00:15 16 октября 2015 | РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Станислав Петухов:
"Если Тарасов обнимал -
готовься к отчислению"

Станислав ПЕТУХОВ, Владимир ЮРЗИНОВ и Юрий ВОЛКОВ. Фото из архива Станислава Петухова
Станислав ПЕТУХОВ, Владимир ЮРЗИНОВ и Юрий ВОЛКОВ. Фото из архива Станислава Петухова

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Героем рубрики стал легендарный хоккеист московского "Динамо", олимпийский чемпион-1964

УСАТЫЙ

– Три часа ехал с дачи, чтоб к вам успеть, – вздыхает Петухов. – От Истринского водохранилища все стоит. Вам сколько ложек кофе? Покрепче, чтоб глаза вылезли?

Мы согласились. Именно, чтоб вылезли.

– Информации много, – обрадовал он. – Но и сотрясений у меня было много. Не всё вспомню.

– Сотрясения - это неприятно.

– А когда их шесть штук...

Из разложенных на столе фотографий Петухов вытянул одну, с желтыми краями:

– Сборная СССР на Олимпиаде в Скво-Вэлли-1960. Знаете, сколько человек живы? Один!

Глаза наши расширились. Станислав Афанасьевич решил, что не верим – и на каждого с той карточки указал пальцем:

– Пучков, Ёркин, Сологубов, Кучевский, Сидоренков, Карпов, Баулин, Александров, Локтев, Альметов, Цицинов, Гребенников, Бычков, Пряжников, Грошев, Виктор Якушев… Никого нет.

– А говорите, память слабая.

– Так это ж первое мое официальное соревнование! Все как вчера было, будто телевизор смотрю!

– Из вашего поколения почти все молодыми поумирали.

– Вы правы. Вот Коля Сологубов, например. Три класса образования, закончил играть – ничего нет, кроме квартиры на Восстания. Внизу гараж, там и поддавал. Ваня Трегубов – та же история. Помогал жене в Лужниках, она работала в пивбаре. Бочки носил.

– Мы слышали, как раз жена ему пить запрещала. Привела в порядок.

– Водку не давала, а пивко – пожалуйста! На нем сидел! А Дима Уколов? Это ж вообще страшная история! За Олимпиаду 1956-го получил "Победу" цвета шоколадки. На ней занимался извозом частным образом, затем устроился в такси. Жил один, когда умер – хватиться было некому. Долго пролежал. Открыли, а он готов. В морге заморозили, искали родственников.

– Никого не нашли?

– Нет. Человека просто забыли. Похоронили на Востряково. Время спустя наткнулись на могилу – заброшенная. Занялись этим делом, выкопали и перенесли на нормальную аллею, к спортсменам.

– Встречали известного хоккеиста в полной нищете?

– Володя Елизаров. Печально закончил. Дочка в Америке, остался один в Москве. Шикарную квартиру на проспекте Мира ему лично Булганин давал. Альцгеймер, все из дома распродал. Собирались у него всякие алкаши. Как-то в марте пропал в трусах и майке. Обнаружили на Казанском вокзале, прибился к бомжам, выпивал с ними.

– Кошмар.

– До этого изобрел клюшку, загнутую с двух концов. Два крюка правилами не запрещены. Елизаров всюду ходил с ней и папочкой документов под мышкой. Патент оформил, подписи собирал – мол, стоящая клюшка. Я подписал!

– Не пошла клюшка?

– Не пошла. Хотя Слава Анисин забросил такой шайбу в официальном матче. Еще у Гули была особенная клюшка.

– Это кто?

– Игорь Чистовский из горьковского "Торпедо". Под два метра ростом, обводил на высокой стоечке. Стандартная клюшка мала была, так он конец расщеплял, делал "ласточкин хвост". Вправлял туда палку и заматывал. Но его ловили. Гуля две минуты сидит – администратор ему клюшку пилит. А с крюками тогда не мухлевали. Еще и не было никаких загибов, прямыми играли.

– Когда-то вы пытались расследовать историю гибели Виктора Якушева.

– Лежит у меня где-то ответ из Госдумы. Депутат посылал запрос министру внутренних дел. Виктор Прохорович возвращался с юбилея Анатолия Ильина, футболиста. Трезвый!

– Как странно.

– Я Ильина спрашивал: "Много он пил?" – "Усатый вообще не прикоснулся, сами удивлялись". Прохорович в молодости усы носил, так и привязалось – Усатый. Незадолго до смерти получил квартиру в районе Щелковской, хорошая жена… Жизнь налаживалась!

– Где его нашли?

– Сидящим на лавочке в сквере. Недалеко от новой квартиры. Что было до лавочки – никто не знает. На руках ссадины, явно от наручников. Причем обмазаны зеленкой. Йода в отделениях милиции не бывало – только зеленка! А отбили Прохоровичу внутренние органы.

– Отыскали этих милиционеров?

– Нет. У каждого милицейского экипажа есть план. Видят – сидит: "Выпивал?" – "Нет" – "Да что там, давай в милицию, разберемся…" Таких случаев в 90-е были сотни. Деньги в отделении отбирали. Жуткие времена.

Витька по характеру молчаливый. Спокойный. Это Эдик Иванов мог в драку кинуться, Сережа Капустин вообще вулкан. А Якушев – никогда. Агрессии ноль. Что интересно, был в тот вечер в белой рубашке. Вроде били его – а рубашка осталась чистой, глаженой! Вот как понять?

– Умер там же, на лавочке?

– Нет, доставили домой. Витькина жена позвонила генеральному секретарю федерации хоккея Валентину Козину. Сказала, какие лекарства нужны. Прохоровича отвезли в больницу, еще в сознании. Пролежал с внутренним кровотечением дней десять. Но всё отбили так, что не спасти.

Якушева помнят, а на Преображенском лежит Витя Никифоров. Вот фигура, Витя-то! Олимпийский чемпион 1956-го, а забыли напрочь! Я к Сафронову подходил. Андрей, говорю, Николаевич, это же наш, динамовский…

На Малой арене висят свитера олимпийских чемпионов. Из "Динамо" нет двух – Никифорова и Саши Пашкова. Почему – не знаю. Пашков-то живой.

– Альметов с женой уехал в Америку. Жена осталась, он вернулся – копал могилы на Ваганьково…

– Знаю, что гражданская его жена, Зина, работала официанткой в "Узбекистане". Мы частенько туда приходили. Давлетыч закончил играть, устроили его тренером в Балашихе. Глава города любил хоккей. Альметов и сам выходил, и тренировал. Потом сорвался, запил. Уволили – устроился в бригаду к Генриху Сидоренкову на Ваганьково. Мы уже мало общались. Каждый был занят своей жизнью.

ЗИЛЬБЕРБОРТ

Петухов надевает очки, берет бумагу:

– Это сценарный план!

– Вас и на сценарные планы хватает?

– А как же? Будет премьера документального фильма "Динамовцы на полях сражений". Центральный музей Великой отечественной. Приходите.

– Постараемся. В августе вам исполнилось…

– 78!

– Должны сказать – бодряк вы удивительный.

– Минуточку! "Бодряк"… Это так, внешне. Наш Союз спортсменов устраивает автопробеги для олимпийских чемпионов. Компания серьезная. Один Коля Зимятов чего стоит – четырехкратный олимпийский! Король лыж! А молодежи нет. Не выигрывают Олимпиаду, и все. Лишь Сашу Скворцова привлекли. Горьковчане – приятные ребята.

– Где Скворцов, там и Ковин.

– Володя Ковин – во Франции, его не достать.

– Без рецептов вечной юности мы от вас не уйдем.

– Рецепты – они знаете, где? Как-то покупаю газету "ЗОЖ", смотрю, учредитель – Коршунов! Мы когда-то дружили. Настоящая фамилия – Зильберборт. Нынче миллионер, в Америке живет.

– Понятно. Всем обязаны чтению "ЗОЖ".

– Есть фильм с де Фюнесом – "Замороженный"… Мы ведь в минус двадцать играли на открытых площадках. Кто-то шапочку надевал, а у меня кудри, шапки не признавал. Был у нас хоккеист Солдатенков по прозвищу Жак, просил врача: "Ты мне голову бинтом перехвати…" Как Щорс играл.

– В ветеранских матчах вас не видно.

– До 60 лет играл. Когда поменял тазобедренный сустав, врачи запретили на лед выходить.

– У Анатолия Ионова тоже проблемы с ногами. Объясняет так – в мороз шайба часто попадала в ногу, а защиты никакой.

– Попадала. Но мы выкручивались. Ребята из "Крыльев" приписаны были к авиационному заводу, додумались мастерить щитки из авиаля.

– Это что?

– Авиационный алюминий. На голову – велосипедные шлемы, все "Динамо" играло в таких. Кожаные, набиты конским волосом.

– Трусы тоже были особенные?

– Байковые. Ворсистый материал, мягкий. Из него еще шили защитные шашечки. На одном бедре штук десять, и на другом столько же. Ну и "ракушка".

– Спасала?

– Раковина алюминиевая, сразу вминается. Чувствительно, конечно. Перетерпишь – отпускает.

– Главное, чтоб на наследниках не отразилось.

– У меня не отразилось. Больнее, если эта раковина натирает. Так мы пушель подшивали. Сейчас шайба от щелчка как сумасшедшая летит, а тогда было проще. Но если Трегубов метнет – это что-то.

– Сильнее броска в том хоккее не было?

