00:39 20 апреля 2012 | Разговор по пятницам

Александр Глеб:
"С Месси надо нежно. Как с ребенком"

21 июля 2008 года. Александр ГЛЕБ и Лионель МЕССИ. Фото REUTERS
21 июля 2008 года. Александр ГЛЕБ и Лионель МЕССИ. Фото REUTERS

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

Еще недавно он играл в "Арсенале" и "Барселоне". Его считали одним из лучших распасовщиков Европы. Ему звонили Гвардьола и Моуринью.

В этом прекрасном "вчера" ему посвящала полосы газета Marca, теперь – "Волжская Коммуна". Но и сегодняшний день 30-летнего полузащитника "Крыльев" Александра Глеба пропитан надеждами. Правда, на телефон смотрит спокойно – не ожидая, что высветится номер Моуринью или Венгера.

* * *

Мы сели поговорить после тренировки – и сразу отыскали для Александра параллель: если б сами после "СЭ" оказались в маленькой газетке, быстро бы заскучали.

Глеб чуть улыбнулся и кивнул:

– Хотите спросить, как мне играется в Самаре?

– Именно.

– Утешаюсь тем, что у каждого спортсмена бывают взлеты и падения. Я наделал много ошибок. Последний год в "Бирмингеме" – какой-то заколдованный…

– Травмы?

– На ровном месте. А когда месяцами лечишься, амбиции уходят. Пройдя через тяжелый период, я решил – надо мыслить позитивно. Сейчас мне хочется просто играть в футбол. Самара после "Бирмингема" – сплошная радость.

– Раньше на такие поля, как в России, ступать доводилось?

– Никогда. И зачем перешли на эту "осень – весну"?! Полный бред – при нашей-то погоде! Какой смысл мучиться на ледяных огородах? Честно говоря, весь мой нынешний позитив – внутри "Крыльев". Нравится тренировочный процесс. Кобелев ведет себя, как Венгер или Заммер. Старается, чтоб было весело и интересно. Учит думать на поле. Чтоб человек душу вкладывал в любой пас. Не нервничает, если у кого-то не получается.

– Андрей Воронин рассказывал: "Больше всего перед приездом в Россию боялся "странных матчей". Чего боялись вы?

– Ничего. У меня было одно желание – чтоб здоровье не подводило. На "странные матчи" мыслей уже не хватало. Не представляю, как это происходит. Что, тренеры открытым текстом говорят: "Ребята, сегодня отдаем игру"?

– В Европе с этим сталкивались?

– В Германии и Англии такого быть не может.

– А в Испании?

– Наверное, тоже. Хотя… Не знаю. А в России играешь на выезде – и чувствуешь: судья к гостям относится предвзято.

– Как воспринимаете?

– С улыбкой. Вот про это я немало слышал. Теперь сам убедился.

– В России вы, кажется, едва не очутились в 2011-м?

– Да, звонил год назад хозяин "Краснодара".

– Звонок с незнакомого номера, вы берете трубку – и человек представляется: "Это Сергей Галицкий, президент футбольного клуба…"

– Во-во, так и было. Пригласил на полгода: "Нет желания поиграть в нашей команде?"

– Почему на полгода?

– Надо же присмотреться друг к другу.

– Может, стоило поехать?

– Конечно, стоило. В "Бирмингеме" уже с ума сходил. Тактика – "бей-беги", мяча почти не видел. Алекс Маклиш на тренировку приходил минут на пять – и исчезал. Я не представлял, что есть такие тренеры.

– В тот же "Бирмингем" занесло Йиранека. Так он в ужасе был.

– Если б не Мартин – я бы точно свихнулся. Жили мы рядом, свободное время проводили вместе. Мотались на рыбалку со скуки, а то депрессия подкатывала. Я в рыболовном костюме и с удочками приезжал на тренировку. Чтоб прямо оттуда – на озеро. Так что уйти в "Краснодар" хотелось, но в тот момент вокруг меня было слишком много бумаг. Контракт с "Барселоной", арендное соглашение с "Бирмингемом"…

– А от Америки не ваш ли приятель Тьерри Анри, попробовавший MLS, отговорил?

