Харийс Витолиньш: на чердаке у Знарка

Харийс ВИТОЛИНЬШ и Олег ЗНАРОК (справа) - второй после Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина тандем современного отечественного хоккея. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ" Фото "СЭ"
Харийс ВИТОЛИНЬШ и Олег ЗНАРОК (справа) - второй после Вячеслава Быкова и Игоря Захаркина тандем современного отечественного хоккея. Фото Алексея ИВАНОВА, "СЭ" Фото "СЭ"

РАЗГОВОР ПО ПЯТНИЦАМ

43-летний Харийс Витолиньш - легенда хоккейной Латвии. Капитан той команды, которая обыгрывала Россию на чемпионате мира-2000 в Петербурге. Закончив карьеру, стал помощником Олега Знарка. Сначала в сборной Латвии и ХК МВД, потом - в московском "Динамо".

Знарок - не большой любитель интервью. Счастье корреспондентов, что есть у него такой ассистент, как утонченный и разговорчивый Витолиньш. Да и сам Харийс - тренер одаренный. Мы как-то нахваливали Знарка в разговоре с динамовским начальством, а нас деликатно поправили: "Лучше говорить о дуэте Знарок - Витолиньш. Изумительно дополняют друг друга…"

ПРОЩАЛЬНЫЙ МАТЧ

Отпускник Витолиньш ненадолго заскочил в Москву, здесь-то мы его и перехватили. Днем раньше появилась новость: "Знарка и Витолиньша уволили из сборной Латвии".

С новостей и начали. Харийс рассмеялся:

- Уволить можно, если есть контракт. А мой был рассчитан на полтора месяца и закончился 15 мая. Не знаю, был ли контракт у Знарка. После чемпионата мира я улетел к семье в Швейцарию. И о том, что не работаю в сборной, узнал от Олега, который находился в Риге.

- Сандис Озолиньш на чемпионате мира в Братиславе был менеджером сборной. Его тоже убрали?

- Объявили, что уходит весь штаб. Но, думаю, Сандис вернется. Он, кстати, и карьеру заканчивать не собирается. Еще минимум год отыграет в рижском "Динамо". Молодец, держит себя в форме.

- Поражаетесь откровенности Озолиньша? Он не скрывает, что посещает клуб анонимных алкоголиков.

- Какой смысл скрывать то, что в Риге и так все знают? Впрочем, о его похождениях больше басен…

- Сандис сам нам рассказывал в красках.

- Знаете, людям очень нравится добавлять. Когда играл в Швейцарии, был забавный случай. Тренер сказал: "Сейчас покажу, как работает пресса". Написал заметку о хоккее на две странички. Того купили, тех продали, собираемся играть так-то и так-то. Пригласил журналиста, все ему зачитал: "Запомнил? Теперь это напиши от себя". Парень кивнул - все будет как надо. "А потом пойди и перескажи это другому репортеру. Он пусть перескажет третьему".

- И что?

- Организовал цепочку из пяти корреспондентов. Очередь дошла до пятого. И вот то, что написал он, было за гранью - ни одной точной фамилии, ни единого факта. Все перепутано. Хотя каждый из пятерых старался не врать. Я понял, как рождаются слухи.

- На чемпионате мира Знарок был крайне недоволен лучшим бомбардиром рижского "Динамо" Дарзиньшем, который не пожелал играть на уколах.

- Не мне его судить. Дарзиньш получил травму, врачи предложили сделать уколы - чтоб после этого посмотреть, может играть или нет. Хоккеист отказался.

- Люди вашего поколения вышли и сыграли бы?

- Озолиньш мне говорил, как приехал однажды на чемпионат мира, отложив подписание контракта в НХЛ. Сказал: "Давайте я сыграю там, вернусь, и разберемся…" Да и я с 1997-го после того, как порвал "кресты", все чемпионаты мира играл на уколах. А Шэнахэн со сломанным голеностопом дошел до финала Кубка Стэнли. Но и сегодня есть смелые ребята. В той же Братиславе Лео Комаров порезал руку. Мы ему говорим: "Лео, бери билет, езжай домой" - "Какой билет? Я через два дня выйду на лед!" - "Тебе же черте сколько швов наложили!" - "Да мне без разницы, это ж чемпионат мира…"

- Вы из-за травм и закончили?

