12:40 26 февраля | Футбол — РПЛ

Апелляции Кокорина и Мамаева не удовлетворены. Они остаются в СИЗО

26 февраля. Москва. Александр Протасовицкий, Кирилл Кокорин, Павел Мамаев и Александр Кокорин (слева направо) участвуют в заседании суда по видеосвязи из СИЗО "Бутырка". Фото Дарья Исаева, "СЭ"
26 февраля. Москва. Александр Протасовицкий, Кирилл Кокорин, Павел Мамаев и Александр Кокорин (слева направо) участвуют в заседании суда по видеосвязи из СИЗО "Бутырка". Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Решение суда было ожидаемым.

Во вторник в Московском городском суде состоялось заседание по рассмотрению апелляций на заключение под стражу нападающего "Зенита" Александра Кокорина и его младшего брата Кирилла, полузащитника "Краснодара" Павла Мамаева, а также детского футбольного тренера Александра Протасовицкого, которые стали зачинщиками двух драк в центре Москвы 8 октября 2018 года.

Пострадали водитель ведущей "Первого канала" Ольги Ушаковой – Виталий Соловчук, директор департамента Минпромторга Денис Пак и руководитель государственного научного центра "НАМИ" Сергей Гайсин. В отношении Кокориных, Мамаева и Протасовицкого были возбуждены уголовные дела по статьям "Хулиганство в составе группы лиц" и "Побои". Каждому грозит до семи лет лишения свободы. 11 октября обвиняемые были помещены в СИЗО-2 "Бутырка" до 8 декабря, затем срок их содержания под стражей был продлен до 8 февраля, а потом – до 8 апреля. Обвиняемые обжаловали решение о заключении под стражу в Третий раз. И снова – неудачно.

До заседания

– Адвокат Павла Мамаева – Игорь Бушманов – прибыл на заседание первым из защитников. На вопрос об ожиданиях ответил: "Без особых иллюзий, но с верой в истинное правосудие". Позже подъехали адвокаты Александра Кокорина – Андрей Ромашов и Татьяна Стукалова, адвокат Александра Протасовицкого – Татьяна Прилипко, а также Вячеслав Барик, защищающий интересы Кирилла Кокорина. В зал они вошли, оживленно перешучиваясь.

– Казанские студенты, обычно с плакатами поддерживающие братьев Кокориных перед заседаниями (а это было уже шестое), у здания суда не появились.

– На рассмотрении апелляций присутствовали мама братьев Кокориных Светлана, а также гражданская жена Александра – Дарья Валитова (причем на вопрос о семейном положении форвард "Зенита" ответил "женат"). Супруга Павла Мамаева – Алана – заседание пропустила (во второй раз подряд).

– Обвиняемых в зале суда не было. Они общались с судьей по видеосвязи. Александр Кокорин был в хорошем настроении. Шепотом шутил и говорил о каких-то посылках: "Пять дней посылка ждет!" Все обвиняемые были в черном. Немного внешним видом выделялся форвард "Зенита" – Александр был одет в толстовку с капюшоном с надписью Jordan.

26 февраля. Москва. Дарья Валитова (справа).

Заседание

– Вел заседание статный мужчина с проседью, похожий на знаменитого адвоката Павла Астахова. На предыдущих судебных разбирательствах была накаленная атмосфера. В этот раз никто не переругивался, заседание шло в конструктивном ключе.

– Адвокаты Александра Кокорина вновь указали на то, что из-за нахождения под стражей спортсмен может стать инвалидом. В марте 2018 года футболист порвал крестообразные связки колена, из-за чего пропустил чемпионат мира. Кокорин восстановился, однако, по словам его защитников, в СИЗО нападающего стали беспокоить боли в колене.

– Защитники в очередной раз заявили, что заключение под стражу Кокориных, Мамаева и Протасовицкого – незаконно. "Мы составили 300 листов ходатайства!" – объявил Андрей Ромашов, адвокат Александра Кокорина.

– Ромашов также подчеркнул, что на счетах семьи Кокориных есть средства для того, чтобы внести залог как за Александра, так и за Кирилла. Ранее за форварда "Зенита" предлагался залог в размере 10,4 миллиона рублей, а вот про его 19-летнего брата ничего не говорилось.

