Виталий Петров: "На 99 процентов Исинбаева бы выиграла в Рио"

Елена ИСИНБАЕВА и Виталий ПЕТРОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ" Тиагу БРАЗ ДА СИЛВА. Фото AFP Рено ЛАВИЛЕИНИ. Фото REUTERS Тиагу БРАЗ ДА СИЛВА (в центре), Рено ЛАВИЛЕИНИ (слева) и Сэм КЕНДРИКС с олимпийскими медалями. Фото REUTERS Елена ИСИНБАЕВА. Фото AFP Елена ИСИНБАЕВА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Елена ИСИНБАЕВА и Виталий ПЕТРОВ. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Бывший наставник Елены Исинбаевой и Сергея Бубки Виталий Петров, подготовивший к Рио олимпийского чемпиона в прыжках с шестом бразильца Тиаго Браза да Силву, в своем первом интервью для российской прессы после завершения Игр-2016 – о свисте трибун, карьере Исинбаевой и будущем нашей легкой атлетики.

ЛАВИЛЛЕНИ ПОВЕЛ СЕБЯ НЕПРАВИЛЬНО, РАЗ ТРИБУНЫ СВИСТЕЛИ

– Для "чайников" победа в Рио вашего ученика Тиаго Браза да Силвы над рекордсменом мира французом Рено Лавиллени стала абсолютной сенсацией. Вы сами надеялись на золотую медаль?

– В плане Олимпийского комитета Бразилии у нас стояла одна медаль в мужском или женском шесте. Я понимал, что Фабиане Мюрер будет сложно претендовать на награду, и основную ставку делал на Тиаго. Перед входом в колл-рум я ему сказал: "Сегодня ты можешь соревноваться с любым и готов на любую высоту". Когда Лавиллени в финале взял 5.98, Тиаго подошел ко мне. Я крикнул с трибуны: "Пропускай эту высоту. И имей в виду, что Лавиллени выше уже не прыгнет. Если возьмешь 6.03 м – ты выиграешь".

– Откуда у вас была такая уверенность, что Лавиллени выше не прыгнет? В своей жизни он совершил несколько десятков прыжков на 6 метров, в то время как Браз до Рио на такую высоту не забирался ни разу.

– У француза слабая психика. Когда идет борьба на предельных высотах, он проигрывает даже более слабому сопернику. Взять все его чемпионаты мира, начиная с 2009 года: он уступал поляку Вайцеховскому, немцу Хольцдеппе, канадцу Барберу... Я же знаю его: как только они пойдут попытка в попытку, Рено уступит. Зато Тиаго удался отличный прыжок во второй попытке на 6.03 м, куда он вложил все, что мы наработали за последние годы.

– Елена Исинбаева заметила, что по технике Тиаго Браз – это один в один Сергей Бубка.

– Я бы так не сказал. У Бубки были качества, которых Тиаго никогда не достигнет. У Сергея намного мягче плечевой пояс, что позволяет делать более высокий проход вперед при входе в шест. Бразилец уступает в гимнастической подготовке, плюс проблема с левой кистью, в которой после перелома в 2014 году частично утрачена подвижность. Я не скрываю от Тиаго, что во многом он проигрывает Сергею. Но с другой стороны, если Бубка мог потенциально прыгать на 6.30 – 6.40 м, то Браз вполне способен на результат порядка 6.20 – 6.25 м. Тот же хват шеста у него уже выше, чем был у Сергея, сантиметров на семь. Техника, ритм разбега, скорость в заключительной части разбега – во всем этом мы будем прибавлять. Я уже вижу, что через год-полтора серьезной работы такие прыжки придут.

Тиагу БРАЗ ДА СИЛВА. Фото AFP
Тиагу БРАЗ ДА СИЛВА. Фото AFP

– У Браза очень сложная биография – он рано остался без матери, его воспитывали бабушка с дедушкой. Насколько это сказывается на его спортивной мотивации?

– Сто процентов, с ним работать легче, чем было, например, с итальянцем Джибилиско. Для бразильца Браз очень организован. За время нашей работы он заметно прибавил в плане соблюдения режима, самоконтроля. Все забывают, что в квалификации Олимпиады у Тиаго были две неудачные попытки на стартовой высоте 5.45 м. То есть от трагедии отделял всего один шаг, тут редкий спортсмен бы не стушевался. Или уже в финале, многие участники, увидев, что пошел дождь, перешли на более мягкие шесты. Тиаго спросил: "Может, мне тоже стоит?" Я был категорически против: "Никаких скидок на погоду! Ты силен, у нас есть план, бери свои шесты и иди прыгай". Другой бы испугался, не поверил мне, а Браз выдержал.