– Когда он перебрался в MLS, мы поначалу созванивались, переписывались. Но постепенно все сошло на нет. Трудно дружить на расстоянии.

– Удивились, что Венгер взял Анри обратно?

– Для меня это огромный сюрприз. Хотя ни один футболист не сделал для "Арсенала" столько, сколько Анри. Он и после возвращения несколько матчей вытаскивал. Красавец! В "Арсенале" Анри был на своей волне и в своей компании. Казался высокомерным. А когда пересеклись в "Барселоне", стали общаться. Первый месяц я у него дома жил.

– Вот это новость.

– Анри сам подошел: "Зачем тебе гостиница? Давай ко мне!" Дом он снимал шикарный.

– Жил один?

– Да, Тьерри разведен. А моя жена оставалась в Белоруссии, пока я в Барселоне квартиру подыскивал.

– Обсуждали скандальный гол в ворота ирландцев, когда он подыграл себе рукой?

– Я не спрашивал. Зачем? Любой на месте Анри поступил бы так же. Или он должен был подойти к судье: "Извини, я коснулся мяча рукой. Не надо засчитывать"?

– И вы бы поступили так же?

– Разумеется. Анри ни в чем не виноват. Виноват арбитр.

– Искусством симулировать владеете?

– В Германии – бывало. Если симулируешь, это срабатывает – почему нет? Мяч не достаешь и подставляешься под кого-то. Падаешь, а там уж пройдет не пройдет. Наверное, так нельзя, но это спорт, ребята…

* * *

– Вы говорили, что травмы подстерегали нелепые. Самая-самая?

– Вот колено – из-за которого восемь месяцев восстанавливался. Пробрасывал мяч мимо Гудьонсена, он меня подсек. Звонил потом: "Ты действительно в больнице?" Да, отвечаю. "Я ж, – говорит, – тебя еле коснулся!" В Англии до этого как только не били по ногам – и ничего. В Германии иногда синий в раздевалку возвращался. А-а, думаешь, ерунда. Лед приложил – все прошло. И вдруг начал сыпаться. Принимаю мяч, кочка – подворачиваю голеностоп. Четыре недели восстанавливаюсь. Выхожу на первый матч, под меня катятся – летит боковая связка. Еще шесть недель. Ну почему так?!

– Карьеру ван Бастена загубил хирург. Вы с сомнительными докторами сталкивались?

– Это отдельная история. Была операция, врачи "Барселоны" разработали программу реабилитации. Время спустя поехал в Германию к знаменитому доктору Мюллеру-Вольфарту. Тот в клинике за голову схватился: "Они обалдели? Надо было через две недели после операции дренаж делать, массаж, чтобы мышцы работали. Ты полтора месяца потерял!"

– Больше к испанским врачам не обращались?

– Нет. Восстанавливался в Германии.

– Говорят, каждый сам отчасти виноват в своих бедах. У вас к себе есть вопросы?

– Я во всем виню себя. Ошибся, когда из "Барселоны" вернулся в "Штутгарт". Лучше б остался и доказывал. Либо ушел бы в "Интер". Вариант был.

– В самой "Барселоне" много ошибок совершили?

– Я пришел туда с кучей амбиций. Гвардьола звонил мне в Лондон, уговаривал перейти. И я не мог понять: "Как это – меня не ставят? Должен играть постоянно!" Начал свое фи показывать. Выходил на тренировку обиженный, валял дурака…

– Даже так?

– Работал не в полную силу, это факт. Искренне не понимал, что себе делал хуже. И жена, и друзья твердили: "Саня, не глупи". Объясняли очевидные вещи: в "Барселоне" стабильно играют вратарь, защитники да Месси. Остальных Гвардьола чередует. Но я отказывался верить, повторял с вытаращенными глазами: "Все не так, он лично звонил, я бы в эту команду не перешел, если б знал…" Сам себя накручивал. Гвардьола-то переспрашивал: "Алекс, остаешься с нами?" Нет, отвечаю. Хочу играть. И укатил в "Штутгарт".