– Не было. Как мы называли – с короткой изготовкой. Не оттягивая, – а быстро, р-р-аз! С кистей!

– Самый неприятный момент, когда вас подстрелили шайбой?

– Приехали к нам канадцы, команда Kelowna Packers. Их долговязый защитник поразил – как ни показывай ему финтом, не дернется. Но если бросаешь, садится и ловит на себя. Чутье феноменальное!

Ну, думаю, в следующем матче попробую повторить. Встречаемся в Лужниках с ЦСКА, проигрываем. Помните Игоря Деконского?

– Большой хоккеист.

– Праворукий нападающий. Бросает, я сажусь под шайбу. В этот момент сирена. Лужниковский гудок хоть куда, просто ревун. Шайба, сорвавшись с крюка, летит мне прямо в нос!

– Какое несчастье.

– Проломила полностью. Вставили тампоны – а рана открытая, нос вмят внутрь. Не совсем провален, как у сифилитика, но дело плохо. Надо вправлять, зашивать. Медпункту не по силам.

– Кому по силам?

– ЦИТО. Тогда недалеко располагался, рядом с Новодевичьим монастырем. На том матче был приятель, бывший пловец. Повел меня. Но прежде, говорит, заглянем в гостиницу "Юность", рванем по стакану коньяка.

– В качестве анестезии?

– Да. Так и поступили. ЦИТО – это сейчас звучит гордо, а в конце 50-х что-то вроде травмпункта. В очереди бабулька, божий одуванчик: "Вы последняя?" – "Я. Рентген показал – неправильно срослось…" Тут в дверях лысый мужик в клеенчатом фартуке. Волосатая грудь, рукава закатаны. Мясник!

– Он нос вправлял?

– Сначала бабкой занялся. Дверь приоткрыта, все вижу. Усадил перед лампой: "Ну-ка, покажи руку". Легким движением – хрясь! – об край стола. Сломал! Бабка только охнула.

Меня вызвал, осмотрел: "Терпеть будешь? Придется!" Думаю – что ж делать собирается? Бабку-то терпеть не просил, а ей руку ломал! Хотел к кровати привязать, но я отказался. Коньяк подействовал. Мясник запах почувствовал: "Выпил? Молодец. Обойдемся без анестезии. Впрочем, она бы тебе не помогла…"

– Что дальше?

– Показал две хромированные штуковины, которые будет в ноздри вгонять. Довольно толстые. Не поверил доктор, что вытерплю – заставил приятеля держать за ноги. Ка-а-к воткнул!

– Боль адская?

– Будто залез мне в мозги и шебуршится. Сознание уходит. Нос как-то сформировал пальцами – потом гляжу, вышло лучше, чем было. Минут пять наминал. На прощание обнадежил: "Когда тампоны отдирать станем с волосками из носа, будет еще больнее. Придешь сюда же…"

"ЛАЗУРНЯК"

– Вы говорили про шесть сотрясений. Самое тяжелое?

– 1963-й. Вернулись с чемпионата мира. Играем с "Химиком", был у них защитник Иванов. Высокий, неуклюжий. Объезжаю его по флангу – бросается под ноги. Меня заносит, разворачивает – и бьюсь как хлыстом затылком о борт. Все, ничего не помню.

С площадки выносили на руках. Думали, перелом шейных позвонков. Это значит – полный паралич. Повезли к той же гостинице "Юность". Но не в ЦИТО, а в клиническую больницу. Лежал дней двадцать.

– Когда очухались?

– Несколько часов спустя. Оказалось, сильное сотрясение с потерей памяти. Наблюдался у невропатолога, головные боли долго возвращались.

– Как лечились?

– Динамовцы ездили в Сочи, в санаторий Дзержинского. Виталий Давыдов прилетал с женой. Следил за здоровьем, ему надо и Мацесту посетить, и по врачам пройтись…

– Вы не такой?

– А Володя Юрзинов, Валька Григорьев, Володя Чинов, Юра Волков и я жили в отдельном корпусе. Называли его "Куба". Там свободный график. Единственное ограничение – как офицеры КГБ должны быть к отбою, 23.00, на территории. Иначе доложат начальнику санатория, полковнику медицинской службы.

Рядом болельщиков много – сразу к нам. Из соседнего "Заполярья", закрытого санатория "Россия" от Совета министров РСФСР, из пивной "Золотой Петушок"… Все знают, что я ударился. Расспрашивают: "Как у Петухова с головой?" По утрам, отвечаю, побаливает. Но не от травм.

– Смешное случалось?

– Чекисты приезжают, поддают. Нас видят: "Вы из тройки?" "Тройка" – третье управление. Нет, хохочем, мы из пятерки. У них глаза круглые. Что за "пятерка"?

– Люди из ЦСКА нам рассказывали, как летом уезжали в эти санатории – и не просыхали. На карачках ходили.

– Чтоб прямо "не просыхать" – такого у нас не было. А как же море, пляж? Если напьешься с утра – может плохо обернуться. Курортников уносили с солнечными ударами, с трудом спасали. Поэтому пили мы в меру. Поднимаемся с пляжа на обед, между этажами буфет. Мы называли "метро", весь обложен красным мрамором. Этот санаторий – любимое детище Берии. Внутри столько трофейного, вывезенного из Германии…

– Что запомнилось?

– Зеркало в зале для танцев. Рама из фарфора. Красота!

– Какие напитки уважали в санатории Дзержинского?

– Мы налегали на "кровавую Мэри". Водочку выпил, томатным соком пригасил. Закусывали помидорчиками, огурчиками из банок. Перед обедом хлопнем – и отдыхаем. Тогда по дороге на Мацесту появился "Лазурняк".

– Ресторан "Лазурный"?

– Точно! Вижу, бывали. Там уникальная музыка. Через какое-то время в "Динамо" пришли молодые, так в отпуске Чернышев отправил за ними присматривать. Они первым делом в "Лазурный" нырнули. Танцевать. А мне внутри жарковато, вышел в палисадничек. Гляжу, двое парней. Силуэты знакомые…

– Кто?

– Численко с Ворониным! "Вы откуда?" – "Да на ночь прилетели. Потусоваться". Сборная готовилась где-то в Малаховке, а они сорвались. Воронин из-под рубашки достает пластинку-"гигант": Trini Lopez! Моднее ничего не было!

– В ресторане поставил?

– На верандочке. Сел рядом, балдеет. "Мне пластинку ненадолго дали, я вот Число уговорил прилететь. Такую музыку надо слушать у моря…" А к завтраку вернулись в Малаховку. Словно и не летали никуда.

– Где с Ворониным познакомились?

– Я в футболе был центральным нападающим. Капитаном сборной Москвы!

– Вот это поворот в биографии.

– Какой же был классный газон на Малом стадионе "Динамо"! Травка мягкая-мягкая. Лева Яшин говорил – это поле лучше, чем на большой арене. За динамовский дубль в футболе я провел матча три. А в хоккей тогда играл за ЦСКА! Представляете?

– Коллизия.

– Из нашего поколения самым ярким считался Витамин – Венька Александров. Тарасов его приметил. А мне сообщил: "Вы, молодой человек, по своим качествам не годитесь…"

– Александров был крут уже в юные годы?

– Не то слово. Изумительно быстрый и техничный. Бросал с короткой изготовкой. Вратарю Боре Зайцеву частенько от него попадало в лицо.

– Знаменитый бросок-пугач?

– Да. Если не забьет, так хоть вратаря напугает. Все знали, что Витамин может покалечить.

– Нам говорили, это выдумка Тарасова – на первых минутах Александров бросал в голову вратарю. Чтоб игралось легче.

– Это вряд ли. Тарас другое придумал – первый период в исполнении ЦСКА мы называли "психическая". Задавить, ошарашить, забить две-три шайбы! Здесь уж все приемы хороши. Трегубов швырял издали, Сологубов устраивал "мельницу", подкатывался…

– Когда у наших вратарей появились маски?

– После случая с Витамином и Борькой Зайцевым. Делали из стекловолокна и эпоксидной смолы, разного цвета. У Зайцева маска была черная, у Чинова – синяя, у Коноваленко – розовая…

– Кто для вас вратарь номер один в истории хоккея?

– Коля Пучков. Самый стабильный. Второй – Витя Коноваленко.

– А Третьяк?!

– Я говорю о вратарях, против которых сам играл. Третьяк – уже другая эпоха. Хотя мы пересекались во второй сборной на турнире в Польше. Владик – еще мальчик, поехал запасным. Сломались коньки, но сказать постеснялся. Я увидел, пошел к руководству: "У парня с амуницией проблемы. Нужно решить вопрос…" Приобрели новенькие – намного лучше прежних.

Наше поколение ботинки и коньки скупало у канадцев, когда те приезжали в Союз. Не новые, конечно – но и такие были за счастье.

– Расплачивались долларами?

– Рублями! Здесь канадцы тратили их на сувениры. Сумму не помню. Мы любые деньги готовы были заплатить за эти ботинки из кожи кенгуру. Потому что не теряли форму. Нам-то в сапожной мастерской на "Динамо" шили из хрома. Они размокли – вытянулись на три размера. Посушил – скукожились. Лед не везде был хороший, часто под ногами каша, а в Сокольниках – всегда воды по щиколотку.

"МЕРЗАВЧИКИ"

– Мы о футболе не договорили. Что ж вы там не остались?

– В хоккейное "Динамо" взяли на ставку. А в футболе перспективы – туманные. Чернышев торопил: "Забудь про мяч". Но футбольные знакомства сохранились. Сегодня живу в том самом доме на Соколе, где получали квартиры легенды ЦДКА.