– Как вы относитесь к реакции бразильской публики, которая дважды освистала Лавиллени – сначала во время его решающего прыжка, а затем на церемонии награждения?

– Я считаю, что если бы соревнования проходили в Париже, там отношение к Бразу было бы еще хуже. Давайте не забывать, что это домашняя Олимпиада, они с Рено остались вдвоем на весь стадион, и совершенно естественно, что зрители свою любовь отдали местному спортсмену. А раз пошла такая реакция, значит, Лавиллени тоже себя неправильно повел, допустив какой-то жест или высказывание по отношению к публике. Я не могу сказать, что бразильцы недружелюбны, они пришли на трибуны повеселиться. Но раз уж идет борьба между своим и чужим, странно было бы думать, что они станут поддерживать француза. Меня, кстати, больше, чем реакция публики, удивил комментарий финала на вашем телевидении.

Рено ЛАВИЛЕИНИ. Фото REUTERS
Рено ЛАВИЛЕИНИ. Фото REUTERS

– Вы слышали ту трансляцию, когда ведущие открыто поддерживали Лавиллени?

– Да, мне прислали запись. Сложно представить, какая мотивация была у людей, чтобы в течение минут пятнадцати ни за что ни про что очернять моего пацана. Как он мог уйти и дать Лавиллени побить рекорд, о чем они? В этом сезоне, вообще-то, Тиаго уже трижды обыграл Лавиллени, и только раз проиграл. Говорить, что это спортсмены из разных весовых категорий, как минимум, было непрофессионально.

– Как давно вы вообще стали развивать бразильский шест?

– С Фабианой Мюрер и ее тренером мы сотрудничаем с 2001 года. То есть практически все, что сейчас есть в Бразилии в шесте, сделано моими руками. Тиаго я знаю с 2008 года. Еще перед юношеской Олимпиадой в Сингапуре в 2010 году мне его привезли на три месяца, мы подняли результат с 4.85 до 5.05 м и выиграли серебро. В результате сбора перед юниорским чемпионатом мира в Барселоне он улучшил личный рекорд на 20 сантиметров – прыгнул 5.55 м и выиграл.

– Правда, что Силва еще до олимпийской победы имел фантастические условия для подготовки?

– Тиаго имеет дома полную поддержку. Олимпийский комитет оплачивает ему питание, проезд, проживание в Формии, мою работу. Вот, например, однажды я сказал, что нужен тренер по гимнастике. Буквально в тот же день из Бразилии переслали деньги, через два дня гимнаст был у меня. И мы много работали с кистью после перелома, пытались вернуть ей прежнюю гибкость. Потом у Тиаго на фоне нагрузок стал падать вес, я попросил биохимика. Тут же приехал специалист и расписал нам подробный план питания. И так во всем.

Тиагу БРАЗ ДА СИЛВА (в центре), Рено ЛАВИЛЕИНИ (слева) и Сэм КЕНДРИКС с олимпийскими медалями. Фото REUTERS
Тиагу БРАЗ ДА СИЛВА (в центре), Рено ЛАВИЛЕИНИ (слева) и Сэм КЕНДРИКС с олимпийскими медалями. Фото REUTERS

"БУДУ РАД ВИДЕТЬ РОССИЯН НА МЕЖДУНАРОДНЫХ СТАРТАХ"

– Елена Исинбаева, которую вы тренировали около пяти лет, в Рио объявила о завершении карьеры. Вам грустно?

– Я не вижу здесь повода для грусти. Жаль, конечно, что ей не дали выиграть свою третью Олимпиаду и уйти красиво. Но как бы там ни было, Лена и так достигла совершенно выдающихся результатов. Она остается в спорте, дай бог, станет в будущем хорошим руководителем. Не надо делать трагедии из ухода из сектора на 35-м году жизни.

Вы согласны с тем, что олимпийская чемпионка Рио гречанка Екатерини Стефаниди – все равно только вторая после Исинбаевой?

– Эти Ленины слова – всего лишь женские эмоции, давайте не будем относиться к ним так серьезно. Да, Лена процентов на 99 должна была в Рио выиграть. Но ведь могло быть всякое, вспомните того же Лавиллени, или Серегу Бубку, который всего лишь раз за всю карьеру выиграл Олимпиаду. На чемпионате мира 2009 года, когда мы с Леной еще работали вместе, она была готова идеально, на три головы сильнее всех, но получила "баранку". А через неделю вышла и за три прыжка установила мировой рекорд.

