21 января, 15:10

«Ты врешь. Скажи правду, посмотрев мне в глаза». Нганну и Ган устроили спор на пресс-конференции

Франсис Нганну вступил в перепалку с Сирилом Ганом и осадил журналиста
Корреспондент
Читать «СЭ» в
Кому верить?

История со спаррингами Франсиса Нганну и Сирила Гана получила продолжение. В среду Нганну заявил на медиадне, что в одном из спаррингов нокаутировал Гана левым хай-киком. В четверг же состоялась пресс-конференция, на которой Сирил обвинил соперника во лжи. Диалог между бойцами получился живой. Далее — его полная расшифровка плюс ответы Нганну и Гана на вопросы журналистов.

Ган: Можешь повторить то, что ты сказал, Франсис?

Нганну: Ты упал на землю, Сирил. Затем ты ушел с тренировки.

Ган: Можешь описать в точности? Что конкретно происходило?

Нганну: О, ты не можешь вспомнить?

Ган: Нет, ты расскажи людям.

Нганну: Это был левый хай-кик.

Ган: И ты говоришь, что потом я оказался в нокдауне?

Нганну: Ты упал или нет?

Ган: О, я упал?

Нганну: Ты не помнишь, да?

Ган: Ты врешь (смеется).

Нганну: Раз ничего не помнит — значит, он был в нокауте.

Ган: Нет, это ложь. Как вы знаете, мы провели отличный спарринг с Франсисом. Он выбросил прекрасный левый хай-кик. Франсису не нравятся легкие, техничные спарринги. Он все время бьет очень мощно. Ты выбросил этот левый хай-кик, ты пробил меня. Видишь, я честен перед тобой. Но ты не отправил меня в нокдаун.

Нганну: Разве ты не упал после этого левого хай-кика, Сирил? Скажи честно! И ты говоришь, что я не люблю легкие спарринги, но при этом я как-то спаррингую с легковесами, девушками, и они не жалуются. Конечно, это был хороший спарринг, в этом ты не врешь, но ты упал после этого удара.

Ган: Хорошо, я извиняюсь...

Нганну: Я уважаю тебя. И я знаю, что ты один из самых честных людей, и я знаю, что ты мог бы рассказать о том, как на самом деле все происходило.

Ган: Ты меня уважаешь?

Нганну: Я уважаю тебя, брат мой.

Ган: Ты проявляешь неуважение ко мне перед всеми этими людьми. Ты врешь. Я уснул после этого левого хай-кика? Скажи честно, посмотрев мне в глаза.

Нганну: Видео у меня нет, поэтому доказать не могу. Но это было. И где-то есть это видео.

Ган: Извиняюсь, мы можем говорить об этом очень долго.

Журналист: Сирил, если Франсис все-таки врет, то скажите, почему он врет?

Ган: Потому что это ложь. Вы ведь слышали, что я сказал правду. Он выбросил прекрасный, очень мощный левый хай-кик, но я не упал в нокдаун. Я вам скажу, что именно произошло. Он подбил меня, я не ожидал такого мощного удара. До этого я просил, чтобы он так сильно не вкладывался. И я такой [после пропущенного хай-кика]: «Ладно, не проблема». Я был готов продолжать, но тренер сказал: «Хватит, заканчиваем. Ни к чему хорошему это не приведет». Поэтому мы остановили спарринг. Это правда.

Нганну: Ты продолжил тренироваться в тот день. Ты смог тогда продолжить?

Ган: Нет, не продолжил — в связи с тем, что этого не хотел тренер, потому что я был немного зол из-за всей ситуации.

Нганну: Ты взял свою сумку и уехал из зала. Было такое, Сирил?

Ган: Я его не слышу.

Нганну: В любом случае это не имеет значения, потому что это произошло случайно. Я не хотел пробить его этим хай-киком, но так вышло. И вообще, мы это все обсуждаем из-за того видео, которое вы опубликовали. Только тогда я рассказал об этом. До этого я не говорил, потому что все произошло случайно. Я не хотел подбить тебя, мы тренировались, помогали друг другу. Так что я повторюсь, что я уважаю тебя и я не обманываю. В субботу мы просто побьемся.

Ган: Хорошо, Франсис. Старший брат.

Журналист: Франсис, будет ли защита титула значить для тебя больше, чем его завоевание?

Нганну: Важен каждый бой — рейтинговый бой, титульный бой, защита титула. Важен каждый шаг.

Журналист: Мы знаем, что вы сфокусированы на поединке против Сирила Гана, но при этом Джон Джонс готовится к дебюту в тяжелом весе. Интересен ли вам оппонент в лице Джонса в случае победы над Ганом?

Нганну: Нет. Для меня этот бой потерял актуальность. Я так долго ждал этого момента. Сразу после поединка против Стипе Миочича моим оппонентом должен был стать Джон Джонс, но этот бой не состоялся по неизвестным мне причинам. Поэтому я закрыл глаза на это и иду дальше.

