15:07 13 мая 2014 | Футбол — РФПЛ

Лазо Липоски: "Новый курс "Анжи" - работа на перспективу"

Лазо ЛИПОСКИ. Фото ФК "Анжи"
Лазо ЛИПОСКИ. Фото ФК "Анжи"
4

Спортивный директор "Анжи" Лазо Липоски, вернувшийся в Махачкалу после 13 лет странствий, – о скаутинге, дагестанском футбольном буме, российском климате и собственных планах. Отметим, что беседа состоялась еще до официального вылета клуба из РФПЛ.

– Сегодня футбол нельзя представить без профессионального скаутинга. На клубном уровне, на уровне сборных, на чемпионате мира, на первенстве птицефабрики – везде теперь глаза и уши скаутов. Наивный вопрос, Лазо: можно в наше время случайно откопать самородок, обнаружить готовую звезду в соседней деревне?

– Если звезда играет в деревне – это не звезда, потому что сейчас информация ходит очень быстро. Интернет, телефон, Skype, YouTube – такое динамичное и технологичное время, так много людей занимаются скаутингом! Думаю, никаких секретов после них уже не остается.

– Даже в виде исключений?

– У скаута должен быть большой нос и хороший нюх, но каждый может ошибиться. В Европе начинают отсматривать мальчишек, начиная примерно с четырех-пяти лет, но я вам скажу, что на самом деле невозможно дать реальную оценку потенциалу футболиста лет до 10. Или даже до 12. Очень много таких примеров, когда талантливый мальчик, яркий мальчик, которому в десять лет нарисовали хорошее будущее, в юношах вдруг останавливается, а другой, который был вроде бы ни о чем, раскрывается, начинает расти и попадает в топ.

– Знаете русскую поговорку: "Сапер ошибается только один раз"? Сколько раз может ошибиться спортивный директор такого клуба, как "Анжи"?

– Чем меньше ошибок, тем лучше жизнь. Но никто не скажет вам цифру, не назовет процент. Скаутинг – сложная штука, большая наука. Профессионально занимаясь скаутингом, важно понимать вот что: футболист – не вещь, не сувенир, который можно по сходной цене купить в любой стране мира и подарить другу или шефу. Футболист – он всегда трудный. Со своими представлениями о мире и о людях, с особенностями характера, с какими-то личными жизненными мотивами. Ему может нравиться, например, в Париже, но он вдруг поймает депрессию в Праге, не говоря о Томске, Грозном или Махачкале. Мало ли в России зачахло бразильцев, которые там, у себя, были в большом порядке? А знаете, что бережет скаута от лишних ошибок? Честность. Вот в этом я убежден. Ты должен быть честным всегда, здесь, на этом берегу, а не когда-нибудь потом. В процессе переговоров все должны понимать, кто куда идет, зачем и ради чего. Даже небольшая ложь, лукавство, допущенное как бы в интересах дела, может обернуться большой проблемой, если не трагедией. Нельзя кормить футболиста и его семью сказками, нужно всегда давать реальную картину – такой подход, в конечном итоге, оптимизирует работу селекционной службы клуба.

Я не говорю об очевидных вещах. О том, что нужно в ежедневном режиме контактировать с тренерским штабом, знать назубок особенности тренировочного процесса, глубоко понимать требования, разбираться в тактике и сканировать футболистов именно с учетом этих знаний. Важно понимать, какого игрока к какому тренеру ты везешь. Есть много случаев, когда человек не играет в одной команде, но раскрывается в другой. И наоборот. В общем, в твоей голове должна быть конкретная, а не общая модель.

– У вас она есть?

– Конечно. Но мне в этом смысле немножко легче, потому что я у Гаджи Муслимовича играл, мне не надо понимать все заново. Мы очень хорошо знаем друг друга.

– Вы часто спорите с главным тренером? Оппонируете ему, отстаиваете свою точку зрения?

– Гаджиев демократичный человек. Его либерализм, конечно, имеет границы, но он всегда готов слушать. Да, у меня есть право на свою точку зрения, как и у любого члена тренерского штаба. Бывает, что я им пользуюсь.