- Последние четыре сезона вытягивал на зубах. Операциям на коленях счет потерял. В какой-то момент оказался перед выбором - либо искать новую команду, либо приступить к работе в хоккейной школе. Подумал: ну сколько можно мучиться?

- Вам же в 2006-м устроили в Риге прощальный матч?

- Я сам себе его устроил. Идея, правда, не моя - друга. Он договорился с банком, который выступил спонсором матча. Убедил банкиров, что для них это отличная реклама накануне чемпионата мира, который как раз принимала Рига. Играли ветераны сборных Латвии и Чехии, собралось около пяти тысяч зрителей.

- Слеза прошибла?

- Нет. Наверное, я не настолько сентиментален. Просто поиграли в свое удовольствие. Я сделал хет-трик, причем третью шайбу забросил за пару секунд до сирены. Чехи поддаваться и не думали, а все считали, что мы это специально подстроили: "Ай, молодцы! Какой сценарий!" Но никакого сценария не существовало. К слову, из нашего поколения больше никто прощальный матч не проводил. Лишь Белявский - но у него был в Швеции. "Бьеркловен", где Саша переписал все клубные рекорды, по такому случаю за нами чартер в Ригу прислал.

##2 "ДЕЛО ЧИПСОВ"

- Уже разобрались - почему с московским "Динамо" вылетели так рано?

- Травмы. Сейчас понимаем: в ноябрьскую и декабрьскую паузу немного не так нагрузили команду, игроки стали ломаться.

- Во время 11-матчевой серии без побед была паника?

- Я вам опишу свои ощущения. Когда проигрывали поначалу - хотелось, чтоб скорее наступила следующая игра. Вот там-то мы покажем. Но подходил новый матч, появлялся маленький мандраж: а если опять проиграем?! И чувствуем: не идет…

- Тяжело.

- Момент за моментом упускаем, противник отбивается. Вдруг контратака - гол. Сразу мысль: все, этот матч не вытащить. Когда следующий? Так дошли до семи-восьми поражений. Приехали руководители клуба, в шутку говорят: "Ну что, ребята, пойдем на девятое?" Мы округлили глаза: да вы что, какое девятое? "Да ладно, чего уж. Установим рекорд, сделаем девятое". Проигрываем - после матча начальники заходят, улыбаются: "Что, ждем десятое?" И знаете - напряг ушел. Прекратили сами себя внутренне накручивать.

- Прежде на вашу карьеру такие серии выпадали?

- Никогда. Зато в моей жизни была игра, когда за минуту до конца вели 7:4. Оставались втроем, тех было пятеро. И закончили 7:7. Это в Швейцарии, локаутный сезон, в нашу команду Дуг Гилмор приехал. Он потом был в шоке: "Так я еще не получал".

- Вы как-то со Знарком в ХК МВД заглянули в раздевалку - и метнули по шлему в собственных игроков. Когда шли одиннадцать поражений - не хотелось повторить фокус?

- Вы историю летающих шлемов неточно знаете. Играли с "Витязем", - и наши испугались. Ни одной стычки, ни одного столкновения - на ребят так подействовали лица напротив. Видно было - команда не в состоянии собраться. Олег со злости бросил несколько шлемов.

- А вы?

- Я - нет. Кидал Олег, и не в кого-то, а на пол: "Надевайте шлемы юниоров, с решетками, если боитесь, что вам лицо повредят…" Настрой немножко исправили - но все равно тот матч спасти было уже невозможно. Знаю, такие трюки регулярно устраивал Крис Максорли.

- Брат легендарного Марти?

- Да. Крис в Швейцарии работает тренером. Он заставлял надевать юниорские маски. Если человек отказывался в ней выходить на площадку - из состава выпадал.

- Были еще нестандартные ходы на вашей памяти?

- Как-то играли с Белоруссией за выход на Олимпиаду, проигрывали 2:4. Мы с Олегом рискнули - за пять минут до конца сняли вратаря. Нам ничьей не хватало, нужно было побеждать. Переглянулись: "А что теряем?" До этого мы три раза уступали по броскам.

- И что потом?

- Едва сняли голкипера - белорусы выходят вдвоем на одного защитника. Цыплаков перешел красную, и дальше поленился бежать, бросил по пустым воротам. Штанга! А мы в контратаке забиваем. Тут же возвращаем вратаря, но игра пошла - загоняем еще одну. Ничья! Все поменялось. Вытащили матч. Вы много знаете тренеров, которые вратаря снимают за пять минут?