Ветераны футбола регулярно собираются. В отличие от хоккейных. Приглашают футбольных вдов… Я поражаюсь – к Симоняну такое уважение!

– Это вы к чему?

– Армянская диаспора Москвы готова разбиться в лепешку, но сделать ему приятное. У них кафе в Мытищах, там ветераны праздники отмечают. А моя задача – привезти на машине Валентину Тимофеевну Яшину, она недалеко от нас, в Чапаевском переулке. Еще Зою Васильевну Бубукину и Елену Николаевну Боброву. Везу богатство нашей родины.

– Вы уж поаккуратнее.

– Я очень аккуратно езжу! И не выпиваю!

– Что стряслось? Приболели?

– Уже шесть лет, как дал слово себе самому. Не хочется пить, и всё. Смерти пошли – Сашка Рагулин, Эдик Иванов, Игорь Ромишевский… Все, с кем был в команде "Звезды Хоккея".

– Снаряды ложатся рядом. Страшно?

– Вот вы и сами объяснили, почему завязал. Опять же, за рулем постоянно. Хоть милиция и своя – это дело недопустимое. Не в радость стала выпивка. Печеночку почувствовал, голова трещала с утра…

– Но вы же никогда и не увлекались?

– Начал работать тренером – а играют-то на улице.

– Грех не выпить.

– Ладно, выпить. Закурил! На мне две команды, домой посреди дня не вырваться. Как заглушить голод? Сигаретой. А игры заканчиваются, окружают родители, бутылочку достают, бутербродик, огурчик. Пригубишь символически – возмущаются: "Да ты что! Победа же!"

– Если не победа?

– Еще хуже. С ожесточением выпивают. Я не сразу научился говорить: "Отвалите". Но пришлось. Вот когда разойдутся, позволял чуть-чуть коньячка.

А с табаком закончил вот как. Умер администратор из хоккея с мячом Михаил Куфер. Человек удивительный, но очень был…

– Слаб выпить?

– Ну да. В то время популярностью пользовался спирт "Рояль", бутылки-литрушки. Как раз с алкоголем боролись, водка по талонам. Все "Солнцедар" глушили. А у Мишки запасы "Рояля". Жена с дочерью улетели в Крым, он в Москве. Вызывает руководитель ЦС "Динамо" генерал Богданов. Администратора хотели поднять выше, в хоккей с шайбой. Но дошли слухи, что кандидат поддает. Пропесочил его генерал. Миша приехал домой, рванул с огорчения "рояльчика", хоть сидел на сердечных таблетках…

– Ужас какой.

– Дня через четыре всполошились: нет человека! Вскрыли квартиру, а он на полу, мертвый. Рядом телефон – видимо, пытался дотянуться. На поминках я лишка хватил, наутро худо. Мне бы выпить немножко…

– Вы опередили наш совет.

– А я за сигарету – и задохнулся, двое суток кашлял! Выходила из меня чернота. Потом как отрезало, не могу курить.

– Вы рассказывали, как выпивали с соседом – Александром Рагулиным.

– Да было всего-то раз… Чаще у него не получалось, встречался с девушкой. Ольга все теребила: "Когда поженимся?!" Палыч то под этим соусом увильнет, то под другим. То выяснится, что кольца не подходят, то что-то важное потеряет.

– Все ж расписались.

– Прихватила Палыча, деваться некуда. Хотя Эдик Иванов отговаривал: "Не вздумай в загс идти!"

Но до женитьбы мы выпили. Смутные времена, ельцинские. Не здорово было. А Сашка – фигура, трехкратный олимпийский. Находил каких-то спонсоров. Тогда отыскал на мясокомбинате. Собрались у Рагулина дома – Витя Якушев, Эдик Иванов, Женя Полеев и я. Делил то, что спонсоры прислали – огромный куб масла, мешок сахара…

– Великие хоккеисты чем занимались!

– Масло порезали, сахар пересыпали. Прохоровичу выпить приспичило. Бутылку взять морально тяжело, Полею говорит: "Беги, Женька, в гастроном, набери "мерзавчиков" – "Сколько?" – "Ну, десять…" Те по 100 грамм, удобно. Якушев махнет, закусит – благодать. Минут через двадцать повторение. Прохорович домой поехал на метро, там сумку с продуктами и забыл. Звонил Балагану, грустил.

– Балаган – это Рагулин?

– Да, так звали. Эдик Иванов придумал – вроде как Шура Балаганов. Добродушный очень. Только с канадцами дрался – и то душил, а не бил. Самого Эдика прозвали Индей. Как выпьет, лицо становится багровое. А волосы рыжеватые.

– Говорят, Александр Палыч мог ведро выпить – и не особенно опьянеть.

– Нет, нет, нет… Пьянел он хорошо и стремительно. Как-то едем с ветеранами в Липецк, в придорожном магазине берет красного: "Стронций выгонять…"

– Разумно.

– Эдик Иванов рассказывал – видел, что Ольга ему в красное подливала водку. Может, для того, чтоб быстрее пьянел. Ни ей, ни ему говорить не стал.

– Она так и живет в квартире Рагулина?

– Давно то ли разменяли, то ли продали.

– Жизнь с Ольгой его подкосила?

– Думаю, да. Начала диктовать: "Это надо делать, то…" Сама из Барнаула или Бийска. Приехала сюда, обосновалась в Красногорске. В военном госпитале была тренером по лечебной гимнастике. Моложе его, это понятно. Женщина эффектная!

Однажды пришла провожать Александра Палыча к поезду в гигантской белой шляпе с полями. Говорю: "Саш, дама-то яркая. На американскую актрису похожа". А потом взяла его за гланды, с ним выезжала.

"МЕЛЬНИЦА"

– Рагулин на площадке не дрался. А вам приходилось?

– Один раз. Играли со "Спартаком". Я к тому времени уже переквалифицировался из нападающего в управдомы.

– ???

– В защитника. Поручили молодого Валеру Васильева натаскивать. Перед "Спартаком" Валерке в зубы шайбой попали, штук пять передних выщелкнули. Он еще рот приоткрыл – и тут шайба прилетает.

И вот по краю идет Саша Мартынюк. Ловлю силовым, Мартын отмахивается – Васильеву клюшкой по деснам! Ну, понеслось! Меня определили как зачинщика – дисквалифицировали до конца чемпионата, матчей на шесть.

– Чернышев оштрафовал?

– Штрафов тогда не было. Мы стояли на зарплате в воинской части. Чтоб отнять деньги, нужно решение зампреда КГБ!

– Удобно.

– Мог что-то урезать на премиальных, они от 30 до 100 рублей. Но я ж за Валерку заступился!

– Мартынюка прилично поколотили?

– Попал разок. И он разок дотянулся. Раньше было проще драться, все открыто. Это теперь шлемы, перчатки и никакого ущерба здоровью в драке.

– Когда нет зубов, как у Васильева – чем жевать?

– Ему быстро сделали на присосках. Выходил на матч – снимал. А у меня на специальных крючках. Вот, смотрите.

– Восхитительная работа.

– А у Сашки Мальцева беда. Убрали нижние зубы, ввернули штифты. Все отторглось!

– Васильев – самая атлетичная фигура, которую видели?

– Да, красавец! Одни мышцы играют. Сологубов такой же. У ЦСКА база была под трамплином на Ленинских горах. Из Хабаровска пригласили Трегубова, а тот кататься не умеет. Тарасов его часами гонял на ледяном пятачке. Там же меня Сологубов попросил: "Отломай чашечку от алюминиевой ложки, принеси". В ботинок подкладывал!

– Зачем?

– У него с войны в косточке ноги осколок сидел. Если шайбой попадут, боль жуткая. Шайбу как надо встречать?

– Как?

– Ногу развернуть пальцами вперед. Уколов не развернул, засадили в плюсневую косточку – трещина. Играл с ней, пока совсем больно не стало. Сделал снимок – и не поехал на Олимпиаду-1960. Пока канадцы не изобрели специальные ушки на ботинок, которые косточку прикрывают, Сологубов нашивал ложку.

– При небольшом росточке Сологубов был человеком невероятной физической силы.

– Но как делал "мельницу"! Потом Виталик Давыдов исполнял то же самое. На мне отрабатывал.

– Романтично.

– Чернышев придумал. Давай, говорит, объезжай Давыдова, а он будет подсаживаться. Пусть закрепляет навык.

– В Скво-Вэлли в перерыве матча США – Чехословакия Сологубов посоветовал американцам кислородные баллоны. Наша сборная тоже пользовалась?

– Нет! Всю Олимпиаду лежали в раздевалке, но к ним никто не прикасался. Здоровья у нас хватало. Хотя Скво-Вэлли в горах, воздух разреженный. Чехи вели 4:3, в третьем периоде получили от американцев пять шайб и закатили скандал. Едва не настрочили в советское посольство ноту протеста. Дескать, как же Сологубов мог так поступить с товарищами по соцлагерю? На самом деле история выеденного яйца не стоит.

– Вы полагаете?

– Разве что психологический эффект был. Да, в раздевалке освежился, обогатил кровь кислородом. Но с баллоном не площадку не выйдешь. А там через две-три смены все сгорает. Снова дышишь разреженным воздухом. Кому в Скво-Вэлли было хорошо, так это австралийцам.

– Почему?

