02:20 16 сентября 2010 | Единоборства / ММА — Сумо

Асашорю: "Хочу взять автограф у Аршавина"

АСАШОРЮ. Фото AFP
АСАШОРЮ. Фото AFP

СУМО

Долгорсурэн ДАГВАДОРЖ

Родился 27 сентября 1980 года в Улан-Баторе.

В январе 1999 года Асашорю дебютировал в профессиональном сумо. Через четыре года он получил высшее звание национальной японской борьбы - йокодзуна. Чтобы подняться на вершину борцовской иерархии, Синему дракону хватило двадцати пяти турниров - это рекорд.

Асашорю - 25-кратный обладатель Кубка императора. Чаще главный трофей сумо завоевывали только Тайхо (32 раза) и Тиенофудзи (31 раз).

4 февраля 2010 года Асашорю объявил об отставке.

В Москве впервые побывал величайший профессиональный сумоист в истории, 25-кратный обладатель Кубка императора йокодзуна Асашорю. 29-летний монгол Долгорсурэн Дагвадорж, чей псевдоним переводится с японского как Синий дракон, был почетным гостем чемпионата мира по трем стилям борьбы. В российской столице легендарный богатырь познакомился с трехкратным олимпийским чемпионом Александром Карелиным, а также дал интервью "СЭ".

СУМО - ПРОЙДЕННЫЙ ЭТАП

- В феврале вы объявили о завершении богатырской карьеры. Как вас теперь лучше называть?

- Называйте, как раньше - йокодзуна. Ведь я заслужил этот титул.

- Йокодзуна, вы приехали в Москву на чемпионат мира по борьбе?

- Да. В качестве почетного президента Федерации борьбы Монголии. В позапрошлом году в Пекине первую золотую медаль в истории Олимпиад завоевал для Монголии наш дзюдоист. Моя мечта - чтобы олимпийским чемпионом стал теперь наш борец вольного стиля.

Все три моих старших брата занимались борьбой. Один из них, Сумиябазар, был чемпионом Азии, участвовал в Олимпийских играх в Атланте и Сиднее. Сейчас он является президентом Федерации борьбы Монголии.

- Когда-то вы говорили, что после ухода из профессионального сумо можете поехать на Олимпиаду в качестве дзюдоиста. Ведь вы сами успешно занимались в детстве и юности дзюдо.

- Дзюдо мне уже неинтересно. Потому что у Монголии в этом виде спорта есть теперь золотая олимпийская медаль. И моя мечта изменилась. Я решил поддерживать наших молодых борцов вольного стиля.

- А сумо?

- Сумо я, конечно, люблю. Но, если говорить начистоту, это для меня уже пройденный этап.

- Скоро в Мекке сумо, токийском дворце "Кокугикан" состоится церемония пострижения вашего магэ (пучок волос, схваченный на затылке. - Прим. "СЭ"). Сколько человек придет на дампацу-сики?

- Церемония состоится 3 октября. Я позову на дампацу-сики своих друзей из России, Сингапура, Кореи, Америки, с Тайваня. На трибунах соберется около 12 тысяч человек - столько вмещает "Кокугикан". Это очень важная и волнительная церемония. Она символизирует окончание пути богатыря-рикиси, самое последнее расставание с дохе.

- А сколько человек возьмут в руки ножницы?

- 350 - 400 человек. Это будут и борцы, и все мои друзья, и моя семья, и почетные гости.

- Кто последним прикоснется к вашим волосам, чтобы срезать магэ?

- Мой бывший тренер-наставник ояката Такасаго.

- Какие чувства вы будете испытывать 3 октября?

- Мне трудно ответить на этот вопрос. Ведь ничего подобного в моей жизни еще не было.

- Йокодзуна, вы провели в профессиональном сумо более десяти лет. На ваш взгляд, в каком веке живет Всеяпонская ассоциация сумо?