– Новый курс развития "Анжи" подразумевает, как известно, приоритетную работу с молодыми, перспективными местными игроками. Нет сомнений, что все клубы рады бы двигаться именно таким путем. Но где же их брать – молодых и перспективных россиян?

– Я не так давно работаю в России, чтобы выписывать рецепты и давать всем советы, но могу сказать, что это в любом случае правильная постановка вопроса. Начиная с зимы "Анжи" готовился к разным турнирным сценариям, потому что участие в премьер-лиге означает текущую работу в одном направлении, а первый дивизион – это совершенно другое. Но давайте посмотрим внимательно на состав "Анжи". В первой команде давно закрепились Тагирбеков, Гаджибеков, Агаларов, недавно подошли к составу Сердеров и Абдулавов, в дубле есть интересные ребята, которые, думаю, скоро будут привлечены к работе с основой. И очень многое зависит как раз от того, что мы называем выбранным курсом, какие задачи решает первая команда. Тот, кто работает на перспективу, должен быть по-спортивному храбрым и даже, может быть, наглым, отчаянным. Нужно уметь рисковать и давать шанс молодым, иногда даже жертвуя результатом. Нужно обязательно уметь это делать.

– У Дагестана есть сильный козырь. Много раз приходилось слышать о том, что история звездного "Анжи" обеспечила небывалый всплеск интереса к футболу в республике, просто невиданный ажиотаж, настоящий бум. Вы вернулись в Махачкалу не так давно, у вас свежий взгляд на это явление. Подтверждаете?

– Абсолютно. Поэтому новая стратегия развития – самая-самая точка, прямое попадание. В Каспийске появился великолепный стадион, около него много тренировочных полей, искусственных и натуральных, очень хорошие условия для работы первой команды, для дубля и особенно для академии. Отличные условия, очень современные! Иногда мне кажется, что каждый дагестанский мальчик теперь хочет попасть в академию "Анжи". К сожалению, это физически невозможно, поэтому принципиально важен точно выстроенный процесс селекции.

– Есть информация, что при академии "Анжи" будут теперь работать платные группы…

– Да, жизнь подсказала новый ход. "Платные" – это немножко преувеличение, потому что плата намечается почти символическая, зато сам статус таких групп означает, что отказа нет никому. Это называется "популяризация". Это как социальная программа, понимаете, да? Она позволяет расширить область селекции, оторвать мальчишек от компьютера, забрать с улицы, увлечь футболом детей с плохим зрением, с лишним весом, без выраженных способностей, а только лишь с большим желанием играть. Социальный компонент очень, очень важен.

– Чья это идея?

– У нас было недавно большое совещание, на котором обсуждалось много важных вопросов, в том числе и по селекции на всех уровнях. Руководство академии предложило вот такой вариант. Клуб довел его до сведения владельца и получил "добро". Думаю, в ближайшее время мы сможем запустить проект. До сентября – реально.

– Таким проектам у нас есть аналоги?

– В России, по-моему, нет. По крайней мере, я с ними не знаком. А в Европе – да, конечно. Это нормально для современной клубной академии. Это очень хорошая мотивация и для родителей, и для самих мальчишек.

– Вы ведь их много видели, этих самых клубных академий. Вот интересно: что представляет собой академия "Анжи", в которую инвестируются серьезные деньги, в сравнительном плане? По каким параметрам можно сравнить ее с La Masia, например? С "Аяксом", с академией "Краснодара"?

– Могу так сказать: по уровню инфраструктуры, по техническим возможностям мы мало кому уступаем в Европе. Но давайте понимать, что в Махачкале все происходит очень быстро, стремительно как ураган. При таких темпах невозможно выдерживать абсолютный стандарт качества. Например, качества тренерского образования, которое требует постоянного подтверждения. Кроме того, сейчас закрыт интернат. Сначала он работал, а теперь закрыт.

– По каким причинам?

