23:19 17 апреля 2014 | Футбол — РФПЛ

Александр Егоров: "Однажды даже обогнал в бассейне Попова"

Октябрь 2012 года. Арбитр Александр ЕГОРОВ и нападающий "Анжи" Самюэль ЭТО’О. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"
Октябрь 2012 года. Арбитр Александр ЕГОРОВ и нападающий "Анжи" Самюэль ЭТО’О. Фото Александр ФЕДОРОВ, "СЭ"

Многие годы одним из лучших отечественных рефери по праву признавался Игорь Егоров, собравший немало призов от нашей газеты. Его дело намерен продолжить сын Егор. Но есть и другой судья Егоров – Александр, однофамилец нижегородцев, с весны 2011 года работающий на играх премьер-лиги. На днях он дал интервью корреспонденту "СЭ".

– Вы стали заметно стройнее. Поделитесь, если можно, секретами подготовки и сбрасывания веса.

– Есть предрасположенность к лишнему весу, но всегда стараюсь держать себя в норме. Бывает, диету соблюдаю. А вот после Нового года ездил в специальный санаторий, чтобы очистить организм. Не ради судейства – просто для здоровья. Но и, конечно, хочется лучше выглядеть на футбольном поле.

– Ваши коллеги байку придумали, что вы чуть ли не в костюме химзащиты у себя в Саранске по улицам бегаете, вес сгоняете.

– На самом деле это не байка. Ездил в Германию на профилактику к одному физиотерапевту. В спортивном магазине увидел продукцию одной фирмы, специализирующейся на товарах для бокса. Был там и особый костюм, создающий эффект сауны. В нем теперь бегаю кроссы. Материал какой-то особый, потовыделение сильное, тело хорошо дышит.

– Но про противогаз-то наверняка шутят? Или вы на самом деле его тоже применяете?

– Один тренер по физподготовке посоветовал. В течение получаса в тренажерном зале на разных уровнях кручу велосипед в противогазе.

– А что это дает?

– Анаэробная работа способствует сохранению концентрации в игре, помогает подготовиться. На тренажере начинаю с медленных оборотов, затем увеличиваю. Дышать становится все труднее, как и в игре, когда устаешь к концу матча.

– Тренируетесь часто?

– Каждый день. Иногда провожу по два занятия. Бывает, тренируемся вместе с другими арбитрами.

– Много их в Саранске?

– На профессиональном уровне четверо. Еще восемь человек в турнире КФК. И 25-30 человек в школе молодого арбитра.

– Нередко получается, что один рефери торит путь своим землякам. Стоит кому-то дойти до вершины, его пример заражает других. В вашем случае то же самое?

– До меня был Виктор Денисов, он отсудил один матч в высшей лиге. Но вообще у нас город маленький. Меня многие знают. Если, глядя на меня, кто-то пошел или пойдет в судейство, буду счастлив.

– Сергей Куликов – ваш ученик?

– Можно так сказать. Вместе тренируемся, анализируем игры.

– Что с ним произошло? В чем причина его отстранения?

– Все мы можем ошибаться. Сегодня наше руководство, видимо, посчитало, что ему рано работать в премьер-лиге. У него будет возможность успокоиться, привести мысли в порядок. Ничего страшного не произошло.

– Чем вы только в жизни не занимались. Плавание, мотоспорт, баскетбол, футбол... Как вам удается или удавалось это все совмещать?

– Действительно, в детстве серьезно занимался плаванием. Мастер спорта, в 1988 году становился чемпионом страны.

– Какой стиль?

– Кроль. Плавал с Александром Поповым. Знаком с ним, общаемся, вспоминаем моменты соревнований. Помню, один раз даже обогнал его.

– Почему перестали плавать?

– Условий в республике толком не было. Один бассейн 25-метровый – достаточно старый, периодически закрытый на ремонт. Перспектив никаких. Решил заняться другим делом. У нас организовали мотоклуб, начали развивать ледовый спидвей. Десять лет трудился директором этого клуба. А затем мои друзья создали баскетбольную команду и позвали меня.

– А в чем заключаются обязанности директора баскетбольного или мотоклуба?

– В основном на мне организационная и административно-хозяйственная работа. Должен сделать так, чтобы клуб ни в чем не нуждался.

– Времени хватает?

– Сейчас уже все выстроено – клубу "Рускон-Мордовия" почти десять лет.

– Название вкусное. Вы, наверное, кондитерскими изделиями всех соперников можете обеспечить.

– Перед игрой обычно вымпелами обмениваются. А наши ребята традиционный набор мордовских сладостей дарят.

– А сами сладкое любите?

– Кто его не любит! Утверждающие обратное лукавят. Стараюсь, конечно, себя ограничивать.

– На свои футбольные матчи кондитерские сувениры тоже привозите?

– Командам? Нет. А в судейский департамент, случалось, привозил конфеты, печенье.

– Вас еще примерным семьянином величают.

– Для меня семья действительно на первом месте. Только с возрастом понимаешь, что все, чего добился, получилось благодаря родным. И делаешь все для семьи, чтобы дети росли здоровыми и ни в чем не нуждались.