- Профессиональное сумо - это уникальное явление. Древнейшая национальная борьба, прекрасная культура. Я такой же человек, как японцы. Только родился в другой стране, а потому многого сначала не знал. Но я хотел учиться и совершенствоваться. Хотел, чтобы меня учили. В Японии все другое: культура, язык, вода, еда, одежда. Я искренне люблю эту страну, так много сделавшую для меня. Считаю, что японский народ замечательный и очень талантливый.

- Но вам, наверное, приходилось сталкиваться и с недоброжелательным отношением к себе как к "гайдзину", иностранцу?

- Конечно! В Японии очень развит патриотизм. Как и в России. Если бы в какой-нибудь ваш национальный вид спорта пришел монгол Асашорю и занял место на самой вершине, не всем бы это понравилось. Или если бы в нашей национальной борьбе бох чемпионом стал русский, в него бы камень бросили. Вот так и в сумо. Я бы даже сказал, что Япония более терпимая, более "интернациональная" страна. Когда я боролся с самым популярным и уважаемым японцем, озэки-ветераном Кайо, за него весь зал болел. Но я находил одного зрителя, поддерживавшего меня. И от этого союзника я получал энергию, позволявшую мне побеждать сотню, тысячу, десять тысяч противников.

- Вы не считаете, что могли добиться в сумо большего? Все ли свои мечты и планы осуществили?

- Нет, не все мои мечты осуществились. Но сейчас я ни о чем не жалею. Я очень благодарен всем японцам, поддерживавшим меня, оякатам, супруге моего тренера-наставника, моей жене, парикмахеру-токояма, делавшему мою прическу, моим младшим одноклубникам. Человек в одиночку, без поддержки, ничего не добьется, не одержит так много побед. А то, что мне не удалось реализовать все свои мечты в профессиональном сумо, - так это даже хорошо. Что-то должно было остаться для моей новой жизни.

ХОЧУ НАЙТИ В РОССИИ САМОРОДКА

- А какой будет ваша новая жизнь?

- Меня привлекает благотворительная, волонтерская деятельность. Служение обществу - это помощь детям. Я покупаю медицинское оборудование для детских учреждений. Потому что для человека самое главное - здоровье. Я хочу заниматься благотворительностью не только в Монголии, но и в других странах. Учредил некоммерческую организацию. Перед приездом в Москву, в первый день нового учебного года, я возил подарки в монгольские центры детей-сирот, опекаемые японскими компаниями, общался с работниками этих учреждений. Еще когда я только получил звание йокодзуна, учредил Фонд Асашорю. Я финансировал строительство больниц и лечение детей больных раком, дарил машины "скорой помощи", выплачивал стипендии одаренным детям из бедных семей. Сейчас хочу расширить свою деятельность и помогать детям в России, Китае, Японии, в странах, переживающих бедствия.

- Чем конкретно вы хотите заниматься в России?

- Я хочу стать перекидным мостом, связывающим российских детей с монгольскими и японскими, прежде всего через спорт - вольную борьбу, дзюдо, бокс, бейсбол.

- А сумо?

- Хотел бы найти на широких просторах России одного самородка - не толстяка, а феномена - и отправить его в профессиональное сумо. Это моя большая мечта. Знаю, что русская земля славна богатырями. Здесь родились Александр Карелин, Иван Ярыгин.

- Вы собираете футболки с автографами знаменитых футболистов. Кто представлен в вашей коллекции?

- Криштиану Роналду, Руни, Рауль, Морьентес, Зидан, Фигу, Кака, Дэвид Бе-кхэм, Хидетоси Наката. Надеюсь, коллекция будет пополняться. Хотел бы, например, взять автограф у выступающего за ЦСКА Кейсуке Хонда. И у Андрея Аршавина тоже. Он маленький, но добился очень больших успехов. Вы, кстати, знаете, что однажды я был наказан за футбол?

- Да. Вас дисквалифицировали на два турнира за то, что сыграли в футбол в Монголии, когда ассоциация сумо проводила официальные мероприятия в Японии. Как раз хотел спросить вас об этом инциденте.