- За какую селекционную ошибку прошлого сезона особенно обидно?

- Отдали трех центральных нападающих - Цветкова, Федорова и Элиссона, а они в других командах стали лучшими. Мы собственными руками убрали стержень из каждого звена. Надеялись, что возьмем вместо них игроков сильнее. Чем был хорош ХК МВД? Три стабильные тройки, четвертая менялась. Тоже урок на будущее - надо верить в своих ребят, а не смотреть по сторонам.

- Самое экзотическое требование хоккеиста перед подписанием контракта, с которым сталкивались? Саймон, например, что просил?

- Понятия не имею. Спросите нашего генерального менеджера, который его подписывал. Я помню, как много лет назад с экзотическим требованием выступил Артур Ирбе.

- Каким же?

- Федерация хоккея Латвии от его имени рекламировала чипсы. Так Артур сказал: "Пока не вернете мне деньги, которые получили за эту рекламу, играть за сборную Латвии не буду".

- Отдали?

- По-моему, да. Артур невероятно упрямый - если б не отдали, действительно не играл бы. Он и так чуть ли не неделю сборов пропустил. В Латвии это называли "дело чипсов".

- Ирбе - удивительный человек.

- Очень прямой, справедливый и честный парень. С ним всем нелегко. Есть своя линия - и не сдвинешь. Не признает компромиссов. Кстати, в рижском "Динамо" Артур был самым раскачанным игроком.

- Культуристом?

- Не культуристом - но вратарей такого телосложения я с тех пор не встречал. Гора мышц. Все упражнения выполнял лучше нас. Бегал быстрее, приседал больше, штангу поднимал тяжелее. У него всю жизнь была цель - пробежать марафон.

- Удалось?

- Не уточнял. Но думаю - да. У Артура дача была за Юрмалой - так он из Риги туда летом бегал. Однажды мы втроем тренировались - Ирбе, Знарок и я. Федерация оплачивала летний сбор для хоккеистов, чтоб сами по себе не болтались. Но узнав, что мы с Артуром хотим в Америку уехать, а Олег - в Германию, сборная нас тренироваться не подпустила. Подумали - и решили: будем сами поддерживать форму.

- Бегать по солнышку до дачи Ирбе?

- Не до дачи, а до квартиры. Ирбе жил на 16-м этаже. Мы с утра пораньше приходили к подъезду - чтоб с жильцами на лестнице не пересекаться. Устраивали кроссы до 16-го и обратно.

- Сколько серий?

- Семь-восемь. И не только бегали - три этажа, например, прыгали на одной ноге. Затем на другой. Еще три - пробежать спиной вперед. И никаких остановок.

- Жестко.

- Последние две серии бежишь на рывке, максимальная скорость. Первый добегает до третьего этажа, свешивается: "Следующий!" Ирбе меня напугал - говорит: "Чтобы попасть в НХЛ, надо пробежать пять километров на время. Есть такой тест. Попробуй не уложиться". И я как сумасшедший гонял с ним наперегонки три раза в неделю. Чуть не умер.

- Выдержали тесты?

- Не оказалось в НХЛ никаких тестов. Артур пошутил. Дали пробежку какую-то, а я был так готов - казалось, не бежим, а стоим на месте. Тянуло вперед.

- Ирбе выдал в интервью после сенсационной победы над сборной России на чемпионате мира в Петербурге - мол, отомстил за деда, который воевал на стороне немцев.

- Я эти слова в газетах вычитал. С нами Ирбе в раздевалке такими соображениями не делился. Впрочем, на эйфории еще и не такое можно заявить. Не знаю, пожалел он об этих словах - с Артуром трудно дискутировать, если он принял какую-то линию. Проще найти другую тему для разговора. Он вообще особенный. Любой хоккеист хоть раз попробовал водку или сигареты. Но не Ирбе. Лето, отдых - а человек до бокала пива дотронуться не может!

- Вы тоже участвовали в том матче в Петербурге?

- Да. Повезло нам, конечно. Россия перебросала нас в два с лишним раза, создала кучу моментов. Но Ирбе все тащил. А мы забивали нелепые голы. Третий не знали, на кого записать. Ваш защитник хотел шайбу по борту пустить. Но попал кому-то в клюшку, шайба срикошетила в ногу Брызгалову и заползла в ворота. Этот гол стал решающим - 3:2.

