Егор Коротков: "Медали нет. Пока до нее не доросли". ОЛИМПИАДА - Сочи-2014 - Фристайл. СПОРТ-ЭКСПРЕСС

Егор Коротков: "Медали нет. Пока до нее не доросли"

Сегодня. Сочи. Егор КОРОТКОВ. Фото REUTERS
Сегодня. Сочи. Егор КОРОТКОВ. Фото REUTERS
2

Россиянин Егор Коротков, выигравший малый финал за 5-е место на Олимпийских играх в Сочи в соревнованиях по ски-кроссу, после финиша признался, что рассчитывал на медаль.

Дмитрий АФОНИН
из Красной Поляны

– Расстроены тем, что вам не удалось попасть в большой финал?

– Мы четыре года готовились к тому, чтобы завоевать медали и доказать, что российский ски-кросс достоин олимпийских наград. Мы должны были это сделать! Но, к сожалению, в этом виде зависишь не только от себя, но и от других спортсменов. Тем он и интересен. Так уж случилось, что в полуфинале мне не повезло. Я ехал первым, и от меня ничего не зависело – только от соперников, ехавших сзади. Все цеплялись за любую возможность выйти в следующую стадию. К сожалению, из-за контакта я не смог сохранить скорость, потерял ее на достаточно пологом участке. Соперник полетел слишком плотно ко мне и зацепил носком мою пятку. Меня, грубо говоря, стало "переворачивать", и я приземлился на одну лыжу. Устоял, как смог. Но меня обогнали. А потом я сам допустил ошибку – знал, где могу обойти на трассе соперников, но даже попытаться этого сделать не сумел.

– Как вы считаете, удалось ли вам доказать, что российский ски-кросс дорос до медалей?

– Нет. Если бы медаль была, тогда можно было бы так сказать. Есть факт – пятое место. А медали нет. Пока до нее не доросли.

– Если бы до Олимпиады вам сказали, что у вас будет пятое место, как бы вы отнеслись?

– Это мой лучший результат в карьере на Олимпиадах и чемпионатах мира. Но это не тот результат, которым я в данный момент был бы доволен. Может быть, я позже осознаю, что выступил здорово. А может, я недостоин олимпийских медалей.

Свою квоту на Олимпиаду я заработал еще в прошлом сезоне на Кубках мира. И готовился именно к Играм. Я был настроен и знал эту трассу. И на Кубке мира в прошлом году мог здесь побороться за медаль.

– То, что у вас были неудачные результаты по ходу сезона, связано с тем, что вы вели целенаправленную подготовку к Олимпиаде?

– Если честно, я сам не понимаю, почему не было результата. Вроде едешь и грубых ошибок не допускаешь. А приезжаешь с плохим временем. Конечно, этапы Кубка мира – это хорошая тренировка к Олимпиаде, но тем не менее эти неудачи никак не влияли на подготовку и настрой. Четыре года я целенаправленно готовился к Олимпиаде. К тому, чтобы побороться за подиум, чего, к сожалению, мне в итоге не удалось. Но это не связано с неудачами в Кубке мира. В этом сезоне моим лучшим результатом было, кажется, 10-е или 12 место, а на Олимпиаде я стал пятым. На этапы Кубка приезжают по 80 человек, а на Игры приехали 32 – лучших из лучших, которые отбирались полтора года. И среди них я стал пятым! Это показывает, что мы готовились к Играм и выступили так, как смогли.

– В четвертьфинале ваше выступление запомнилось тем, что при падении на финише вы опередили двух других упавших соперников в борьбе за второе место, вытянув вперед руки. Делали это абсолютно осознанно?

– В борд-кроссе все определяется по доске, поэтому сноубордисты их на финише постоянно вперед выталкивают. У нас – по части тела. Я упал, но видя, куда качусь, целенаправленно вытянул руку, потому что знал правила. Хотя падение было неконтролируемым.

Когда летишь за кем-то в потоке, то сохраняешь скорость, а когда уезжаешь в сторону – тормозишь. Я не видел, на каком расстоянии от меня другие соперники и летел за шведом, от которого был достаточно далеко. Если бы знал, что двое других противников находятся в 5 – 10 метрах позади, то ушел бы в сторону и полетел по другой траектории.