– Полный расслабон. Приехали с женами. В перерыве не уходили в раздевалку, а усаживались с ними на трибуне, потягивали пивко. Сыграли шесть матчей, пропустили почти сотню шайб и укатили. Но мы с Австралией не встречались – она была в другой группе.

– Что помешало сборной СССР забраться выше третьего места?

– Самое обидное поражение – от американцев. Перед Олимпиадой регулярно громили их в контрольных матчах, отгружали по десятку. В "раме" был Джек Маккартан. В Скво-Вэлли он считался запасным. Шанс выпал, когда основной вратарь сломал ногу. Мы обрадовались: "Этот – ручной, наколотим, сколько захотим…" А здесь тащил всё! До сих пор понять не могу, как не забил в пустые ворота. Шайба отлетела от борта, метров с двух бросил "метелочкой" – казалось, наверняка. Но длиннющий Маккартан успел выставить кеглю. Сначала нас обыграл в одиночку, следом канадцев – и сделал сборную США чемпионом.

– Тарасов бушевал?

– Первые дни было спокойно. Рейс из Нью-Йорка в Москву – раз в неделю. Решили нам показать страну. То в Сан-Франциско на крокодиловую ферму отвезут, то в маленький Лас-Вегас – городок Рино. Заглянули в казино. Здание – как футбольный манеж, вдоль стен игровые автоматы. Сидят старушки, дергают за ручку.

– И вы подергали?

– Трудно удержаться, когда от "одноруких бандитов" в глазах рябит. Проиграл долларов двадцать.

– А Тарасов?

– Он к автоматам не приближался. В аэропорту, когда ждали московский рейс, отозвал в сторонку Якушева, Грошева и меня. К Витьке претензий было мало. Больше досталось нам с Женькой. Распалился: "Вы, комсомольцы, надежд не оправдали…" Грошеву пригрозил: "Компетентные органы разберутся с тобой игрой". Повернулся ко мне: "А тебя, молодой человек, сдам в армию".

– Опечалились?

– Пожал плечами: "Я с 1957-го – в войсках МВД. Дивизия особого назначения имени Дзержинского. Скоро демобилизуюсь". Тарасов в крик: "Как?! Ты же был у нас в директиве! Куда смотрел полковник Мей?"

– Это еще кто?

– В центральном военкомате отвечал за призыв хоккеистов. Те, на кого указывал Тарасов, попадали в директиву. И делил их с Чернышевым. Допустим, берет кого-то в ЦСКА, взамен отдает "Динамо" двоих из СКА МВО. Под колпаком были все, кроме московского "Локомотива" и горьковского "Торпедо".

– Почему?

– Из "Локомотива" Тарас пытался увести тройку Снетков – Якушев – Цыплаков. Вмешался Бещев, министр путей сообщения. Парней не тронули. То же самое с горьковской тройкой Халаичев – Чистовский – Сахаровский. Где-то на уровне ЦК прозвучала фраза: "Если они уйдут – ГАЗ встанет". Зато из "Химика", "Трактора", других клубов захомутать в армию могли любого.

– В Скво-Вэлли получили три медали?

– Да. За Олимпиаду и чемпионат мира – бронзу, за "Европу" – золото. Все турниры впихнули в один.

– Премии тоже было три?

– Ха! Ни копейки не заплатили! Олимпийскую бронзу восприняли как провал. Нас никто не встретил, даже автобус в аэропорт не прислали. Добирались на перекладных.

– Как страна оценила золото Инсбрука-1964?

– Сразу выдали около десяти тысяч шиллингов. И в рублях немножко – уже в Москве. Всех чемпионов наградили медалями за "Трудовую доблесть" либо орденами Трудового Красного знамени… А меня и Борю Зайцева – грамотой.

– Обидно.

– Аркадий Иванович удружил. Из лучших побуждений. Сказал: "Выбил вам почетную грамоту президиума Верховного совета РСФСР. Гарантированная прибавка к пенсии!" Но Союз развалился, законы поменялись, вместо доплаты – дырка от бублика.

"ЧЕЗЕТТА"

– В 1961-м ЦСКА без Тарасова сенсационно проиграл "Динамо" – 5:14. Пучков нам рассказывал: "С первых же секунд у моих ворот начались чудеса. Защитники расступались, позволяли расстреливать. Позже выяснилось, что несколько хоккеистов сдали матч. Их подговорил Тарасов, который хотел вернуться в команду".

– Брехня. Тарасов после 5:14 действительно снова возглавил ЦСКА. Но я знаю отношение к нему Сологубова, Трегубова, других ребят. Как тренера уважали, но по-человечески не переносили. На сделку с ним в жизни бы не пошли. Да и не заметил я на площадке "чудес". Игра была от ножа.

– Если от ножа, как же первый период закончился со счетом 8:0?!

– Просто залетало все. Плюс сработала домашняя заготовка. Я со сборной приехал из Канады. Чернышев спрашивает: "Чем порадуешь?" – "Обратил внимание, что канадцы постоянно забивают с прострелов" – "Это как?" – "Контратака, выкатываются два в одного. Первый, придержав шайбу, сильно пасует на дальнюю штангу, куда мчится второй. Тот подставляет клюшку, вратарь перекрыть угол не успевает…"

– Заинтересовался Аркадий Иванович?

– Да. На армейцах решили опробовать. Так Стриж – Сашка Стриганов – с этих прострелов пять шайб Пучкову завалил!

– Пучков нас уверял, что играл на мандолине. Правда?

– Может, дома? В сборной с мандолиной точно не появлялся. Но музыку обожал. Вкусы менялись. То джаз запишет, слушает с утра до вечера. То неожиданно все сотрет – переключится на классику. Потом опять джаз.

Интересный человек. Как-то в Москве сборная провела товарищеский матч. Вернулись на базу, поужинали. Чернышев на разбор вызвал динамовскую тройку – Юрзинова, Волкова и меня. Обсуждали игру, Аркадий Иванович покуривал в форточку. Вдруг воскликнул: "Смотрите!" Мы прильнули к окну.

– И что?

– В сумерках по снегу шел мужик. Закутавшись в пальто, меховой воротник приподнят, шапка с белым помпончиком натянута на уши. Пригляделись – Пучков. Босиком! Наутро спросили Чернышева: "Говорили с Колей? Что это было?" – "Ответил – закаляю характер".

Пару лет ездил на мотороллере "Чезетта", который подарили в Чехословакии как лучшему вратарю чемпионата мира-1959. Привозил на тренировки Сашку Альметова, шлем ему купил. Они дружили.

– Хотя совершенно разные. Альметов – гуляка, Пучков – режимщик.

– Да, Коля не пил. Исключение – Скво-Вэлли. У него был бурсит, а там усугубил травму. Ежедневно из локтя откачивали жидкость. Мучился, ночами не спал. Два матча вместо него сыграл Женя Ёркин по прозвищу Теркин. В олимпийской деревне поселились в одной комнате – Пучков, Якушев, Грошев и я. Рядом домик, где австрийцы рекламировали Инсбрук-1964. Каждому гостю вручили сумку с сувенирами, в том числе шесть маленьких бутылочек – вискарик, шнапсик, водочка. Пучков увидел, оживился: "О! Всё забирайте, шкалики мне". Прикладывался тайком, чтоб боль заглушить и уснуть.

О сыне мечтал, но было три дочери. Ребята травили: "Когда с Риткой ложишься, шапку с помпоном клади под подушку!" Узнав, что опять девочка родилась, Пучков так огорчился, что пришел домой, молча бросил шапку на пол. Несколько дней с женой не разговаривал… В Ленинград Пучков уехал с навязчивой мыслью – составить конкуренцию Москве.

– Тарасову?

– Не Тарасову, а именно Москве! Тоже не сбылось. То тренировал СКА, то в Швеции работал. За Полярным кругом. Недавно встретил в Сестрорецке Валентина Быстрова, как раз Пучкова вспоминали…

– Быстров жив? Вот уж кому лет сто.

– 86!

– В сборной против канадцев пускали в ход кулаки?

– Там мы драться не могли. Тарас говорил: "Будем толстовцами". Потом появилось выражение – "дать острастку". С этим тоже вопрос – канадцы здоровенные! Каждый обучен основам бокса!

– Ну и вы бы ввели.

– У нас другое хотели ввести. 15 июля, как обычно, выходим из отпуска, Чернышев объявляет: "Сегодня вместо гимнастики – в зал борьбы". Пригласил, оказывается, лучшего в СССР тренера по самбо. Тот берет слово: "Вы часто на льду падаете. Это надо делать правильно, чтоб избежать травм". Подозвал двух самбистов – те показывают.

– Как?

– Один проводит "мельницу" – а фокус в том, что, падая, нужно амортизировать рукой о ковер. Уваров, из волны первых чемпионов мира, усмехнулся: "На что ж нам опираться, если в двух руках клюшка? Куда ее откидывать?" Самбисты задумались. Что-то не сходится! Задумчивость прервал Чернышев: "Все, уделяем внимание общей координации. Прыжки, перевороты, кульбиты…"

КРЕСТНИЧЕК

– В товарищеском матче с ЦСКА вы чуть не отправили на тот свет Юрия Моисеева.

– Да не факт, что я виноват…

– Неужели?

– У борта боролся с Моисеевым. Заметил краем глаза, что в меня летит Мишаков, перехватив клюшку двумя руками. Этот прием назывался "шейный пластырь". Или "шлагбаум". Если вмяли в борт, костей не соберешь. Я пригнулся, упал, Мишаков сверху, рядом еще кто-то из армейцев свалился. А под нами Моисеев барахтается.