– Недавний прыжок Исинбаевой на 4.90 м на чемпионате России в Чебоксарах, спустя три года пропуска, стал для вас шоком?

– Такого никто не ожидал. Все-таки она слишком долго не выступала, плюс зимой получила травму. Я думал, она прыгнет порядка 4.75 – 4.80 м. Ведь даже тренер, пропустив лет пять, теряет свою квалификацию, перестает чувствовать происходящее в секторе. А для спортсмена, пусть даже такого опытного, как Лена, выступать с чистого листа практически невозможно. Например, мы с Тиаго перед Олимпиадой репетировали все до мелочей: шесты, расположение стоек, интервал между высотами. Этот человек в деталях знал, что ему надо делать. Лена всю эту работу проделала раньше, до рождения ребенка, но все равно, надо быть великой спортсменкой, чтобы после такого перерыва выйти и прыгнуть 4.90 м.

Елена ИСИНБАЕВА. Фото AFP
Елена ИСИНБАЕВА. Фото AFP

– Исинбаева сейчас рассматривает возможность выдвинуть свою кандидатуру на пост президента Всероссийской федерации легкой атлетики. Вы видите ее в таком качестве?

– Если она сможет собрать хороший коллектив тренеров, выстроить всю систему их работы, начиная с детского спорта, и дать людям раскрыться – почему бы нет. Репутация в мире у Лены высокая, она знает всю спортивную кухню изнутри, но теперь ей предстоит освоиться в совершенно новой жизни.

– Первоочередной задачей Исинбаевой, если она возглавит ВФЛА, станет возвращение российских легкоатлетов на международную арену. Как вам кажется, когда это произойдет?

– Я не владею никакой точной информацией, но буду рад приветствовать россиян хоть завтра. Только в борьбе рождаются великие спортивные результаты. Чемпион мира должен быть именно сильнейшим в мире, а не в какой-то его части.

Елена ИСИНБАЕВА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"
Елена ИСИНБАЕВА. Фото Алексей ИВАНОВ, "СЭ"

"РАЗВЕ Я УКРАЛ ЛУТКОВСКУЮ?"

– Одно время вы работали с бывшей чемпионкой мира среди юниорок россиянкой Аленой Лутковской. К чему сейчас пришло ваше сотрудничество?

– Мы не понимаем, как быть дальше. Пока Алена не может себе позволить приехать ко мне в Италию, ее стипендии хватит всего на несколько дней жизни тут. Ей предлагают остаться в России, но у кого тогда тренироваться? Никто не говорит, что в России нет хороших тренеров, конечно, они есть. Но почему тогда вы ее не взяли никуда раньше, и Алена дошла до Петрова? Я ее разве украл? Я никогда этим не занимался. Наоборот, когда президент Иркутской федерации попросил ее взять, я не очень понимал, как это организовать. Одно дело, если бы Алена приехала в Италию со вторым тренером. Тогда бы я обучал его тоже, и хотя бы был уверен, что она 365 дней в году тренируется. А так, она два месяца в Италии, два месяца дома одна, потом опять в Италии... О какой подготовке может идти речь в таких условиях?

 

It was very good train:) I'm happy 😁🙃💪🏻

Фото опубликовано Alena Lutkovskaya (@aalyonkaa) Май 12 2016 в 9:42 PDT

– Я правильно понимаю, что основная проблема сейчас в подготовке Лутковской – отсутствие финансирования?

– Да, хотя я считаю это неправильным. Все-таки Алена была чемпионкой мира среди юниорок и заслуживает какой-то помощи. Тем более, разницы в цене сбора у меня в Италии или в России нет, если только, наоборот, у вас не выше. То есть финансово федерация ничего не проигрывает, где бы спортсменка ни тренировалась.

– Почему Лутковская настолько неубедительно выступила на молодежном чемпионате России этим летом, где взяла только 4.00 м и осталась четвертой?

УЗИ показало у Алены надрыв трех сухожилий в стопе. У нас в Формии высокая яма, дул ветер, у Алены нога соскользнула вниз по мату и подвернулась. Точно так же, абсолютно случайно в свое время в Лозанне неудачно упал на руку Тиаго и получил перелом кисти. Его тоже можно было, выходит, после той травмы списать? Алена сделала на чемпионате страны разминку, потом одну попытку, а на второй даже бежать не могла. Хотя я не вполне представляю, как с такой травмой вообще можно было прыгать...

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...