- Как после этого в вашей раздевалке поколотили посла Латвии в России?

- Поколотили - громко сказано. Был он в свитере сборной и выглядел как рядовой болельщик. Вот его и не признали. К тому же на радостях выпил маленько. Охранник смотрит - какой-то поддатый мужик заходит в раздевалку, начинает всех целовать. Подлетел к нему, заломил руки. Уж за дверь хотел вышвырнуть, но вдруг кто-то завопил: "Это ж наш посол!" Охранник аккуратно поставил его на пол, отряхнул: "Извините, товарищ посол". Но тот даже не понял, что с ним произошло.

- Еще какой матч за сборную врезался в память?

- Как со Швейцарией боролись за выход в группу А. Счет 1:1, ничья нас устраивала. Но в конце третьего периода Белявский заработал пятиминутное удаление, и заканчивать матч пришлось в меньшинстве. Уходя с площадки, Саша повернулся к нам: "Ребята, прошу, отбейтесь!" Говорят, в раздевалке вплоть до финальной сирены он стоял на коленях и молился. Не снимая формы. Мы выстояли - и поднялись в группу А.

ПОД ТАФГАЯ

- В НХЛ Гилмор был один из первых мастеров черного юмора. У вас шутил?

- Не особо. Я и не помню, чтоб в Швейцарии шутили - зато в Америке насмотрелся. Галстук подрезали регулярно. Меня предупредили - не снимай ботинки в самолете, потом не найдешь. В носках придется идти по аэропорту. Причем гадить будет самый тихий.

- Правда?

- Ну да. Мы в фарм-клубе встретились с Олегом Микульчиком, милейшим человеком. Но больше всего пакостей шло от него. Никто и подумать не мог, что это Микульчик хулиганит - канадцы грешили друг на друга. Был у нас в команде один тафгай, вызвали его в "Виннипег". На следующий день должен улетать. Так Микульчик ему аккуратненько подпилил пять клюшек.

- Молодец какой.

- Тафгаю сказали - зовут на два матча. Он пять подпиленных клюшек и взял. Внезапно звонок из Виннипега - менеджер: "Что с парнем? Выходит на раскатку, бросает - клюшка ломается. Второй раз - снова. И третий. Сломал пять клюшек. Вечером игра - не знаем, что делать…" Хорошо, в Америке быстро заказы выполняют - к вечеру привезли новые. Он так и не узнал, кто ему это устроил.

- Вы когда-нибудь попадали под тафгая?

- Было дело. Кого-то обыгрывали на выезде, я забил три гола. Все мельтешил на пятаке. Их боец не сдержался - ка-а-к засадил мне с прямого! Не снимая перчаток!

- Отключились от такого сюрприза?

- Мгновенно. А вечером столкнулись в одном баре. Меня увидел, подошел: "Я не стерпел - все крутишься, под ноги лезешь. Раз уж "горим", думаю - дай отведу душу…" Спасибо, отвечаю. Я еле до лавки доковылял, когда со льда подняли.

- Почему в НХЛ вы сыграли всего 8 матчей?

- В Америку уехал в 1993-м. Начал с низших лиг, вскоре пригласили в "Оттаву". Но сразу подписать с ней контракт не мог из-за того, что в свое время был задрафтован "Монреалем". Сперва требовалось провести 25 матчей за фарм-клуб "Оттавы". Такие были законы. Агент отсоветовал: "Без контракта - риск. Если случится травма, о тебе никто не вспомнит". Нашли компромисс - полсезона отыграю в Швейцарии, а потом, если "Оттава" во мне действительно заинтересована, выберет меня на драфте. Канадцев вариант тоже устроил. Ничто не предвещало неожиданностей. И вот звонит агент: "Тебя задрафтовали". - "Прекрасно". - "Но не "Оттава", а "Виннипег". - "Как?!" Позже выяснилось, что в нескольких матчах меня видел Игорь Куперман, который работал в "Виннипеге". Именно он уговорил руководство клуба выбрать меня. "Оттава" опоздала. Когда прилетел в Виннипег, Куперман встречал в аэропорту. "Как мы тебя выловили!" - радовался он. А у меня в голове была одна мысль: "Зачем ты это сделал?"

- Откуда уверенность, что в "Оттаве" у вас бы получилось?