– После этих слов Гвардьола к вам охладел?

– Да. Неправильное решение, неправильное поведение.

– В "Барселону" вы ехали не сомневаясь, что заиграете?

– Да я вообще туда не рвался! Знакомые предупреждали, насколько в "Барселоне" психологически тяжело. Я выбирал между двумя другими клубами.

– Тоже с приставкой "супер"?

– Ну да. Из Италии и Германии. А главное, не уверен был, что стоит уходить из "Арсенала". Оглядываюсь назад – какое-то непонятное время, словно в пьяном бреду. И зачем уехал из Лондона? Просто все перевернул звонок Гвардьолы – он был очень настойчив, рассказывал, на какой позиции меня видит.

– Из итальянского и немецкого клуба тренеры вам тогда звонили?

– Нет.

– Складывается ощущение, что не столько вы желали этих переходов, сколько вас подталкивали.

– Я не хочу об этом говорить.

– Ясно же – чем больше трансферов, тем выгоднее менеджеру.

– Может быть. Клянусь вам, сам не понял каких-то собственных решений, все как в тумане. Впрочем, с "Барселоной" в первый же сезон я выиграл три трофея. В Лиге чемпионов провел все матчи – лишь в финале Гвардьола усадил на трибуну. Наказал за строптивость.

– Не ожидали?

– Это был шок! У меня катились слезы. Анри поддержал: "Я сам поражен, держись, на этом жизнь не заканчивается…"

– На награждение вы же вышли?

– Да, спустился к полю. Но тот день для меня – будто нож в спину.

– В какой момент осознали, что с "Барселоной" ничего не получится?

– Когда вернулся из "Штутгарта". После первой же тренировки Гвардьола огорошил: "Алекс, ты можешь остаться, но рассчитываю я на других игроков".

– Уже никаких "фи" с вашей стороны не было?

– Нет. Но поезд ушел. Еще одного шанса Гвардьола давать не захотел.

– На прощание с ним говорили?

– Нет. И желания не было. Последний день в "Барселоне" стал облегчением. Завершился этап, полный ссор, разочарований, неопределенности. Мой менеджер тоже выяснял отношения с клубом...

* * *

– Андрей Шевченко когда-то изрек: "Чтобы заиграть в "Челси", нужно найти общий язык с Лэмпардом". Что нужно, чтобы заиграть в "Барселоне"?

– Выучить язык!

– Всего-то?

– Это – обязательно. Если б выучил язык и убрал амбиции – играл бы в "Барселоне" до сих пор. Но я вел себя как мальчишка. Когда подписал контракт, Гвардьола сказал: "Немедленно учи язык, интегрируйся в команду". А я не прислушался.

– Почему?

– Лень было!

– Прекрасный ответ.

– Затем пошли конфликты, я вспылил: "Да не буду за испанский браться!" Видите, на каждом шагу делал себе хуже.

– Так почему не состоялась ваша аренда в "Интер"?

– Был в контракте с "Барселоной" пункт, который итальянцев смутил. Взяли паузу. А "Штутгарт" на все согласился. В деньгах я выиграл, но лишний раз убедился, что счастье не в них. Помню, летел подписывать контракт и думал: "Как же не хочу в этот клуб! Черт с ними, с деньгами. Сейчас верну сумму, которую немцы заплатили за перелет, попрощаюсь – и назад".

– Что удержало?

– В "Штутгарте" окружили таким радушием, что я дрогнул. За мной прислали самолет, у трапа встречала целая делегация во главе с президентом клуба. Хочется сказать "нет" – а неудобно. Слово-то уже дал. Балбес, я балбес… Это самая большая ошибка в карьере. Дальше беды посыпались как снежный ком.

– С Моуринью, который тогда тренировал "Интер", успели поговорить?

