21:00 12 апреля | Футбол — РПЛ
Газета № 7899, 13.04.2019

"Шоу" Кокорина и Мамаева: за стеклом

12 апреля. Москва. Павел Мамаев доставлен на заседание суда. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
12 апреля. Москва. Павел Мамаев доставлен на заседание суда. Фото Дарья Исаева, "СЭ"
Репортаж из Пресненского районного суда Москвы о четвертом дне заседаний по делу известных футболистов "Зенита" и "Краснодара"

Отодвинули от родных

Очередное заседание суда по Александру Кокорину, его младшему брату Кириллу, Павлу Мамаеву и Александру Протасовицкому получилось пока самым коротким и не таким насыщенным. В пятницу не было сообщений о заложенных в здании бомбах, выступлений "волшебных императриц" и шуток про Лас-Вегас. Под конец недели все участники процесса подустали: начиная со вторника, люди проводили в суде по 12 часов.

По сравнению с четвергом произошло одно существенное изменение: зал, где проводятся слушания, переоборудовали. Вместо клетки, в которой сидели подсудимые, установлена стеклянная камера, значительно меньшая по размеру. Скорее всего, это из-за постоянных перешептываний Кокорина и Мамаева со своими супругами. Родственников тоже отодвинули от футболистов и их подельников за счет того, что убрали один ряд скамеек. Журналистов стало меньше, места в зале хватило всем.

Теперь можно смело сказать, что подсудимые – за стеклом. Уверен, многие помнят знаменитое одноименное реалити-шоу, ставшее предвестником "Дома-2". Плевались от него практически все мои знакомые, но рейтинги зашкаливали – только в Москве "За стеклом" смотрели 45 процентов всех телезрителей. И с каждым днем наблюдением за этим процессом не покидает ощущение, что мы все находимся внутри такого же реалити-шоу, где на кону стоят судьбы четырех человек.

Кокорин посмотрел бы видео с Гулиевым

Каждый новый свидетель, особенно если это сотрудник "Кофемании", проходит примерно одинаковый обряд. Те журналисты, которые смотрели за процессом все четыре дня с легкостью угадывали шаги государственного обвинителя Светланы Тарасовой, а также пяти адвокатов – Андрея Ромашова, Татьяны Стукаловой, Вячеслава Барика, Татьяна Прилипко и Игоря Бушманова.

Прокурор спрашивала о начале конфликта, напирала на алкогольное опьянение, шум от компании, неадекватное поведение, удары подсудимых. Защита – на то, что инициатор конфликта еще не выявлен. Обе стороны в зависимости от своей выгоды указывают на существенные разночтения в показаниях, данных следователям в октябре, с тем, что говорится уже в суде. Судья Елена Абрамова эти ходатайства после некоторых препирательств удовлетворяет.

Важно, что Тарасовой оппонируют сразу пять адвокатов. Нередко диалоги проходят на грани оскорблений, защитники стараются "раскачать" и свидетеля, и гособвинителя. С первыми у них это получается: тот, кто настроен к подсудимым с негативом, подвергается жесткому прессингу, и к концу допроса начинает нервничать и не соглашаться с тем, что говорил несколькими минутами раньше.

Но в этот раз даже проход подельников в зал заседания получился необычным. Александра Кокорина и остальных спросили, что они могут посоветовать Аязу Гулиеву, который "избил пешехода". Инициативу взял на себя форвард "Зенита": "А что там произошло? Мы же здесь весь день провели, нужно видео смотреть, чтобы ему что-то советовать". Когда ему сказали, что готовы показать, Александр произнес: "Мы посмотрели бы с удовольствием". Но в этот момент Кокорина ввели в зал.

12 апреля. Москва. Павел Мамаев.

"Я тебя изобью, ты умрешь!"

В пятницу в суде допрашивали трех свидетелей, все – работники "Кофемании". Первым пришел официант Дмитрий Сорокин. Его допрос занял рекордно короткое время за весь процесс – только 57 минут! Сорокин действительно мало что видел, мало что нового сообщил. Разве что сообщил, что Александр Кокорин требовал всех посетителей удалять видео с телефонов.