- Новый клуб, из звезд - Яшин да Дэйгл. Пока был в фарме, видел, что в основу "Оттавы" поднимают средненьких игроков. Там у меня точно был бы шанс. В "Виннипеге" же все пошло наперекосяк. Набрали много хоккеистов из Европы, в том числе из России. Но сезон складывался неудачно. Местная пресса бушевала, с издевкой окрестив команду "Динамо-Виннипег". Вдобавок я подписал двусторонний контракт, с которым в НХЛ пробиться очень тяжело. Такому игроку даже неплохого уровня всегда предпочтут хоккеиста с односторонним контрактом. Это бизнес, ничего личного. Добил меня один эпизод.

- Какой?

- Я играл в фарм-клубе, который находился под Галифаксом. Зимой там минус 30. А "Виннипег" проводил выездной матч в Лос-Анджелесе, где уже плюс 20. Мне звонят: "У нас хоккеист сломался. Срочно прилетай". - "Надолго?" - "Неизвестно. Здесь подобные вопросы не задают". Я в растерянности. Ладно, собираю сумки, мчусь в аэропорт. Лечу восемь часов. Выхожу на раскатку, - и тут подходит Билялетдинов, один из ассистентов главного тренера "Виннипега": "Извини, но тебе велели передать, что сегодня играть не будешь". А после матча протянули обратный билет в Галифакс: "Лети обратно. Травма парня оказалась несерьезной".

- Обидно.

- Еще бы! Я подсчитал - всего в том сезоне отыграл 121 матч! С учетом товарищеских. За сборную, "Виннипег" и фарм-клуб, где дошли до финала плей-офф. Нагрузка запредельная. А заплатили мне минимальную сумму, которая полагалась по контракту.

- Сколько, если не секрет?

- За год - 20 тысяч долларов чистыми. Со стороны клуба не было никакой помощи. Когда спросил: "Как снять жилье?", мне вручили газету с объявлениями: "Здесь поищи". Я нашел самую дешевую квартиру в подвальном этаже, купил древнюю машину, который было лет десять. Негатив наслаивался. Контракт действовал еще два года, но после первого сезона понял, что в "Виннипеге" не останусь. Вернулся в Швейцарию.

- По-настоящему дома вы там?

- Да. Отыграл в этой стране 15 лет, обе дочки там учатся. Живем в небольшом городке в 60 километрах от Цюриха. Рядом с немецкой границей, у озера.

"ПО ГОЛОВЕ" ОТ ЮРЗИНОВА

- Знарок полагает, давние рижские нагрузки в нынешнем "Динамо" способен выдержать разве что Кудашов. Так и есть?

- Возможно. Мы очень много тренировались - притом что нормальной экипировки не было. Жили в домике, где горячей воды не видели. Два туалета на всю команду - представьте, какая очередь с утра. Поднимали ржавые штанги. Никаких поясов для спины. Попробуй выдержи. Могли и через барьеры со штангой прыгать. А теперь предлагаем какое-то упражнение - врач отвечает: "Нельзя, колени полетят". Спрашиваем при встрече Юрзинова - зачем нас так грузили?

- Что отвечает?

- Мы, говорит, на вас экспериментировали. Проверяли себя. Работали со свободными весами - поэтому игроки были покрепче. А сейчас все подходят индивидуально - лишь бы не повредить связки, еще что-то…

- Хельмут Балдерис вспоминал в интервью, как Виктор Тихонов ему пощечину залепил. На ваших глазах такого не бывало?

- Нет. Сумманен подрался с игроком в Швейцарии. Его после этого уволили. Крис Максорли в Женеве дверь мог вынести. Как-то борт сломал. Каждый год его удаляют на трибуну. И со мной тренеры тоже обходились жестко. 1988 год, турне рижского "Динамо" по Америке, я забил гол "Эдмонтону". Проиграли - 1:2. Но все равно - восторг, все-таки Грант Фюр у них в воротах. Стою с ребятами в холле отеля, а мимо Петр Воробьев идет: "Еще один такой матч, и больше на лед не выйдешь". Я понять не мог: почему? За что?!

- Юрзинов тоже мастер художественного слова.

- Во время игры все приговаривал: "По голове, по голове". То есть мозги включай. Играем с ЦСКА, а нашу молодежную пятерку Юрзинов выпускал против Ларионова. С напутствием: "Голов от вас не прошу, просто дышите им в спину. Не давайте играть". И вот Юрзинов кричит: "По голове, по голове!" Ларионов услышал - обернулся: "Что ж сразу по голове-то, Владимир Владимирович?"