– У вас мальчик и… мальчик?

– Сыновья. 16 и 6 лет.

– Сейчас в моде семейственность в судействе. Зуевы, Левниковы, Веселовские, Будогосские, Лапочкины, Матюнины… А вы хотели бы видеть хотя бы одного из ваших детей футбольным арбитром?

– Не знаю, к сожалению ли или к счастью, но старший в судьи не идет. А младшему пока это неинтересно. Знаете, с первым сыном много лет назад приключилась такая история. Я сам спортсмен и решил из него сделать спортсмена. В какую секцию можно отдать ребенка в 4 года? Выбрал спортивную гимнастику. Пусть хотя бы падать научится, кувыркаться. Привел его на первое занятие, а там одни девочки. Тренер дал задание попрыгать – у тех все нормально, а у моего что-то не получилось. Над ним девчонки стали смеяться. Не поверите, мальчишка год отказывался иметь дело со спортом и идти на стадион. Для меня это послужило хорошим уроком – решил больше не влиять на его выбор. Профессионально он спортом не занимается, но играет в баскетбол, футбол, ходит в тренажерный зал. Младшего отдал в бассейн. У меня сестра – хороший тренер по плаванию. Пусть просто научит его плавать, чтобы мог держаться на воде.

– Как дети реагируют, когда папу-арбитра ругают?

– Был период, когда старшему запретил подходить к телевизору. Кубковый матч между "Зенитом" и "Динамо". На последних минутах Кураньи забил с пенальти. Спорный момент. Меня, кстати, спасло тогда телевидение "СЭ". На записи вашей газеты был виден фол. Ну а сразу после игры в интернете пошли негативные комментарии в мой адрес. Сын звонил всю ночь и поддерживал. Представляете, повторял: "Пап, ты там, Христа ради, с собой ничего не сделай!" Так ребенок отреагировал на все гадости, что писали про меня.

– А случалось такое, что звонили домой, угрожали?

– Домашний телефон я отключил. А номера сотовых моих родных никто не знает. Мне лично никто не угрожал. Близких стараюсь ограждать от своих проблем и оставляю их на работе. Дома пытаюсь поддерживать уютную обстановку.

– В тот момент, когда сын так за вас переживал, не пожалели, что стали футбольным арбитром?

– Я чувствовал себя правым. А сыну, когда вернулся домой, все объяснил, сказал, что в жизни разное случается, что мы должны быть сильными и никому своих слез не показывать. Как бы трудно ни было.

– Помните себя несколько лет назад, когда вас только начали подпускать к судейству профессиональных соревнований? Сильно изменились с тех пор?

– Сильно. И в психологическом плане, и в физической подготовке. В 1999-м сдача тестов давалась намного сложнее, чем сейчас.

– С сигарой во рту на сбор больше не приезжаете?

– Мне нравятся сигары. Так я не курю, но хорошую сигару могу выкурить.

– С чего вдруг такое увлечение?

– Помните, был период, когда по телевизору стали показывать чемпионов в НБА или в НХЛ, которые после побед хватались за сигары. Попробовал – понравилось. Поначалу не разбирался, не понимал.

– А потом стали крупным специалистом?

– Ну что вы – курю то, что мне нравится. Могу что-либо порекомендовать. Но не более того.

– Вас хорошо знают в Саранске. А в других городах узнают? У судей часто берут автографы?

– В Москве – дважды. Один раз пошел на футбол, болельщик меня узнал и на выходе со стадиона попросил автограф. Другой раз на вокзале подошел человек. Увидел знакомое лицо: "Это вы?" "Ну я", – ответил ему. Показалось, что он так до конца и не понял, кто перед ним.

– Судьи – закрытая для общественности группа людей. Возможностей для общения с вами немного. И для журналистов на сборе в Бронницах действительно устроили своеобразный праздник, разрешив поговорить почти с каждым из вас.

– Чаще, когда идет речь об арбитрах, все хотят жареного. Но почему не общаться на другие темы? Приезжайте ко мне в гости, покажу, как живу, где работаю. Не думаю, что мы какие-то особенные и так уж закрыты. У всех бывают хорошие дни и плохие, с ошибками. Работа у нас такая. Больше сопряжена с негативной реакцией. Футболист промазал с метра – все забыли. А арбитр ошибется, и это потом муссируется.

– Цена ошибки разная. Лапочкин удалил Рыжикова, и несколько дней все только и говорили о дисквалификации вратаря, о Дзюбе, о "плохом" КДК. Самого судью-то, кстати, почти не вспоминали. Хотя как раз его промашка привела к тому, что голкипер был вынужден незаслуженно пропустить один матч.

– А вот в Германии судья назначил пенальти, а футболист, который сам споткнулся, подошел к судье и сказал, что нарушения правил не было.

– В современном футболе это редчайший случай.

– О чем и речь. Все зависит от воспитания. А вообще добрыми нужно быть и оставаться нормальными людьми.

Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