– По телефону. Беседа длилась меньше минуты. Моуринью позвонил и спросил в лоб: "Хочешь играть в моей команде?" – "Да". – "Отлично. Я тебя жду". И повесил трубку. Поработать с ним было бы здорово. К тому же именно в тот сезон "Интер" выиграл Лигу чемпионов. Увы, из-за того пункта в контракте я до Италии не доехал.

– Ваша годовая аренда в "Интер" должна была стать частью сделки по обмену Это’О на Ибрагимовича, за которого "Барселона" давала в придачу 46 миллионов евро. Швед ведь и половины тех денег не стоил?

– Смешной трансфер. Это’О точно не хуже, за "Барселону" кучу голов наколотил, они ровесники – ну и как можно было доплачивать за Ибрагимовича 46 миллионов?! По-моему, никто в мире этого перехода не понял.

– Про Это’О говорят – склочный тип. В самом деле?

– Футболист он замечательный. Но с характером. Считает, что есть два мнения: его и неправильное. Это’О всегда хотелось быть в центре внимания. Он – звезда и любит это демонстрировать. У него, к примеру, огромная коллекция дорогущих часов. Штук триста. Теперь, не исключено, еще сотку прибавил. В "Барселоне" почти на каждую тренировку он приезжал в разных часах. Меня домой зазывал: "Давай покажу тебе всю коллекцию!" Я отвечал: "Спасибо, Самюэль, верю на слово…"

– Так и не выбрались?

– Нет. К часам я равнодушен. Давно переболел этими игрушками – часами, автомобилями. Вот когда малой был, стремился все попробовать.

– "Феррари", "ламборгини"?

– Даже в 20 лет хватило ума не покупать такие машины. Брал в лизинг. А в Барселоне меня сразу предупредили, чтоб не вздумал разъезжать на кабриолете.

– Почему?

– Воруют. На светофоре мотоциклист тормозит рядом, вырывает сумку или часы – и по газам! Никакая полиция не поможет. Когда со "Штутгартом" приехал в Барселону на матч Лиги чемпионов, у матери одного из наших футболистов вытянули из машины сумочку, где лежали деньги, паспорт. Похожий случай был и с игроком сборной Белоруссии – но в Италии. Сидел за рулем, высунул в окошко руку с дорогими часами. Какой-то парень на мотоцикле подкатил, двинул по лицу, часы сорвал – и умчался.

– Смертин в Лондоне по неопытности первую квартиру снял около башни, где колокол отбивал каждый час. А джип, который купил, припарковать было негде. Оставлял его на стадионе и домой пилил на такси. У вас случались бытовые проколы?

– С джипом – знакомая история. Автомобиль не для Лондона, но я это понял не сразу. Въезд в паркинг такой узкий, что за полгода все диски стер. Друзья смеялись: "Их что, акулы покусали?" Потом на фуре отправил джип в Минск и пересел на маленькую машину. Колокол у меня тоже звенел – но, слава богу, не над ухом. А с квартирой в Штутгарте Пашка Погребняк влип. Снял ее в доме, где на первом этаже – булочная. Не сориентировался.

– Что плохого в соседстве с булочной?

– Грузовой лифт работал с четырех утра. Гудел так, что заснуть было невозможно. Пашка помучился и съехал.

* * *

– В Самаре о "Барселоне" расспрашивают?

– Да, про Месси: "Правда, что он такой?" Правда, отвечаю. Такой.

– Какой "такой"?

– Суперчеловек. Суперфутболист. Еще спрашивают: "В "Барселоне" пьют?"

– Это и нам интересно.

– Конечно, пьют. Но… как-то по-другому.

– В "Барселону" вы приходили в 2008-м. Сегодняшнего ореола у Месси не было.

– С Лео уже тогда пылинки сдували. Однажды Гвардьола на него повысил голос, так Месси обиделся. Перестал выполнять упражнение.

– Чем закончилось?

– К Гвардьоле подошли ребята из команды: "Спокойнее. С Месси надо нежно. Как с ребенком".

