«Взрослые дяди расстроились, что могу побить их по одному». Как самый эрудированный боец из Fedor Team дрался на улице

12 июня 2021, 08:30
Валентин Молдавский. Фото Instagram
Валентин Молдавский в шаге от чемпионства в Bellator.

Пока у Fedor Team есть один титул Bellator: Вадим Немков — чемпион в полутяжелом весе. Скоро может появиться еще один: в ночь на 25 июня за временный пояс в тяжелом весе сразится Валентин Молдавский — с Тимоти Джонсоном, ветераном войны в Ираке, экс-бойцом UFC, который в Bellator идет на серии из трех побед. В интервью «СЭ» Молдавский сделал разбор техники Джонсона, а также рассказал о своих уличных драках. Валентин — эрудированный, увлекающийся парень (в этом можете убедиться, прочитав его предыдущее интервью «СЭ»). Однако оказалось, что в Fedor Team он главный уличный боец (само собой, уличные приключения остались в прошлом, но тем не менее).

«Бейдера нужно лишить пояса»

— Как относитесь к этому поединку: как к бою за временный пояс или за полноценный? Учитывая, что Бейдер уже давно не дрался в тяжелом весе и участвует в "Гран-при"
полутяжей. Не исключаю, что его могут лишить пояса.

— Я тоже думаю, что есть вероятность, что я выиграю бой, а потом наш поединок с Бейдером не состоится, и мой пояс станет полноценным. Я так думаю, а там — посмотрим. На данный момент это все равно временный пояс. Хотелось бы, чтобы он был полноценным. Думаю, он таким станет в течение нескольких месяцев.

— Как относитесь к тому, что Бейдер уже долго не дерется в тяжелом весе, но все еще остается с поясом? В UFC, например, за такой длительный простой лишают пояса.

— Да, там, по-моему, сразу вводят временный пояс, если чемпион один раз не смог провести защиту, а если это происходит во второй раз — просто лишают его пояса. А тут даже не устраивают защиту титула, ее просто нет. Бейдер просто постоянно занят. А с чего он тогда должен держать пояс? Он выиграл «Гран-при» в тяжелом весе, с Конго у них бой был признан несостоявшимся — и все. С его позиции все понятно: зачем отдавать пояс, если можно сидеть с ним дальше?

Но он спокойно выступает в «Гран-при» полутяжей, при этом у него остается пояс тяжелого веса. Мне кажется, это несправедливо. Мы все деремся, выигрываем, а бой за титул не дают, потому что Бейдер занят. Ну, заберите у него пояс, а потом, когда он решит вернуться, дайте ему бой за титул с тем, кто будет чемпионом на тот момент. У него тогда был бы шанс стать чемпионом во второй раз. А так он сидит с этим поясом и не дает возможности за него драться. Конечно, я считаю, что мой предстоящий поединок должен быть боем за полноценный титул, но имеем то, что имеем.

«Видимо, Тимоти что-то переосмыслил»

— Вас ждет бой с Тимоти Джонсоном, опытным бойцом. Его какое-то время лихорадило в UFC, а также в первых боях в Bellator, но сейчас у него серия из трех побед, при этом над хорошими бойцами. Приметили ли какие-то особенные детали в технике Джонсона?

— Ничего особенного. Левша, что уже неудобно. У него есть хороший удар. Не скажу, что он техничный, но плюха у него есть, поэтому он при любых раскладах опасен, учитывая, что он выше и тяжелее меня. У меня же должен был быть с ним бой, когда его победил Минаков (в августе 2019 года. — Прим. «СЭ»). Думаю, на тот момент он был не особо хорош. Я тогда травмировал ключицу... У нас должен был быть бой до этого, весной [2019-го], но он травмировался. Перенесли поединок, а в августе травмировался уже я. Так получилось, что у Минакова что-то произошло с Айялой, и он подрался с Джонсоном.