- Все тренеры разные.

- Это точно. Взять, допустим, Густафссона. Выиграл со сборной Швеции Олимпиаду и чемпионат мира. Но в Швейцарии о нем остались скверные воспоминания. Владельцы клуба, где работал Густафссон, говорят: "Как тренер - никакой!"

- Странно.

- Есть люди, которые умеют команду собрать и мотивировать на короткие турниры, вроде чемпионата мира или Олимпийских игр. Густафссон, наверное, из таких. А вот тянуть весь сезон, решать рутинные вопросы, уделять внимание работе с молодежью - с этим у него проблемы. В Швейцарии он напирал на профессионализм игроков, дескать, вам надо - вы и делайте. Любопытно, как у него сложится в Мытищах.

- Что за история, когда сборная Латвии продала лед каким-то корейцам?

- Играем с ними в группе С, они попросили нас задержаться на пятнадцать минут. Но мы и так собирались позднее приехать на раскатку. А доктор в сборной - большой юморист, постоянно что-то придумывает. Журналисты подтягиваются к раскатке, смотрят - катаются корейцы. Доктор говорит: "Вы не знаете? Наш тренер за три тысячи долларов продал им лед". - "Не может быть!" Все посмеялись, а один репортер помчался в редакцию. Наутро выходит: "Сенсация! Наши льдом торгуют!"

- Скандал?

- Тут же звонок из федерации Балдерису, главному тренеру: "Ты как додумался лед продать?" - "Какой лед?!" Хельмут рассвирепел, приказал - чтоб ни один журналист к гостинице, где живет сборная, ближе чем на пятьдесят метров не подходил.

- Играя в группе С, всякого повидали?

- Я приезжал уже на финальные турниры. Успел посмотреть, как северные корейцы парами ходили. С сопровождающим, в одинаковых костюмах и ярких шапочках. Потом так же строем их в гостиницу загоняли. Думаю: как же мы играть-то с ними будем?

- И как?

- Чуть-чуть тебя ударит - поклонится и говорит: "Извините". Счета были астрономические, под тридцать шайб. С Австралией играли, Израилем… В полуфинале встретились со словенцами, так Балдерис подмахнул протокол перед матчем, не читая. Судья пять минут спустя подъезжает - этот защитник играть не имеет права, не заявлен. И убирает нашего лучшего, Матыцына, в раздевалку. Следом другого, Семеряка. Мы оторопели - кого еще отправит отдыхать? Балдерис побледнел: "Ребята, я не в курсе, не читал". Кто знает, что там в протоколе было? С той поры я протокол всегда изучаю.

- Владимир Крикунов говорил, что Рига 80-х была самым пьющим городом в Союзе. "Ночники" на каждом углу…

- Мест, где можно ночью посидеть, там, конечно, было больше, чем в Москве или Ленинграде. Но тут вот какой момент. Костяк рижского "Динамо" много лет составляли хоккеисты из России. А в конце 80-х заиграли Ирбе, Катлапс, Грундманис, я. Болельщики прозвали нас "латышские стрелки". Постоянно на виду, живем с родителями. Поэтому мы не могли куролесить, как русские ребята, которых селили в общежитие. Одни в чужом городе - что им еще по вечерам делать? Так что в свободное время почти не пересекались. У них была своя компания, у нас - своя.

- Кроме Сергея Жолтка, кого из той команды уже нет в живых?

- Сергей Гапеенко трагически погиб. В Риге на него возлагали надежды. В 1986-м с молодежкой он стал чемпионом мира. За ту сборную играли Белошейкин, Татаринов, Константинов, Каменский… Виктор Хатулев умер на улице от сердечного приступа. Говорят, спился. Тоже очень талантливый форвард. Между прочим, первый советский хоккеист, которого поставили на драфт НХЛ. А бывший капитан рижского "Динамо" Владимир Дурдин разбился на машине в Финляндии.

- Вы за рулем приключений избежали?

- Да вот прошлой осенью в Швейцарии был случай. Дочка ведет машину, я рядом сижу. По встречной полосе несется автомобиль. Скорость - километров 150 в час. Не вписавшись в поворот, он в лоб сталкивается с легковушкой, которая едет перед нами и перелетает через нее. В воздухе переворачивается, я вижу днище машины и понимаю, что сейчас она рухнет прямо на нас. В последнюю секунду дочь успела вывернуть руль. Зацепило по касательной.