Кто наступил ему коньком на горло? Обвинили меня, потому что в куче-мале из "Динамо" оказался я один. Наверное, решили, что свои нанести травму не могли. Хотя – кто там присматривался?

Свисток. Поднялись, разъехались. Юра держится за шею, но мы даже не придали значения. На площадке-то – ни кровинки! Хлынуло из раны по дороге в медпункт. "Скорая" увезла в больницу. Жизнь висела на волоске. Но узнали об этом только после матча.

– Годы спустя как складывались отношения с Моисеевым?

– Нормально. Когда его в "Динамо" позвали тренером, столкнулись на катке. Юра первым делом рубашку расстегнул, показал жуткий шрам: "Ну, привет, крестничек…"

– Кто сильнее как тренер – Чернышев или Тарасов?

– Ромишевский всю жизнь мне повторял: "Тарас – великий!" Но было, что ответить. Сколько раз Тарасов выиграл чемпионат мира или Олимпиаду в роли старшего тренера?

– Ни разу.

– Правильно! А Чернышев без Тарасова побеждал с 1954-го. Тарасов на том чемпионате мира в Стокгольме был в группе наблюдателей. Так подговаривал Боброва сдать матч канадцам!

– Любим мы такие подробности. Зачем?

– Чтоб гарантированно занять второе место. Сохранить силы на шведов. Казалось, те послабее. Бобров ни в какую: "Будем играть!" Потом рассказал Аркадию Ивановичу.

– Реакция?

– Нахмурился, и все. Ни Тарасову, ни ребятам не стал говорить. Разработал план: "Быстрые передачи, чтоб канадцы не успевали применять силовые приемы. Главное, использовать свои моменты". Выиграли 7:2.

– Это довод для Ромишевского.

– "Все равно он сильный!" Ладно, отвечаю. Тарасов без Чернышева – ничего. А когда их спарили, пошло дело. Хотя Чернышев долго отказывался с ним работать.

– Почему?

– Во-первых, эпизод в Стокгольме. Во-вторых, человеческие качества Тарасова. Коварный, двуличный. В ЦСКА говорили: "Если Тарас обнимал – готовься к отчислению". Так было с Венькой Александровым, Альметовым, Локтевым.

– В 1963-м Чернышев и Тарасов объединились в сборной.

– В ЦК сказали: "Надо!" Тогда Аркадий Иванович выдвинул условие: "Я – старший тренер, определяю состав, тактику. Тарасов – второй, пускай отвечает за функциональную подготовку".

Сперва Чернышев выходил в коньках, но вскоре работу на льду целиком отдал на откуп Тарасову. Сам с лавочки наблюдал. Тарасов фонтанировал идеями. Придумал миллион новых упражнений. Постоянно что-то добавлял, усложнял, совершенствовал. Все было направлено на улучшение физических кондиций игроков. Писал книги, которые двигали хоккейную науку. А вот у Чернышева почему-то ни одной методички.

– Аркадий Иванович после инсульта не восстановился?

– Половина тела была парализована. Говорил плохо, передвигался с помощью деревянной "этажерки", которая в Союзе заменяла ходунки. В таком состоянии прожил девять лет. Как-то пригласил на день рождения Мальцева, Васильева, председателя ЦС "Динамо" Валерия Сысоева, его зама Вячеслава Соловьева и меня.

– Вы о Вячеславе Дмитриевиче Соловьеве?

– Нет. Тот – старше, футболист, тренировал московское "Динамо", киевское. У Вячеслава Евгеньевича, или Славки Соловья, футбольные успехи скромнее, зато в хоккее с мячом – легенда, пятикратный чемпион мира. Славка притащил аккордеон, играл "Подмосковные вечера", "Команду молодости нашей", Чернышев тихонько подпевал.

Борька, его сын, рассказывал, как инсульт случился. Аркадий Иванович запер машину в гараже, пошел домой. Около подъезда – арка. Хотел лужу перепрыгнуть, поскользнулся, ударился затылком. Минут сорок на холоде пролежал. Люди проходили, думали – пьяный. Пока соседка не узнала.

ГЕРМАФРОДИТ

– Самое ваше серьезное общение с докторами приключилось в 60 лет?

– Белаковский помог. Заставлял всех в ветеранской команде обследоваться в диспансере ЦСКА. Рентген показал, что у меня на одном суставе хряща нет, стерся. Повез Олег Маркович в госпиталь Бурденко к приятелю, главному травматологу армии. Взяли бутылку коньяка.

Этот полковник увидел мою походку – все понял. Был бы я армеец, сделали бы бесплатно. Раз динамовец – 5 тысяч долларов в кассу.

– Где взяли?

– Взять мне было негде. Узнаю о постановлении Тягачева – олимпийские чемпионы могут делать операции за счет государства. Написали в правительство Москвы. Кострюков больницу посоветовал: "Я делал в Боткинской. Из окна палаты – динамовские трибуны, мачты. Тебе будет приятно…"

Общий наркоз мне нельзя. Всю операцию наблюдал на экране! Полтора часа мучились, не могли ноги отрубить!

– Ох.

– Кострюков навестить пришел, говорит: "Я ужаснулся. Внизу лежит кувалда, фреза, чем отпиливать…" Так и было, фрезой шуровали. Взглянул на экран – испытал шок, отвернулся. Спрашиваю: "Можно, романсы буду петь?"

– Пели?

– Мурлыкал.

– Какие романсы? "Отцвели уж давно"?

– Нет! (Напевает.) "Гаснет луч пурпурного заката, синевой окутались цветы…"

– Браво, Станислав Афанасьевич.

– Эту цыганщину я любил. Пою – а из меня струя крови бьет. Специальный пылесос ее засасывает. Отпиливают мне этот вертел, заливают особым цементом. Вертлужная впадина тоже искусственная, в ней сустав крутиться будет. Весь секрет в том, чем это покрыто. Нулевое трение!

– Могли бы такого человека за границей прооперировать. За счет общества "Динамо".

– Чтоб Витьку Якушева прооперировать в шведском Королевском госпитале, всем миром деньги собирали. Тогда солидную сумму в валюте внес Виктор Тихонов! Кто-то знает об этом? А первой у нас такую операцию сделали Шуре Чудиной.

– Это персонаж.

– Величайшая спортсменка! Многократная чемпионка по пятиборью. И метала, и в высоту прыгала. Капитан сборной СССР по волейболу. А еще – гермафродит.

– Мы-то думали, как к этой теме подойти деликатнее. Шура брилась?

– Да что вы! У нее нормальное женское лицо! Бюст проступал. Может, что-то подкладывала. По слухам, какой-то зачаточный мужской член. Недоразвитый. Поэтому, приезжая играть в волейбол на "Динамо", переодевалась первая. Выйдет в майке и спортивных трусиках, – заходят все остальные. В душе тоже мылась отдельно.

– Курила "Беломор".

– "Приму". Это во время войны "Беломором" дымила, работая на полуторке. Шофером служила при больнице в Варсонофьевском переулке. Трупы вывозила. Говорила, туда они попадали из лубянской тюрьмы. Ночью. Везла в район Домодедово, там полигон. Где и прикапывали.

Шура – человек, приятный во всех отношениях! Мы мотались по воинским частям, пионерлагерям с рассказами. Настолько задорно излагала! После засадит граненый стакан водки, и ни в одном глазу.

– Надо думать, в пионерлагерях не рассказывала о романе с конькобежкой Ингой Артамоновой. Из-за этого романа Артамонова погибла – муж узнал и зарезал.

– Мы были соседями в динамовском доме на Башиловке. Чудина – на седьмом этаже. Мама очень приличная, настоящая русская женщина. Куда-то уехала, и Шура привела Юльку, яркую блондинку. Стала жить с ней.

– Официантку?

– Администратор кинотеатра "Россия". Но до этого у Шуры действительно была связь с Ингой.

– Как они познакомились?

– Артамоновой в этом доме дали квартиру на двоих с конькобежцем Генкой Ворониным, чемпионом мира. Расписались. Внезапно Воронин узнает, что его жена с Чудиной! Схватил сувенирный китайский ножичек, типа ятагана, – и убил.

– Это непросто – убить сувенирным ножичком.

– Попал точно в сердце. Костяная ручка, с иероглифами. Изогнутый по форме, сувенирный. Несерьезный ножик!

После говорили, что можно было спасти, если б дождались врачей, не вынимали нож… В больнице отключили бы сердце, как-то зашили – оставив рубец словно после инфаркта. Генку посадили. Больше не встречал. Уехал в родную деревню.

– А Инга коренная москвичка.

– Мы с детства знакомы. Каток на Петровке был самым посещаемым местом, вся Москва валила! Часа два нужно было отстоять за билетами. Окна Артамоновой выходили прямо туда. Так и пристрастилась к конькам. Девушка яркая, нам нравилась… А как привлечь внимание?

– Как?

– Сбивали ее. Подкатимся – бац, по ноге. Она за нами бежит.

– Ухаживать пытались?

– Нет. Я же не буду ехать, ухаживать на Петровку – раз живу на Мещанке. Там своих девчат навалом.

– С Шурой Чудиной про Ингу говорили время спустя?

– Нет, это – табу. Даже Юлю никто с ней не обсуждал. Ну, живет – и живет. Всем было ясно, конечно.

– Она с этой Юлей жила как мужчина? Или как две женщины?

– Вот об этом не могу ничего сказать.

– Самое интересное.