– Как у Месси с английским?

– Никак. Поэтому общались мало.

– Кто его друзья в команде?

– Лучший – аргентинец Милито. Они как братья. Дружит еще с Хави, Пике, Вальдесом, Иньестой.

– Вы с кем-то из "Барселоны" поддерживаете отношения?

– С Фабрегасом. Мы в "Арсенале" сдружились. Вечерами компанию нам обычно составлял Фламини. Ван Перси и Росицки пореже.

– Это почему?

– Ван Перси присоединялся, если отпускала жена. У них как раз родился ребенок. У Росицки семьи не было, но он по натуре домосед. Зовем прогуляться, а Томаш отмахивается: "Не-не, я дома останусь". – "Ну и сиди".

– А Иньеста – что за человек?

– Золотой парень! Добрее футболиста я не встречал. В команде про него никто худого слова не скажет. Настолько спокойный, умиротворенный, положительный, что кажется, это ангел спустился с небес. Вообще основные заводилы в "Барселоне" – Хави и Вальдес. Как ляпнут что-нибудь – все смеются. Но в "Арсенале" веселого было больше. Там постоянно нужно быть начеку. Чуть расслабишься – разыграют сразу.

– Как?

– Запросто соль сыпанут в стакан или тарелку. Доходило до того, что на обеде игроки ни на секунду не оставляли их без присмотра. Так и перемещались с тарелками в руках. Тогда Бергкамп что придумал? Если у кого-то день рождения, посолит всю бадью с соком, поднимет стакан и кричит: "Давайте же скорее выпьем за нашего именинника!" А я разок над Леманном решил подшутить.

– Успешно?

– Нам давали витамины в маленькой трубочке. Они размером с зернышко. Залпом опрокидываешь в рот – и запиваешь водой. Пока Леманна не было, я из его трубки половину витаминок выкинул. Оставшееся место солью добил, плюс сверху своими присыпал. Видели бы вы физиономию Йенса, когда все это оказалось у него во рту. Потом носился с выпученными глазами: "Кто это сделал?!"

– Вы Бергкампа упомянули. В команде посмеивались над его аэрофобией?

– Не зря ж его прозвали Нелетучий голландец. Кто-нибудь спросит: "Где Деннис?" – "Да он неделю назад уехал на игру". В Англии на все матчи ездил, а еврокубки пропускал. Далеко.

– Сам был за рулем?

– Нет, клубный шофер. Но чтоб Бергкампу не скучно было, с ним на "бусике" выдвигался один из администраторов.

– Венгер чем поражал?

– Новичка он окружает таким доверием – что любой раскроется. Вы не забыли, в какой "Арсенал" я приехал? В ту команду было пробиться посложнее, чем в нынешнюю. Там оглядываешься в раздевалке – справа Пирес с Юнгбергом, слева – Анри и Бергкамп. Мне казалось, они играли в немыслимо быстрый футбол, все в одно-два касания. А я после травмы и операции приуныл. Думал: "Это для меня слишком высокий уровень, не успеваю". И отправился к Венгеру.

– А он?

– Аж привстал на стуле: "Что?! Ты – великолепный футболист, все будет хорошо! Я в тебя верю". У меня такие крылья выросли после этого! Новая жизнь началась!

– Отговаривал вас от "Барселоны"?

– Отговаривал. Помню эпизод – отпуск, я в Белоруссии. В лодке с приятелем, рыбачим. И тут эсэмэска от Венгера: "Я тебя никуда не отпущу! Ты нужен мне, ты нужен команде!" У меня аж слеза потекла, клянусь! Я никому об этом не рассказывал, только вам.

– Что ответили Венгеру?

– Написал общие фразы: "Спасибо, тренер. Мы обязательно вернемся к этому разговору..."

– Если б кто-то в "Арсенале" повел себя, как вы в "Барселоне", – Венгер от такого футболиста избавился бы на следующий день?

– Он бы отыскал слова. Вместо разрыва человек заиграл бы. Это опыт.