Тимоти молодец. Когда он узнал, что наш с ним бой сорвался, было начало августа. К концу августа он уже вряд ли тренировался, но тут ему позвонили за сутки до боя с Минаковым и предложили подраться — сорвался, прилетел. А выходить против Минакова, когда ты уже месяц без подготовки... Это он, конечно, молодец, Минаков же очень серьезный боец. Соответственно, в том бою Джонсон ничего показать не смог. Посмотришь этот его бой с Минаковым — впечатление, конечно, так себе. Но потом, когда он выиграл у... забыл, у кого...

— У Тайлера Форчуна, наверное. Мощным нокаутом.

— Да, у него. Я так понимаю, в Bellator вели этого парня, он много боев выиграл нокаутами, боец хороший. Джонсон дрался с Форчуном на одном турнире со мной. Я увидел эту его победу и подумал: «Видимо, Тимоти что-то переосмыслил». Потом он выиграл у Конго, а это уже точно очень серьезный боец.

Джонсон стал думающим бойцом, что ли. Сейчас он стал более осторожным, не лезет в жесткие размены, держит дистанцию. В общем, создает меньше ситуаций, в которых его могут пробить. Либо сближается, либо уходит на дистанцию, на ударной не остается.

Почему он до этого проигрывал? Замирал перед соперниками — и его пробивали. Как с Минаковым — Джонсон остановился, Виталий кинул ногу и попал рукой. Сейчас Джонсон так не делает, старается или куда-то двигаться, или что-то еще делать. Маленькие нюансы позволили ему одержать три победы подряд над хорошими бойцами.

«Наверное, Джонсону в спаррингах с Нганну хорошо прилетело, и он сделал выводы»

— Смотрели бой Джонсона с Волковым в UFC? Кто выиграл, по вашему мнению? (поединок состоялся в ноябре 2016 года, Волков выиграл раздельным решением судей)

— Бой был равный. Думаю, Саша просто по очкам перестрелял, он держал соперника на хорошей дистанции за счет длины конечностей. Вообще, все зависит от системы оценок. В Японии, наверное, победу дали бы Джонсону. Потому что был нокдаун, а в Японии это больше ценится — как и попытки сабмишена. А в Америке, Европе, России больше считают очки — сколько ударов и так далее. По системе UFC Волков выиграл, но он был близок к поражению. Каким бы ни было отношение к Джонсону — у него есть удар. А если есть удар, то все может произойти в любой момент. Он может проигрывать, а потом — бах — и все закончилось.

— Кстати, видели в Instagram, с кем спаррингует Тимоти Джонсон? Там тоже человек, мягко говоря, с ударом.

— Да, я как-то видел их фотографию с Нганну.

— Такое ощущение, что Джонсон — чуть ли не основной спарринг-партнер Нганну.

— Он и выигрывать начал примерно с момента, как начал тренироваться с Нганну.

— Возможно, перестал, как вы говорили, застаиваться, потому что в спаррингах с Нганну застаиваться опасно.

— Да, наверное, ему несколько раз хорошо прилетело, и он сделал выводы.

— Какие еще заметили слабости у Джонсона?

— Я думаю, он определенно будет медленнее меня. А так — в борьбе посмотрим, если она будет. Насколько мне известно, он борец тоже неплохого уровня. Но для меня главное, что он медленнее меня.

— На что сейчас обращаете внимание при подготовке? После боя с Роем Нельсоном вы отмечали, что нужно прибавить в агрессии.

— Не то чтобы в агрессии — нужно проводить больше серий. С Роем я в основном работал вторым номером, потому что он всегда заряжает свою правую колотуху. Я опасался этого удара. Тем более когда ты явно ведешь, пропустить какую-то дуру... У Роя таких боев очень много. Того же Конго он так победил. Прямой боковой — понятно, либо уклон, либо нырок. А от оверхенда помогает только разрыв дистанции. Я пробивал серию и отходил, он шел на меня, я опять пробивал серию и отходил, чтобы он не попал в меня. Можно было и в зарубу пойти, просто я видел, как он специально зажимался у сетки каждый раз после моей серии. Он ждал, когда я подойду поближе, чтобы зарядить по мне. Я на это не велся. Тимоти Джонсон хорошо борется, я не уверен, что получится его переводить, забивать. Мне кажется, лучше все по-быстрому закончить нокаутом и уйти домой. В идеале — чтобы получилось как у Минакова.