– Это такое дело, что надо присутствовать… Мало ли! Для советского человека было дико. А сейчас никого не удивишь. Твердит же Элтон Джон, что геи спасут мир.

– В советском хоккее "голубые" были?

– Вообще темы не возникало. Ни одного не знаю.

РОМАН

– Фетисов в книге написал, что вы в динамовской школе его забраковали.

– Славка ошибся. Сказал ему, когда вышла книжка: "Ты все перепутал!" У меня были пацаны 1957 года рождения. Он – 1958-го, с ними работал Юра Крылов. Жил Фетисов на Коровинском шоссе, во дворе хоккейная "коробка". Там начинал. Потом с ватагой мальчишек пришел записываться в "Динамо". Мы с Крыловым разделили их по возрастам, устроили тестирование. К концу тренировки Юра указывает на Фетисова: "Малый вроде ничего. Пусть полгодика покатается, осенью возьму". Обиженный Слава перешел через дорогу – и оказался в ЦСКА. А меня запомнил как "забраковавшего".

– Где отыскали юного Зинэтуллу Билялетдинова?

– Был на берегу Яузы стадиончик, дворовые команды проводили чемпионат района. С динамовскими тренерами поехали смотреть. Билл играл нападающего. Обводкой не блеснул, но отметили, что здорово катается. Даже спиной вперед. Пригласили в "Динамо", он, как ни странно, замялся: "Да я не знаю…" – "Мы не торопим. Подумай". Явился через пару дней.

– Почему его в оборону перевели?

– Форвардов в "Динамо" было много, а защитников не хватало. Попробовали Билла – получилось. Хотя Чернышеву приглянулся не сразу. Напихал Давыдову: "Ты кого привел?! Что ж он такой худой?" – "Подкормим! Мальчик перспективный, отличное катание…" Давыдов всегда был за Билла горой. Со временем окреп, раскачался.

– Главная черта его характера?

– Настырный, как все татары. Руслан Батыршин – такой же. Жесткий, неуступчивый, легко мог врезать, подраться. Тоже мой воспитанник.

– С родителями Билялетдинова знакомы?

– Отца никогда не видел. Мама на игры приходила. Славная женщина. Однажды весной беляши принесла: "Угощайтесь! Еще горячие, сама напекла…"

– Вы давно живете с вдовой Боброва Еленой Николаевной. Как завязался роман?

– Роман… От такого рОмана вся роща переломана! Начну издалека. Всеволод Михайлович скончался рано – в 56. Лена осталась с маленьким сыном, Мишей. В ЦСКА помогли, 25 лет отработала в ледовом дворце. В том числе – заместителем директора.

Затем возглавила фонд имени Боброва, через него проходили ветеранские поездки. А по линии Союза спортсменов для олимпийских чемпионов организовали морской круиз. Позвали Валентину Тимофеевну Яшину и Елену Николаевну. Поселили их в одной каюте. Тимофеевна как-то шепнула: "Стас, Лена глаз на тебя положила". Но продолжения не последовало. Общались по-дружески.

– Вы были женаты?

– Да. Неля шесть лет боролась с онкологией. Рак победил… Дальше умирает Толя Фирсов. Хоронили в его деревне, подмосковной Фирсановке. В семье ситуация непростая, поминки не устраивали. Возвращаемся на автобусе, думаем – неужто великого хоккеиста не проводим по-человечески? Сели в кафе дворца спортивных единоборств ЦСКА – Елена Николаевна, Гена Андрианов, бывший хоккеист "Динамо", Люда, племянница Фирсова и я. Помянули. Елена Николаевна пригласила всю компанию к себе на дачу, под Истрой.

– А вы?

– Выбрали день – и приехали втроем. Она запекла кусок свинины, нафаршировала чесночком. Выпили, закусили. Остались ночевать. Говорю Андрианову: "Пойду к Елене Николаевне". Генка насупился: "Нет! Я пойду!" Боброва услышала, рассмеялась: "Фиг вам! Во-о-он туда пойдете…" Легла в свою комнату, а нас с Генкой запихнула в дальнюю. Потом я снова приезжал, брал грабли, лопату, по хозяйству помогал. Ну и закрутился рОман. Объединились! Уже 15 лет вместе.

– Миша Бобров чем занимался?

– Впервые увидел его на похоронах Всеволода Михайловича. Маленький Миша сидел около гроба в кепке из букле – точь-в-точь, как у Боброва. Играл в хоккей, причем в пятерке с сыновьями Генки Цыганкова, Рагулина и Грошева. До отцовских высот никто не дотянулся. Миша окончил военный институт физкультуры, трудился в ЦСКА.

– А корабельный бизнес?

– Да какие корабли?! Предложили купить на судоремонтном заводе в Перми речной трамвайчик. Деньгами помог тесть. Бизнес только-только запустили – и вскоре Миша погиб. Кстати, судно по сей день бороздит Москва-реку.

– Миша разбился на мотоцикле?

– Да, возле дачи. Поехал в соседний поселок договариваться о стройматериалах. Скорость высокая, навстречу выскочила машина. До больницы не довезли. Врачи сказали: "Чудовищная кровопотеря. Травмы, несовместимые с жизнью…"

– Водителя посадили?

– Нет. До сих пор по решению суда выплачивает деньги за потерю кормильца. Сумма небольшая – то ли две тысячи рублей в месяц, то ли три. Закончит, когда Сева, сын Миши, получит диплом. Сейчас он студент 3-го курса МГУ.

– Всеволод Бобров-младший со спортом связан?

– Гены не сработали. Занимался плаванием, единоборствами. Теперь пейнтболом увлекся. Но на первом месте – учеба.

– За 15 лет хоть раз были близки к тому, чтоб разъехаться с Еленой Николаевной?

– Нет. Случаются шероховатости, но я быстро отхожу. А она – еще быстрее. Если перегнет палку, тут же идет мириться. Живем гражданским браком, не расписаны.

– Почему?

– Чувства важнее штампа. Нам и так хорошо!

81
Материалы других СМИ
Материалы других СМИ
Some Text
КОММЕНТАРИИ (81)

POLTOS

На фото крайний справа Юрий Волков похож на Сергея Федорова.

22:55 18 октября 2015

Электросталец

Хоккей, который мы потеряли

01:23 18 октября 2015

shestvosem

Отличное интервью! Очень позитивный мужик. Обратил внимание, что на всех старых фото времен своей хоккейной карьеры С.А. с улыбкой.

12:03 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

Главный критерий гениальности Тарасова для меня – это число звезд, выращенных им. Ни у одного тренера в мире нет и малой толики подобного. Даже самые гениальные воспитали звезд в разы меньше, чем Анатолий Владимирович. И не надо, что в ЦСКА брали лучших. Два раза уходил Тарасов из команды, в 1961 и в 1970 годах и ЦСКА тут же начинал стремительно деградировать. Я считаю, что не будь у нас Тарасова, то наш хоккей влачил такое же жалкое существование, как наш футбол. Может чуть получше. Не было бы побед на ЧМ в 60-х, не было бы массовости, не ломанулись бы десятки миллионов мальчишек в те годы в хоккей. А значит не появилась бы «красная машина». Тарасов наше все. Он поднял советский хоккей до уровня Канады и даже выше. Канадцы это понимают. А вот в России нет. Чему я не удивляюсь.

10:50 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

Demetr-ptz....................... Фильм неплохой, но и только. Не выдающийся. На четыре с минусом. Это фильм, художественный вымысел. С настоящей биографией Харламова он имеет мало общего. Надеюсь, ты в курсе. Как сыграл Данила Козловский ? Терпимо, но попасть в образ Валерия на 100% невозможно. Процентов на 30 попал. Саша Мальцев - лучший друг Харламова, предал фильм анафеме. Ничего нет общего с Тарасовым в том, как его играет Олег Меньшиков. Тарасова сыграть еще сложнее, чем Харламова. И я не считаю, Меньшикова выдающимся актером. Роль Костика в «Покровсих воротах» сыграл бесподобно, но и только. В остальных своих фильмах он и близко к этой высоте не приблизился. Многие роли провалил. Эту не провалил, но и ей фильм не украсил, не вытянул. ................... А каким был Тарасов можно узнать из множества документальных фильмов. Лучший: "Анатолий Тарасов и Всеволод Бобров. Великое противостояние". Я его смотрел, понравился. Есть и фильмы-интервью с Тарасовым. Поищи в интернете. Набери: хоккей, Тарасов, фильмы, смотреть. Лучше в Яндексе. Из этих фильмов можно понять, каким он был. Есть фильмы, снятые в 60-е, 70-е годы. Они короткие, как правило. Посмотреть все фильмы и дня не хватит. Я сам решил посмотреть................. И последнее. Тарасова нельзя воспринимать, как застывший образ. Он со временем менялся, многие вещи переоценил, Каялся за ошибки. В частности за натянутые отношения с Бобровым, покаялся в этом перед женой Всеволода, после его смерти. Очень тепло отзывался в книгах о "братьях Губовых": Сологубове и Трегубове. А ведь они чуть не поломали Тарасову карьеру. Написали письмо в ЦК КПСС, что "Тарасов - Сталин в хоккее", там и Пучков подписался, еще ряд игроков. Письмо дошло до Хрущева. По личному указанию Никиты Тарасова сняли отовсюду в 1961 году. Тарасов обратился за помощью к своему другу, маршалу Гречко. Тот сказал, что надо выждать, пока Хрущев оттает. Так вот Тарасов в книге писал, что "братья Губовы" опередили время, что были лучшими защитниками в мире. И что только три защитника в истории нашего хоккея могут с ними сравниться: Васильев, Фетисов и Касатонов. То есть даже Рагулина и Кузькина проигнорировал……… Каялся Тарасов, словно извинялся за то, что вынужден был быть жестоким. Этого требовало дело. Иначе вести себя было нельзя.