- Это был не инцидент, а благотворительный матч. Какой взрослый откажет детям, которые просят поиграть с ними в мяч?!

- Но вас отпустили в Монголию для лечения травмы. Вы не считаете, что сделали что-то не так?

- Я не совершил никакого преступления и даже не сделал ничего плохого. Но я вытерпел наказание. И стал сильнее.

- Что вы думаете о сегодняшнем руководстве Всеяпонской ассоциации сумо? Там недавно сменился президент...

- Желаю, чтобы все стало лучше. К этому мне нечего добавить.

- Если бы вы могли что-то изменить в ассоциации, что бы сделали?

- Я бы добился, чтобы руководители прислушивались к мнению рикиси. Потому что нет сумо без рикиси.

- Два года назад первые российские сэкитори Сослан (Рохо) и Батраз (Хакурозан) Борадзовы были обвинены в курении марихуаны и уволены из ассоциации сумо на основании сомнительных тестов. Вы тоже присутствовали при взятии проб. Не показалось, что все подстроено?

- Я не хочу огульно обвинять ассоциацию сумо. Конечно, курение марихуаны для сумотори - недопустимый проступок. Если бы тестирование проводилось по правилам Всемирного антидопингового агентства (WADA), не было бы никаких проблем. Но эти правила не соблюдались. Например, стаканчики для мочи борцы получали прямо из рук некоторых тренеров-наставников. Это грубое нарушение требований WADA.

- Вы разделяете мнение, что результаты тестов могли сфальсифицировать те, кто добивался и добился отставки учителя Хакурозана ояката Китаноуми с должности президента ассоциации сумо?

- Я не располагаю подробностями. Могу сказать только то, что знаю Рохо и Хакурозана с самой лучшей стороны. И мне не верится, что братья вместе курили марихуану.

- Известно, что сэкитори подписали письмо в защиту Рохо и Хакурозана. Но новые руководители ассоциации сумо его разорвали.

- Формально существует так называемый рикиси-кай. Это объединение сильнейших сумотори, семидесяти сэкитори, своего рода профсоюз. Но у него совсем нет права голоса. Руководители ассоциации пренебрегают мнением борцов. И это очень большая проблема! Я сам был председателем рикиси-кай и могу сказать, что из всех наших просьб и предложений отвергалось или игнорировалось 90 процентов.

Хочу добавить, что я очень сопереживаю Рохо и Хакурозану. У этих ребят из России, как и у меня, монгола, была своя "японская мечта". Рохо, например, добился уже четвертого иерархического звания комусуби. Если бы Русский феникс продолжал упорно трудиться, он мог бы получить титул сэкивакэ, озэки и даже йокодзуна. Впервые россиянин мог бы выиграть турнир. И хуже всего то, что эту мечту сломали.

- Сейчас много говорят о переменах в Японской ассоциации сумо, о грядущей смене поколений в руководстве. Вы поддержали бы 38-летнего ояката Таканохана, очень популярного в народе великого чемпиона, победителя двадцати двух турниров, если бы он занял президентский пост?

- Тут не должны считаться былые заслуги. Важно, как ояката воспитывает и защищает своих учеников.

- Йокодзуна Таканохана дважды противостоял вам на дохе, когда вы носили звание комусуби и озэки. Вам не обидно, что оба раза вы проиграли, а потом Таканохана завершил карьеру - и у вас не было уже возможности взять реванш?

- Нет. Я уверен, что если бы мы боролись, когда каждый из нас был на пике формы, я бы обязательно победил. А вы знаете, с кем из великих чемпионов прошлого я хотел бы встретиться больше всего?

- С кем?

- С Тиенофудзи. У нас похожие габариты и похожий стиль.

- Тиенофудзи для вас - самый уважаемый йокодзуна прошлого?

- Да. И я никого не поставлю с ним в один ряд.

- А Тайхо, Футабаяма?

- Они боролись совсем в другое время: Футабаяма - в тридцатые - сороковые годы прошлого века, Тайхо - в шестидесятые. Тогда была другая культура питания, было другое потребление энергии. Совершенно напрасно говорят, что раньше богатыри были сильнее.