- Повезло.

- Не только нам. Из первой машины вышли два пенсионера. Они не пострадали. А другой автомобиль оказался разбит так, что не понять было, какая это марка. Тем не менее из нее сама выкарабкалась девушка - и тоже ни царапины!

- Пьяная?

- Абсолютно. В крови две с лишним промилле алкоголя. При том, что максимум - 0,3. У меня в голове не укладывается - в Швейцарии, в два часа дня встретить за рулем пьяную девицу!

60 КЛЮШЕК

- У вас же была огромная коллекция клюшек?

- Сохранилась от отца и деда. Дедушка участвовал в довоенных чемпионатах мира. Вместе с другими латышскими хоккеистами его приглашали в ВВС. Но бабушка категорически не хотела перебираться в Москву. Он отказался, и это спасло ему жизнь - в 1950-м самолет с хоккейной командой ВВС разбился под Свердловском. А клюшек осталось штук шестьдесят. Есть первая клюшка, которая вышла с конвейера в Латвии. Ее вручили отцу, когда был на открытии завода. Она деревянная, чем-то вратарскую напоминает. Сейчас, конечно, кто-нибудь увидит коллекцию и усмехнется - что за рухлядь? Но это теперь в любом хоккейном магазине клюшек навалом. Глаза разбегаются. А раньше выпускали одну модель в год. О том, чтоб фирменную достать, не было речи. Кроме "Кохо" да "Титана" мы ничего не знали.

- Вы не пополняли коллекцию?

- Закончил с этим делом в конце 80-х, когда активно начали ездить за границу. Стало неинтересно.

- Где храните?

- Сложил в хоккейный баул и убрал в сарай. В квартире места нет. А клюшек было больше, но какие-то я по малолетству во дворе переломал, когда брал тайком от родителей. А одну бабушка сломала, соорудив подпорку для кровати.

- У Знарка в рижском доме музей.

- Только не дома, а на чердаке. Собраны свитеры всех команд, за которые он играл, медали развешаны, на стенах - старые фотографии. "Динамо", сборная. Смотришь - и вспоминаешь. Нынче-то уже почти никто не печатает фото - снимают на цифру и закачивают в компьютер. А у Олега на чердаке все как в былые времена.

- Знарок - какой он?

- Открытый, честный. Как есть - так и скажет. С годами старается стать дипломатом, но все равно… Поэтому избегает интервью.

- Он ваш лучший друг?

- На работе - да. Но сказать, что дружим семьями, не могу. У каждого свой круг общения. В отпуске можем неделями не созваниваться.

- Ваши отношения всегда были безоблачными?

- Ни разу не было, чтоб мы поругались и не разговаривали. Но спорим часто. Я слишком хорошо изучил Олега. Что-то пропускаю мимо ушей. Когда играли вместе, знал его слабость: пока свой гол не забьет, будет орать, матюгаться… Многие не могли с ним играть. А я думал - надо поскорее сделать так, чтоб он забил и угомонился.

- Вы были в том ресторане, когда Знарок дрался против подвыпившей бандитской компании?

- Нет. Олег справлял годовщину свадьбы, кажется. Были еще его отец и Женя Семеряк с женой. Но о подробностях лучше спросите Олега.

- Ему ведь потом медаль вручили?

- Да, "За охрану общественного порядка".

- У вас неспортивные награды есть?

- Нет. Хотя мог бы, наверное, получить медаль "За спасение утопающих".

- Кого спасли?

- Мне лет 14 было. Еду на велосипеде по мосту, вдруг вижу - в речке мальчик тонет. Бабушка с берега кричит, на помощь зовет. Сам я не очень здорово плавал, но тут, недолго думая, прыгнул в воду - и к нему. За пару дней до этого по телевизору показывали передачу, как правильно спасать человека. Запомнил, что нужно со спины брать. А мальчишка уже нахлебался, брыкается. Еле-еле вытащил его. Смотрю - народ бежит, кто-то лодку несет. Но я не стал никого дожидаться. Сел на велик и уехал.

Юрий ГОЛЫШАК, Александр КРУЖКОВ

Материалы других СМИ
Материалы других СМИ