Журналист: Франсис, в вашей карьере много ярких нокаутов. Что для вас будет значить победа нокаутом в бою против бывшего одноклубника?

Нганну: Небольшая поправка: он не был моим товарищем по команде. Но, конечно, будет здорово одержать очередную победу нокаутом.

Ган: Извиняюсь, Франсис, разве я не был твоим бывшим одноклубником?

Нганну: Сколько совместных тренировок мы провели, Сирил?

Ган: Тут речь не о том, сколько мы тренировались. Мы с тобой проводили спарринги и были в одной команде.

Нганну: Сколько мы с тобой тренировались? Тогда я уже был в США.

Ган: Я не говорю, что мы были близкими друзьями. Но мы были одноклубниками.

Нганну: Сколько мы с тобой тренировались?

Ган: Ну, ты провел там два тренировочных лагеря. Или даже три.

Нганну: Два лагеря? Я очень хорошо все помню. Январь 2019 года. У тебя был бой в Канаде, а я летел из Камеруна в Финикс для боя с Кейном Веласкесом. Мы, возможно, тренировались три месяца [имеет в виду три недели], провели шесть совместных тренировок в Париже. Но я уже жил на постоянной основе в Вегасе. Я просто прилетал туда [в Париж]. Скажи, так это или нет?

Ган: Да, это так. Но, как по мне, когда ты тренируешься с человеком в одном зале, то вы одноклубники.

Нганну: Хорошо. Тогда нам нужно пересмотреть понятие «одноклубник».

Ган: Ну, спасибо (улыбается).

Журналист: Сирил, ваш тренер раньше тренировал Франсиса. Какую роль это сыграет и будет ли это являться секретным оружием?

Ган: Да, это будет особенное противостояние, потому что наше восхождение было с одним тренером. Я счастлив, горд, и мне не терпится выйти в октагон. Но как бы то ни было, я думаю, что моему тренеру будет тяжеловато. Несмотря на всю ситуацию вокруг нас, они [Нганну и Фернанд Лопес] были настоящими друзьями. Так что моему тренеру будет тяжело.

Журналист: Франсис, вы загнали нас в тупик, сказав, что вы не были товарищами по команде. Можете прояснить почему? Ведь даже раскрутка боя идет через то, что вы бывшие одноклубники.

Нганну: Дело было в 2019 году, тогда мы тренировались, и вы можете спросить у него и поймете, что тогда я уже жил в Вегасе. Вообще, официально я перебрался в Вегас в апреле 2017 года. Да, я прилетал на месяц в Париж, но потом вернулся в Вегас.

Журналист: Сирил, Франсис в интервью сказал, что бой со Стипе был самым тяжелым, а бой с вами будет достаточно легким. Что вы скажете по этому поводу?

Нганну: Извиняюсь, где ты прочитал, что я сказал, что бой с Сирилом будет достаточно легким? Я что-то не понимаю.

Журналист: Я не сказал, что он будет достаточно легким.

Нганну: Ты же сказал, что я так сказал.

Журналист: Ты сказал, что он будет легче.

Нганну: Но не сказал, что он будет легким. Где ты такое вычитал?

Журналист: Ты сказал, что бой с Миочичем был самым тяжелым.

Нганну: Да, но где я сказал, что бой с Сирилом будет легким? И вообще, какой бой я называл легким?

Журналист: Ну, ты мне ответь. Это же твое интервью...

Нганну: Нет, ты сказал, что я якобы сказал, что бой с Сирилом будет легким. Я процитировал тебя.

Журналист: Хорошо, я повторю и перефразирую. Если ты говоришь, что бой с Миочичем был самым тяжелым, то значит, что все остальные бои были легче.

Нганну: Самым тяжелым. Тяжелейшим. То есть этот бой был тяжелее других. Понимаешь? Другие бои тоже тяжелые. Просто какой-то из них — самый тяжелый. Легких боев не бывает, друг мой. Если бы ты хоть раз в жизни побился, то знал бы, что легких боев не бывает! Лучше подбирай слова, когда задаешь вопрос, — чтобы сказать именно то, что ты хочешь сказать.

После окончания пресс-конференции состоялась дуэль взглядов, во время которой Нганну и Ган тоже немного поговорили.

Ган: Я рад, Франсис.

Нганну: Что бы ты ни думал, я уважаю тебя. Не дай всему тому, что было, залезть тебе в голову. В субботу мы оба выйдем на войну. Но я уважаю тебя.

Бой между Нганну и Ганом состоится 23 января рано утром по московскому времени на турнире UFC 270 в Анахайме (Калифорния, США).

Реклама
Прогнозы на спорт
Канал Спорт-Экспресс на YouTube
Новости