- Если бы вы провели, например, десять поединков с Тиенофудзи, сколько побед одержал бы каждый из вас?

- Я думаю, счет был бы 5-5. Но я не проиграл бы дважды подряд. Сейчас я рассуждаю так откровенно потому, что уже сам стал чемпионом из прошлого. Если бы я выступал еще на дохе, такие мои слова считались бы невежливыми. Кстати, Тиенофудзи получил титул йокодзуна в 26 лет, я - в 22 года. Может быть, на моей стороне было бы даже небольшое преимущество.

ПРИШЛО ВРЕМЯ АЛАНА

- Йокодзуна, как вам удалось стать таким сильным, одержать так много побед, выиграть столько турниров?

- Я добивался успехов ради своих родителей, своей семьи, своих соотечественников. Я очень хотел прославить свою родину, потому что очень люблю Монголию. Я говорил себе: "Есть йокодзуна родом из Японии. Есть йокодзуна родом из Америки. Почему я не могу достичь того же?! Разве я чем-то хуже их?!" Мои победы были не только моими победами. Я отдавал себе отчет, сколько людей, болеющих за меня, я могу сделать счастливыми. И наоборот. Сколько людей я разочаровал бы, если бы остановился на половине пути! За своей спиной я всегда ощущал поддержку всей великой Монголии.

Россию я тоже считаю величайшей страной. Страстно мечтаю найти на ее просторах очень сильного юного богатыря и отправить его в профессиональное сумо в Японию. Чтобы он прославил свою родину. Но это должен быть человек, имеющий внутренний стержень. И прямой, без задних мыслей. Очень хочу, чтобы "второй Асашорю" был родом из вашей страны. Не из Монголии, а именно из великой России. Не могу без восхищения говорить о Сибири. Там чистый воздух, суровая зима и жаркое лето. В таких условиях и воспитываются настоящие богатыри!

- Как скоро вы сможете найти такого самородка?

- Не знаю. Как повезет. Чем раньше, тем лучше. Меня интересуют не просто крепыши. В сумо есть принцип "син-ги-тай" (дух - техника - сила тела). Вот руководствуясь этим принципом, я и буду вести свои поиски. И еще мой протеже должен быть патриотом своей родины.

- Йокодзуна, когда вы поняли или решили, что добьетесь высшего звания профессионального сумо?

- Я не являюсь человеком, лелеющим далекие мечты. Предпочитаю двигаться вперед шаг за шагом. Когда я поднялся в табели о рангах настолько высоко, что меня начали сводить с йокодзунами и озэки, я поставил перед собой цель - во что бы то ни стало победить всех этих знаменитых рикиси. Потом стал великим чемпионом. И мне уже необходимо было все время подтверждать свой авторитет.

- Но вы всегда стремились к вершине. Наверное, вам было трудно, остановившись, просто защищать свои позиции.

- Но что поделаешь?! Выше титула йокодзуна ничего нет. Действительно, понадобилось время, чтобы найти новую мотивацию. Того, кто добился в сумо высшего звания, в Японии причисляют к небожителям. А сравнение с богом - это очень высокая ответственность.

- Как же вы нашли мотивацию?

- Я говорил себе: "Дорж, для чего каждое утро ты не жалеешь себя на кэйко (специальная многотрудная тренировка в сумо. - Прим. Д.И.), травмируешься, проливаешь пот и кровь? Ради того, чтобы явить себя во всей красе и силе на соревновательном дохе в течение нескольких секунд поединка". Я несовершенный человек. Природа одарила меня не самыми выдающимися данными. Мой вес - 148 килограммов, рост - 184 сантиметра. Это как раз средние показатели для борцов высшего дивизиона макуути. Я никогда не считал себя обладателем большой физической силы. Просыпаясь каждое утро, я осматривал свое тело перед зеркалом и думал: "Так дело не пойдет. Мне необходимо добавить мышечной массы здесь, здесь и здесь". Я никогда не смотрел на себя как на великого чемпиона. До тех пор, пока не ушел из сумо. Если бы я довольствовался достигнутым, я не стал бы Великим монголом. Мне надо было все время подстегивать себя. Так как стоит мне совсем немного расслабиться, сила сразу убывает. Поэтому я выходил на поединки с таким страшным лицом. В этом не было ни капли актерства. На дохе я "горел". Вы представьте себе радиатор. Работая на полную мощность, он нагревает воздух. Но если его отключить, что получится?!