10:26 17 октября 2015

Уго Чавес-С

Demetr-ptz ... Самым ярким, наверное, воплощением образа Тарасова является роль Меньшикова в х/ф "Легенда №17", как его (образ) воспринимать? 08:52...как попытку Кости из Покровских ворот играть в сурового дядю)

10:14 17 октября 2015

Rastan

Про Тарасова я читал очень много, что и отмечал в своих комментариях, которые.видимо, крайне невнимательно просматривал Монте-Кристо, Меня просто поразил его оскорбительный, совершенно необоснованный тон! Так нельзя разговаривать, тем более я жил в те годы, о которых пинет Петухов.

09:33 17 октября 2015

Rastan

Монте-Кристо(Мститель) +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Я скопировал ответ ДИНАМО16 ! Не нужно таких дешёвых оскорблений, просто читай внимательней, тем более, что я с тобой согласен.

09:26 17 октября 2015

Demetr-ptz

Монте-Кристо(Мститель), спасибо за содержательные комментарии, которые всегда с интересом читаю. Уже и не представляю "Разговоры" с хоккейными людьми прошлого без Ваших пояснений. У меня такой вопрос ко всем живым свидетелям тех ярких событий, а главное, людям глубоко погруженным в тему. Самым ярким, наверное, воплощением образа Тарасова является роль Меньшикова в х/ф "Легенда №17", как его (образ) воспринимать?

08:52 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

Еще ряд интересных цитат о Тарасове..............."Тарасов был очень требовательным. Даже после победы он каждому указывал на ошибки. Это не очень приятно, но зато игрок волей-неволей задумывался над своими действиями. В учебно-тренировочном процессе он обращал внимание на любую мелочь, если что-то у кого-то не получалось, он заставлял работать вдвойне. А если опоздаешь на минутку, тогда несдобровать... Помню, я как-то припозднился. Первым делом Тарасов мне приказал кувыркаться на льду через голову. Потом в конце тренировки дал тяжелейшие задания, затем так называемые ускорения от синей линии до синей, от красной до синей... У нас редко кто опаздывал. Да и с режимом был всегда порядок", - вспоминал Виталий Давыдов, рассказывая о тренировках под руководством хоккейного мэтра............................ После тренировки Третьяк уходил со льда в синяках и ссадинах. "Бывало, как бросит кто-нибудь в упор, я с обидой на этого игрока клюшкой замахиваюсь: "Ты что, мол, убить меня хочешь?" А Тарасов тут как тут: "Ах, вам больно, молодой человек? Вам надо не в хоккей, а в куклы играть". Потом отмякнет немного: "Запомни: тебе не должно быть больно. Забудь это слово - "больно". Радуйся тренировке. Ра-дуй-ся!" Впоследствие много раз я с благодарностью вспоминал те уроки", - писал в своей книге знаменитый вратарь....................... "У русских существовала железная дисциплина не только в быту, но и на площадке. Малейшие отступления от нее не то что не приветствовались, а всячески карались", - признавался один из лучших игроков в истории чехословацкого хоккея Владимир Мартинец. По его мнению, победить советских хоккеистов, тренировавшихся с утра до вечера под руководством таких фанатично преданных игре людей, как Тарасов, было практически невозможно........................ Он был всегда на коньках, мог на тренировке сам лечь под шайбу, нередко выполнял упражнения вместе со всеми. Эмоциональный, заводной, требовательный, Анатолий Владимирович зажигал всех своим энтузиазмом и вместе с тем зорко следил за работой каждого игрока. Характер был у него жестче, чем у Аркадия Ивановича, - вспоминал Виталий Давыдов. - Он был для нас кнутом, в то время как Чернышев - пряником. Аркадий Иванович и Анатолий Владимирович прекрасно дополняли друг друга и составляли блестящий тренерский дуэт. Темпераментному Тарасову иногда не хватало терпения. Если сборная начинала проигрывать, он сразу же предлагал перетасовать звенья, поменять тактику. "Ну подожди, не спеши", - увещевал его Аркадий Иванович". "Мы не всегда понимали, по чьему плану - Чернышева или Тарасова - играем в очередном матче. Их единодушие в ответственные моменты, на мой взгляд, скорее всего, объяснялось тем, что ни тот, ни другой не кончали не только Высшей школы тренеров, но и институт физкультуры. Поэтому в спортивных ситуациях они обязательно прислушивались к мнению друг друга, что лишний раз только подчеркивало их взаимное уважение, в том числе и знаний, хотя роли в сборной у них были разные: Аркадий Иванович был организатором, мозгом команды, а Анатолий Владимирович был силен в тренировочном процессе, поэтому чаще напарника проводил занятия, - признается Виталий Давыдов. - Но главное, что объединяло Чернышева и Тарасова, - это то, что они были тренерами от Бога с поразительной интуицией, пониманием игры, поэтому какими бы путями они не шли к высокой цели, часто ее достигали".

02:56 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

И последний сегодня пост. О том, что пел Тарасов в раздевалке. Он пел несколько раз и разные песни. Вот отрывки из воспоминаний................. "– Тарасов на ваших глазах пел в раздевалке гимн Советского Союза? – Не гимн – "Интернационал"! Олимпиада в Гренобле. Мы проигрывали чехам, в перерыве тренеры дали несколько указаний. Говорят: "Пора!" Чернышев первым вышел из раздевалки. А Тарасов затянул у двери, провожая команду на лед: "Это есть наш последний и решительный бой…" (В.Давыдов)........................"– Правда, что Тарасов пел гимн в раздевалке? Или это миф? – Чистая правда! Как раз в том самом 1971 году. Только это не в Берне, а в Женеве было, в матче со шведами. Проигрывали мы… Думали, тренер нас песочить будет после первого периода. А он сел на лавку и затянул Гимн Советского Союза. Мы ошалели: «Если уж батяня запел, мы теперь должны шведов на кусочки разорвать». Выскочили на лед как заведенные, и победили «Тре Крунур». ( Третьяк)................................. "Решающей для сборной СССР на чемпионате мира 1971 года стала игра со шведами. Советские хоккеисты уступали к третьему периоду встречи со счетом 2:3. И тут произошел эпизод, который до сих пор вспоминают многие игроки сборной. Тарасов, который, похоже, больше всех переживал за итоговый результат, зайдя в раздевалку команды СССР во втором перерыве, вдруг перебил проводившего установку Чернышева и запел гимн Советского Союза." "В этой истории мне больше всего запомнилось не пение Анатолия Владимировича, а последовавшая реакция Чернышева. Выждав, пока Тарасов закончит петь, Аркадий Иванович, еле сдерживая улыбку, сказал тихо, но так, что все в раздевалке покатились со смеху. Выглядело это примерно так: "Ну, ты, певун, чего распелся, нельзя ли потише!" Внешне все выглядело предельно дружелюбно, почтительно и мягко. Смешно было вдвойне, что, говоря абсолютно беззлобно и по-дружески, Аркадий Иванович разбавил эту фразу несколькими крепкими словечками. Естественно, мы расслабились, раскрепостились и вышли на третий период с одним желанием - не просто победить противника, а смять оборону шведов. Что, собственно, в итоге и сделали", - с улыбкой вспоминает Александр Мальцев. В заключительном третьем периоде советская команда буквально растерзала шведов, выиграв этот отрезок со счетом 4:0. (Из книги Макарычева)........................."Еще от одного из ветеранов я узнал, что Анатолий Владимирович все-таки спел «Интернационал» в матче со шведами на Олимпиаде в Саппоро в 1972 году. Перед третьим периодом советская сборная уступала шведам со счетом 1:3, однако после того, как тренер напомнил напев о «последнем и решительном бое», игроки собрались и сравняли счет в поединке." (М.Макарычев)........................."На чемпионате мира по хоккею среди молодежи мы проигрывали финнам. Тарасов был почетным гостем турнира. В перерыве он зашел в раздевалку, В огромной барской шубе, шапка-папаха. Меня (Вячеслав Фетисов) увидел и выдал по полной программе: "Ты лидер сборной, ползаешь как таракан, ты же позоришь не только сборную, но и армейский клуб". После этого выдал еще одному армейцу, которого тренировал в клубе. Потом вышел на середину раздевалки, снял шапку и спел Гимн Советского Союза. У нас мурашки по коже пошли. После этого выскочили на лед и разорвали этих несчастных финнов, а потом в финале - канадцев." (В.Фетисов) ............. Есть еще ряд воспоминаний, но они противоречат друг другу, поэтому их не привожу.

02:36 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

КГИ................. Про это сравнение Боброва и Федотова я в курсе. А вот кто сказал о них так, не помню, хотя сейчас как раз книгу Филатова читаю. Купленную в начале 90-х..................... А в футбол играл не Старшинов в команде мастеров Спартака, а Борис Майоров. Это ему кричали "шайбу-шайбу" на футболе.