— Минаков тогда работал как раз агрессивно.

— Виталий же именно тяж, ему можно свободно идти в зарубы. Я намного легче и могу из-за какой-то ошибки оказаться снизу, а чтобы выбраться из-под человека крупнее меня, придется потратить много сил. Посмотрим. Думаю, бой будет в стойке, получится динамичным.

«Сейчас даже наличие визы не гарантирует попадания в Америку»

— Расскажите про свой лагерь. Посмотрел фото — у вас там серьезный состав. Федор, как я понимаю, начал активно готовиться к своему поединку.

— В начале сбора я в основном работал с Кириллом Сидельниковым — он как раз взрывной, тяжелый, точно быстрее Джонсона. Кирилл достаточно хорошо работает в левше. Потом приезжали пацаны из Белоруссии, классики, недавно перешедшие в ММА. Пацаны-международники, хорошо с ними позанимались. Сейчас здесь уже и братья Немковы. На этой неделе у меня пониженные нагрузки, со следующей — опять вернусь к прежнему уровню. Думаю, в основном буду работать с Кириллом и Немковыми. Еще приедет Виталий Шабунин, это тренер по кикбоксингу в Белгороде. Он сам природный левша, когда-то выступал в К-1 по профессионалам.

— Сидельников сейчас ждет боя на турнире Bellator, который пройдет в Европе или в России?

— Да. Визу же ему не дают, куда деваться?

— У вас как с визой?

— Открыл на полтора года. Правда, сейчас такая политическая ситуация, что даже наличие визы не гарантирует попадания в Америку. Надеюсь, все будет нормально.

— Как сейчас с вами тренируется Федор?

— Две тренировки в день. А когда его здесь нет, он тренируется в Москве. Федор утром борется — очень хорошо. Вечером часто работаем на технику, делаем какие-то задания, наработки. Смотря какая тренировка. Если спарринг, то что тут нарабатывать — пошли дубаситься. А так — обычно Федор нас забирает, и мы начинаем работать на лапах, на технику.

«Надеюсь, если будет реванш, Сидельников размажет Кереша в первом раунде. Это бойцы разного уровня»

— С кем Федор чаще всех проводит спарринги?

— С Кириллом [Сидельниковым].

— Почему так?

— Они знакомы дольше всего, ближе всех друг друга знают. Они часто с Кириллом борются. А вообще, в спаррингах мы все с ним стоим, просто Кирилл чаще.

— Вы хорошо отзываетесь о Сидельникове. Есть ощущение, что он даже на 50 процентов не раскрылся в ММА.

— Я тоже так думаю. Я не сторонник понятия лаки-панч: попал — значит попал. Тем не менее я считаю, что Кирилл выиграл бы у Кереша в 99 поединках из 100 (Сидельников проиграл Адаму Керешу нокаутом в первом раунде на турнире Bellator 209 в ноябре 2018 года. — Прим. «СЭ»). Странный бой получился. Надеюсь, если Кириллу дадут бой с ним еще раз, он размажет Кереша в первом же раунде.

— При этом Кирилл вел, сделал бросок...

— Так и было, это же просто люди разного уровня. Кирилл его и бросал, и бил, но как-то так получилось... Опять же это бои, что-то может произойти в любой момент. Кстати, не видел больше парня, с которым Кирилл дрался во втором бою в Bellator (Доминго Баррос. — Прим. «СЭ»). Очень хороший был, массивный. Не знаю, как он уложился в 120 кг, он просто огроменный.

«В полутяжи не пойду»

— Вадим Немков рассматривает возможность перехода в тяжелый вес. Вероятно, это произойдет в Bellator. Возможна ли такая ситуация: вы берете пояс в тяжелом весе, Вадим выигрывает "Гран-при" полутяжей и поднимается в тяжи, а вы переходите в полутяжелый вес?

— Нет, я не пойду.

— Не хотите гонять вес?

— Нет, хватит уже. Я когда-то гонял, и то никогда не гонял правильно. Гонял, когда надо было скинуть максимум 6—7 кг.