– Его-то Гвардьоле и не хватило?

– Да. Ему повезло, что в команде играют Месси, Иньеста, Хави…

– Значит, запусти в "Барселону" любого тренера – результат будет тот же?

– Есть группа тренеров из топ-клубов. Из них выбирай кого угодно – ничего в "Барселоне" не изменится. Главное, не мешать этим футболистам. И найти с ними контакт. Разве ставил эту игру Гвардьола? Она была при Райкарде. Но в команде хромала дисциплина. На тренировку люди могли приходить не совсем свежими. При Гвардьоле такого уже близко нет. Вяленьких, вроде Деку и Роналдинью, он убрал.

– Венгера как тренера ставите выше, чем Гвардьолу?

– Еще бы! Задача у него гораздо тяжелее, чем у Гвардьолы. Там-то все готово – а Венгер команду постоянно создает заново. Все это поймут, когда Гвардьола поменяет клуб. Флер сойдет. Если б "Арсенал" сохранял состав – давно бы выиграл Лигу чемпионов. Сегодня у Венгера играют дети, и с ними выкарабкался на третье место! Выжимает максимум из команды!

* * *

– Год назад в Кубке лиги ваш "Бирмингем" победил "Арсенал". Так Аршавин сокрушался: "Надо быть дураками, чтоб проиграть такой команде".

– И что?

– Разве не обидно?

– Нет. Можно было понежнее сформулировать, но объективно же – между клубами пропасть. Во всем. В той игре "Арсенал" был непохож на себя. Дураки не дураки, но либо не настроились на матч, либо нас недооценили. Все нехотя, медленно. А "Бирмингем" землю рыл! До ядра!

– Вы в том матче из-за травмы не играли?

– Да, смотрел с трибуны.

– Как для себя объяснили проблемы Аршавина в "Арсенале"?

– То же, что у меня в "Барселоне". Амбиции. Не играл – и злился. По моим ощущениям, это тянуло за собой многое.

– Гэри Невилл, авторитетный человек, назвал Аршавина "самым безразличным футболистом в английской премьер-лиге".

– Понимаете, англичане бьются как никто. В маленьких командах – до искр. Могут по мячу не попадать – но это другое. В Англии нельзя быть игроком эпизода.

– Мы читали, прежде, чем подписать контракт, Венгер приглашает футболиста на ужин. И это окончательно все решает.

– Со мной такого не было. Знаю, что Венгер игроков отслеживает долго. Наводит справки бесконечно, про характер выясняет все.

– Супругу Венгера видели?

– В тот момент они еще не были расписаны, просто жили вместе. Эффектная женщина, француженка. И дочка у них славная.

– А жена Гвардьолы?

– Вроде она появлялась на каком-то мероприятии – но для меня испанки все на одно лицо. Трудно было определить, кто чья...

– От Венгера эсэмэски больше не приходили?

– Последний раз списывались осенью 2010-го, когда Франция играла отборочный матч с Белоруссией, я был на костылях. Венгер пожелал здоровья. С праздниками друг друга не поздравляем. Наверное, это неправильно. Но мне неловко ему писать, боюсь показаться навязчивым.

– Венгера в ярости помните?

– Было два случая. В Лиге чемпионов проиграли на выезде "Фейеноорду" – 0:1. Дома ведем 1:0, на 80-й минуте я фолю возле углового флажка. Голландцы навешивают – и забивают. "Арсенал" вылетает. Венгер в раздевалку вошел – и прямиком ко мне. Раскричался: "Что за идиотская, детская ошибка?! Зачем фолил?" А потом пересмотрел эпизод – извинился. Ну, вынес бы я мяч на угловой. Так же навесили бы – и забили. А когда дома уступили "Ливерпулю" – 2:4, Венгер на защитников орал.

– Но без мата?

– Венгер не знает, что это такое. Даже грубых слов не было.

– Это единственный тренер в вашей жизни, который не матерился?