– По словам Ромашова, утверждения пострадавшего Дениса Пака о получении им черепно-мозговой травмы противоречат медицинским показаниям. "У него содраны левая рука и левая лопатка" – заявил адвокат. "Соловчук находился три дня на больничном, Пак – десять. А подзащитные уже пять месяцев под стражей. Где соразмерность?" – добавил Ромашов.

– Адвокат Павла Мамаева – Игорь Бушманов – во время прений привел несколько доводов, почему обвиняемых пора отпустить: а) следствие искусственно навязывает состав тяжкого преступления, б) суд первой инстанции пошел по формальному пути и согласился с доводами следствия, не придав веского значения доводам защиты, в) суд первой инстанции не проанализировал утверждения о том, что обвиняемые могут скрыться и повлиять на следствие (обвиняемые сдали загранпаспорта).

– Адвокат Кирилла Кокорина – Вячеслав Барик – отметил, что драка в кафе на Большой Никитской улице (та, в которой пострадали Пак и Сергей Гайсин) завязалась после оскорблений в адрес футболистов. "Хулиганство – деяние, совершенное без причины, – сказал Барик. – Если зачинщик ссоры и драки – потерпевший, это не хулиганство. Свидетели говорят, что было оскорбление, после которого завязалась драка. Один из свидетелей – официант заведения, он сказал, что мой подзащитный перед тем как ударить потерпевшего, спросил: "Ты как нас назвал?". Люди слышали матерное оскорбление, послужившее поводом для конфликта".

– Также Барик выразил уверенность в том, что ни Кокорины, ни Мамаев, ни Протасовицкий реального срока не получат. "Когда мы дойдем до судебного следствия, не будет возможности доказать факт хулиганства, и не будет реального срока. Сейчас вменяют хулиганство только для того, чтобы держать их полгода за решеткой", – сказал адвокат. Барик, как и всегда, был красноречив. "Я бы постеснялся на месте следователей и суда писать фразу "могут продолжить преступную деятельность". Это стыдно!" – заявил он.

– Татьяна Прилипко – адвокат Александра Протасовицкого – назвала судебный процесс спектаклем. "Это просто капризы товарища Пака! – отметила она. – Я вот месяц назад поскользнулась и с высоты своих метра шестидесяти ударилась головой об асфальт. Там удар был! Небо показалось с овчинку, потемнело в глазах. Но даже у меня не было закрытой черепно-мозговой травмы! А у Пака есть..."

– Во время заседания в помещение, в котором находились обвиняемые, ворвались сотрудники ФСИН с возгласом: "Кто там поперек лавки спит?!" Что именно произошло – осталось за кадром, но порядок навели. Обвиняемые развеселились.

– На прениях из обвиняемых выступили только Александр Кокорин и Протасовицкий. Они были немногословны. "На предыдущем заседании следствие попросило времени до января. Скоро уже март. Это все, что я хочу сказать", – отметил Кокорин. "Полностью согласен со своим защитником и другими адвокатами, – сказал Протасовицкий. – У нас на свободе остались родные и близкие. Их благополучие зависит от нашего местонахождения. Наказывая нас, вы автоматически наказываете их. Ну, не вы конкретно".

– В конце заседания выступил следователь. Он настаивал на продлении ареста.

– Александр Кокорин, Мамаев и Протасовицкий от заключительного слова отказались. Кирилл Кокорин был краток: "Доводы следствия категорически не обоснованы".

Решение

После непродолжительного совещания суд отказал Кокориным, Мамаеву и Протасовицкому в удовлетворении апелляций. Они остаются в СИЗО до 8 апреля.

Обвиняемые встретили решение без эмоций. Их родственники тоже. После февральского решения суда о продлении ареста мама Кокорина плакала. На этот раз слез не было.

Результаты опроса

68335 чел.

Кокорин и Мамаев остаются в СИЗО до апреля 2019-го. Справедливо?
38.6%
Да, теперь ждем реального срока заключения
24.1%
Да, но этого наказания достаточно
6.7%
Нет, но клубы должны разорвать их контракты
30.6%
Нет, это перебор - они должны играть в футбол
Загрузка...
Материалы других СМИ