это очень важная и серьезная тема. Ведь много голов забивается на грани офсайда.

- Стоило ли начинать тот матч на затопленном поле?

- Единственный человек, который принимает решение, - не делегат, не инспектор, не лига, не я, а главный арбитр. Только он. Если судить по телекартинке, мы сейчас можем сказать: да, лучше было не начинать встречу, отменить ее, перенести на следующий день. Но принимать такие решения, находясь там, на поле, в гуще событий, невероятно трудно! Делая выбор, судьи в первую очередь должны думать о здоровье футболистов, чтобы они не получили травм.

- Воронин получил воспаление легких.

- Что я могу сказать? Мне очень жаль, что так произошло. Желаю ему крепкого здоровья. И потом, мне кажется, в следующем туре он вышел на поле?..

- Сколько раз лично вы отменяли матчи? И почему?

- Раза три-четыре - в серии А, - ответил Розетти призадумавшись. - Однажды в Кальяри был сильнейший ветер. Почти шторм. Причем такие катаклизмы не редкость для той местности. Мяч сдувает - невозможно играть! Дважды переносил матчи из-за ливней, когда поля были залиты водой. И как-то пришлось отменить римское дерби в 2004-м - по не связанным с погодой причинам. Тогда поступила ложная информация о гибели юного болельщика "Ромы" от рук полиции. Футболисты отказывались выходить на поле, и фанаты требовали отменить игру. Ужасная ситуация... До последнего не мог тогда решить, как лучше поступить.

- Вы сказали, что готовы обсудить любой спорный эпизод, давайте проверим, - и один из нас извлекает огромную фотографию, которую до последнего скрывал даже от своих коллег. - Вот кадр из матча 27-го тура "Крылья Советов" - "Волга". Тут арбитры тоже допустили несколько ошибок.

- Нет проблем, давайте обсудим, - у Розетти загораются глаза. - Очень интересная ситуация. Совсем недавно я обсуждал ее с Федотовым (главным арбитром. - Прим. "СЭ") в вот этой комнате у экрана вот этого телевизора. Игрок атакующей команды (Маляров из "Волги". - Прим. "СЭ") находился в офсайде. На нем сфолили, и пенальти не был назначен. Решение во время матча никто не понял. Проблема судей заключалась в общении. Причем не только друг с другом, но и с остальными участниками встречи. Федотов получил сигнал от помощника о положении "вне игры".

- Устно.

- Да. А сигнала флагом ошибочно не последовало. Федотов должен был немедленно вмешаться в ситуацию и остановить игру. Ему следовало поступить так, чтобы было понятно всем - не только ему, но футболистам, тренерам и зрителям. Следовало объяснить, что игрок оказался в офсайде до того, как произошел фол со стороны защитника. Иначе следовало назначить 11-метровый удар. Вместо этого Федотов решил дать финальный свисток, поскольку добавленное ко второму тайму время истекло сразу после этого эпизода в штрафной площади. Это неправильно. Но не будем забывать: это лишь вторая игра Федотова в премьер-лиге. Он молодой арбитр, и у него есть все шансы со временем стать одним из лучших судьей.

- Давайте немного поговорим про вас. Сколько времени вы проводите в России? Удается ли выбираться в Италию?

- В последнее время постоянно здесь.

- А семья?

- Тоже.

- Дочкам школу нашли?

- Да - на проспекте Вернадского. Моим очень нравится в Москве. Скучаем, конечно, по Италии, по дому, по друзьям, но в целом чувствуем себя в России очень неплохо.

- Это пока зима не наступила...

- Возможно, возможно! - хохочет итальянец.

- Русский учите?

- Так, - Розетти роется в записной книжке. - Вот, видите пометку, я начинаю занятия 29 октября. Прежде времени хватало только на работу. Понимаю, что выучить русский ну очень непросто. Но твердо намерен этим заняться.

- Кевин Кураньи однажды сел в такси, а водитель вдруг заговорил с ним по-немецки. У вас случались подобные сюрпризы?

- Во-первых, должен сказать, что Кураньи - большой футболист и хороший человек! Что касается вашего вопроса: со мной таких встреч не происходило. Из тех, с кем довелось общаться, здорово по-итальянски говорит Екатерина (Федышина, заместитель генерального секретаря РФС. - Прим. "СЭ"). Встречал и других русских, говорящих на моем родном языке. Например, в школе, где учатся дочери. Мы даже ходили ужинать с учителями. Но, повторю, цель моего пребывания в России - работа, а не общение с людьми и не походы по магазинам.

- Какой у вас круг общения?