– Этого я не знаю. По техническим, так понимаю. Конечно, это минус для академии. Это сильно усложняет процесс, потому что заниматься в академии могут пока только местные ребята, кто живет недалеко. В этом смысле мы уступаем конкурентам. Еще в Дагестане не отлажена система соревнований – тоже большая проблема, потому что без соревновательной практики любая система замкнется на себя и задохнется. Даже самая совершенная. Клуб, академия – очень сильные проекты, но они подразумевают бесконечную черновую работу, которую, чтобы получить конечный эффект, нужно делать, делать, делать... Вот вещи, которые я заметил за короткий срок.

И что еще важно: наивно ждать серьезных системных результатов раньше, чем лет через десять. Это иллюзия, самообман. Нужно быть реалистами, нужно отстраивать и постоянно модифицировать свою работу. Она большая, но очень важная. Уверен, что результаты будут.

– Хорошо, у Махачкалы пока короткая история. Но есть ведь примеры академий ЦСКА, "Спартака", "Локомотива", которые работают не один год и даже не пять, – и никаких вам Азаров, Янузаев, Иско, то есть футболистов не только талантливых, но и получившие правильное образование. У нас на всю Россию Дзагоев с Кокориным по факту. Что не так? Чем мы хуже? И что должно стать лучше?

– Хочу еще раз вам сказать: у меня нет права ставить диагнозы. Я очень люблю Россию, Дагестан, Махачкалу, но я ведь иностранец, наемный менеджер. Поэтому не стану говорить о программах обучения, о квалификации детских тренеров и других глубоких вопросах. В России есть много людей, которые знают эти проблемы лучше Лазо Липоски. Если хотите, отмечу вот какую особенность: всегда ощущается очень большое давление со стороны родителей и агентов. Такое давление тормозит развитие таланта, и это свойство российского социума, часть менталитета. Я привык иметь дело с гораздо более высоким уровнем либерализма и внутренней свободы. Кроме того, заметны жесткие, недружественные отношения между клубами. В Европе довольно просто в поисках удобных вариантов переехать из Бельгии в Голландию, из Испании в Португалию и так далее, в этом нет проблемы. В России более агрессивная среда, здесь трудно найти свой клуб. Здесь в основном не партнеры, а конкуренты, соперники. И даже больше.

– Как игрок вы расстались с "Анжи" в 2001 году. Здорово с тех времен изменился футбол России?

– Очень сильно изменился, конечно. Совсем другая инфраструктура, гораздо более сильные иностранцы, новое качество интереса к игре, по-другому работает телевидение.

– А уровень игры?

– Конечно. И по игре тоже.

– Спросил недавно у Рахимича, которому вы в свое время помогли приехать в Россию: смог бы он заиграть в сегодняшней РФПЛ? Скромный Элвер ответил, что вряд ли, хотя я-то как раз думаю, что запросто.

– Вы знаете, тогда, в конце прошлого века, нам всем крупно повезло, что мы попали в Махачкалу. Тогда проект "Анжи" тоже был очень амбициозным, и мы много работали. Пахали с утра до вечера! У нас каждый день была теория и практика. Две практики, две теории. Гаджи Муслимович учил нас футболу заново. Тот успех не был случайным, потому что нас взяли сырыми, научили понимать игру и поставили на новый уровень.

– Сегодняшних футболистов тоже надо учить? Все теперь умные же...

– Да, умные, и это хорошо. Но давайте посмотрим на тех игроков, которые приехали в "Анжи" зимой, и поймем, что сегодняшний "Анжи" – своего рода копия той нашей команды, 1999 года. Почти все ребята не играли в своих командах, а сейчас они выглядят достойно, они вернулись, они помогают и себе, и клубу. Никто не может сказать, что "Анжи" в 2014 году – аутсайдер РФПЛ. Можно найти плюсы и минусы, но правда в том, что команда выглядит очень достойно. 4:0, 3:0 – это не случайности. Так жалко, что много было потеряно в прошлом году...

– Академия, текущие проблемы и вопросы, поиск новых футболистов... Где на все берете время, Лазо?

– Нормальная футбольная жизнь. Я прекрасно знал, куда иду и что меня ждет. Напряжение, темп, стресс – это доставляет удовольствие, и я люблю свою работу. До "Анжи" я 12 лет занимался агентской деятельностью и был в своем бизнесе вполне успешным. Теперь другой уровень. И это, конечно, не каторга, это кайф. Мой контракт с "Анжи" рассчитан до декабря, а что будет потом, я пока не знаю. Сейчас есть интересные предложения – от Федерации футбола Македонии, от одного греческого клуба, от одного клуба из Западной Европы. Но я, конечно, не могу бросить "Анжи".