Вообще на трассе накатывается один, более быстрый, курс. Здесь пролет в конце составляет 50-52 метра. Швед впереди меня потерял баланс во время полета. Я увидел, что он падает, но изменить ничего не мог, потому что уже сделал на трамплине траекторию своего полета. При приземлении главной задачей было не покалечить себя и его, поэтому начал поворачивать. Но сил в ногах уже не было, и я подсел. Если бы не это, я мог бы просто объехать шведа. Но времени было мало, и я упал. Видел, куда катился, и целенаправленно вытянул руку на финиш. Я знал, что должен делать.

– Случившееся с Марией Комиссаровой отразилось на вашем настрое?

– У нас поднялся командный дух. Мы следим за тем, что происходит с Машей. В команде установлено негласное правило: всю информацию на этот счет дают только официальные источники. И я не имею права ничего говорить. Но мы поддерживаем с ней контакт. Что касается состоянии команды, то мы знали, на что идем, и готовились к Олимпиаде. После случившегося стали более сплоченными. Мы даже сделали стикеры: "Маша, мы с тобой!" и хотели наклеить на шлемы и лыжи, но нам не разрешили. Оказалось, что за это следует наказание – вплоть до дисквалификации.

– Можно ли было до старта соревнований предсказать, что пьедестал будет именно таким?

– Я, если честно, в шоке. Оказывается, французы могут подготовить себя к нужным стартам, а в ходе сезона при этом ничего не показывать. То, что на пьедестале будут три француза – перед Олимпиадой ни один человек не мог бы предсказать. Это нереально! Ведь есть и более достойные спортсмены, которые могли и даже должны были стоять на пьедестале.

– Какие у вас планы на дальнейшую карьеру, на Игры-2018?

– Обещать пока ничего не буду. Но здоровье и возраст в принципе позволяют кататься дальше. Посмотрим, какие стимулы будут, как будет настроена федерация. Не только от меня зависит это решение. Жизнь непредсказуема. Я сейчас могу сказать одно, а на самом деле будет другое. В общем, буду доезжать сезон, а там посмотрим. В следующем году пройдет чемпионат мира. Возможно, имеет смысл "доездить" до него. Сказать, поеду ли я в Корею, пока не могу.

– А если бы выиграли медаль, решили бы, что выступать хватит?

– Может быть. Если бы была золотая медаль, то я бы дошел до своего пика. Выше золота Игр ничего быть не может! Можно, конечно, бороться за следующую золотую медаль, но для этого надо быть просто фанатиком. Я не зациклен на ски-кроссе, и мне есть, чем еще заниматься. Да и работать в спорте, скорее всего, не буду. Хотя, быть может, мне предложат такие условия, что отказаться не смогу.

– Какие планы на оставшееся время пребывания в Сочи?

– Буду стараться "зацепить" как можно больше стартов. Поболеть за наших. Ведь надо поддерживать друг друга. Не понимаю людей, которые после своих стартов сидят у телевизора. Надо приходить на стадионы. Вчера смотрел сноуборд. Счастлив, что у нас семейная пара заработал бронзу и золото. Еще на могул ходил, на сани. У меня в рюкзаке лежит флаг, с которым выходил на подиум Александр Смышляев. Я тогда был рядом и дал его Саше. Думал, что сегодня тоже выйду с ним на подиум…

– А тренеры не запрещают?

– Наши тренеры – австрийцы. Они нравятся мне тем, что не загоняют нас в какие-то рамки. Дают жить и развиваться как личности. Они понимают, что мы взрослые спортсмены, и сами знаем, что должны делать, а что нет. Часто мы даже тренируемся самостоятельно – по выданному плану. Это не детская школа, где спортсменов "пинают". Если у кого-то возникают личные проблемы, могут отпустить со сбора. В общем, относятся к нам нормально.

2
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (2)

Bio-Graf

5место норм. ну и конечно здоровья Комиссаровой

23:46 20 февраля 2014

Жоня1

"... Мы даже сделали стикеры: "Маша, мы с тобой!" и хотели наклеить на шлемы и лыжи, но нам не разрешили ..." - Вот нелюди!!! Зато реклама кокаколы разрешена....

21:35 20 февраля 2014