- Юрий! - Розетти смеется и кивает на стол Баскакова. - Нахожусь в Доме футбола по 10 часов в день. Живу на работе! Иногда хожу в спортзал, есть тут один неподалеку. Один раз встретился на матче со Спаллетти, перекинулся парой слов с Кришито и Боккетти. Но это разве полноценное общение? Подчеркну: где бы я ни находился, куда бы ни выезжал, хоть в Чечню, хоть Сибирь, везде ко мне относятся с большим уважением и очень здорово принимают, везде понравилось. Подчеркну, что у меня никогда не было никаких конфликтов с руководством лиг и федерации, никто ни разу не пытался на меня давить или влиять на мои решения.

- А у нас всегда лучше относятся к иностранцам, чем к собственным гражданам.

- В Италии то же самое.

- Как, не зная языка, вы знакомитесь с рапортами инспекторов?

- У нас есть человек, просматривающий матчи премьер-лиги и изучающий все отчеты. Курирует и координирует эту работу Баскаков. Моя же задача - сравнить оценку, данную арбитру инспектором, с тем, что было в действительности. И понять, заслуженная ли эта оценка. Конечно, мы должны повышать качество работы не только судей, но и их оценщиков - инспекторов. Эта проблема стоит не только в России, но и во всей Европе.

- На ваш взгляд, цель инспектора - просто оценить судейство? Или он должен, как учитель, давать советы арбитру: как поступать в схожих ситуациях, какие моменты в работе улучшить, чему уделить особое внимание...

- Очень интересный вопрос. У инспектора две главные функции. Первая - обучающая. В эту составляющую входит и тщательный анализ работы рефери. Вторая задача - дать оценку. Объективную.

- В этом-то и проблема. Слишком много подчас субъективности.

- Вы правы. К слову, в последних трех турах (разговор состоялся 20 октября. - Прим. "СЭ") мы используем новую форму рапорта - такую же, как в УЕФА.

В этот момент в кабинет вошел Юрий Баскаков.

 - Как здоровье опытного судьи Николая Иванова, продолжит ли он карьеру?

- Юрий знает, - говорит Розетти.

- На ноябрьский сбор должен приехать, - отвечает Баскаков. - О дальнейших планах Иванова лучше спросите у него самого.

- А как дела у молодого Евгения Турбина, перенесшего несколько операций?

- Он уже приступил к беговым упражнениям. Мы его всячески поддерживаем.

- Воронежский "Факел" на пять минут ушел с поля в матче с "КАМАЗом". 18 октября Сергей Фурсенко направил письмо руководителям лиг и межрегиональных объединений с инструкцией о трактовке правила 5. В нем говорится о необходимости прекращать матчи, если команда отказывается начинать или продолжать игру, а также преднамеренно покидает поле. Но ведь никаких реальных изменений в правилах игры не произошло. То же самое было в них написано и раньше. Зачем президент РФС разрабатывал документ? Ведь было достаточно одного вашего напоминания арбитрам о необходимости соблюдать правила.

- Возможно, господин Фурсенко хотел лишь подчеркнуть важность таких моментов и дать дополнительные разъяснения. Дмитрий Веселов, судивший ту встречу ФНЛ, - молодой арбитр. Хороший, талантливый судья. В остальных эпизодах - а я их просмотрел - он действовал правильно и принимал верные решения.

- В матче ЦСКА - "Терек", на котором вы присутствовали, несколько игроков обеих команд вышли на поле в утепляющих шарфах-воротниках, что запрещено правилами. Арбитры на нарушение не отреагировали.

- Мы подготовили соответствующие инструкции для судей, - говорит Баскаков. - Документ будет размещен на нашем сайте - referee.ru.

- А вы очень внимательны! - отмечает Розетти, показывая на одного из нас.

- Иногда чересчур, - иронично добавляет Баскаков.

- Это наша работа! Поскольку наше время для общения подходит к концу, последний вопрос. Вы родились недалеко от Турина. Вы уже не действующий арбитр. Почему бы не признаться, за кого болели по молодости - за "Ювентус" или за "Торино"?

- Я был обычным ребенком. И, конечно, как и все мальчишки, за кого-то болел. Но когда стал судьей, естественно, о симпатиях пришлось забыть.

- Так за кого болели-то?

- Не скажу! Возможно, за "Торино", а, может быть, и за "Ювентус"! Не смогу вам ответить - никогда! Интервью прочитают в Италии. И если узнают правду, съедят заживо!

Александр БОБРОВ, Владимир ИРИНЧЕЕВ, Дмитрий СИМОНОВ

"СЭ" благодарит Департамент информационной политики РФС за помощь в организации этого интервью.

Материалы других СМИ