– И Гвардьола не ругался. Да и зачем? У него все хорошо. Заммер тоже всегда на позитиве. Сильный тренер – пониманием футбола, отношениями с игроками Венгера напоминает.

– Что ж тренировать-то бросил?

– Когда в "Штутгарте" решили уволить физиотерапевта, который пришел в команду вместе с ним, Заммер пригрозил отставкой. Начальники ответили: "Дело твое". И Заммер ушел. Заявил, что больше тренером работать не желает. Дескать, неблагодарная профессия. Устроился спортивным директором в Германский футбольный союз.

– Зато Магат в гневе страшен?

– О, это что-то за гранью! Мне кажется, таких тренеров уже нет. В "Шальке" после его увольнения все вздохнули с облегчением. А Кураньи, я слышал, готов был покинуть "Динамо", едва год назад поползли слухи о назначении Магата.

– В интервью Кураньи был не столь категоричен.

– Журналистам этого не сказал бы. Друзьям – мог. С Магатом и прежде было тяжело, а сейчас еще жестче стал.

– Куда жестче-то?

– И я думал, что некуда. Оказывается, возможно. В "Вольфсбурге" возвращаемся с выездного матча. До трех часов ночи разбираем игру, а в девять утра уже кросс. Часика на полтора, в ураганном темпе. Для Магата подобный распорядок – норма. На тренировках у него не футбол – война!

– Кости трещат, искры сверкают?

– И драки в порядке вещей. Потому что нарушения практически не фиксируются. Судит двусторонки его помощник Холлербах, сам в прошлом знатный костолом. Какой-нибудь чудак в подкате врежет по голеностопам – свисток молчит. Чудака сзади в ответ срубят, Холлербах показывает – все в пределах правил, играем дальше. Вот и заканчивается нередко мордобоем.

– А Магат?

– Стоит, улыбается. В команде равнодушных нет – значит, все прекрасно. Когда в декабре 2011-го выяснилось, что "Вольфсбург" не собирается продлевать аренду, я мысленно перекрестился. Четырех месяцев мне хватило. Там я понял людей, которые ненавидят свою работу и идут на нее как на каторгу. В "Вольфсбурге" тренировки воспринимались именно так. У Магата от футбола получить удовольствие нельзя. Да еще он на штрафах помешан.

– Например?

– Сто грамм лишнего веса – 100 евро. Минута опоздания на обед – 500 евро. В автобусе под запретом не только телефоны, но и компьютеры. Штраф – 1000 евро. На игру отправляемся накануне, ехать часа четыре – почему нельзя кино посмотреть? Причем правило и на обратную дорогу распространяется.

– Вы попадали?

– Да, когда сработал виброзвонок на телефоне. Магат не видел, но ему доложили. У него в команде среди персонала всегда полно "шестерок", которые следят за игроками. В "Вольфсбурге" со штрафов ежемесячно набиралось тысяч шесть евро. К концу сезона скапливается приличная сумма. На эти деньги можно арендовать лайнер и всей командой махнуть в Дубай.

– Аршавина удивляли некоторые порядки в "Арсенале". В медицинской комнате под запретом чтение газет, но не журнала. Если раз в неделю не сдал мочу – штраф.

– При мне такого не было. В команде много молодежи – может, поэтому Венгер решил с ними построже? Или ребята квасят, вот у них и проверяют анализ мочи? Кстати, одна процедура перекочевала из "Арсенала" в "Барселону" после того, как мы с Анри рассказали о ней Пуйолю.

– Что за процедура?

– В "Арсенале" к игрокам приходил специальный мастер, срезал мозоли на ногах, делал педикюр. Пуйоль как капитан команды обсудил эту тему с руководством – и вскоре там тоже появился такой мастер. Правда, у нас где-то написали, будто футболистам "Барселоны" чуть ли не запрещают самим стричь ногти на ногах. Это бред.

– Тот же Аршавин, когда "Арсенал" обыграл "Сандерленд", обмолвился, что его премиальных хватит на пару банок пива. Неужели в клубе настолько мало платят?