02:18 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

ДИНАМО16........................ Ты неправ. Сологубова и Трегубова он сплавил за то, что они открыто выступали против методов Тарасова. Вот речь Трегубова, открыто сказанная тренеру: «Вы, конечно, тренер выдающийся, настоящий знаток хоккея, но вы не любите людей». Позже аналогично поступил Тихонов, сплавив Михайлова и Петрова. Но Михайлов с Петровым Тихонова с должности не снимали. А Трегубов и Сологубов Тарасова сняли, Тарасова уволили. ЦСКА начал катиться вниз, проиграл чемпионат 1962 года, пили чуть ли не вовремя матчей. После одной поездки не могли из поезда выйти. Все были вдрызг пьяные. После этого случая вновь поставили Тарасова. Он первым делом выгнал главного пьяницу Трегубова. А про схемы это чушь, придуманная журналистами. Которые просто были не в теме ................ А с Бобровым у него крупные терки начались с ВВС, где Василий Сталин встал на сторону Боброва и уволил Тарасова, что стало сильнейшим ударом по честолюбию тренера. Потом ЧМ 1954 года добавил соли на рану. А началось все в 40-е, когда Тарасов еще сам играл. И считался лидером ЦСКА, он даже стал лучшим бомбардиром первого первенства СССР с 14 шайбами. Но тут взошел гений Боброва. Который во втором чемпионате забросил 52 ?! шайбы в 18 ?! матчах. Банальная зависть. Завистлив был Анатолий Владимирович.

02:06 17 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

Rastan.................. Клоун, это не я написал, а Динамо 16. Или у тебя мозгов не хватает разобраться, кто и что написал. Я же наоборот утверждаю, что Тарасов - лучший тренер в истории.

01:18 17 октября 2015

ДИНАМО16

Тарасов скрупулезно подбирал исполнителей, решительно выбрасывая даже великих игроков или разрушая, казалось бы, совершенные сочетания. Боброва он «грыз» из высокопринципиальных соображений – тот не желал укладываться в его схемы. В одночасье из команды без всяких объяснений были устранены Сологубов и Трегубов – первая «классическая» пара защитников ЦСКА и сборной…

22:50 16 октября 2015

Rastan

ДИНАМО16 Монте-Кристо(Мститель) . Тарасов за всю жизнь не выиграл ни одной Олимпиады и чемпионата мира !. ++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Расскажи это тупым канадцам, ничего не понимающим в хоккее(канадском).

22:49 16 октября 2015

ДИНАМО16

Монте-Кристо(Мститель) . Тарасов за всю жизнь не выиграл ни одной Олимпиады и чемпионата мира !.

22:42 16 октября 2015

Индисс

Монте-Кристо(Мститель) ...Каждый видит то, что есть он сам=======Вот именно!Ты очень светлый,добрый и очень правдивый человек!:)))Мы с тобой жили и живём до сих пор в разных странах!

21:59 16 октября 2015

Уго Чавес-С

Монте-Кристо(Мститель) . Индисс.................... слова, что общество ничего тогда, кроме выпивки предложить не могло - вершина маразма. Никогда не было между людьми таких светлых, добрых, братских отношений, как в 60-е годы. Естественно, выпивали. А только пустые, бездушные видели одну выпивку и больше ничего. Каждый видит то, что есть он сам. 19:45..вот,когда согласен,тогда согласен)Может быть культурно-развлекательная жизнь в Союзе отсутствовала?(это и к Марио относится,что посетовал на "унылость"той житухи,где и гермаки,какое ни есть,а разнообразие..ничего о ней,естественно не зная на собственном опыте).Беда то в том,что уровень личной культуры в большинстве их был очень не высок(и ладно бы военное поколение с тремя классами образования,так и последующие с этих рельсов не сошли).Да и пресноватенька советская жизнь становилась для человека,что добился тут успеха,славы и денег.Это вкрапление с Ворониным,очень точно отражает суть проблемы

21:25 16 октября 2015

Восставший из пепла

Нужно уже начать статистику сколько наших спортсменов спилось :) А тогда наркота еще не была так распространена как сейчас :) Посмотрим что о поколение Пепси напишут.

20:53 16 октября 2015

КГИ

Монте-Кристо(Мститель) . И еще немного о Тарасове и Боброве. Тарасов - сильнейший хоккейный тренер всех времен не только в СССР-России, но и в мире, не только практик, но и теоретик. Бобров - лучший спортсмен СССР-России всех времен. За уникальные достижения, как в хоккее, так и в футболе. Сие даже и обсуждать не стоит. Настолько это очевидно. 18:37__________________________________ Кто то из мэтров нашей спортивной журналистики, не помню точно, кажется Л.И. Филатов, поясняя в чем была разница между Бобровым и Г. Федотовым, приводил такой пример. Если появлялся какой то новый технический прием, то Федотов мог поработать над ним на тренировках и освоить его. Бобров повторял этот прием сразу же. По поводу Боброва лучшего спортсмена, да, аналогов нет, Маслов это всё же другое. Единственное, даже не возражение, уточнение, в последующем такая универсальность уже не допускалась. А по отзывам многих, те же Старшинов, Мальцев и в футболе могли очень много добиться. Бесков, например Мальцева звал в команду, а Старшинов вообще готовился играть в футбольном чемпионате, но не разрешили.

20:39 16 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

Индисс.................... Ни слову в твоем посте не верю. А слова, что общество ничего тогда, кроме выпивки предложить не могло - вершина маразма. Никогда не было между людьми таких светлых, добрых, братских отношений, как в 60-е годы. Естественно, выпивали. А только пустые, бездушные видели одну выпивку и больше ничего. Каждый видит то, что есть он сам.

19:45 16 октября 2015

kukuruka

Индисс У меня в 364 школе учитель физры был вратарь хоккейного Спартака А.А.Прохоров. Много чего рассказывал, но лейтмотив был один. Почти все игроки любили и уважали Боброва. А в отношении Тарасова мнения всегда расходились на-двое. Одна половина его ненавидела, другая боготворила. Как-то так...

19:45 16 октября 2015

Индисс

Давно это было,но помню динамовскую тройку в сборной и автора -хорошего игрока с яркой внешностью. Конечно,его рассказ довольно типичен, очень похож на аналогичные воспоминания его ровесников-ветеранов.А как иначе? Такая жизнь была у всех!Ничего путного кроме выпивки общество предложить не могло вот и развлекались таким образом с различными последствиями. Нелюбовь автора к А.В. Тарасову не является чем-то оригинальным. Довелось общатся с рядом игроков сборной и ЦСКА тех лет-большинство из них отзывались о нём негативно или просто не хотели развивать эту тему .Не беру на себя смелость давать публичную оценку этой неординарной личности,хотя приходилось и с ним тоже общатся .

19:32 16 октября 2015

Rastan

Кстати, Тарасов введён в Зал хоккейной славы Торонто. Думаю, что канадцы понимают кое-что в хоккее.

19:21 16 октября 2015

Rastan

Монте-Кристо(Мститель) . И еще немного о Тарасове и Боброве. Тарасов - сильнейший хоккейный тренер всех времен не только в СССР-России, но и в мире, не только практик, но и теоретик. Бобров - лучший спортсмен СССР-России всех времен. За уникальные достижения, как в хоккее, так и в футболе. +++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++++ Здесь с Вами согласен.

19:14 16 октября 2015

kukuruka

Да здорово сыграли тогда, абсолютно ровно. Чутка не свезло, проффесиниализьм на долю процента сыграл. Ну и ушлость ихняя, куда без неё..

19:02 16 октября 2015

Док_

Крюков Сергей Док_ ===== И ты здравствуй) Думаешь, будь Тарасов на скамейке, то и Хендерсон где-нить на площадке поближе к своим воротАм ошивался бы в те злосчастные "враздевалковскиЯ секунды"? Брэдберивщина, канеш, но могли бы и выиграть. Оставлю это к фантомным матчам СССР - Франция на ЧЕ-84, СССР- Аргентина на ЧМ-86, ну и победе над канадовцами на КК-87 в серии из ПЯТИ матчей))) 12:57 ================================================================================================== Здоров, Серж)! Не думаю, а уверен), хотя задним умом мы тотально сильны)! Видишь ли, мое понимание хоккея говорит о том, что наши были посильнее канадцев почти во всем - технически, тактически, физически. Кроме одного - бойцовости-мужественности-мужицкости. А именно это, в отличие от спокойного Боброва, наверняка бы мог дать команде Тарасов, в смысле - заставил бы их умирать на поле. Более того, уверен что при нем до драмы в восьмом матче просто не дошло бы - раздолбайство, начавшееся в шестой игре, он бы присек на корню! Всеволод Михайлович, умевший и понимавший в хоккее всё, мне кажется не был великим тренером... =========================================================================================== В прошлом месяце был в Москве, мне столичные малопьющие устроили небольшую экскурсию по Ваганьковскому - побывал у Чернышева, Тарасова, Бескова, Гомельского...

18:37 16 октября 2015

Монте-Кристо(Мститель) .

И еще немного о Тарасове и Боброве. Тарасов - сильнейший хоккейный тренер всех времен не только в СССР-России, но и в мире, не только практик, но и теоретик. Бобров - лучший спортсмен СССР-России всех времен. За уникальные достижения, как в хоккее, так и в футболе. Сие даже и обсуждать не стоит. Настолько это очевидно.

18:37 16 октября 2015

Demetr-ptz

Шикарное интервью! Я не мог оторваться! Ну а то, что какие-то типа "запретные" темы затронули, так это только разнообразит материал, где еще узнать о настоящей жизни и нравах того времени. Да и дедок сам не прочь, судя по всему, был о них поговорить, так живо откликался)) А эта его фраза: "Водочку выпил, томатным соком пригасил". Да он поэт!!!))

18:31 16 октября 2015