- Вам довелось встречаться с разными соперниками. Кто заслужил ваше уважение больше всех?

- (Долго молчит.) Я как-то не думал об этом. Пожалуй, труднее мне было бороться не с великанами, а с теми, кто меньше меня. Например, с Аминисики.

- То есть больше других вы уважаете Аминисики?

- Нет, не могу так сказать. Хотя Аминисики - очень хороший рикиси. Кого я очень уважаю? За границами мира сумо много таких людей. В сумо я бы выделил только Тиенофудзи.

- А среди нынешних сэкитори?

- Таких нет.

- А йокодзуна Хакухо, выигравший три турнира подряд с феноменальным результатом дзэнсе - все победы?

- К нему я отношусь скорее как к своему ученику. Он сын великого чемпиона национальной монгольской борьбы. Можно сказать, что Хакухо повезло. У Белого феникса нет сейчас конкурентов. Я, как монгол, конечно, желаю ему успехов и хочу, чтобы он осуществил свои мечты. Между нами никогда не было конфликтов и трений. Я, можно сказать, воспитал и Хакухо, и Харумафудзи. Когда мои земляки выступали еще только в четвертом дивизионе сандаммэ, я сказал им, что они поднимутся очень высоко, если будут стараться для Монголии, для своих семей, для ассоциации сумо. Хакухо уже многого добился, но до моего уровня ему еще далеко.

- За кого вы сейчас болеете?

- За озэки Балта. Эстонец - очень хороший человек. И он сильнее первого европейского озэки, болгарина Котоосю. Ему бы хотя бы треть бойцовского характера Асашорю - и, я уверен, он сможет стать великим йокодзуна. Балт очень добрый. Ему, пожалуй, не хватает психологической устойчивости. Порой он принимает поражения с равнодушием. Я советую Балту не останавливаться на достигнутом, а стремиться подняться на самый верх. У него есть прекрасный шанс получить титул йокодзуна. Все в его руках.

- Вы хотели бы, чтобы Хакухо побил ваши рекорды?

- Почему бы и нет? Если у него будут такое стремление и такая мечта. Я тоже бил рекорды своих предшественников.

- Как вы считаете, сможет ли Хакухо побить рекорд из рекордов и превзойти достижение йокодзуна Тайхо, выигравшего 32 турнира-басе?

- Это вполне возможно.

- Каково ваше мнение о российских богатырях?

- У Рохо было "мягкое", силовое сумо. У Хакурозана хорошо получались толчки-цуппари, но ему не хватало веса. Алан Габараев пока слишком "твердый". Если он будет бороться более "мягко", то сможет грамотнее использовать свою силу. Я знаю, что Алан добился третьего иерархического звания сэкивакэ, и желаю ему дальнейших успехов.

- Есть ли у Алана потенциал, чтобы претендовать на титул озэки?

- Есть. Сейчас как раз пришло его время. Но ему надо не к мнению Асашорю прислушиваться, а думать и работать самому. Если результат будет, я его похвалю. А пока хвалить не за что.

- Говорят, вы любите русские песни…

- С детства слушал Аллу Пугачеву. И очень люблю Виктора Цоя (напевает).

- Вы говорите немного по-русски?

- В детстве в Улан-Баторе у меня был друг Сережа. Я могу сказать приветствие (говорит дальше по-русски без акцента): "Здравствуйте! До свидания! Меня зовут Асашорю… Очень немножко по-русски".

Денис ИСАЕВ

Материалы других СМИ