– Сомневаюсь, что Македония и Греция могут предложить вам в финансовом плане больше, чем Махачкала.

– Стоп-стоп, тут важно. Я хочу помочь родной команде, а это в тысячу раз важнее денег. Я долго работал как агент и имел хороший бизнес. Мой кошелек был толще, чем сейчас, поверьте. Так что этот вопрос для меня не существует.

– Слово "родной" вы употребили случайно?

– Нет. "Анжи" – мои светлые времена, мое футбольное счастье. Может быть, лучше у меня ничего в футболе и не было.

– Чемпионат мира, который начнется через месяц, – тоже работа? Или чистое удовольствие?

– К счастью, мне не приходится разделять работу и удовольствие. Да, очень важно попасть и на финал Лиги чемпионов, и на чемпионат мира. Я постараюсь там быть, потому что живой футбол – это всегда более точная оценка, другие ощущения, новая польза. Но все будет зависеть от ситуации в клубе. От того, сколько времени я получу в июне, от уровня задач, которые будут поставлены перед командой и перед спортивным директором.

– Правда, что формат "осень-весна" усложняет работу селекционной службы, создает дополнительные проблемы для комплектования?

– Не думаю, что это можно назвать проблемами. Найдутся и плюсы, и минусы. Четкого ответа – хорошо это или плохо – мне кажется, вообще не существует. Есть вещи, о которых мы не можем спорить или осуждать их. Никто не в состоянии, например, отменить в России холодный март, а в начале сезона он наступит или в середине – разница небольшая, правда? Другое дело, что нужно максимально поощрять правильную динамику, глубину развития игры. Например, строить качественные поля, как в скандинавских странах. Если мы имеем дело с климатом – о’кей, давайте учитывать климат и делать так, чтобы можно было иногда играть в хороший футбол под крышей. Я не хочу обидеть людей в Екатеринбурге, но то, что построили в этом городе, имеет слабое отношение к футболу. Там хороший клуб, хорошая команда и ужасный манеж. Он требует модификации. Очень жаль, что футболистам "Анжи" пришлось в этом убедиться, хотя наш клуб пытался добиться от лиги справедливого решения.

– Интересно, вы даете советы Зауру Хапову по вратарскому делу?

– Нет, конечно. Я бываю почти на каждой тренировке первой команды, внимательно смотрю на поле и иногда задаю вопросы, которые мне интересны. Но это не советы. У меня нет ни права советовать что-то Зауру, ни необходимости. И в "Анжи" отличная вратарская линия. Просто отличная! Я считаю, например, что Миша Кержаков в нынешнем своем состоянии готов к конкуренции за место в сборной России...

Николай КОНСТАНТИНОВ

Лазо ЛИПОСКИ

 

Родился 27 марта 1966 года в Македонии.

Вратарь, выступал за такие клубы, как "Партизан", "Слога Югомагнат", "Винтертур", "Анжи".

Имеет в своем активе игры за сборную Македонии.

Завершил игровую карьеру из-за серьезного столкновения и перешел на тренерскую и административную работу.

Лазо – полиглот. Владеет пятью иностранными языками.

Женат, воспитывает двух детей.

4
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (4)

игрок12

этот урод Гаджиев загнал в ............ Анжи то его сынок Беня то Греголова а МАКСИМОВ ВЕСЬ ЧЕМПИОНАТ ТУДА ЕГО ТАЩИЛ Если посмотреть как Максимов играл весь чемпионат (бил по воротам явно не хотя и бегал с одолжение) Гаджиеву большое спасибо за первую лигу

17:08 14 мая 2014

Helios

отличное интервью...

12:11 14 мая 2014

Жуниньё Пернамбукану

на фото - вылитый Дед Хасан)))

08:20 14 мая 2014

игрок12

что играл был молодец и сейчас красавчик

16:28 13 мая 2014