18 июля, 21:30

Как грузин из UFC работал на стройке в США. «В обед американец достал ложку из помойки и начал есть ей йогурт!»

Корреспондент
Читать «СЭ» в
Говорит, в Грузии бы никто так не сделал.

Мераб Двалишвили (14-4) — один из самых успешных бойцов UFC из стран и республик бывшего СССР. Грузин выиграл 7 боев подряд в легчайшем дивизионе промоушена и 20 августа подерется с легендой ММА Жозе Альдо в поединке, который может открыть ему путь к титульному шансу.

Мераба отличают высочайший темп, давление, выносливость и бесконечные тейкдауны. За 9 боев в UFC грузин провел 63 перевода — никто и никогда в истории промоушена не подходил к такой цифре настолько быстро. Двалишвили так неутомим, что может за 15 минут выдать 25 попыток тейкдаунов. Для сравнения: недавно два супершустрых легковеса Арман Царукян и Матеуш Гамрот выдали 29 попыток тейкдаунов на двоих за 25 минут.

Уже в трех поединках UFC Двалишвили набирал больше 10 переводов за бой. Даже если он не может наладить хороший контроль на земле, грузин переводит снова и снова, пока не замучит соперника.

Такой пахотный и упертый стиль ведения боя сопрягается с характером Мераба. Приехав 10 лет назад в США, он прошел через тяжелую черновую работу грузчиком и многостаночником на стройке, совмещал тяжелейшие смены с тренировками профессионального бойца, все это преодолел, и теперь он топ UFC, который заработал на собственный красивый дом в Америке.

На стройке, кстати, грузин работал еще совсем недавно — даже после трех боев в UFC бойцовские доходы не позволяли ему быть атлетом на полную ставку. Об этом незабываемом периоде жизни он рассказал пару недель назад на YouTube-канале Fight Reality.

***

— Сейчас мне кажется невообразимым, как я мог совмещать работу и карьеру бойца. Моей первой работой в США была работа грузчиком. Это была очень тяжелая работа, мне нужно было вставать в 4 утра и ехать очень далеко. Совмещать такую работу с тренировками было невозможно. Никто из ребят-грузин, с которыми мы туда устраивались, не проработал долго — вот так там было тяжело. Потом я попал на стройку через одного нашего знакомого. Я помню первый день на стройке, нам нужно было снять черепицу с крыши и заменить ее новой. Мы работали на улице, было очень холодно. В Тбилиси бывают холода, но, блин, в Нью-Йорке холода гораздо жестче. Работать там в такую погоду на воздухе — это очень тяжело. Я не знал английский, и это мешало работе. Как-то один парень попросил меня принести ему строительный уровень. Я не знал, что такое уровень. Принес ему не тот, побольше. Он говорит «yellow» (желтый. — Прим. «СЭ»). Я не знал, что это значит, снова принес ему не то. Потом другой парень стоял на лестнице и показал на большую доску. Я подумал, он хочет, чтобы я принес ему ее. Я взял ее и потащил к нему. Он говорит: «Leave it» (оставь ее. — Прим. «СЭ»). Я подумал, он снова просит поднести поближе. Я начал надвигать ее на него и чуть не сбил с лестницы (смеется). Первое время я носил на стройке всякие тяжести, это было очень непросто. Но потом, спустя несколько месяцев, я освоил кое-какие навыки и уже мог работать там же, на стройке, но делая гораздо более легкие вещи. После моего второго боя в UFC мне дали бонус, и я подумал, что могу оставить работу и быть только бойцом. Но денег мне хватило только на полгода, а потом пришлось брать кредит в банке, чтобы подготовиться к третьему бою. После этого боя я понял, что пора возвращаться на работу, мне было не оплатить все счета только боями.

Мераб Двалишвили. Фото из соцсетей бойца
Мераб Двалишвили. Фото Соцсети
из соцсетей бойца

— Ты помнишь самый странный и забавный случай, который произошел с тобой на работе?

— Когда я работал на стройке, я все равно старался держать диету, питаться правильно. Избегать сахара и мучного. Ребята на стройке ели гамбургеры и йогурты, а я и еще пара ребят-спортсменов приносили с собой вареные овощи, яйца и вареную курицу. И вот мы как-то сидим, обедаем. А там было у нас два парня, американца. Хорошо выглядели, такие приличные ребята. Одного из них звали Ричи. И вот он за обедом достает ланчбокс, вытаскивает йогурт, открывает его, и оказывается, что ни у него, ни у кого-то из ребят нет ложки. Тут он подскакивает и бежит к мусорке. Наклоняется и начинает ее потрошить, выбрасывая мусор. Он искал ложку, которую он выбросил за прошлым обедом. И он находит ее, вытаскивает, как какой-то трофей (смеется)! Протирает ее и начинает есть! Я был в шоке, никто бы из нас здесь, в Грузии, так не поступил бы (смеется).

Еще когда я работал грузчиком, для меня было как-то унизительно брать чаевые. Но и отказаться от них я не мог, потому что это было бы неуважением. В нашей фирме, когда ты отработал смену и ничего не повредил и не поломал, тебе давали чаевые. Некоторые ребята хитрили — делали вид, что мебель, которую они перетаскивали, гораздо тяжелее, чем она есть на самом деле. Поначалу для меня было унизительно и принимать чаевые, и давать их. Но потом я привык. Сейчас, когда я даю их в Грузии, на меня иногда смотрят с удивлением.

Реклама
Прогнозы на спорт
Расставь приоритеты.
Новости