– Кому-то из людей, пытавшихся снимать, Кокорин задавал вопросы: "Что ты снимаешь"? Не сказал бы, что агрессивно. Просто громко. Угроз, мне кажется, не было, – рассказывал Сорокин.

Второй свидетель задержался, поэтому прокурор вновь начал оглашение документов, приобщенных к делу (первая серия прошла во вторник). Журналисты расслабились: раньше подобное проходило скучно.

Но точно был не тот случай! Когда Тарасова практически усыпила весь зал, началось зачитывание расшифровки аудиозаписи в момент избиения Виталия Соловчука. То ли с видеорегистратора, то ли с камеры наблюдений.

Это оказалось по-настоящему страшно. Прокурор усиливала впечатления своей интонацией. Слова Соловчука произносила максимально жалостливо, а цитаты подсудимых – жестко и отрывисто. В какой-то момент адвокатам это надоело, и они начали протестовать. Впрочем, даже без усиления текст мощный.

– Так вот запомни, (мат) на всю жизнь, ладно? Моего брата еще раз так назовешь, я тебя изобью, (мат), ты умрешь (мат), – чеканила Тарасова, цитируя, предположительно, Кирилла Кокорина, а матерные слова так и произносила: "мат". – Просто так нельзя называть хороших людей. Так нельзя, понял? Он моего брата так обозвал! Братан, он (мат) не получил.

Дальше примерно все в том же роде. Пожалуй, даже приход в суд самого Соловчука не оставил таких тягостных ощущений. Интересно, будет ли обнародована сама аудиозапись.

Благородные

Словно в прописанном сценарии в процессе заслушивания документов в зал чуть ли не ворвался второй свидетель – Илья Павлов, еще один сотрудник "Кофемании", чьи обязанности до конца не были понятны. Практически сразу он заявил: являюсь сторонником Александра Кокорина, внимательно слежу за футболом, кроме того, не раз видел форварда "Зенита" в своем заведении.

– Примерно раз в полгода, – уточнил свидетель. – Компания Кокорина – это всегда компания хороших, вежливых людей. Я бы даже назвал их благородными, но это мое сугубо личное мнение. Суть моих болельщицких страстей никак не относится к этому делу. У меня много посетителей из ЦСКА, из "Спартака", но все они для меня гости.

– Вы меня до "Кофемании" знали? – спросил сам Кокорин.

– Если только лайки в Инстаграме ставил, – улыбался Павлов.

В целом он был максимально позитивно настроен к компании, а конфликт называл "комичным". Это то, что нужно после расшифровки аудиозаписи. Когда свидетель уже уходил, присутствующие начали обсуждать, что должны сделать Кокорин и Мамаев, чтобы "отплатить" Павлову. "Как минимум – ответную подписку в Инстаграме!", – пошутила Стукалова, и рассмеялись все. Даже, по-моему, судья Абрамова.

Юбилейным, десятым свидетелем по счету стал Андрей Колесников – менеджер бара "Кофемании", ничего сенсационного он не сообщил. После его допроса суд прерван до вторника. Подсудимые спросили судью о заседании в среду, ведь в этот день слушается их жалоба на меру пресечения. Абрамова рассказала, что рассмотрение начнется в час дня, и футболистов с подельниками на нем ждут. "Ну мы же своим ходом на него приедем?" – предположил Мамаев. Все в зале снова рассмеялись.

На этом суд ушел на выходные.

"Мы же в тюрьме!" Суд Кокорина и Мамаева прерван до вторника. Главный онлайн процесса

Результаты опроса

131430 чел.

Справедливо ли решение суда оставить Кокорина и Мамаева в СИЗО до 25 сентября?
48.9%
Да
43.2%
Нет
7.9%
Затрудняюсь ответить
Газета № 7899, 13.04.2019
Загрузка...
Материалы других СМИ