— То есть хотите сказать, что и эти 6—7 кг тяжко давались?

— Не сказал бы, что тяжко, просто зачем мне это, раз уж так сложилось и я дерусь в тяжелом весе. В тяжах по-своему сложнее и по-своему легче. В борьбе меньше уставать будешь — не с мамонтом возиться, а с равным по габаритам. Но там бойцы быстрее, там люди по-другому дышат. По сути, полутяжи — это согнавшие вес тяжи.

— Если честно, большой разницы не вижу.

— Ну, есть еще момент антропометрии. Например, Джонсу в тяжах будет нормально, он большой. Я по своим размерам для тяжа слабенько подхожу, но Федор-то вроде тоже. Везде есть плюсы и минусы. Я гонять никуда не собираюсь. Думаю, к моменту, когда Вадя выиграет ["Гран-при Bellator" в полутяжелом весе], он, может, в UFC пойдет. Я, может, в будущем тоже. Пока контракт с Bellator.

— Сейчас у вас пять боев по контракту с Bellator?

— Да, все так.

«Победил во всех драках, кроме одной»

— Вадим Немков рассказал интересный факт про вас: что у вас больше всего драк на улице из бойцов Fedor Team. Даже не поверил, подумал: «Ничего себе! Молдавский же такой эрудированный парень...»

— Вадя, насколько знаю, вообще на улице не дрался, только в каких-то редких случаях. О драках Кирилла [Сидельникова] не слышал, но у него вроде тоже все спокойно.

— А у вас почему так?

— Не знаю, так сложилось. Просто в моей местности было принято драться.

— Тогда с вас какая-нибудь веселая история.

— Да там они все веселые. Или к нам кто-то приезжал, или кого-то из наших обидели, и мы ехали разбираться. Думаю, у Вити Немкова тоже есть такие истории. Он не особо рассказывал, но Вадика не трогали, потому что он был младшим братом Вити, а они в Томаровке борцы, кто их там тронет? У Вити имеются истории, но он не особо распространяется. В общем, на улице было много историй. В старших классах шел на дискотеку с четким пониманием, что по-любому подерусь.

— Сами провоцировали на драки?

— Нет-нет, я не особо. У меня никогда не было драк с ровесниками. Всех ровесников я знал, одноклассников, ребят из других школ. Обычно драки были со старшими ребятами. Ну, как обычно бывает, тебе 15 лет, а ребята лет 20 говорят: «Слышь, малой!» А дальше — слово за слово и... Если учитывать, что в секции борьбы мы были первым набором, а старшие ребята физически не были нам конкурентами... Правда, старшие ребята об этом не знали. Ты же уже чувствуешь, что можешь [победить в драке], вот и не даешь заднюю. Происходит драка, а потом взрослый парень в недоумении, не понимает, почему он лежит, а его бьет какой-то молокосос. У нас компания нормальная, спокойная, пацаны спортсмены. Но если начинается какая-то ситуация, и я понимаю, что сейчас моего друга запинают, потому что он не особо занимается, то я влезаю в драку. Я победил во всех драках, кроме одной. Один раз меня коллективно запинали.

— Как так?

— Так получилось. Взрослые дяди расстроились, что я их по одному могу побить, они меня решили коллективно избить.

— Они пьяные были, когда вас избивали?

— Я не знаю, не успел у всех спросить (улыбается). Просто драка началась с одним, а потом прилетел удар в затылок, и они начали меня бить.

— Медицинская помощь потом понадобилась?

— Нет. Рассечение было, но ничего не переломали.

«Подарили два топора»

— По поводу вашего увлечения ранним Средневековьем: есть новые экспонаты в коллекции?

— Да, родственники подарили топор. И еще отец Кирилла Сидельникова подарил топор.

— Какой именно?

— Родственники подарили такой, как у викингов, плетеный, все четко. А отец Кирилла сделал топор по типу метательного. Я его метать не собираюсь, но по размерам и по типу это метательный топор.

Выделите ошибку в тексте
и нажмите ctrl + enter

Нашли ошибку?

X

vs
8
Офсайд