– Насчет пары банок он пошутил. Но премиальные в Англии действительно скромные – две-три тысячи фунтов. По сравнению с Россией – гроши. И в Германии за победу больше трех тысяч евро не получишь. А в "Барселоне" и этого нет. Там премия полагается за результат по итогам сезона.

* * *

– Чему в жизни мечтали научиться – но так и не случилось?

– Есть такое – очень хотел выучиться на гитаре играть. Или с парашютом прыгнуть.

– В "Барселоне" вас к парашюту не подпустили бы. А сейчас – хоть каждое утро с этого начинайте.

– Так уже мысли другие: "Оно мне надо?" Вот по молодости страха не было. В "Штутгарте" Ральф Рангник устроил тест. Дерево высотой метров пятнадцать. Верхушка аккуратно срезана. Взбираешься, встаешь на нее и прыгаешь на перекладину, которая находится метрах в двух. Со страховкой, конечно.

– В чем смысл теста?

– Это испытание не только на бесстрашие, но и на доверие к партнерам по команде. Ведь веревку держат сами игроки. Кто-то лезть отказывался, кто-то залезал – но боялся прыгнуть и спускался обратно. Тренер, впрочем, никого не заставлял. А я все проделал на удивление спокойно. Перед тем, как сигануть с дерева, прокричал: "Моя мечта – заиграть в "Штутгарте"!" Года через три, когда уже был одним из лидеров команды, Балаков мне сказал: "А я запомнил твои слова на дереве…"

– С парашютом все ясно. Что мешает освоить гитару?

– Лень. Погребняк подарил гитару на день рождения. Но руки не доходят. Наступает выходной – и думаешь: "Поеду-ка лучше на рыбалку".

– Главная для вас отдушина?

– Точно. В Бирмингеме я хоть оторвался. Заодно Йиранека приобщил. Однажды рыбалка получилась экстремальной. Англичане на озеро часто с ночевкой приезжают. Палатки, спальные мешки, запасы еды. А мы, два топора, кроме удочек брали лишь с базы коврики, на которых разминаемся. Ночевать-то в планы не входило. Но погода хорошая, клев отличный – засиделись до 11 вечера. Потом прилегли на коврики – и вырубились. Проснулись часа в три ночи. Колотун! Я пытаюсь запалить костер, а ветки сырые, дым валит. Йиранек укутался в одеяло, все проклинает. Стали бегать, чтобы хоть как-то согреться.

– Когда играть закончите, вернетесь в родной Минск?

– Жить буду либо в Минске, либо в Мюнхене.

– Чем Мюнхен привлекает?

– Неописуемой красотой. Старинный и компактный город. Рядышком Италия, Австрия, Швейцария. Квартиры в Мюнхене пока нет – но скоро будет. Нам с женой в Германии нравится, давно ко всему привыкли.

– Даже к тому, что мужчины и женщины вместе парятся в бане? Вот Кураньи, который вырос в Южной Америке, говорил нам: "Сначала я стеснялся, а теперь – никаких проблем. Разве что жену в сауну не пускаю…"

– Я тоже не пускаю! А сам полотенцем прикрываюсь и стараюсь ходить в сауну, когда поменьше народа. Ладно бы, окружали молодые, красивые тела. Так нет же – кругом публика от 50 и старше. К традиции в тех краях относятся трепетно. Я зимой в Австрии люблю отдыхать. Как-то были большой компанией, все парами. Наши девчонки в спа-салоне ходили в купальниках, так австрийцы жаловались администрации отеля: мол, почему они не раздеваются?!

– Мы их понимаем. Возвращаясь в день сегодняшний – контракт с "Крыльями" заканчивается через месяц. Что дальше?

– Пока не знаю. Может, останусь. Может, вернусь в Европу. Сейчас важнее всего – набрать форму и помочь команде избежать вылета. А в мае видно будет. Жизнь научила – не стоит торопиться с принятием решений.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Загрузка...
Материалы других СМИ
Загрузка...